Титан. Фея. Демон

Глава 44
Гром и молния

В середине четвертой обоймы Сирокко стало беспокоить странное чувство. Поначалу даже палец на крючок не ложился. Покачав головой, она все-таки прицелилась и выстрелила. Потом сглотнула сухой комок. Вполне возможно было, что «красивые жесты» все еще продолжаются; точно она знать не могла. Даже если она попадает в эту штуку, ее пули могут оказаться слишком мелкими и безвредными. Тем не менее, Сирокко выстрелила и готова была стрелять еще.
Что-то подсказывало ей: беги. В другое время необычное ощущение могло бы ее развлечь, но теперь, в ее нынешнем положении, ничего веселого тут не было. Сирокко выстрелила еще дважды, и патронник вновь оказался пуст. Вытащив пустую обойму, она отшвырнула ее. Та шумно застучала по полу.
И опять то же самое чувство — еще сильнее. Невесть отчего хлынули слезы. Чертыхаясь, Сирокко стала ждать смерти, но та что-то не торопилась.
Тут она вдруг поняла, что сейчас чувствует, — и ледяные мурашки побежали по всему телу. Неизвестно почему Сирокко обрела внезапную уверенность, что это Габи велит ей уходить.
Не иначе, тут какой-то фокус Геи. Сделав несколько неуверенных шагов, Сирокко ощутила облегчение.
Стоило только остановиться, как это чувство вернулось.
Но почему она решила умереть? Сначала ничего такого в планах не было. После совета лизоблюдам она собиралась смываться вслед за ними. Не тут ли сработал фокус? Не могла ли Гея вложить в нее голос Габи, чтобы сбивать ее с толку, пока не прибудет орудие мести?
Внезапно Сирокко доверилась этому чувству и двинулась в сторону соборов.
Сам воздух, казалось, раскололся, когда молния внезапно ударила в то место, где она только что стояла. Сирокко бросилась бежать, а гнев Геи изливался на нее отовсюду. Алая линия наверху сияла куда ярче обычного.
«Прыгай!»
Сирокко повиновалась, резко взяла влево — и еще одна молния чуть-чуть ее не накрыла.
В ничтожно малой гравитации ступицы можно было развить страшную скорость — только вот росла она медленно. Ноги не имели достаточного сцепления с полом, чтобы сразу развить хорошее ускорение. Сирокко начала с мелких, семенящих шагов, постепенно удлиняя их до метра. И скорость, раз набранная, уже не падала. Сирокко неслась вперед, редко касаясь земли, — а кругом буйствовали молнии.
Главную трудность теперь представляла смена направления. Когда Сирокко решила вильнуть вправо, сложно оказалось воплотить желаемое в действительность. Она все-таки справилась, но на сей раз не могла сказать, помогло это или нет. Туда, куда она направлялась прежде, молния не ударила.
Некоторые соборы, сотрясаемые постоянными ударами молний, а теперь подвергнувшиеся атаке снизу, рассыпались. Каменные горгульи падали вокруг Сирокко, пока она обгоняла отставшую часть толпы. Шпили медленно покачивались, дробились на куски — и чудовищные каменные блоки неотвратимо плыли вниз. Хотя весили они здесь всего несколько килограммов, их массы вполне хватило бы сокрушить все на своем пути.
Уже не в силах свернуть, Сирокко вдруг поняла, что несется прямо на копию Нотр-Дам. Тогда она поджала ноги, опустилась на несколько сантиметров, потом резко оттолкнулась и взмыла вверх. Облетев островерхую крышу, медленно опустилась и, оттолкнувшись, снова поднялась. Внизу, будто растревоженный муравейник, беспорядочно кружили остатки Безумного Чаепития. А впереди уже виднелся покатый склон и жерло спицы Реи. Сирокко решила больше не касаться земли — инерция и так должна была пронести ее над пропастью. Несколько людишек из свиты богини добрались до края и теперь глазели на прыжок, который никому из них и не снился.
Сунув руку в потайной карман, Сирокко достала оттуда баллончик сжатого газа. Потом развернулась лицом к алой линии, одним концом прижала цилиндр к животу, а на другом открыла клапан. Газ шипел, постоянное давление угрожало развернуть ее, но Сирокко держала равновесие. Вскоре она поняла, что набирает скорость.
Когда баллончик опустел, Сирокко что было силы его отшвырнула, затем бросила вслед две оставшиеся обоймы. Так она опустошила все содержимое карманов. Собралась было швырнуть и пистолет, но заколебалась. Робин хотела получить его назад — если, конечно, будет возможность. Тогда Сирокко выскользнула из своего красного одеяла, скомкала его в плотный комок и швырнула. В этой спешке важна была каждая унция реактивной массы.
Проклятье! Конечно же, следовало израсходовать оставшиеся пули вместо того, чтобы просто их выбрасывать. Тогда и серапе не пришлось бы выбрасывать. Но всего сразу не предусмотришь. Кроме того, когда она посмотрела вперед, то увидела, что это уже неважно. Всю внутреннюю поверхность гигантского цилиндра спицы Реи испещряли мириады электрических змеек. Сирокко надеялась быстро вылететь из-под обстрела, но теперь ей предстояло пробиваться сквозь весь этот строй.
Внизу она увидела медленно кружащиеся фигурки своего эскорта. Ангелы ожидали Сирокко там, где она и велела. Прямо у нее на глазах одному из них досталось — впечатление было, словно подорвали пуховую подушку. Тошнота подступила к горлу, и Сирокко отвернулась. Оставшиеся пять не рассыпались, как она боялась. На первый взгляд могло показаться, что они удирают, так как Сирокко видны были только их ноги и отчаянно машущие крылья. Но она тут же сообразила, что ангелы своим несравнимо лучшим баллистическим чутьем раньше просчитали задачу. Несколькими секундами позже, проносясь мимо них, Сирокко испытала облегчение от того, что не расстреляла оставшиеся пули. Скорость и без того оказалась велика — был риск оставить ангелов далеко позади.
Развернувшись, Сирокко стала падать спиной к земле. Не имело смысла высматривать вспышки молний, ибо тут уже нельзя было ничего поделать. Она раскинула руки, чтобы чуть сбросить скорость, а ангелы сопровождали ее падающее тело по мерцающему туннелю.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий