Лучше подавать холодным

Странная парочка

По мнению Морвира, вполне обоснованному, на чердаках в последнее время ему приходилось торчать слишком уж часто. Ничуть не утешало то, что этот чердак был открыт практически со всех сторон. Крыши над ним почти не осталось, и в лицо задувал холодный ветер. Это самым неприятнейшим образом напоминало о той далекой весенней ночи в приюте, когда Морвира заманили на крышу две юные красотки и оставили там в одной ночной рубашке, заперев выход. Нашли его только утром – трясущегося, с синими губами, замерзшего чуть не до смерти. И все смеялись…
Общество, в котором он сейчас пребывал, тоже не согревало. Рядом в темноте сидела Шайло Витари и, прищурив один глаз, смотрела другим в подзорную трубу. В городе за спиной бушевали пожары. Может, война и полезна для представителей его ремесла, но Морвир предпочел бы держаться от нее подальше. Как можно дальше на самом деле. Осажденный город – не место для цивилизованного человека. Он соскучился по своему саду. По своей мягкой, пуховой перине.
Морвир подтянул воротник, пытаясь прикрыть им уши, и вновь устремил взор на дворец великого герцога Сальера, угнездившийся на длинном узком острове посреди стремительного Виссера.
– Почему человеку моих талантов поручено заниматься подобными исследованиями?.. категорически не понимаю. Я – не полководец.
– О, нет. Вы – убийца гораздо меньшего масштаба.
Морвир хмуро покосился на нее.
– Вы тоже.
– Конечно, но я не жалуюсь.
– Я негодую, будучи загнан туда, где идет война.
– Стирия. Весна. Как же без войны-то?.. Давайте составим уже, наконец, план действий и уйдем отсюда.
– Куда? В благотворительное заведение Меркатто, ведающее предоставлением крова бездомным сельскохозяйственным рабочим? Там так разит ханжеским лицемерием, что у меня желчь разливается.
Витари подышала на сложенные ковшиком руки.
– И все же там лучше, чем здесь.
– Неужто? Внизу орет без продыху фермерское отродье. Вверху часами расшатывает полы наша нанимательница, предаваясь отнюдь не утонченным эротическим забавам с варваром-северянином. Скажите, есть ли на свете что-нибудь более выводящее человека из равновесия, чем звуки… чужого… э-э-э… соития?
Витари усмехнулась.
– Тут вы правы. Полы скоро треснут.
– Голова у меня треснет раньше. Скажите, неужели йота профессионализма – такое уж большое требование?
– Кого это волнует, пока она платит?
– Меня, пока ее легкомыслие грозит мне безвременной кончиной. Но, видимо, придется мириться с тем, что есть.
– Так, может, не будем ныть, займемся делом? Нам нужно пробраться во дворец.
– Пробраться… ибо благородные правители стирийских городов доверяют своему народу, всегда рады приветствовать в своих дворцах незваных гостей…
Морвир в который раз оглядел через подзорную трубу фасад высившегося над быстрыми водами реки здания. Архитектурные достоинства его были весьма невелики для обители прославленного эстета. Смешение несочетающихся стилей, как результат – нелепое нагромождение башенок, террас, куполов, фронтонов, увенчанное одиноко торчащей высокой башней. Караульное помещение у ворот укреплено весьма обстоятельно – смотровые башенки, бойницы, простые и навесные, позолоченная опускная решетка на съезде с моста, ведущего на остров из города. И отряд из пятнадцати солдат при полном вооружении.
– Ворота слишком хорошо охраняются, фасад слишком хорошо просматривается, чтобы пытаться залезть, хоть через окно, хоть через крышу.
– Согласна. Единственное место, где можно остаться незамеченными, – северная стена.
Морвир махнул подзорной трубой в сторону упомянутой стены – узкой, отвесной, сложенной из поросшего мхом серого камня, с темными витражными окнами и парапетом в виде горгульи наверху. Будь дворец кораблем, плывущим вверх по реке, стена эта являла бы собой его нос, вокруг покатого основания коего вода бурлила и пенилась с особым неистовством.
– Возможно, ее и не охраняют, но и добраться до нее сложней всего.
– Боитесь?
Он опустил трубу, увидел, что Витари ухмыляется, и ответил не без раздражения:
– Скажем так, сомневаюсь в наших шансах на успех. Хотя, признаться, перспектива увидеть, как вы шлепаетесь с веревки в воду, меня несколько согревает, но перспектива последовать за вами не прельщает ничуть.
– Почему бы не сказать попросту, что боитесь?
Неуклюжую попытку подначить его Морвир оставил без внимания. Еще в приюте на них не поддавался, а уж теперь и подавно.
– Нам, конечно, понадобится лодка.
– Думаю, найти что-нибудь выше по реке будет нетрудно.
Морвир пожевал губами, взвешивая положительные стороны плана.
– Что ж, преимущество еще и в том, что мы обеспечиваем возможность отхода. Той части предприятия, которая, кажется, решительно не интересует Меркатто. Как только Ганмарк заплатит по счетам, мы можем, оставаясь переодетыми, выбраться на крышу и спуститься по веревке в лодку. А потом уплыть в море и…
– Поглядите-ка туда.
Витари показала на вооруженный отряд, появившийся на улице перед домом, и Морвир навел на него подзорную трубу. Около дюжины солдат конвоировало двоих человек, абсолютно голых, с руками, скованными за спиной. Женщину и высокого, крепкого мужчину.
– Похоже, шпионов поймали, – сказала Витари. – Не повезло кому-то.
Один из солдат ткнул мужчину тупым концом копья, тот, не удержавшись на ногах, упал задом кверху. Морвир хихикнул:
– Да уж, подземелья Сальера имеют мрачную репутацию даже среди прочих стирийских тюрем. – И нахмурился, продолжая глядеть в трубу. – Погодите-ка… женщина, похоже…
– Меркатто. Дотрахалась!
– Что это?.. – Морвира вдруг охватил такой ужас, какого он сам от себя не ожидал. – Проклятье! У них моя помощница!
– Плевать на вашу помощницу! Взяли нашу нанимательницу! А это значит – и мои деньги тоже!
Морвир лишь бессильно заскрежетал зубами, когда пленников перегнали через мост на остров и за ними накрепко закрылись неприступные ворота.
– Черт! В башне больше не безопасно! Туда нельзя возвращаться!
– Час назад вам была противна сама мысль о возвращении в это логово лицемерия и разврата.
– Но там осталось все мое снаряжение!
– Сомневаюсь. – Витари мотнула растрепанной головой в сторону дворца. – Оно в коробках, которые тащили солдаты.
Морвир шлепнул в раздражении ладонью по балке, сморщился, занозив палец, сунул его в рот, пососал.
– Проклятье… все пропало!
– Спокойно, Морвир, спокойно.
– Я спокоен!
Самым разумным было бы сейчас найти лодку, подплыть тихонько к дворцу Сальера, миновать его и выйти в море… списать свои потери со счета, вернуться в любимый сад и взять другого ученика, предоставив Меркатто и ее кретину-северянину пожинать последствия их собственной глупости. Осторожность – на первом месте, всегда. Но…
– Я не могу оставить там свою помощницу, – рявкнул он. – Не могу!
– Почему?
– Потому что… ну… – почему, он и сам толком не знал. – Категорически не желаю проходить сквозь муки обучения новой!
Издевательская ухмылка Витари сделалась шире.
– Прекрасно. Вам нужна ваша девушка, мне – мои деньги. Будем предаваться отчаянию или все-таки попытаемся войти? Способ тот же – на лодке к северной стене и по веревке на крышу.
Морвир с тоскою глянул на отвесную каменную стену.
– Вы в самом деле сумеете туда забраться?
– Я и в мушиную задницу заберусь. Меня лично тревожит, сумеете ли вы справиться с лодкой.
Сомнений в своих силах Морвир не стерпел.
– Попробуйте-ка найти гребца лучше! Я удержу на месте лодку, даже если течение будет в два раза сильней. Только нам это не понадобится. Вбить крюк в стенную кладку – и лодка простоит там хоть всю ночь.
– Это хорошо.
– Хорошо. Замечательно. – Перепалка вызвала у него сильнейшее сердцебиение. Пусть он недолюбливает эту женщину, но в способностях ее сомневаться не приходится. Лучшей напарницы, с учетом всех обстоятельств, не сыщешь. Весьма красива к тому же, по-своему, конечно. Непоколебимая сторонница дисциплины. И требовательностью своей не уступит строжайшей из приютских нянек…
Она вдруг прищурилась.
– Надеюсь, вы не собираетесь повторить предложение, которое сделали в прошлый раз, когда мы работали вместе?
Морвир ощетинился:
– Никаких повторений не будет, уверяю вас!
– Прекрасно. Поскольку я охотней трахнусь с дикобразом.
– Вы еще тогда успешно довели до моего сведения свои предпочтения! – ответил он резко и поторопился сменить тему: – Нет смысла мешкать. Давайте искать судно, пригодное для наших целей. – Бросил последний взгляд на дворец, прежде чем двинуться к выходу с чердака, и замер. – А это кто?
По мосту к воротам бесстрашно приближалась чья-то одинокая фигура. Сердце у Морвира упало. Эта павлинья походка, которую ни с какой другой не перепутаешь…
– Коска. Что еще задумал чертов пьяница?
– Кто знает, что творится в его чесоточной голове?
Старый наемник подошел к воротам столь уверенно, словно это был его дворец, а не герцога Сальера, и помахал стражникам рукой. До Морвира донесся его голос, заглушаемый стонами ветра, но ни единого слова, увы, было не разобрать.
– Что они говорят?
– Вы не умеете читать по губам? – проворчала Витари.
– Нет.
– Приятно слышать, что хоть в каком-то деле вы не величайший в мире знаток. Стражники спрашивают у него пароль.
– Разумеется! – Это он и сам понял, увидев скрестившиеся перед Коской алебарды.
Наемник сорвал с себя шляпу и низко поклонился.
– Он отвечает… «мое имя – Никомо Коска»… «знаменитый солдат удачи»… «и пришел я»… – Витари опустила подзорную трубу, нахмурилась.
– Ну?
Она перевела взгляд на Морвира.
– Отобедать с герцогом.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий