Лучше подавать холодным

Так много – ни за что

Солнце высекало из серебра тот особенный, аппетитный блеск, который присущ почему-то только деньгам. Сейф, набитый ими, открытый для всеобщего обозрения, притягивал взгляды вернее, чем могла бы это сделать призывно разлегшаяся на столе голая красотка. Сверкающие, свежеотчеканенные денежки. Чистейшее серебро Стирии, переходящее в грязнейшие из ее рук. Забавный парадокс. На одной стороне монет – весы, конечно же, традиционный символ стирийской коммерции со времен Новой империи. На другой – суровый профиль Орсо, великого герцога Талина. Еще более забавный парадокс, по мнению Коски, – платить воякам Тысячи Мечей портретами человека, которого они только что предали.
Мимо импровизированного стола тянулась неряшливая, побитая и потрепанная жизнью вереница солдат и офицеров первой роты первого полка Тысячи Мечей, получавших свое незаслуженное вознаграждение. За ними пристально наблюдали главный нотариус бригады и дюжина ветеранов из числа самых надежных и беспристрастных. Ибо в ход, увы, пускались все вообразимые и невообразимые хитрости.
Наемники подходили к столу неоднократно, меняя одежду и называясь именами павших товарищей. Безбожно врали относительно своего звания и срока службы. Горестно повествовали о больных матерях, детях и прочих родственниках. Сыпали бесконечными жалобами на кормежку, выпивку, снаряжение, командиров, расстройство живота, погоду, вонь от соратников. Перечисляли уворованные у них вещи, полученные и нанесенные раны, претерпленные оскорбления несуществующей чести… и так далее, и тому подобное. Выказывай они в бою столько дерзости и настойчивости, сколько в попытках выцыганить несколько жалких лишних грошей у своего командующего, так были бы величайшей армией всех времен.
Но первый сержант Балагур не дремал. Он много лет провел в кухнях Схрона, где соперничали друг с другом за насущный кусок хлеба, необходимый для выживания, десятки самых изощренных жуликов мира, и потому знал все низменные уловки и хитрости, существующие по эту сторону ада. Его взгляд василиска не упускал ничего. Ни один сверкающий портрет герцога Орсо не мог ускользнуть из оборота.
Коска проводил глазами последнего солдата, чья безнадежная хромота, за которую он требовал компенсации, вдруг чудесным образом исцелилась, и скорбно покачал головой.
– О боги… я-то думал, деньги их порадуют! Ведь за них не надо сражаться! Не надо даже воровством себя утруждать! Клянусь, чем больше человеку даешь, тем больше он требует, да еще остается недоволен. Никто не ценит полученного ни за что. Провались эта благотворительность!
Он хлопнул нотариуса по плечу, отчего рука у того дрогнула и начертала на аккуратно исписанной странице загогулину.
– Совсем не те нынче пошли наемники, – угрюмо проворчал нотариус, промокая ее.
– Не те? А мне они кажутся точно такими же склочными и подлыми, как всегда. «Нынче все не то» – расхожий плач людей, мелко мыслящих. И означает он, что если раньше что-то и было лучше, то лучше оно было для них. Поскольку они тогда были молоды и полны надежд. А когда приближаешься к могиле, мир, конечно, выглядит уже не таким светлым.
– Так что же, все остается прежним? – спросил законник, подняв на него печальный взгляд.
– Что-то становится лучше, что-то – хуже. – Коска испустил тяжкий вздох. – Но в целом… значительных перемен я не наблюдал. Скольким нашим героям мы уже заплатили?
– Это была рота Сквайра, полк Эндиша. То есть… бывший полк Эндиша.
Коска прикрыл глаза рукой.
– Пожалуйста, не напоминайте мне об этом храбреце. Утрата все еще ранит. Так скольким мы заплатили?
Нотариус лизнул палец, перелистнул несколько страниц гроссбуха и начал считать:
– Один, два, три…
– Четыреста четырем, – сказал Балагур.
– А сколько всего человек в Тысяче Мечей?
Нотариус заморгал.
– Считая обслугу и маркитантов?
– Всех.
– Шлюх тоже?
– Их в первую очередь, ибо во всей этой чертовой бригаде они самые усердные работники!
Законник отвел глаза в сторону.
– Э…
– Двенадцать тысяч восемьсот девятнадцать, – сказал Балагур.
Коска вытаращил на него глаза.
– Слыхал я, что хороший сержант стоит трех генералов. Но вы, мой друг, похоже, стоите трех дюжин! Тринадцать тысяч, однако?.. Мы проторчим тут до завтрашнего вечера!
– Вполне возможно, – проворчал нотариус, переворачивая страницу. – Далее у нас идет рота Крапстена, полк Эндиша. Бывший, то есть… полк Эндиша.
– Угу. – Коска откупорил флягу, которую бросил ему в Сипани Морвир, поднес ее к губам, встряхнул и понял, что она пуста.
Хмуро глядя на потертый металлический сосуд, он с неприятным чувством вспомнил насмешливое заявление отравителя, будто люди никогда не меняются. Воспоминание было настолько неприятным, что выпить захотелось еще сильней.
– Прервемся ненадолго, покуда я ее не наполню. Велите тем временем роте Крапстена построиться.
Он поднялся на ноги, поморщился, услышав, как хрустнули больные колени. И тут же расплылся в вымученной улыбке при виде верзилы, который вышагивал к нему по беспорядочно раскинувшемуся вокруг грязному и дымному лагерю.
– Никак мастер Трясучка пожаловал, с холодного кровавого Севера!
Северянин, видно, решил отказаться от красивой одежды. На нем была рубашка из грубого полотна с закатанными по локоть рукавами и кожаная безрукавка поверх. Волосы, которые, когда Коска увидел его впервые, были подстрижены как у какого-нибудь масселийского франта, отросли и превратились в нечесаные лохмы. Он зарос щетиной, а может быть, отращивал бороду. Но ни длинные волосы, ни борода не могли замаскировать ужасного шрама, пробороздившего щеку и глаз.
– Мой старый партнер по приключениям! – Убийствам, говоря прямо. – С горящим взором! – Буквально, ибо металлический шарик в пустой глазнице горел на солнце ослепительно. – Прекрасно выглядите, друг мой, просто прекрасно! – Как изуродованный дикарь, на самом деле.
– Веселое лицо – веселое сердце. – Северянин усмехнулся криво, поскольку сожженная плоть щеки почти не двигалась.
– Истинная правда. До завтрака улыбнешься – к обеду со смеху укакаешься. Побывали вчера в бою?
– Угу.
– Так я и думал. Вы не похожи на человека, который боится засучить рукава. Крови много пролилось?
– Угу.
– Некоторые люди, однако, на крови жиреют. Вам, поди, такие знакомы.
– Угу.
– А где же ваша нанимательница, моя бессовестная ученица, преемница и предшественница, генерал Меркатто?
– У тебя за спиной, – послышался резкий голос.
Коска обернулся.
– Господи, женщина… когда ты, наконец, отучишься подкрадываться?
Он изобразил испуг, стараясь ни голосом, ни взглядом не выдать внезапного прилива нежных чувств, которые, как всегда, нахлынули на него при ее появлении.
Несколько синяков на лице, щека расцарапана. Но в остальном выглядит хорошо. Очень хорошо.
– Бесконечно рад видеть тебя живой. – Сорвав с головы шляпу с перьями, он опустился перед ней на колени. – Прошу тебя, прости мне тот спектакль. Поверь, я только о тебе и думал все время. Моя любовь к тебе неизменна.
В ответ она фыркнула.
– Любовь, вот как? – Куда сильней, чем она могла себе представить. О чем он никогда ей не сказал бы. – Значит, это был спектакль для моего же блага? Сейчас упаду в обморок от благодарности.
– Готовность падать в обморок – одна из самых привлекательных твоих черт. – Коска поднялся на ноги. – Показатель чувствительного, нежного сердца… Пойдем-ка, я хочу тебе кое-что показать. – Он повел ее к фермерскому дому, чьи свежевыбеленные стены так и сияли под лучами полуденного солнца. И Балагур с Трясучкой потащились следом, как дурные воспоминания. – Должен признаться, помимо желания оказать услугу тебе и мучительного искушения наподдать, наконец, под зад герцогу Орсо, у меня имелись и кое-какие другие пустяковые интересы, касающиеся личной выгоды.
– Некоторые вещи не меняются.
– Ничто не меняется, да и на кой?.. Предложено было изрядное количество гуркского золота… ну, это ты знаешь, сама же первая предложила. А еще… Рогонт был настолько любезен, что пообещал мне, в том случае, – весьма вероятном ныне, – если он сделается коронованным королем Стирии… великое герцогство Виссерин.
Ее изумленный взгляд доставил ему глубокое удовлетворение.
– Ты… чертов великий герцог Виссерина?
– Пожалуй, слово «чертов» я в своих указах использовать не буду, но в остальном все правильно. Великий герцог Никомо – неплохо звучит, да? Сальер, в конце концов, умер.
– Знаю.
– Наследников у него нет, даже отдаленных. Город разграблен, сожжен, укрепления разрушены, многие жители бежали, погибли или просто разорены. Им нужен сильный и самоотверженный правитель, который восстановит Виссерин во всем былом великолепии.
– И вместо него они получат тебя.
Коска ухмыльнулся.
– Кто ж будет лучше-то? Я родом из Виссерина.
– Оттуда родом куча людей. Но что-то никто из них не рвется в герцоги.
– Один все-таки рвется. И это я.
– Ты что, и вправду этого хочешь? Ответственности? Обязательств? Я думала, они тебе ненавистны.
– Я тоже так думал. Но моя бродяжья звезда привела меня лишь к сточной канаве. Я ничего не создал в этой жизни, Монцкарро.
– Да что ты?
– Свои таланты я тратил зря. Жалость и ненависть к себе довели меня, в конце концов, кривыми тропами до наплевательства на себя, поступков во вред себе, на грань самоуничтожения. Знакомая тема?
– Самого себя?
– Именно. Тщеславие, Монца. Одержимость собой. Все это – детство. Мне нужно, ради самого себя и близких мне людей, стать взрослым. Обратить свои таланты на пользу миру. Ты же сама мне всегда говорила – приходит время, когда человек должен к чему-то прилепиться. И что может быть лучше, чем посвятить себя беззаветному служению городу, в котором родился?
– Твое беззаветное служение… бедный город Виссерин.
– При обжоре, ворующем картины, он не был бедным?
– Теперь им будет править пьяница, ворующий все.
– Ты меня недооцениваешь, Монцкарро. Человек может измениться.
– Кажется, ты только что говорил, будто ничто и никогда не меняется?
– Я изменил свое мнение. И почему бы и нет? В один день я приобрел состояние и одно из богатейших герцогств Стирии в придачу.
Монца покачала головой. Презрительно и удивленно одновременно.
– И все, что ты для этого сделал, – это посидел здесь.
– В том-то и фокус. Заработать награду может каждый. – Коска запрокинул голову, улыбнулся голубому небу над ними. – Ты знаешь, по-моему, это совершенно невероятно. Чтобы кто-нибудь когда-нибудь за всю историю получил так много, не сделав абсолютно ничего… Но я не единственный, однако, кому пошли на пользу вчерашние подвиги. Великий герцог Рогонт осчастливлен, осмелюсь сказать, исходом сражения. И ты продвинулась на великий шаг в своей великой мести, не так ли? – Он придвинулся чуть ближе. – Кстати, о мести… у меня есть для тебя подарок.
Она смерила его подозрительным взглядом, как обычно.
– Что за подарок?
– Терпеть не могу портить сюрпризы. Сержант Балагур, не могли бы вы отвести вашу бывшую нанимательницу и ее северного компаньона в дом и показать, что мы вчера нашли? Делать она с ним может, что ей вздумается, конечно. – И, усмехнувшись, Коска повернул в обратную сторону. – Мы снова друзья!
* * *
– Сюда.
Балагур толкнул низкую дверь, та со скрипом отворилась. Монца бросила взгляд на Трясучку. Северянин пожал плечами в ответ. Она нырнула под притолоку и оказалась в темной после яркого весеннего солнца и холодной комнате со сводчатым кирпичным потолком и редкими пятнами света на пыльном каменном полу. Когда глаза привыкли к темноте, в дальнем углу она разглядела какого-то человека. Тот, шаркая ногами, скованными цепью, выдвинулся вперед. И на лицо его упал тусклый свет из грязного окна.
Принц Фоскар, младший сын герцога Орсо. Все тело Монцы напряглось и окаменело.
Казалось, он наконец-то подрос после того, как она видела его в последний раз, когда он выбежал из отцовского кабинета в Фонтезармо, крича, что не хочет участвовать в ее убийстве. Утратил пушок на верхней губе, приобрел огромный синяк, расцветший вокруг одного глаза. Застенчивый вид стал испуганным. Он уставился на Трясучку, потом на Балагура, вошедших в комнату вслед за Монцей. Совсем не те люди, что могли бы принести пленнику надежду. Потом, наконец, неохотно встретился глазами с Монцей. Взгляд стал затравленным, как у человека, который знает, что должно произойти.
– Значит, это правда, – сказал он тихо. – Вы живы.
– В отличие от вашего брата. Я проткнула ему горло кинжалом и выбросила его из окна.
Фоскар сглотнул, дернув острым кадыком.
– Мофиса я отравила. Ганмарк пробит насквозь тонной бронзы. Верный утоплен мельничным колесом и распят на нем. Так там и висит, насколько я знаю. Гоббе повезло. Я всего лишь раздробила ему молотом руки, колени и голову. – Перечисление вызвало у нее, скорее, острую тошноту, чем острое удовлетворение, но Монца ее пересилила. – Из семерых человек, которые присутствовали при убийстве Бенны, в живых остался только ваш отец. – Она вытянула из ножен Кальвец, и лезвие при этом взвизгнуло, как испуганный ребенок. – Ваш отец… и вы.
В маленькой комнате было душно. Балагур стоял неподвижно, и его лицо по выразительности было сравнимо только с лицом мертвеца. Трясучка, криво усмехаясь, прислонился к стене, скрестил руки на груди.
– Понимаю. – Фоскар подошел ближе. Мелкими, заплетающимися шажками, но все же подошел. Остановился перед ней и опустился на колени. Неуклюже, поскольку руки были связаны за спиной. Не отрывая от нее глаз. – Простите меня.
– Простить, мать твою?!
– Я не знал, что они затевают! Я любил Бенну! – Губы у него задрожали, по щеке скатилась слеза. То ли от страха, то ли от чувства вины, то ли от всего сразу. – Ваш брат был мне… как брат. Я не желал такого, никогда… ни ему, ни вам. Простите… за то, что я в этом участвовал. – Не участвовал. Монца это знала. – Я… я хочу жить!
– Бенна тоже хотел.
– Прошу вас… – По щекам его, оставляя блестящие дорожки, снова покатились слезы. – Я хочу жить.
У нее свело желудок, к горлу подступила горечь, рот наполнился слюной. Сделать это. Пройден такой долгий путь, столько ей самой пришлось вынести и столько вынесли из-за нее другие… Все ради того, чтобы сделать это. Брат не колебался бы ни секунды. Она почти услышала его голос. «Делай то, что должна. Совесть – отговорка. Милосердие и трусость – одно и то же».
Время настало. Он должен умереть.
Она должна это сделать.
Но окаменевшая рука весила, казалось, тысячу тонн. Монца уставилась в пепельно-бледное лицо Фоскара. В его большие, распахнутые, беспомощные глаза. Что-то в этих глазах напомнило ей о Бенне. Юном… еще до Каприле, до Душистых Сосен, до того, как они предали Коску… до того даже, как вообще вступили в Тысячу Мечей. О Бенне тех далеких времен, когда она всего лишь хотела растить пшеницу. О мальчике, смеющемся среди спелых колосьев.
Острие Кальвеца дрогнуло. Опустилось и стукнуло об пол.
Фоскар судорожно вздохнул. Закрыл глаза и тут же снова открыл. На ресницах блеснули слезы.
– Благодарю вас. Я всегда знал… что у вас есть сердце, что бы о вас ни говорили. – Подался вперед, к ней. – Благода…
В лицо ему врезался могучий кулак Трясучки и опрокинул принца на спину. Из сломанного носа хлынула кровь. Фоскар и охнуть не успел, как северянин уже оседлал его и схватил обеими ручищами за горло.
– Жить хочешь, засранец? – прошипел он, оскалив зубы в недоброй усмешке, сжимая руки все сильней и сильней, так, что под кожей заходили сухожилия.
Фоскар беспомощно забрыкался, пытаясь вырваться. Лицо у него порозовело, затем покраснело, затем побагровело. Трясучка обеими руками поднял его голову вверх, притянул к своему лицу, словно собираясь поцеловать, и с силой опустил на каменные плиты пола. Раздался треск, ноги Фоскара дернулись, звякнула сковывавшая их цепь. Трясучка неспешно повертел его голову в руках, ухватываясь половчее. Снова потянул ее вверх и снова опустил. Фоскар вывалил язык. Веки у него затрепетали, в волосах блеснула темная кровь.
Прорычав на северном наречии что-то, чего Монца не поняла, Трясучка опять поднял его голову и ударил ею об пол с аккуратностью каменотеса, подгоняющего камень для кладки. Снова поднял и снова ударил. Монца стояла, приоткрыв рот, сжимая меч в оцепеневшей руке, и смотрела. Не знала, надо ли ей вмешаться, и если надо, то как именно – остановить его или помочь ему?.. Брызги крови летели во все стороны, пятная пол и стены. Сквозь хруст дробящихся костей слышался чей-то голос. Монце показалось было, что это голос Бенны, который по-прежнему велит ей убить принца. Потом она поняла, что это Балагур считает удары головой об пол.
Он дошел до одиннадцати. Трясучка снова поднял голову Фоскара за волосы, залитые кровью, затем сморгнул и разжал руки. Та стукнулась об пол в последний раз.
– Готов, думается. – Трясучка медленно поднялся на ноги. – Уф… – Посмотрел на руки, огляделся по сторонам, ища, чем бы их вытереть, и, ничего не найдя, попросту потер одну о другую, перемазавшись в результате кровью до локтей. – Еще один к счету. – Покосился на нее целым глазом, скривил рот в усталой улыбке. – Шесть из семи, а, Монца?
– Шесть и один, – пробормотал себе под нос Балагур.
– Все складывается в точности, как ты надеялась.
Она уставилась на Фоскара. Разбитая голова повернута набок, невидящие глаза таращатся в стену, растекается вокруг черная лужа крови… Собственный голос, пронзительно тонкий, донесся до нее словно со стороны:
– Почему ты это сделал?
– Почему бы и нет? – тихо сказал Трясучка, подойдя ближе. В мертвом металлическом шарике, красовавшемся на месте его второго глаза, Монца увидела кривое, искаженное отражение своего бледного лица. – Разве мы не за этим сюда пришли? Не для этого вчера сражались? Я думал, ты не из тех, кто поворачивает обратно. Милосердие и трусость – одно и то же… не ты ли меня этому учила? Чтоб я сдох, начальник. – Он усмехнулся, и изуродованная сторона его лица, забрызганного кровью, дрогнула и собралась складками. – Готов поклясться, ты и вполовину не такая злобная сука, какой прикидываешься.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий