Лучше подавать холодным

Деловой человек

Верхний брод, где течение, разбиваясь об отмели, замедлялось, казался искрящейся заплатой на речной глади. На другом берегу от него отходила едва различимая тропа, ведущая вверх по склону, сквозь россыпь домишек и фруктовые сады, к воротам в защитной стене Осприи. Местность выглядела безлюдной. Почти вся пехота Рогонта ввязалась уже в яростную схватку возле нижнего брода. Лишь несколько отрядов охраняло лучников, со всей возможной скоростью перезаряжавших луки и осыпавших стрелами талинцев в реке.
Под стеною, как последний резерв, ждала осприанская конница, но весьма немногочисленная, да и стояла она слишком далеко. Дорога Тысячи Мечей к победе казалась свободной. Коска почесал шею. По его мнению, было самое время атаковать.
Эндиш явно пришел к тому же выводу.
– Схватка разгорается. Отдать приказ по коням?
– Погоди немного. Рано еще.
– Вы уверены?
Коска неторопливо повернулся к нему.
– Я кажусь неуверенным?
Эндиш надул рябые щеки, отошел и принялся совещаться со своими младшими офицерами. А Коска потянулся, заложив руки за голову, и вновь устремил взгляд на нижний брод, где кипело сражение.
– О чем я говорил?
– О возможности все это бросить, – сказал Балагур.
– Ах да! Была у меня возможность бросить. Но я решил вернуться. Измениться не так-то просто, верно, сержант? Я прекрасно все понимаю, не вижу в этом деле ни смысла, ни пользы и все же занимаюсь им. Но хуже я или лучше, чем человек, который действует во имя благородной цели, считая себя правым? Или человек, который ищет исключительно собственной выгоды, не задумываясь о том, кто прав, кто неправ? Или все мы одинаковы?
Балагур в ответ лишь пожал плечами.
– Убиваем людей. Калечим их. Ломаем судьбы. – Говоря это, Коска испытывал не больше эмоций, чем если бы перечислял названия овощей. – Полжизни я провел, занимаясь разрушением. Еще полжизни – стремясь к саморазрушению. И ничего не создал. Ничего… кроме вдов, сирот, развалин, парочки бастардов, возможно, и великого множества блевотины. Слава? Честь?.. Моча моя и то больше стоит – от нее трава растет. – Если целью сих рассуждений было пробуждение совести, то она, не заметив этого, по-прежнему спала. – Я прошел много битв, сержант Балагур.
– Сколько?
– Дюжину? Два десятка? Или больше? Трудно провести грань между настоящим сражением и мелкой стычкой. Долгая осада, например, с многократными вылазками – это одна битва или несколько?
– Вы солдат, не я.
– Но даже я не знаю ответа. У войны нет четких граней. О чем я говорил?
– О многих битвах.
– Ах да. Их было много! И хотя я всячески старался избегать таких вот тесных схваток, частенько не получалось. Так что я хорошо себе представляю, что там сейчас творится. Со всех сторон мельтешащие клинки, щиты, копья. Давка, духота, зловоние пота и смерти. Ничтожный героизм и мелкие подлости. Растоптанные ногами гордые флаги и благородные люди. Отрубленные конечности, бьющая фонтанами кровь, расколотые черепа, вывалившиеся кишки. – Коска поднял брови. – Надо думать, еще какое-то число утонувших, учитывая обстоятельства…
– Сколько, по-вашему?
– Трудно сказать точно. – Ему вспомнились гурки, утонувшие во рву под Дагоской, трупы на морском берегу, омываемые набегавшими волнами, и Коска испустил тяжелый вздох. – Но почему-то, глядя со стороны, я не испытываю ни каких особых чувств. Это бессердечие? Или расположение звезд при моем рождении? Зато перед лицом опасности и смерти я всегда весел. Больше, чем в любое другое время. Счастлив, когда следует бояться, полон страха, когда все спокойно. Я – загадка даже для самого себя. Перевертыш я, сержант Балагур! – Он засмеялся, потом вздохнул, притих. – Человек вверх ногами и наизнанку.
– Генерал… – Над ним снова наклонился Эндиш, занавесил панораму битвы длинными волосами.
– Ну что, что тебе надо? Я пытаюсь философствовать!
– В сражение уже брошены все осприанские силы. Вся пехота. Резервов у них нет, только кавалерия.
Коска, прищурясь, глянул в сторону брода.
– Вижу, капитан Эндиш. Мы все это видим совершенно отчетливо. Сообщать очевидное нет нужды.
– Ну… нам не составит труда добить поганцев. Прикажите только, и я обо всем позабочусь. Момента удобней не придумать.
– Благодарю, но схватка выглядит слишком уж жаркой. Мне и здесь хорошо. Так что подождем еще немного.
– Но почему не…
– Ты все еще не уяснил себе, что такое субординация? Проведя столько лет в походах? Я потрясен. Знаешь, тебе будет гораздо спокойнее, если, вместо того чтобы пытаться предвосхитить мой приказ, ты подождешь, пока я его отдам. На самом деле это простейшее из воинских правил.
Эндиш почесал немытую голову.
– Мысль я понял.
– Так действуй в согласии с ней. Найди тенистое местечко, дай отдохнуть ногам. Хватить бегать попусту. Бери пример с моей козы. Ты видишь, чтобы она суетилась?
Коза, оторвавшись на миг от щипания травы меж оливами, заблеяла.
Эндиш упер руки в бока, недовольно поморщился. Посмотрел на реку, на Коску, бросил кислый взгляд на козу. Затем развернулся и, качая головой, ушел.
– Все носятся, носятся… будет нам покой, сержант Балагур, или нет? Минутки в тени посидеть не дадут. О чем я говорил?
* * *
– Почему он не атакует?
Увидев Тысячу Мечей – черные силуэты лошадей и людей с копьями на фоне ясного голубого неба, – выдвинувшуюся за гребень холма, Монца решила, что они готовятся к броску: спокойно прошлепать по верхнему броду и зайти на войско Рогонта с фланга, в точности, как она и предсказывала. Как сделала бы сама. Один удар – и конец сражению, Лиге Восьми и ее собственным надеждам. Проворней Коски никто не сорвал бы легкий плод, и никто не сожрал бы его быстрее, чем люди, которыми она некогда командовала.
Но Тысяча Мечей так и стояла на вершине Мензийского холма и выжидала. Неведомо чего. В это время талинцы Фоскара отчаянно пытались прорвать заслон осприанцев Рогонта и выбраться на берег – по колено в воде, беспрерывно осыпаемые со склона стрелами, которые неумолимо сокращали их ряды. Течение уносило тела павших, прибивало их к берегам, колыхало на отмелях ниже брода.
А наемники все не двигались с места.
– Зачем он выставил их, если не собирается спускаться? – Монца в раздумьи закусила губу. – Коска не дурак. К чему терять фактор неожиданности?
Герцог Рогонт пожал плечами:
– Стоит ли на это сетовать? Чем дольше он выжидает, тем лучше для нас, не так ли? Нам и Фоскара хватает.
– Что у него на уме? – Монца в который раз вскинула взгляд на строй всадников у оливковой рощи на вершине холма. – Что задумал этот старый ублюдок?
* * *
Полковник Риграт на взмыленном коне вылетел из-за палаток, заставив броситься врассыпную праздных наемников, чуть не налетел на кресло Коски и остановился, свирепо натянув поводья. Соскочил с седла, чуть не упал, выдернул сапог из стремени и, срывая с рук перчатки, яростно завопил:
– Коска! Коска, черт вас дери!
– Полковник Риграт! С добрым утром, мой юный друг. Надеюсь, у вас все хорошо?
– Хорошо?.. Почему вы не атакуете? – Тот ткнул в сторону реки пальцем, где-то, видать, оставив свой жезл. – У нас сражение в разгаре! Чистая бойня!
– Да, да, вижу. – Коска, качнувшись вперед, легко поднялся на ноги. – Но лучше, пожалуй, обсудить это вдали от посторонних ушей. Не стоит скандалить на людях. К тому же вы пугаете козу.
– Кого?
Коска, проходя мимо, ласково похлопал пасущееся животное по спине.
– Единственное существо, которое меня понимает. Идемте ко мне в палатку. Там есть фрукты… Эндиш! Присоединяйся!
Взбешенный Риграт ринулся за ним, озадаченный Эндиш поспешил следом. Миновав Нокау, стоявшего с обнаженной кривой саблей на страже перед входом, все трое нырнули в прохладную полутьму палатки, увешанной трофеями былых побед. Коска любовно провел рукою по одному из ветхих знамен с обгоревшими краями.
– Флаг, висевший на стене Муриса во время осады… Неужели с тех пор прошло целых двенадцать лет? – Повернулся, взглянул на Балагура, тоже прошмыгнувшего в палатку и затаившегося у входа. – Я снял его с высочайшего парапета собственноручно, знаете ли.
– Вырвав из руки мертвого героя, который забрался туда первым, – заметил Эндиш.
– На что еще годятся мертвые герои, кроме как передавать флаги своим более благоразумным и скромным товарищам? – Подхватив со стола вазу с фруктами, Коска сунул ее под нос гостю. – Плохо выглядите, полковник. Съешьте винограду.
Трясущиеся щеки Риграта сравнялись цветом с предложенными ягодами.
– Винограду? Винограду?.. – Он хлестнул перчатками флаг. – Я требую, чтобы вы немедленно атаковали! Решительно требую!
– Атаковал… – Коска поморщился. – Через верхний брод?
– Да!
– Следуя тому великолепному плану, который вы предложили прошлым вечером?
– Да, черт побери! Да!
– Признаться честно, ничто не порадовало бы меня больше. Я так люблю добрую атаку – можете спросить любого. Но дело в том… понимаете ли… – Он многозначительно умолк, широко развел руки. – Слишком уж большие деньги получил я от гуркских друзей Рогонта за то, чтобы не делать этого.
Из ниоткуда возникла Ишри. Соткалась из теней в глубине палатки, выскользнула из складок старых знамен, шагнула в материальный мир.
– Приветствую, – сказала.
Риграт и Эндиш, равно ошарашенные, выпучили на нее глаза.
Коска же возвел взгляд к тихо колыхавшейся под порывами ветра палаточной крыше и постучал пальцем по губам.
– Дилемма. Нравственное затруднение. Мне страшно хочется пойти в атаку, но Рогонта я атаковать не могу. И Фоскара не могу, ведь его отец тоже мне щедро заплатил. В молодые годы я еще летел, куда ветер дунет, но нынче всеми силами пытаюсь измениться, как уже говорил вам, полковник, накануне вечером. И единственное, что я могу сейчас сделать с чистой совестью – это остаться здесь. – Он бросил в рот виноградинку. – И не делать ничего.
Риграт испустил сдавленный вопль и сделал запоздалую попытку схватиться за меч, но рукоять была уже зажата в могучем кулаке Балагура, в другой его руке блестнул нож.
– Нет, нет, нет…
Полковник замер, и Балагур, осторожно вытянув меч из ножен, бросил его Коске. Тот поймал рукоять на лету, пару раз взмахнул на пробу.
– Чудесная сталь, полковник. Поздравляю с умением выбирать оружие, если не стратегию.
– Вам заплатили оба? За то, чтобы ни с кем не сражаться? – Эндиш с улыбкой до ушей приобнял его одной рукой за плечи. – Дружище! Что ж мне-то ничего не сказали? Черт, как же хорошо, что вы вернулись!
– Уверен?
Меч Риграта легко вошел ему в грудь по самую рукоять. Эндиш выпучил глаза, разинул рот, с хрипом втянул воздух, пытаясь закричать. Рябое лицо его исказилось от усилия, но вышел лишь короткий, глухой кашель.
Коска подался ближе.
– Думал, меня можно безнаказанно обмануть? Предать? Отдать за пару серебряных монет мое кресло другому, а потом улыбаться и называть себя моим другом? Ты ошибся во мне, Эндиш. Роковым образом. Я умею смешить людей, но я не клоун.
Блеснула темная кровь на куртке наемника, лицо его побагровело, на шее вздулись жилы. Он ухватился слабеющей рукой за кирасу Коски, булькнул кровавой пеной. Коска отпустил рукоять, обтер руку о рукав Эндиша и оттолкнул его. Тот рухнул на бок, сплюнул, слабо простонал и затих.
– Любопытно. – Ишри присела рядом на корточки. – Нечасто мне приходится удивляться. Кресло ваше украла на самом деле Меркатто. Но ее вы не тронули?..
– Сомневаюсь я, по здравом размышлении, что рассказы о том предательстве полностью совпадают с фактами. Но, как бы там ни было, красивой женщине можно простить все прегрешения, каких никогда не спустишь безобразному мужику. А если я чего и не терплю категорически, так это неверности. Чему-то в этой жизни все же нужно быть верным.
– Неверности? – взвизгнул Риграт. – Вы заплатите за это, Коска, вероломный…
В шею ему вонзился нож Балагура. Кровь брызнула струей, оросив земляной пол палатки и масселийский флаг, взятый Сазином в тот день, когда была сформирована Тысяча Мечей.
Риграт упал на колени, схватился рукой за горло. Кровь потекла в рукав мундира. В следующий миг он рухнул ничком, дернулся несколько раз и тоже затих. По земле начал расходиться темный круг, сливаясь с другим таким же, выползавшим из-под тела Эндиша.
– Ах, – вздохнул Коска, который планировал получить за Риграта выкуп от его семьи. Теперь это больше не казалось возможным. – Вы… несколько поторопились, Балагур.
– Ох. – Тот хмуро уставился на свой окровавленный нож. – Я думал… ну, вы сами знаете. Следовать вашему примеру. Как первый сержант.
– Конечно, конечно. Я сам виноват. Нужно было объяснить поточнее. Всегда страдал от… недообъяснений. Есть такое слово?
Балагур пожал плечами. Ишри – тоже.
– Ладно. – Коска, почесывая шею, уставился на труп Риграта. – Занудный, напыщенный, чрезмерно о себе мнивший человек, насколько я успел его узнать. Но если бы эти качества карались смертной казнью, на виселицах болталось бы полмира, и я в числе первых. Возможно, у него имелось множество других, прекрасных качеств, о которых я не знал. Матушка его наверняка так и сказала бы. Но это – война. Трупы – печальная неизбежность.
Он подошел к выходу, помешкал мгновение, настраиваясь, затем отчаянно рванул полог в сторону.
– На помощь!.. Кто-нибудь, сюда! Помогите!
Затем метнулся обратно, встал на колени возле тела Эндиша, примерился, приняв одну позу, потом другую. Счел последнюю более драматичной. И тут в палатку ввалился Сезария.
– Пресвятой Господь! – вскричал он при виде двух трупов.
Следом вбежал Виктус и вытаращил глаза.
– Эндиш! – Коска показал на меч Риграта, торчавший там, где он его оставил. – Убит! – В потрясении люди часто говорят то, что и без того ясно. Ему не раз приходилось это замечать.
– Кто-нибудь, позовите лекаря! – возопил Виктус.
– Лучше священника. – Ишри грациозно выступила вперед. – Он мертв.
– Но что случилось?
– Его убил полковник Риграт.
– А вы кто такая, черт возьми?
– Ишри.
– Великая душа! – Коска нежно коснулся лица Эндиша, забрызганного кровью, с выпученными глазами и разинутым ртом. – Настоящий друг! Он заслонил собой меня.
– Эндиш заслонил? – недоверчиво переспросил Сезария.
– Отдал жизнь… чтобы спасти мою, – дрожащим голосом пояснил Коска и смахнул слезинку с глаз. – Благодаренье судьбе, сержант Балагур оказался достаточно проворен, не то я тоже был бы сейчас мертв. – Он стукнул Эндиша по груди, под кулаком чавкнула пропитанная кровью куртка. – Моя вина! Моя! Все из-за меня!..
– Почему? – прорычал Виктус, свирепо глядя на труп Риграта. – В смысле, почему он это сделал, мерзавец?
– Моя вина! – простенал Коска. – Я взял у Рогонта деньги за то, чтобы не соваться в битву!
Сезария и Виктус быстро обменялись взглядами.
– Деньги… чтобы не соваться?
– Очень много денег! Мы разделили бы их по старшинству, конечно. – Коска отмахнулся, словно речь шла о каком-то пустяке. – Плата каждому за риск в гуркском золоте.
– Золоте? – Сезария изумленно поднял брови, словно прозвучало магическое слово.
– Которое я готов утопить в море, лишь бы еще минуту побыть со своим другом. Снова услышать его голос! Увидеть улыбку! Но – кончено. Он… – Коска сорвал с себя шляпу, бережно накрыл ею лицо Эндиша и повесил голову, – …ушел навсегда.
На некоторое время воцарилось молчание. Потом Виктус прокашлялся.
– Сколько там всего этого золота, о котором вы говорите?
– Много… очень много. – Коска судорожно вздохнул. – Столько же, сколько заплатил нам Орсо за нашу службу.
– Эндиш мертв. Тяжелая цена. – Вид Сезарии, однако, противоречил словам.
– Воистину тяжелая. Слишком. – Коска медленно поднялся на ноги. – Друзья мои… не возьмете ли на себя подготовку к погребению? Я должен наблюдать за битвой. Надо жить дальше. Ради него. Лишь одно и утешает…
– Деньги? – спросил Виктус.
Коска хлопнул обоих по плечу.
– То, что нам не нужно сражаться, благодаря моей сделке. Эндиш будет единственной потерей, которую понесет сегодня Тысяча Мечей. Можно даже сказать, он умер за нас всех. Сержант Балагур, за мной!
Развернувшись, он вынырнул из палатки в сияние дня. Ишри грациозно выплыла следом.
– Великолепный спектакль, – промурлыкала она. – Вам следовало стать актером, а не генералом.
– Разница между ними не так велика, как вы думаете.
Коска, подойдя к капитан-генеральскому креслу, облокотился на спинку. Он не чувствовал ничего, кроме усталости и раздражения. После долгих лет, в течение которых он мечтал отомстить за Афьери, расплата казалась мелкой и не принесла удовлетворения. Ужасно хотелось выпить. Но морвировская фляга была пуста. Он устремил хмурый взгляд на реку. Талинцы, пытаясь выбраться на берег возле нижнего брода, вели отчаянное сражение на поле всего в полмили шириной в ожидании помощи от Тысячи Мечей. Помощи, которая никогда не придет. Они превосходили врага числом, но осприанцы все еще удерживали позицию, не выпуская их с отмелей. Узкий брод был весь запружен народом. Месиво из человеческих тел шевелилось, сверкало оружием, разбухало и опадало.
Коска тяжело вздохнул.
– Вы, гурки, думаете, будто во всем этом есть какой-то смысл, не так ли? Божий промысел и тому подобное?
– Я так слышала. – Ишри перевела взгляд черных глаз со сражения в долине на него. – А каков, по-вашему, Божий промысел, генерал Коска?
– Мне досадить, давно подозреваю это.
Она улыбнулась. Раздвинула, во всяком случае, губы, показав острые белые зубки.
– Озлобленность, паранойя и непомерный эгоцентризм в одной фразе.
– Прекрасные качества, без которых не бывает великих военачальников… – Он поднес к глазам руку, прищурился, вглядываясь в холм на западе в тылу талинского войска. – А вот и они. Точно по расписанию.
На вершине холма показались первые флаги. Первые блещущие копья. Первые солдаты, вслед за которыми двигалось, похоже, еще немало.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий