Титан. Фея. Демон

Глава 17
Знакомство

Дождь, которого ожидала Габи, наконец пошел, когда они уже пять часов двигались по реке. Габи разрезала клеенку и передала кусок Псалтериону. В остальных лодках все, за исключением Сирокко, занимались тем же самым. Фея же по-прежнему спала на носу каноэ Менестреля. Габи собралась было сказать Псалтериону, чтобы тот подвел их лодку поближе и она смогла бы накрыть Сирокко от дождя, но затем переменила решение. Когда Рокки оказывалась в таком состоянии, первым побуждением Габи всегда было ее ублажить. Но теперь ей пришлось припомнить, что она сказала Крису. Сирокко должна будет сама позаботиться о себе.
В конце концов Фея подняла голову и воззрилась на дождь, будто ничего более странного и необъяснимого, чем падающая с неба вода, в жизни своей не видела. Начав было садиться, она быстро перегнулась через борт, и ее вывернуло в бурую воду.
Когда ее перестало тошнить, Фея переползла на середину каноэ, откинула красный брезент и принялась рыться в припасах. Поиски приобретали все более лихорадочный характер. Стоявший на корме Менестрель молчал как рыба и лишь методично взмахивал веслом. Наконец Фея кое-как села на корточки и принялась отчаянно растирать ладонями лоб.
И вдруг подняла взгляд.
— Гаааа БИИИИ! — завопила она. Затем, заприметив подругу метрах в двадцати от себя, шагнула через борт и ступила прямо в воду. Какое-то мгновение казалось, что Фея сейчас и впрямь пойдет по воде. Все, впрочем, объяснялось лишь низкой гравитацией, ибо уже на втором шаге она погрузилась по колено, а раньше, чем Сирокко смогла сделать третий, река сомкнулась над ее слегка озадаченным лицом.
— Может, она и Фея, — хихикнул Крис, — но точно не Иисус Христос.
— Какой еще Иисус Христос?
Считанные мгновения Робин прислушивалась к объяснениям, а затем поняла, что ей это неинтересно. Иисус Христос оказался мифологическим героем у христиан — очевидно, тем самым, что основал эту секту. Оказалось, он уже два тысячелетия как умер, и это Робин больше всего в нем понравилось. Она держалась настороже, а потом все-таки отважилась спросить Криса, верит ли он хоть чуть-чуть в этого бродягу. Когда же тот сказал, что нет, Робин решила, что тема закрыта.
Они вдвоем сидели на бревне довольно далеко от остальных путников, которые сгрудились вокруг Сирокко, дрожащей в одеяле рядом с ревущим костром. С металлического треножника, медленно чернеющего в пламени, свисал большой котелок кофе.
На душе у Робин было кисло. Она просто не понимала, что, во имя Великой Матери, она делает в этом дурацком походе, ведомая Феей, которой она даже свои шнурки завязать бы не доверила. А тут еще и Габи. Ладно, не стоит и думать о ней. Что до четырех титанид… то они, пожалуй, ей нравились. Фанфара оказалась замечательной рассказчицей всяких небылиц. Робин всю первую часть путешествия внимательно ее слушала, время от времени вставляя какой-нибудь собственный анекдот и проверяя Фанфару на доверчивость. Титанида отлично прижилась бы в Ковене — провести ее оказалось нелегко.
И оставался еще этот Крис.
Пока что Робин откладывала попытки узнать его поближе, чувствуя неловкость. И немудрено — ведь это было бы ее первое настоящее знакомство с мужчиной. И в то же время она понимала, что многое из того, чему ее учили, откровенная неправда. Робин даже могла себе представить, как сказки преображались по мере передачи их от поколения к поколению. Правда, девушка до сих пор не могла вообразить, как станет обходиться с Крисом непринужденно, но раз уж им вместе предстояло проделать это путешествие, надо было постараться немного лучше его понимать.
Это представлялось крайне затруднительным, и Робин бранила себя на чем свет стоит. Ведь Крис казался достаточно открытым для общения. Это она никак не могла себя заставить заговорить с ним. Куда проще было общаться с титанидами. Робин они казались куда менее чужими и странными..
Так что вместо разговора она просто сидела и смотрела, как с откинутого края палатки, натянутой между двух деревьев, капает вода. Ветер стих. Дождь шел вертикально, плотной стеной. Впрочем, их примитивного убежища вполне хватало, чтобы оставаться почти сухими. Костер разожгли, чтобы приготовить кофе для Феи. Робин было тепло и без костра — словно Гея специально для нее установила такую температуру.
— В пасмурный день в Гиперионе темнее, чем в Калифорнии, — заметил Крис.
— Правда? А я и не заметила.
Он улыбнулся, но не снисходительно. Похоже, ему тоже хотелось поговорить.
— Здешний свет обманчив, — сказал он. — Кажется ярким, но все оттого, что глаза привыкают. Сатурн получает всего сотую долю света, который достается Земле. Когда его что-то загораживает, разницу сразу замечаешь.
— Честно говоря, я бы этого и не поняла. У нас в Ковене все по-другому. Мы неделями держим окна раскрытыми, чтобы посевы лучше росли.
— Не шутишь? Хотелось бы побольше об этом узнать.
Так Робин рассказала Крису про жизнь в Ковене и нашла для себя при этом еще один пример достоинства, равно присущего и мужчинам и женщинам, а именно: очень легко говорить с человеком, если он умеет хорошо слушать. Сама Робин слушать совершенно не умела и очень этого стыдилась. Тем более, девушка уважала всякого, кто, подобно Крису, мог вызвать у нее ощущение, будто все его внимание сосредоточено именно на ней, будто он буквально впитывает в себя все ею сказанное. Поначалу это уважение, куда примешивалась порядочная доля зависти, сильно раздражало Робин. Это же самец, черт бы его побрал! Робин уже не ждала, что Крис будет накидываться на нее дважды на дню, и все-таки ее совсем сбивало с толку то, что, не будь у Криса щетины на подбородке и таких широких плеч, он мог бы быть как сестра.
Робин хватило ума понять, что многие мысли Криса насчет Ковена весьма странны, хотя он всячески старался это скрывать. Поначалу ее это злило — какого черта представитель алчного общества смеет думать, что ее мир, мягко говоря, странен? Нет у него такого права! Но затем, изо всех сил стараясь судить непредвзято, Робин вынуждена была признать, что все их обычаи должны казаться необычными тому, кто к ним не привык.
— А еще эти… татуировки? Они у всех в Ковене есть?
— Ага. У кого-то еще больше, чем у меня; у кого-то меньше. У всех есть Пентазм. — Она откинула волосы, чтобы показать ему узор вокруг уха. — Вообще-то обычно центром должна быть материнская метка, но моя матка ущербна, и… — Крис хмурился, явно ее не понимая. — Ну — как там Габи ее называла — пупок. — Она рассмеялась, когда вспомнила. — Какое дурацкое название! Мы зовем материнскую метку первым окном души, потому что она отмечает священную связь — связь матери с дочерью. Окна головы — это окна разума. Меня даже как-то обвинили в том, что я поставила мой Пентазм на стражу разума, а не души, но я успешно защитилась перед трибуналом благодаря моей ущербности. Окна души ведут к матке, вот здесь и здесь. — Она приложила руки к животу и к паху — и тут же, припомнив разницу между собой и мужчиной, резко их одернула.
— Боюсь, я не понимаю, в чем твоя ущербность.
— Я не могу иметь детей. Они получили бы мой недуг — по крайней мере, так говорят доктора.
— Извини.
Робин нахмурилась.
— Не понимаю привычки извиняться за то, чего ты не делал. Ты ведь не работал в банке спермы «Семенико», что в Атланте, Гей-эй. Ведь нет?
— Да не Гей-эй, а просто штат Джорджия, — улыбнулся Крис. — Это какая-то искаженная аббревиатура. Нет, я там не работал.
— Однажды я встречусь с мужчиной, который там работал. Его смерть будет весьма необычной.
— Да я на самом деле не извинялся, — сказал Крис. — Я в другом смысле. Мы часто говорим «извини», просто чтобы выразить сочувствие.
— А мы в сочувствии не нуждаемся.
— Тогда я беру назад свое предложение. — Улыбка его была заразительна. Вскоре Робин тоже пришлось улыбнуться. — Видит Бог, я и сам немало от этого страдал. Обычно сочувствие просто пропускаешь мимо ушей — если на душе не слишком погано.
Робин удивилась тому, как он с такой беспечностью об этом говорит. Алчные люди сильно различались. Некоторые вряд ли помнили, что такое честь. Другие могли сильно обижаться. По прибытии Робин перенесла унижения, которых она никогда не потерпела бы от своих близких. Просто девушка убедила себя, что эта публика не умеет по-другому. Поначалу она думала, что ни у кого из них нет ни чести, ни самоуважения, однако у Криса, как ей показалось, было и то, и другое — хотя, быть может, меньше, чем следовало. Но если он желает принимать сочувствие без протеста, ему не следует понимать это как вечное насилие над чувством собственного достоинства.
— Меня обвиняли в том, что я бываю гадкой, — призналась Робин. — В смысле, мои сестры обвиняли. Бывает, ты можешь принять сочувствие, не теряя чести, — но только когда это не подразумевает покровительства.
— Тогда вот тебе мое сочувствие, — сказал Крис. — Без всякого покровительства. Просто как сочувствие одного страдальца другому.
— Принято.
— А что означает слово «алчный»?
— Оно происходит от нашего названия для вашей… нет, об этом лучше не надо.
— Ладно. Так почему тебе охота прикончить того человека из Джорджии?
Незаметно для самой себя Робин пустилась в объяснения. Начала она с того, что с ней проделали, а закончила критикой алчной структуры власти. Потом на девушку вдруг снизошло откровение, что она разговаривает с предполагаемым членом этой самой структуры. Странным образом Робин оказалась в замешательстве. Она тут наговорила черт-те-чего, смешала Криса с грязью, а ведь он лично ничего плохого ей не сделал. Как тут быть? Робин уже ни в чем не была уверена.
— Ну, теперь я, по крайней мере, вроде бы понимаю значение слова «алчный», — сказал Крис.
— Я вовсе не собиралась ни в чем тебя обвинять, — отозвалась Робин. — Уверена, ты по-другому все это воспринимаешь. Так тебя воспитали, ну и…
— Не будь так уверена, — возразил Крис. — Я, знаешь ли, не принадлежу ни к какому вселенскому заговору. А если даже таковой существует, меня на собрания никто не приглашал. И еще я думаю, что ты… что твой Ковен в своих выводах исходит из устаревшей картины мира. Если я правильно тебя понял, отчасти ты и сама с этим согласна.
Робин, сама того не желая, пожала плечами. Да, наверное, он был прав.
— Когда твоя группа отрезала себя от остального человечества, все и впрямь могло быть так скверно. Меня тогда, правду сказать, еще не было на свете. Если б был, то наверняка принадлежал бы к классу угнетателей и не сомневался, что все идет как надо. Мне говорили, что с тех пор очень многое изменилось к лучшему. Не скажу, что все стало идеально. Реальный мир никогда не бывает идеален. Но большинство женщин, с которыми я знаком, вполне счастливы. Им вовсе не казалось, что жизнь — это сплошная битва.
— Тут тебе лучше остановиться, — предупредила Робин. — Большинство женщин всегда, во все времена довольствовались тем, что у них было, — или, по крайней мере, так они заявляли. Все это восходит ко временам еще более ранним, чем те, когда алчное общество позволило женщинам голосовать. Только из того, что мы в Ковене верим в некоторые вещи, которые, как я теперь убедилась, преувеличены или неверны, не следует делать вывода, что мы там все — круглые идиотки. Мы прекрасно знаем — большинство всегда желает, чтобы все оставалось как есть, пока ему не объяснят, что все может быть намного лучше. Раб не может быть счастлив своей участью — и, тем не менее, он, как правило, ничего не делает, чтобы ее изменить. Люди просто не верят, что можно что-то изменить.
Крис одновременно пожал плечами и развел руками.
— Да, тут ты меня к стенке приперла. И главное — я не могу заметить угнетения просто потому, что от меня же оно и исходит! Так, что ли? Интересно, каким же страшилищем я тебе кажусь — вроде пришельца с другой планеты?
— Если честно, все гораздо лучше, чем я предполагала. По крайней мере — с виду. Мне уже пришлось отбросить целую кучу предубеждений.
— Это делает тебе честь! — заметил Крис. — Большинство людей скорее пошли бы на виселицу, чем расстались с убеждениями. Когда Габи сказала мне, откуда ты явилась, я меньше всего ожидал от тебя непредвзятости. Но что… что на этот счет думают алчные женщины?
Робин испытывала странные, смешанные чувства. Больше всего ее раздражала собственная радость по поводу того, что Крис нашел ее непредвзятой. Такое в Ковене считалось бы оскорблением. Предполагалось, что закрытая, изолированная группа, какую ему, должно быть, описала Габи, будет фанатично держаться своих принципов. На самом деле Ковен был совсем не таков — но как объяснишь это Крису? Робин в свое время научили воспринимать вселенную как данность — и не вводить фактора Финагля, который заставил бы эту самую вселенную соответствовать какому-либо уравнению или доктрине.
Легко было забыть про то, что мужчины отращивают пенисы в метр длиной и что они все время только и делают, что насилуют женщин, а также покупают их или продают. (Последнее, между прочим, было пока еще не опровергнуто. Если же такое происходило, то это, несомненно, было частью общественного устройства, за которым Робин еще не смогла в достаточной мере понаблюдать). Девушка напрямую столкнулась с не дающим покоя понятием: мужчина-как-личность. С понятием о человеке, вовсе не целиком зависящем от своего тестостерона, представляющем собой не просто агрессивный пенис, а личность, с которой можно свободно разговаривать, которая способна понять твою точку зрения. Доведение этой мысли до логического конца приводило Робин к почти абсурдной возможности: мужчина-как-сестра.
Она вдруг поняла, что уже слишком долго молчит.
— Алчные женщины? Ну, я еще мало их знаю. Я тут познакомилась с одной женщиной, которая продает свое тело, хотя она говорит, что так на это смотреть нельзя. Я ничего не понимаю в деньгах, поэтому мне трудно судить, права она или нет. Габи и Сирокко в этом отношении, как мне кажется, вообще не пример. Сам знаешь, у них связи с человеческим обществом еще слабее, чем у меня. Поэтому должна честно признаться, что еще недостаточно знаю твою цивилизацию, чтобы понять, какую роль в ней играют женщины.
Крис опять кивнул.
— Что у тебя в сумке?
— Мой демон.
— Можно посмотреть?
— Это небезоп… — Но Крис уже открыл сумку. Ну что ж, подумала Робин, сам напросился. Укус Нацы болезнен, но не смертелен.
— Змея! — воскликнул Крис. В полном восторге он немедленно запустил руку внутрь. — Пит… нет-нет, анаконда, и прелестнейший экземпляр. В жизни такой красоты не видел. Как его… как ее зовут?
— Наца. — Робин пожалела, что тогда смолчала, и теперь ей страшно хотелось, чтобы Наца поскорее укусила этого мужчину. Тогда и дело с концом. Потом Робин извинится, потому что такая шутка и впрямь попахивает чем-то нехорошим. Откуда Крису знать, что Наца никому, кроме Робин, трогать себя не позволяет?
Но он делал все очень точно, как надо, с должным уважением, и, черт побери, очень скоро Наца пристроилась у него на руке.
— А ты, оказывается, кое-что знаешь про змей.
— Да, немножко. Я год работал в зоопарке. Когда еще мог работать. Мы со змеями всегда ладили.
Когда прошло пять минут, а Крис все еще не был укушен, Робин пришлось признать, что он сказал сущую правду. И девушка еще больше занервничала, глядя, как он сидит тут с ее демоном, который уже успел с комфортом расположиться у него на плечах. Что же ей теперь делать? Ведь главная функция демона — предупреждать ее о врагах. Отчасти Робин понимала, что все это имеет не больше значения, чем непогрешимость, даруемая Третьим Глазом. Традиция — и не более. Теперь ведь, в конце концов, не каменный век.
Но отчасти — и эта часть ее разума лежала значительно глубже — Робин смотрела, как Крис играет со змеей, и просто не знала, что теперь делать.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий