Лучше подавать холодным

Все – прах

Трясучка испытывал немалое удовлетворение, думая о том, что великий герцог Рогонт мертв. Верней сказать, король Рогонт… но теперь уж было все равно, как его называть. И при этой мысли губы сами раздвигались в улыбке.
Можно быть сколь угодно великим человеком, пока ты жив. Все теряет значение, когда возвращаешься в грязь. Что случается порой в самый безопасный момент. Из-за сущего пустяка. Один из друзей Трясучки вышел из семидневного сражения в Высокогорье без единой царапины. Утром, покидая долину, укололся о шип. Ранка загноилась, и через несколько дней он умер. Никакого смысла. Никакого урока. Разве что – быть поосторожней с шипами…
Но с другой стороны, благородная смерть, как у Рудды Тридубы, который получил рану, возглавляя атаку, и держал меч в руке, когда его покидала жизнь, нисколько не лучше. Может, люди и будут петь о ней песни, особенно напившись. Но для того, кто умер, смерть есть смерть. Она одинакова для всех. Великий Уравнитель, как называют ее жители холмов. Знать и бедняки делаются равными.
Все великие амбиции Рогонта превратились в прах. Могущество – в туман, развеянный утренним ветерком. И Трясучка, какой-то одноглазый убийца, еще вчера недостойный чистить будущему королю сапоги, сегодня был куда счастливее его. Он все еще отбрасывал тень. Нужен урок – пожалуйста. Бери все, что можешь, покуда дышишь. Под землей никаких наград, только тьма.
Выехав из туннеля во внешний двор Фонтезармо, Трясучка длинно присвистнул.
– Гляжу, тут немалые строительные работы проделаны.
Монца кивнула.
– По сносу уж точно. Подарок пророка, похоже, сослужил свою службу.
Да, гуркский сахар оказался весьма грозным оружием… Стена по левую руку от них обвалилась почти вся, покосившаяся башня в дальнем конце грозила последовать за нею в любой момент. За край скалы с остатками каменной кладки цеплялись, нависая над пустотой, несколько безлиственных кустиков. Множество расколотых древесных стволов, полдюжины бездействующих фонтанов и угольно-черная каша под ногами, прибитая прошедшим ночью дождем, подсказывали, что прежде тут был сад, превращенный в пепелище за несколько недель обстрела из катапульт огненными зарядами.
Сквозь все это месиво вела мощеная дорога, упиравшаяся в закрытые черные ворота внутренней стены. Перед ними лежало несколько скорчившихся, истыканных стрелами тел. Мертвые солдаты вокруг тарана. Опытный глаз Трясучки, пробежав по зубчатому верху, приметил блеск брони, копья, луки. Похоже, эта стена, за которой сидел загнанный в угол герцог Орсо, пока еще держалась стойко.
Дорогу перегораживала какая-то груда, прикрытая мокрым холстом, придавленным по сторонам камнями, в складках которого скопились лужицы дождевой воды. Объезжая ее, Трясучка увидел торчавшие из-под холста сапоги и несколько пар грязных босых ног, усеянных капельками влаги.
Один из людей Вольфьера, похоже, был новичком. При виде этих ног он побледнел. И Трясучка, глядя на его вмиг осунувшееся лицо, задумался о том, когда же он сам успел привыкнуть относиться к мертвецам хладнокровно. Для него они сейчас были просто частью окружающей обстановки, все равно как сломанные деревья. Пара-тройка трупов уж никак не могла испортить ему настроение этим утром.
Монца остановила коня и соскользнула с седла.
– Слезай! – рыкнул Вольфьер, и то же самое сделали остальные.
– Почему некоторые босиком? – Новичок все таращился на ноги мертвецов.
– Потому что обувка у них была хорошая, – подсказал Трясучка.
Парнишка глянул на собственные кожаные сапоги, снова на босые ноги и схватился рукой за рот.
Вольфьер хлопнул его по спине, отчего бедолага вздрогнул, и подмигнул Трясучке. Похоже, посмеиваться над новичками было в обиходе у солдат всего мира.
– В сапогах иль без сапог – убитому без разницы. Спокойно, парень, к этому привыкаешь.
– Вы привыкли?
– Коль повезет, – сказал Трясучка, – будешь жить еще долго.
– Коль повезет, – сказала Монца, – найдешь для себя другое дело. Ждите меня здесь.
Вольфьер кивнул.
– Есть, ваша светлость.
Она обошла груду мертвецов и исчезла из виду.
– Уладили дела в Талине? – спросил Трясучка, глядя вслед.
– Надеюсь, – проворчал покрытый шрамами сержант. – Пожар в конце концов потушили. Договорились с ворами Старого квартала о том, что они приглядят неделю за порядком, а мы потом за это не будем приглядывать за ними месяц.
– Дожили – ворью доверяем следить за порядком.
– Это да, мир с ног на голову перевернулся. – Вольфьер поглядел, прищурясь, на внутреннюю стену. – Там сидит мой прежний хозяин. Человек, за которого я сражался всю жизнь. При нем беспорядков никогда не было.
– Вам хотелось бы сейчас быть с ним?
Вольфьер нахмурился и отвел взгляд.
– Мне бы хотелось, чтобы мы завоевали Осприю, тогда и думать было бы не о чем. Но с другой стороны, когда я воевал в Союзе три года назад, мне хотелось, чтобы жена моя не трахалась с булочником. От нашего желания ничего не зависит.
Трясучка усмехнулся и постучал ногтем по своему стальному глазу.
– Это точно.
* * *
Сидя на походном стуле в той части крепости, где от садов еще кое-что уцелело, Коска смотрел, как пасется на мокрой траве его коза. Что-то странно успокаивающее было в ее равномерном, медленном продвижении по лужайке. В шевеленье губ, в деликатных щипках зубами, грозивших вскоре оставить от всей травы здесь одну стерню.
В надежде избавиться от звона в ушах, так и не стихшего после взрыва, он сунул палец в ухо, повертел им. Не помогло. Коска вздохнул, поднес ко рту флягу, но, услышав скрип шагов по гравию, остановился. К нему подошла Монца, выглядевшая совершенно измученной – плечи сгорблены, уголки рта опущены, вокруг глаз черные круги.
– И на кой черт тебе коза?
Коска отхлебнул из фляги, поморщился и глотнул еще.
– Это благородное животное. Оно напоминает мне – в твое отсутствие – о том, что нужно быть упорным, целеустремленным и работящим. Мы должны держаться чего-то в своей жизни, Монца. – Коза подняла голову, мемекнула, явно соглашаясь. – Надеюсь, ты не сочтешь за оскорбление, если я скажу, что вид у тебя усталый.
– Ночь была длинная, – буркнула она.
Коска расценил это как изрядное преуменьшение.
– Не сомневаюсь.
– Осприанцы ушли из Талина. Назревал бунт. Паника.
– Разумеется.
– Кто-то пустил слух, будто приближаются корабли Союза.
– Слухи могут навредить больше, чем сами корабли.
– Корона была отравлена.
– Правители Стирии пали жертвой собственной жажды власти. В этом есть глубокий смысл, тебе не кажется? Убийство-метафора. Отравитель-поэт, умудрившийся убить разом канцлера, герцога, графиню, первого гражданина и короля и преподать миру бесценный урок о смысле жизни… все за один вечер. Кто он – наш общий друг Морвир?
Монца сплюнула.
– Возможно.
– Никогда не думал, что у этого ублюдка такое чувство юмора.
– Уж извини, что не смеюсь.
– Но почему он пощадил тебя?
– Не он. – Монца показала ему правую руку. – Перчатка спасла.
Коска не удержался, смешливо фыркнул.
– Подумать только… герцог Орсо с приспешниками, искалечив тебе руку, спасли, можно сказать, тем самым жизнь! Парадокс на парадоксе!
– Дождусь спокойной минутки, может, тоже порадуюсь.
– О, я радуюсь сейчас. Ждал спокойной минутки много лет, но пришел к выводу, что она никогда не настает. Ты только погляди вокруг. Почти все аффойцы дезертировали еще до рассвета. Сипанийцы, отступая на юг, уже раскалываются на разные лагеря, собираясь сражаться между собой, как я догадываюсь. А пурантийцам так не терпелось развязать гражданскую войну, что они начали убивать друг друга прямо в траншеях. И Виктусу пришлось их разнимать! Можешь себе такое представить – Виктус останавливает драку?.. Часть осприанцев еще осталась, но только потому, что они не знают, что делать. Бегают кругами, как куры с отрубленной головой. Кем и являются, по сути дела. Знаешь, меня всегда изумляло, насколько быстро все может развалиться. Стирия пробыла объединенной всего какую-то минуту и сейчас впала в хаос пострашней прежнего. Кто знает, кто захватит власть, и где, и сколько?.. Похоже, конец Кровавым Годам… – Коска поднял подбородок, почесал шею, – … был провозглашен несколько преждевременно.
Плечи Монцы поникли окончательно.
– Для наемника – ситуация идеальная, не так ли?
– Кто-нибудь так и подумал бы. Но бывает, знаешь ли, переизбыток хаоса… даже для такого человека, как я. Клянусь, Тысяча Мечей – самая дружная и дисциплинированная армия из тех, что здесь остались. Что дает, пожалуй, некоторое представление о глубине падения, постигшего твоих союзников. – Он вытянул перед собой ноги, закинул одну на другую. – Я вот думаю, не отправиться ли мне с бригадой в Виссерин, дабы заявить свои права на тамошний трон. Сомнительно, чтобы наше соглашение с Рогонтом еще имело силу…
– Останься, – сказала она, устремляя на него взгляд.
– Остаться?
– Да.
Некоторое время они молча смотрели друг на друга.
– У тебя нет права просить меня об этом.
– И все же прошу. Помоги мне.
– Помочь тебе? Дожили… Я стал чьей-то последней надеждой. А как же добрый народ Талина, твои верные подданные? От них ты не ждешь помощи?
– Драки они жаждут куда меньше, чем зрелищ. И пальцем не шевельнут, если Орсо вдруг вернется и начнет вешать всех подряд.
– Шаткость власти, да? Ты не успела набрать войско, завладев троном? На тебя не похоже.
– Набрала, сколько получилось, но не могу доверять здешним солдатам. Против Орсо-то… кто знает, не переметнутся ли?
– А, разделение верности. Знаю, имел с этим дело. Развитие событий непредсказуемо. – Коска поковырял пальцем в другом ухе с прежним эффектом. – А ты не думала… ну, скажем, бросить все это?
Она посмотрела на него так, словно он заговорил на иностранном языке.
– Что?
– Лично я бросил, не закончив, не начав и провалив уйму дел по всему Земному кругу. И сейчас они волнуют меня куда меньше, чем мои удачи.
– Я – не ты.
– Конечно, что весьма прискорбно для нас обоих. И тем не менее. Ты могла бы забыть о мести. Пойти на компромисс. Проявить… милосердие.
– Милосердие и трусость – одно и то же, – прорычала она, вперившись прищуренными глазами в черные ворота в дальнем конце разоренных садов.
Коска печально улыбнулся.
– Правда?
– Совесть – лишь предлог не делать то, что должно быть сделано.
– Понятно.
– И нет толку об этом горевать. Так устроен мир.
– Эх.
– Хорошие люди наград не получают. Умирая, становятся дерьмом, как все остальные. Нужно смотреть вперед, и только вперед, и сражаться в одной битве зараз. Никаких колебаний, и неважна цена, и неважно…
– Знаешь, почему я всегда любил тебя, Монца?
– Что? – Она взглянула на него с удивлением.
– Даже после того, как ты меня предала? И даже больше – после того, как предала?.. – Коска медленно подался к ней. – Потому что я знаю, что на самом деле ты не веришь ни единому слову из всего этого вздора. Это ложь, которую ты повторяешь, чтобы иметь возможность жить с тем, что сделала. Что должна была сделать.
Последовала долгая пауза. Потом она поморщилась, словно ее затошнило.
– Ты же всегда говорил, что во мне черт сидит.
– Да? Ну, он во всех нас сидит. – Коска махнул рукой. – Ты не святая, конечно же. Дитя проклятого времени. Но совсем не такая гадина, какой прикидываешься.
– Разве?
– Я притворяюсь, будто забочусь о солдатах, но, по правде говоря, мне плевать, будут они жить или погибнут. Ты же всегда о них заботилась, но притворялась, будто тебе плевать. Я ни разу не видел, чтобы ты пожертвовала понапрасну хоть одним человеком. И, тем не менее, меня они любят больше. Такова справедливость. По мне, ты всегда поступала правильно, Монца. Даже когда предала меня… я на самом деле заслуживал худшего. И я никогда не мог забыть тот случай в Мурисе, после осады, когда ты не отдала детей работорговцам. Все хотели денег. И я. И Верный. И Бенна. Бенна – в особенности. Только не ты.
– А рожу тебе расцарапала, – буркнула она.
– Не скромничай, ты меня тогда чуть не убила. Мы живем в жестокие времена, Монца, а в жестокие времена милосердие и трусость – полные противоположности. Да, все мы становимся дерьмом после смерти. Но не все мы дерьмо, покуда живы. Большинство – дерьмо, согласен. – Он закатил глаза к небесам. – Бог знает, что я уж точно. Но ты никогда им не была.
Она похлопала ресницами.
– Так ты поможешь мне?
Коска снова поднес флягу ко рту, сообразил, что она пуста, и закрутил крышку. Замучился уже ее, проклятую, наполнять…
– Конечно, помогу. С самого начала собирался. И уже запланировал штурм на самом деле.
– Тогда какого черта…
– Просто хотел услышать, как ты просишь. Хотя этим ты меня удивила, должен признаться. Чтобы Тысяча Мечей, проделав столь тяжкую работу по осаде одного из богатейших дворцов Стирии, развернулась и ушла без добычи? Ты спятила? Этих жадных ублюдков мне не сковырнуть отсюда и лопатой. Мы атакуем завтра на рассвете, с тобой или без тебя, и выметем дворец дочиста. К обеду мои парни наверняка обдерут даже свинец с крыш. Правило четвертей, и все такое…
– А Орсо?
– Орсо – вчерашний день. – Коска уселся поудобней и любовно похлопал козу по боку. – Делай с ним, что хочешь.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий