Город под кожей

15. Его светлость Рэй

Зак Уэбстер бил баклуши за стойкой. Голова, глазница и спина болели, в уме крутились мысли о том, что можно было сказать или сделать, чтобы избежать побоев, а также подтолкнуть Мэрилин к заявлению: «У меня завтра встреча с тату-мастером, но какого черта! У нас еще вся ночь впереди». Воображению, прежде чем оно подсказало волшебные слова или действия, помешало появление перед магазином пижонского, цвета сливочного масла кабриолета Рэя Маккинли. Рэй прибыл с одним из нерегулярных, необъявленных визитов. Зак был не против отвлечься, но не таким образом.
Он терпеть не мог набеги Рэя. Хозяин вел себя шумно, развязно и любил дразнить Зака своим богатством. Все его разговоры неизменно вращались вокруг дорогого ресторана, в котором он побывал накануне, новой машины, которую он купил, или офигительно экзотической поездки на выходные, из которой он только что вернулся, потратив сумму, превышающую годовую зарплату Зака. И хотя Зак верил Рэю, когда тот говорил, что «Утопиум» – одно из его меньших предприятий, он не понимал, к чему было повторять это так часто.
Визитная карточка представляла Рэя как «застройщика», не раскрывая туманную суть его бизнеса. Чтобы империю недвижимости когда-либо создал милый, сострадательный простофиля – такого еще никто не слышал. Возможно, иногда Рэю и приходилось показывать зубки, однако, по мнению Зака, он зачастую просто набивал себе цену. Пресса нередко поднимала тему выселения жильцов и отъема имущества у должников. Когда местные журналисты называли Рэя «королем трущоб», тот буквально принимал эпитеты писак за комплимент.
Рэй также любил намекать на некую таинственную закулисную жизнь. Никогда не вдаваясь в детали, он небрежно ронял фразы об отмывании бабла, взятках, связях с некими крайне опасными людьми. Зак понятия не имел, когда тот говорил правду, а когда гнал пургу.
Прямо с порога Рэй завел монолог о японском ресторане, где ужинал вчера вечером, распространяясь о тунцовых брюшках, морских ежах и печени морского черта («дорогая, но она того стоит»), как вдруг заметил «фонарь» под глазом Зака.
– Что с тобой приключилось?
Вопрос был достаточно расплывчатый, что давало возможность выбрать ответ на свое усмотрение.
– Налетел на дверь, – буркнул Зак, не стремясь убедить хозяина.
– Дверь с кулаками? Бывает. Это меня как-то касается?
Зак прикинул, стоит ли посвящать в дело Рэя, но раз драма разыгралась перед магазином и внутри него, владельца, пожалуй, следовало проинформировать.
– Возможно. Ты не знаешь типа, что разъезжает на синем «Кадиллаке»? В потрепанной кожаной куртке? Женщин он тоже не стесняется бить.
– Мало ли таких.
– А ты не слышал о женщине с татуировкой на спине?
Рэй расхохотался, высоко подбросив брови:
– Почти наш ассортимент! Нет, не слышал.
– Тогда ты знаешь еще меньше меня. Так даже лучше.
Рэй взглянул на Зака с ироничным интересом.
– Я всегда надеялся, что у тебя есть хоть какая-то личная жизнь. Молодец. Нет, ты серьезно? Может, тебе привезти электрошокер или обрез?
– Не надо.
– Если ты хочешь, чтобы я разобрался, я разберусь. Мне не нравится, когда обижают моих подчиненных. У меня есть связи.
– Боюсь, станет только хуже.
Рэй пожал плечами, как бы давая понять: я уважаю твое мнение, но ты не прав.
– Надеешься, что, кроме ума и обаяния, ничего не понадобится?
– Пока что они мне служили верой и правдой, – ответил Зак, хотя дело обстояло не совсем так.
– Ладно. Проехали. Давай-ка я покажу последнее сокровище, которое тебе предстоит продать к моей выгоде.
Рэй вручил Заку цилиндрический футляр для карт, или, другими словами, тубус – обтянутую кожей трубу с ремешками и латунными застежками, диаметром десять сантиметров и длиной около шестидесяти.
– Интересно, угадаешь, что это?
Зак расстегнул застежки, извлек из обитого войлоком нутра свернутую трубкой карту и расстелил ее на прилавке. Карта была запутанная, нарисованная от руки разноцветными чернилами и карандашами, изображала незнакомый город, но без каких-либо ярлычков, названий улиц или заметных ориентиров. Над ней явно трудился любитель, а не профессиональный картограф. В карте сквозило что-то наивное и даже примитивное. Тем не менее детали были прорисованы с пугающей одержимостью, все поле покрывали различные знаки – квадратики, кружочки, звездочки, треугольники, ромбы разного цвета и размера.
– Как думаешь, что это? – спросил Рэй.
– Даже не знаю.
– Ты слышал о Джеке Торри?
– Нет.
– Не удивлен. Вашего брата только суперманьяки интересуют. А этот никого не убил, хотя иногда балансировал на грани. Он «всего лишь» насиловал женщин, зато серийно – перевалил за сотню. Хитрый был. Не выдавал себя шаблонными действиями, стандартными повторами. Помимо изнасилований оставался чист как стеклышко – не числился ни в одной картотеке. Возможно, копы его в конце концов сцапали бы, но Джек облегчил им задачу – явился с повинной. Во всем сознался сам. Наверное, совесть заела, вот и не выдержал. Это согласно оптимистичной версии. А может, просто хотел продемонстрировать, как он крут. Разумеется, имен большинства жертв он не знал, зато знал место и время каждого нападения, а потому нарисовал для полицейских карту… Она перед тобой, Зак.
– Что значат эти символы?
– В том-то все и дело – Джек не оставил ключа. Возраст, раса, цвет волос, количество раз? Другие знают не больше, чем ты. Посиди, поглазей на карту – может, первым разгадаешь код.
– Сомневаюсь.
– Ну как хочешь. И все-таки хороший экземпляр, а?
– Скорее пакостный.
– А для кого-то – пикантный. Вопрос вкуса.
– Где ты ее взял?
– Тебе все расскажи.
– Не стоит. Мне не хотелось бы кому-то ее предлагать.
– А придется, Зак. Ничего не поделаешь, такова твоя работа. Не ахти какая, я знаю, однако другой у тебя нет.
Зак прикинул, не избавиться ли от карты, уничтожив ее и придумав историю, что ее похитил некий необычайно ловкий вор, одержимый манией хищения карт, – таких немало шаталось вокруг, угрожая библиотекам, архивам и даже магазинам. Но нет, Заку не позволила бы это сделать совесть, и Рэй Маккинли прекрасно знал, что работник не подведет.
– Ну как? Найдешь покупателя? – спросил хозяин магазина.
– Попробую, – вяло согласился Зак. – На худой конец у нас есть Вроблески.
– Вряд ли эта карта в его вкусе.
Зак, наоборот, считал, что творение Джека Торри как раз придется Вроблески по вкусу, но не стал спорить.
– Я сейчас не очень доволен нашим мистером Вроблески, – неожиданно разоткровенничался Рэй. – Попробуй сначала предложить другим. Позвони, поезди по ушам, дай проглотить приманку, страви одного с другим, взвинти цену.
– Да, Рэй. Я сам знаю, как это делается.
– Конечно, знаешь. Кстати, не удивляйся, если в один из вечеров услышишь шум и гам в подвале, я намерен устроить очередной дебош.
Зак вполне себе представлял, что тот имел в виду. Через несколько недель после покупки Рэем «Утопиума» Зака посреди ночи разбудил громкий шум в магазине под квартирой – голоса, смех, звон битого стекла. Первым делом Зак подумал, что в магазин проникли воры, но какой вор станет устраивать такой бедлам?
Он вылез из постели, оделся. Из квартиры нельзя было попасть в магазин напрямую; пришлось выйти на улицу, обогнуть здание и заглянуть в магазин через витрину. Зак не знал, радоваться ему или огорчаться при виде Рэя, устроившего пьянку в магазине, – до этого они встречались всего пару раз. Рэя окружали другие мужики и стайка женщин, компашка, похоже, играла в карты на раздевание. Зак еще подумал тогда – неужели взрослые люди играют в такие игры? Рэй заметил лицо Зака за стеклом, встал с кресла и подскочил к витрине, жестом приглашая зайти. На Рэе не было рубашки, с сосков свисали несколько колец – Зака их вид не шокировал, однако он предпочел бы не знать таких подробностей о новом шефе. Жаловаться на ночные оргии было некому. Однако учитывая, сколько объектов недвижимости находилось в собственности Рэя Маккинли, трудно было поверить, что среди них не нашлось лучшего места, чем зачуханный магазинчик карт.
– Ладно, Зак. Мне пора. Маккинли не может себе позволить проводить так много времени на рядовом сторожевом посту своей империи.
Напоследок Рэй бросил одобрительный взгляд на подбитый глаз подчиненного и сказал:
– Говорят, есть приемы, позволяющие избить человека, не оставляя видимых следов. Такой навык может пригодиться. Но, разумеется, для многих важнее эффект. Лучше найди кого-нибудь, кто погасит твой «фонарь» поцелуями.
– Кажется, уже нашел, – ответил Зак, придав голосу уверенности, которой вовсе не чувствовал.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий