Город под кожей

33. Обычный человек

Улицы словно вымерли. Мэрилин Дрисколл уходила все дальше от квартиры Зака, через квартал искусств и ремесел, сквозь хитросплетения и наслоения города. Хотя она чувствовала себя незащищенной, на душе стало легче. Зак рано или поздно все равно узнал бы, так почему сразу не рассказать?
На полпути к отелю сзади послышался шум автомобильного мотора. Мэрилин ни капельки не удивилась, когда, чуть повернув голову, заметила помятый «Кадиллак» цвета «синий металлик». Как же, как же. Лимузин медленно проехал мимо и остановился впереди. Мэрилин продолжала идти, пока не поравнялась с машиной, и только тогда остановилась и заглянула в окно. За рулем с несчастным, виноватым видом сидел Билли Мур. Прежде чем он успел что-либо сказать, девушка открыла дверцу и села рядом – как сделал бы благодарный попутчик.
– Я тебя ждала, Билли. Где ты пропадал так долго?
Водила не нашелся, что ответить, и по дороге к дому Вроблески они больше не обменялись ни словом. Билли даже радио не стал включать. Когда машина въехала за железные ворота, Билли Мур повернулся к Мэрилин и сказал:
– Извини. Я совсем запутался.
Вроблески ожидал их прибытия во дворе. Мэрилин бесконечное количество раз проигрывала сцену их встречи в уме, перебирая все вероятные оговорки и альтернативные концовки. Вроблески в этих сценариях неизменно выступал чудовищем и злодеем. Теперь, увидев его воочию, она даже пожалела, что он оказался не очень похож на дьявола. Да, быковат и, несомненно, в состоянии причинить какое угодно зло, но все-таки обычный человек. Мэрилин охватило жестокое разочарование.
Вроблески взглянул на пленницу без особого интереса, потом повернулся и пошел прочь, на ходу подав Акиму условный знак. Нет, этого она не допустит.
– Вроблески! – крикнула Мэрилин. – Не уходите. Вы обязаны объясниться.
Он бросил на девушку отсутствующий взгляд.
– Ты так считаешь?
– Да, считаю.
– Мне реально пофиг, что ты там считаешь.
– Нет. Этого мало.
Вроблески посмотрел на нее, как на результат неудачного лабораторного опыта – неожиданный, но в то же время не представляющий особого интереса.
– Довольствуйся тем, что есть. Захотелось разыграть драму? Устроить сцену? Я в этой пьесе не играю.
Мэрилин бросилась к нему. Хозяин дома даже не пошевелился. Разве что пальцами щелкнул? В любом случае, прежде чем Мэрилин успела к нему подскочить, между ними встал готовый навести порядок Аким. Мэрилин ощутила удар по голове и сразу же – укол шприца. Руки Акима пробежали по ее телу, проникая в места, куда их не звали. Ей то ли показалось, то ли он действительно сказал:
– Не волнуйся, скоро все закончится.
И начался знакомый кошмар. Некоторое время девушка еще могла извиваться и кричать, потом туловище опутали веревки, рот заклеили толстой изолентой, и она перестала что-либо видеть. Ее уволокли по двору в глубь огороженной территории, потом вниз по ступеням в подвал, размеры которого она не могла определить навскидку. Там было жарко и воняло физической усталостью. Мэрилин почудилось, что она слышит голоса, – возможно, работал телевизор. Остаток короткой ночи она провела на спине, связанная, незрячая, неподвижная, вялая, бесчувственная. Полностью готовая к тому, что последует.
Назад: 32. Структуры
Дальше: 34. Шкура
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий