Город под кожей

30. Мэрилин дала палец – Роза Скарлатти отхватила всю ногу

– Спасибо, что согласился прийти, – сказала Мэрилин.
– Спасибо, что позвонила, – ответил Зак, досадуя, что не нашел ответ поэффектнее. – Я бы и сам позвонил, да только не хотел показаться… Ладно, проехали.
– Ты правильно сделал. После такой встречи мне захотелось побыть одной.
– А теперь я опять понадобился?
– Мне нужна моральная поддержка.
– Сдается мне, ты и без нее прекрасно обойдешься. Я реально не понимаю, чего ты добиваешься.
– Нет, Зак, все ты понимаешь. Я хочу заставить Розу Скарлатти рассказать, что она знает о вытатуированных розах ветров и отчего так разволновалась.
Мэрилин, разумеется, была совершенно права – он все понимал.
Разговор шел перед подъездом жилого дома «Вилла-Нова». Они успели нажать кнопку домофона, но Роза Скарлатти не торопилась отвечать – явились они действительно рановато.
– Ты всерьез думаешь, что согласие сделать татуировку тебе поможет?
– Такое условие она поставила во время последней встречи. Если уж старой кольщице нельзя верить, то кому тогда можно?
Электрический замок загудел, и дверь наконец открылась. Когда парочка поднялась на этаж Розы, дверь в квартиру была уже распахнута – вход в нее одновременно пугал и притягивал. Роза даже не поздоровалась и с ходу приступила к делу – старомодная, прозаичная машина для татуировки, напоминающая механическую руку сборочного автомата, уже стояла рядом с узкой жесткой кушеткой, передвинутой в центр гостиной. Резиновые перчатки заранее натянуты на руки; тушь, иглы разложены на мраморном столике. Из уголка рта старой кольщицы торчала свежеприкуренная сигарета с гвоздикой.
– Это Зак, – представила своего спутника Мэрилин. – Пришел оказать моральную поддержку.
– Превосходно! – Роза посмотрела на Зака, как смотрят на пятно неизвестного происхождения на полу туалетной комнаты, затем перевела взгляд на Мэрилин: – Не передумала?
– Нет.
– И тебе не нужно ничего, кроме розы ветров?
– Точно.
– Что-нибудь более навороченное, туземное? Мандалу? Пылающий лотос? Сцену из жизни Элвиса Пресли?
– Нет. Как договаривались. Розу ветров, и все.
Мэрилин напряглась и нервничала – Зак не ожидал ее такой увидеть. Пока его подруга беспокойно ерзала, устраиваясь на кушетке, он осмотрелся в квартире и против воли проникся восхищением при виде собранных в ней сувениров и экспонатов. Если бизнес с картами не заладится, может быть, на жизнь получится заработать продажей антиквариата, связанного с татуировками?.. Получиться-то оно получится, да только не у него. Клиентура не воспримет продавца всерьез, если сам он не будет с головы до ног разрисован тушью.
– А твой приятель? – спросила Роза, – Не хочет себе заказать тату?
Зак решил не ждать, пока за него ответит подруга.
– Нет, спасибо. У меня дедушка служил во флоте, у него на тыльной стороне ладони был выколот корабль. Говорил, что ни о чем не жалел в жизни больше, чем об этом поступке.
– Совсем затюканный, видать, был, – заметила Роза и, обращаясь к Мэрилин, продолжила: – Ты точно уверена, что поверхность ступни – подходящее место?
– Точно.
– Север где делать? Чтобы указывал на ногу или на пальцы?
– На пальцы. Буду тыкать ими в сторону Северного полюса.
Мэрилин успела снять ботинок, стащить носок и выставить продолговатую, бледную, худую правую ступню. Зак усомнился, что тату хоть как-то улучшит вид ее конечности, но о личных предпочтениях его никто не спрашивал.
– По крайней мере, татуировка на ступне – храбрый поступок. Больно будет адски, знаешь ли. Верх ступни – кожа да кости, никаких мышц и мягких тканей.
– Знаю. Вы предупреждали.
– И смотри у меня – не дергаться, не подскакивать, никаких бесконтрольных движений.
– Дергаться не буду. Но если движения бесконтрольные, как я могу им помешать?
– Ничего страшного с тобой не случится, – сказала Роза и наконец позволила себе улыбнуться.
Пробудилась к жизни, зажужжала татуировочная машинка. Роза крепко взяла ступню Мэрилин в горсть. Вопреки жалобам на артрит и нетвердую руку, сосредоточившись на задаче, она действовала с точностью и уверенностью хирурга или, на худой конец, педикюрши. Хватка ее была плотной, но не грубой – так держат мелкого, встревоженного зверька, чтобы его успокоить. Роза не пользовалась ни эскизами, ни трафаретами и сразу начала работать набело – без каких-либо предварительных рисунков.
При виде первой выколотой иглами линии и капелек крови лицо Розы просветлело от целеустремленности и удовольствия. Заку стало немного не по себе, но он постарался подавить тошноту – мужчине не подобает метать харч в тату-салоне да еще на дому у мастера. Мэрилин казалось, что ее ногу жалит необычайно шустрая и настырная медуза или кактус с расположенными в один ряд иголками. Крохотные язычки пламени вспыхивали на ступне и пробегали по ноге до самого туловища. И все же девушка старалась быть послушной, лежать тихо, держать себя в руках. Она даже умудрялась вести беседу.
– Роза, – сказала Мэрилин, – вам приходилось когда-либо выкалывать карту мета, где спрятаны сокровища?
– Чего-чего?
– Ну, место, помеченное крестиком, – клад, песо, дублоны, золото?
– Как у Долговязого Джона Сильвера?
– Вроде того.
– Не припомню. Но если бы кто-то попросил, я бы сделала. Правда, какой смысл поручать делать татуировку карты сокровищ кому-то другому? Выходит, о месте, где зарыт клад, узнает лишний человек. Кто ему помешает пойти и откопать?
– А если карта зашифрована?
Заку стоило больших усилий не брякнуть: «Все карты зашифрованы!»
– Карта? Зашифрованная? Это еще что за фигня такая? Ты по-прежнему занята своим проектом? Как успехи?
– Успехи появятся, если вы расскажете то, что обещали.
– Ух ты, хорошо торгуешься.
Роза Скарлатти надолго замолчала, и Мэрилин успела подумать, что старушенция решила соскочить. Начинать переговоры заново было поздно – на ступне уже оставлен неизгладимый след.
– Ну ладно, – наконец нарушила молчание Роза. – Расскажу, пожалуй. Для меня это много значит, а вот поможет ли тебе – большой вопрос. Много лет назад знала я одного мальца. Очень он странный был…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий