Лучше подавать холодным

V. Пуранти

…Ибо наемники честолюбивы, распущенны, склонны к раздорам, задиристы с друзьями и трусливы с врагом; вероломны и нечестивы; поражение их отсрочено лишь настолько, насколько отсрочен решительный приступ; в мирное же время они разорят тебя не хуже, чем в военное – неприятель.
Никколо Макиавелли (пер. Г. Муравьевой)
Тысяча Мечей разделилась, и две половины ее изображали сражения между собой в течение двух лет. Коска, пока не напивался так, что не мог уже говорить, хвастливо утверждал, будто никогда за всю историю наемники не зарабатывали столь много, делая столь мало. Казну Никанте и Аффойи они высосали начисто, затем, когда внезапно наступил мир, отправились на север в поисках новых войн, на которых можно было бы нажиться, или честолюбивых нанимателей, желающих их развязать.
Честолюбивей всех прочих был Орсо, новый великий герцог Талина, дорвавшийся до власти, когда старшего брата его лягнул любимый конь. Он просто жаждал подписать договор о найме с Монцкарро Меркатто, знаменитым командиром наемников. Тем более что враги его в Итрии успели уже нанять и поставить во главе своих войск бесчестного Никомо Коску.
Однако заставить сражаться этих двоих оказалось нелегко. Как ходят кругами трусы, не решаясь начать драку, так и они провели целый сезон в разорительно дорогих маневрах, нанося изрядный ущерб фермерам, друг другу же – никакого. И, наконец, сошлись в спелых пшеничных полях близ городка Афьери, где вроде бы должна была уже состояться битва. Во всяком случае, какое-то ее подобие.
Но утром того дня в палатке Монцы появился необычный посетитель. Не кто иной, как сам герцог Орсо.
– Ваша светлость, какая приятная неожиданность…
– Обойдемся без любезностей. Я знаю, что планирует на завтра Никомо Коска.
Монца нахмурилась.
– Сражаться, полагаю. Как и я.
– Нет, у него другие планы. Как и у вас. Вы оба последние два года дурачите своих нанимателей. Я не желаю, чтобы из меня делали дурака. На притворное сражение могу посмотреть и в театре, за гораздо меньшую цену. Поэтому предлагаю вам двойную плату за настоящее.
Такого Монца не ожидала.
– Я…
– Вы верны ему, знаю. И уважаю это. Каждый должен чего-нибудь держаться в своей жизни. Но Коска – прошлое, а вас я считаю будущим. И брат ваш со мной согласен.
Такого Монца уж точно не ожидала. Она уставилась на Бенну. Тот усмехнулся.
– Ты заслуживаешь лучшего. Возглавить войска.
– Я не могу… и остальные капитаны никогда не…
– С ними я уже говорил, – сказал Бенна. – Со всеми, кроме Верного, а этот старый пес примкнет, когда поймет, куда ветер дует. Им надоел Коска с его пьянством и глупостью. Все хотят долгосрочный договор и командира, которым можно гордиться. Хотят тебя.
За нею наблюдал герцог Талина. И позволить себе выказать нерешительность она не могла.
– В таком случае, я согласна, конечно, – солгала Монца. – Тем более что вы платите вдвойне.
Орсо улыбнулся.
– Мне кажется, мы будем полезны друг другу, генерал Меркатто. Жду известий о вашей завтрашней победе. – И вышел.
Едва входной полог опустился, она ударила брата по лицу так, что тот не удержался на ногах.
– Что ты натворил, Бенна? Зачем?
Прижав к окровавленному рту руку, он бросил на нее хмурый взгляд.
– Думал тебя порадовать.
– Черта с два! Себя порадовать ты думал. Надеюсь, удалось.
Но ничего не оставалось, кроме как простить его и смириться. Ведь это был ее брат. Единственный человек, который ее понимал. И с планом были согласны Сезария, Виктус, Эндиш и большинство других капитанов, уставших от Никомо Коски. Поэтому обратной дороги не было. На следующее утро, когда занялся рассвет и началась подготовка к битве, Монца приказала своим людям атаковать по-настоящему. Что еще она могла сделать?
Вечером она уже сидела в кресле Коски, и Бенна сиял, и подчиненные ей ныне капитаны пили за ее первую победу. Все веселились, кроме нее. Она думала о Коске, о том, что он ей дал, чем она была обязана ему и чем отплатила. Праздновать не хотелось.
Кроме того, она была теперь капитан-генералом Тысячи Мечей. И не могла позволить себе веселиться.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий