Город под кожей

18. Замах

– Опять ты меня завел на верхотуру, – посетовал Вроблески.
– А что такого? – поинтересовался Рэй Маккинли.
Они находились в малопосещаемом ночном гольф-клубе на крыше здания высотой в двадцать один этаж на окраине китайского квартала. С трех сторон к парапету крыши крепились зеленые сети, они провисали и колыхались, как дырявые паруса. Места игроков с большой высоты освещали прожекторы, вырезая из мглистой темноты островки слепящей бархатной белизны.
– Терпеть не могу долбаный гольф, – сказал Вроблески. – А также тех, кто в него играет. Гольф – сплошная мерзость.
Он взглянул на соседних игроков, молодую пару азиатской внешности. Те стояли слишком далеко, чтобы его услышать. А жаль, подумал Вроблески.
– Ничего, со временем привыкнешь.
– Если у меня появится такая привычка – выжгу ее каленым железом.
Маккинли сделал вид, что шутка его позабавила. Вроблески, однако, вовсе не шутил.
– Бей сам. Я погляжу, – предложил он.
Метки работали автоматически: мячи выскакивали из-под земли прямо под ноги игрока. Перед Маккинли появился новый мяч. Рэй сосредоточился, примерился по мячу, с неуместной игривостью повилял бедрами, чуть отодвинул клюшку назад, замахнулся и ударил. Удар получился непринужденный, ровный, чистый, траектория – чуть менее пологой, чем требовалось. Маккинли остался вполне доволен собой.
– Говорят, ты прикупил кое-какую недвигу? – спросил он.
– Я и не скрываю. Смотрю, как ты покупаешь и продаешь участки, и думаю: если у него получается, неужели я глупее?
Маккинли наживку не проглотил.
– Не лучше ли продать твою домину? Поделить ее на стильные квартирки экстра-класса?
– Нет.
– Дорога как память? – ухмыльнулся Рэй. – Слушай, у тебя все в порядке? В чем дело? Деньги кончились? Бабы не дают? Что бы то ни было, мне можно рассказать.
– Нет, нельзя. Да и не хочу я.
– Ну тогда наслаждайся видом. Мне здесь нравится. А тебе нет?
– Без сетей, прожекторов и чмырей, играющих в гольф, было бы лучше.
– Чего ты зацикливаешься на всякой фигне? Делай, как я, – смотри шире, и перед тобой откроются богатые возможности!
– Да, Рэй, куда ни глянь, везде твое царство.
– Не надо меня подначивать.
– Хорошо, не буду, – продолжал подначивать Вроблески. – Отсюда видно башню отеля «Телстар», не так ли? И ты по-прежнему его совладелец?
– Сам знаешь. Иначе мы не вели бы сегодняшний разговор.
– Я слышал, что планам мэра дали зеленую улицу.
– Планы на то и называют планами, чтобы их менять.
Оба посмотрели на тусклую безмятежность пустующей башни. В сети из темных окон горели один-два огонька – скваттеры. Рэй послал очередной мяч – жестче, прямее, но он улетел еще выше.
– Ты меня пригласил просто поболтать? – спросил Вроблески.
– А что плохого?
– У нас ведь был разговор на эту тему. Опять будешь ныть, чтобы я взял заказ, от которого уже отказался.
– Каждый человек имеет право на перемену взглядов.
– Заказы бывают разные. Тот, что ты предлагаешь, – чистой воды самоубийство.
– Неужто ты испугался? Прежний Вроблески был не робкого десятка.
– А если и испугался? Только кретины ничего не боятся. Нельзя же стирать мэра только за то, что она тормозит твой план застройки.
– А я как раз думаю, что можно. Не будет мэра – ее жалкая идея реставрации сразу лопнет. «Телстар» снесут. Я получу убийственный навар.
– А собственно убийство ты поручаешь мне.
– Ну да. Разве это не по твоей части?
Вроблески не ответил, но и не стал отрицать.
– Послушай, – снова начал Маккинли, – я понимаю, заказ не фонтан. Но я исчерпал все варианты. Пытался ее урезонить, подкупить. Старикашку ты уже убрал по моей просьбе. Я думал – сделает выводы, пересмотрит свое отношение. Где там!.. Так что прикажешь делать?
Над головами игроков раздалось стрекотание черно-белого, похожего на стрекозу вертолета канала новостей. С пассажирского сиденья выглядывал человек с видеокамерой, направленной на крышу дома. Маккинли выставил большой и указательный палец, прицелился и «выстрелил» по вертолету.
– С мэром всегда люди, – сказал Вроблески. – Она нигде не бывает одна. У нее вооруженная охрана. Двадцать четыре часа в сутки запись на камеры.
– В чем дело? Решил завязать?
– Нет.
– Или щепетилен насчет баб?
Вроблески промолчал.
– Что, неужели угадал? Ишь ты, киллер-джентльмен!
Вроблески наконец взял одну из клюшек, а Маккинли тем временем примерился по выскочившему из-под земли новому мячу. Размах – и мяч стрелой полетел по прямой линии, на этот раз низко.
– Мало у тебя своих бандюков, способных убрать мэра?
– Ты единственный бандюк, кому я доверяю, – ответил Рэй. – Я хочу, чтобы все было шито-крыто, не выносить сор из дома.
– Мог бы и сам на худой конец.
– За кого ты меня принимаешь?
– Ни за кого – я точно знаю, что ты из себя представляешь.
– Уверен?
Вроблески наконец вышел на площадку с меткой. Мяч уже ждал. Киллер сделал гигантский замах, словно собирался пробить сетку насквозь и отправить мяч далеко-далеко в город, на окраины, и еще дальше – в темные бурые окрестные земли. Мяч отчаянно срезался, улетел в правую сторону и на расстоянии трех меток точно и жестко поразил азиата в правую голень. Игрок рухнул, как подстреленный. Вроблески подошел, наклонился и принес искренние извинения.
– При ударе надо наклонять голову и не оттопыривать локти, – запоздало посоветовал Маккинли.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий