Нерв

Книга: Нерв
Назад: Семь
Дальше: Девять

Восемь

Иэн заводит машину и включает обогрев. Снаружи начинает накрапывать дождь. Интересно, у девушек на улицах есть зонтики или дождь даже не входит в список возможных помех? Может, в дождь от клиентов не так воняет. Я откидываю голову, касаюсь щекой спинки сиденья, радуюсь, что не нужно больше бежать, или дрожать на холоде, или торговаться со старыми извращенцами. Иэн делает так же, и теперь мы глядим друг другу в лицо, и между нами всего несколько сантиметров.
– И как далеко ты готова зайти?
Это он об игре или о чем-то еще? Вечер, конечно, был выдающийся, но я не горю энтузиазмом подвергнуться следующему эксперименту со стороны мозгового центра НЕРВа. Мне теперь кажется, что это кучка скользких типов, обжирающихся гамбургерами.
Но я вдруг говорю:
– У меня есть время до полуночи.
Он убирает прядь волос у меня со лба.
– Столько всего можно успеть за пятьдесят минут!
Внутри у меня все превращается в пенку от капучино. Пятьдесят сладких минут. О, погодите-ка, или он об игре говорит?
– Люблю все интересное, – говорю я, надеясь, что последуют уточнения.
Не отрывая от меня взгляда, он снимает пиджак и придвигается. Я ощущаю манящее тепло его тела. Провожу рукой по плечу, восхищаясь твердостью мышц, а еще больше – тем, что я потянулась к нему, не раздумывая. Может, игра каким-то образом пробудила во мне вкус к риску? Стук капель по крыше вызывает какое-то щекотное, но очень уютное ощущение. До чего же здорово быть с Иэном в этом теплом замкнутом пространстве! Очень здорово.
Ну и конечно, в этот самый момент наши телефоны взрываются воплями. Я подпрыгиваю так, что чуть не стукаюсь головой о потолок. Никогда в жизни не буду скучать по этому мерзкому плачу-рингтону. Я заглядываю в телефон – не потому, что мне так уж интересно, что там, но чтобы поскорей прекратить эти звуки. Послание от НЕРВа состоит в основном из восклицательных знаков.
– Офигеть, – говорит Иэн, пока я читаю.
Точнее не скажешь. Я не только выиграла новый телефон, но наша аудитория выросла до семи тысяч Зрителей, а это означает бонус – четырнадцать сотен долларов. Мне становится нехорошо.
В дополнение к призам НЕРВ начал пропускать входящие сообщения в мой телефон. Штук двадцать от Лив и Юлай, сначала соболезнования: «Тем хуже для Мэтью! Он еще пожалеет», – потом удивление: «Это правда ты?» Потом – поздравления: «Ну надо же! Во даешь!»
Ужасно хочется поскорее обсудить с ними каждую деталь этого вечера, как мы всегда делали это с Сидни.
И все же странно, что нет ни одной смски ни от нее, ни от Томми.
Для проверки я выбираю номер Томми и нажимаю на него. Голос у него напряженный:
– Ты в порядке? Почему ты мне раньше не позвонила?
Черт. Надо было ему хотя бы смску кинуть.
– НЕРВ заблокировал мой телефон, это одно из условий игры. Ты – первый, кому я звоню. Ни за что не угадаешь, сколько я выиграла денег.
Его вздох отзывается у меня в ухе треском помех.
– Уж лучше бы побольше – после всего, что они заставили тебя сделать. Нет, серьезно, ты хоть знаешь, сколько людей застрелили в том районе? А если тебя арестуют?
Дождь усиливается, грохочет гром. Бедро, которым я ударилась, выходя из боулинга, опять начинает ныть.
– Я же ничего плохого не делала. Это все было понарошку.
– Ты искала клиентов, ты заключила сделку, а потом сопротивлялась аресту. Попробуй, докажи, что ты просто дурачилась.
Я смеюсь.
– Поздравляю с защитой диплома по уголовному праву. – Но тихое ноющее чувство где-то в боку говорит мне, что он прав.
– Слушай, ты выиграла кучу призов, повеселилась и все такое. Значит, ты можешь уйти прямо сейчас с высоко поднятой головой, правда?
Вспышка молнии на секунду заливает все вокруг синим цветом.
– Да-а. И вообще уже очень поздно.
– Хорошо. Я рад, что ты возвращаешься домой, пока не произошло что-нибудь еще. Не доверяю я этому Иэну.
«Этот Иэн» перебирает мои пальцы, как струны маленькой арфы. От удовольствия дрожь пробегает по моему телу. Его поглаживания оказывают прямо-таки магический эффект – боль в ноге становится тише. Точечный массаж отдыхает.
Ах да, я же все еще по телефону разговариваю.
– Иэн был нереально крут. Увидимся завтра утром, я помогу тебе с разбором декораций, хорошо? Спасибо, что так поддержал меня на отборочных испытаниях. Я – твой должник. Пока, Томми, ты самый лучший! – Я быстро закрываю телефон, пока он не стал занудствовать дальше.
Иэн хмурится.
– А я думал, самый лучший тут – я. Ты что, уже мне изменяешь? – Он улыбается.
М-м-м. Значит, он считает, что мы настолько близки, что можно говорить об «измене»? Он прикусывает губу так, что мне тоже хочется прикусить свою. Если для него это игра, значит он – прирожденный актер. Хотя с чего бы ему со мной играть? Мы же на одной стороне.
Мой телефон вдруг разражается мелодией. Похоже, от «Роллинг Стоунз» мне сегодня никуда не деться. Странно, что телефон Иэна не звонит.
Я читаю послание, и у меня застывает лицо.
Иэн пристально смотрит на меня.
– Что там?
Я пытаюсь уложить в голове то, что только что прочитала.
– Это испытание, м-м-м, отличается от других.
– Как?
Уютное тепло салона рассеивается. Если рассказать Иэну об этом испытании, придется кое-что рассказать и о себе. О том, что я – «девушка-за-сценой», вечно вторая после Сидни, и все такое. Как только он увидит, какая я на самом деле, – все, сказке конец.
Я сглатываю.
– Это связано с моей реальной жизнью.
Пальцы, перебирающие струны арфы, поднимаются выше по запястью. Сладкая, сладкая музыка.
– А эта жизнь, что, фальшивая?
– Ну, не фальшивая, просто как бы нереальная, понимаешь?
Он не отводит взгляда.
– Испытания – это игра, но все, что между ними, – нет. По крайней мере, для меня.
– Для меня тоже. Просто теперь НЕРВ хочет, чтобы я дурачила людей, которых знаю, а не незнакомцев. И почему-то о тебе в задании ни слова.
Он пожимает плечами.
– Уверен, для меня они тоже что-нибудь придумают. Ну, так чего они от тебя хотят?
– Пойти в концертный зал, где у нас сегодня был школьный спектакль. Я занималась гримом. И костюмами. Короче, нужно прийти на капустник и устроить с подругой разборки насчет кое-чего, а потом я должна сказать гадость про ее выступление. Последняя часть кажется мне глупой и жестокой. Но что действительно непонятно: откуда НЕРВ узнал, что я злюсь на Сидни? Кто им сказал? Лив и Юлай? Может быть, они думали, что помогают мне?
Иэн проводит рукой по моей щеке.
– Звучит не так уж плохо, если подумать, с чем тебе пришлось сегодня столкнуться. Те проститутки запросто могли тебе глаза выцарапать. Твоя подруга ведь на такое не способна?
Я на минуту задумываюсь.
– Нет. Драмы – это по ее части, а насилие – нет. – Я вздыхаю. – Но это испытание гораздо сложнее. Одно дело – совершать гадкие поступки при незнакомцах. А это – мои друзья.
Теоретически это должно упростить дело, но на самом деле все ровно наоборот.
Рука Иэна такая гладкая и теплая.
– Я понимаю.
Так ли это? Мне трудно представить, что он краснеет и запинается перед своими друзьями. Хотя он явно нервничал, когда тот сутенер наехал на него. А кто бы не занервничал?
– Ты мне скажешь, из-за чего поссорилась с подругой? – спрашивает он.
Я вздыхаю.
– Из-за парня. Но это уже в прошлом. – Просто удивительно, как быстро исчезли мои чувства к Мэтью.
Он поднимает бровь.
– А что, ссора между девушками может закончиться дракой? Пожалуйста, скажи «да»! Я сам вам заплачу.
Я толкаю его в плечо.
– Не раскатывай губу! Тот парень того не стоит. Я же тебе сказала, все в прошлом.
Лучшее средство забыть одного красавца – другой красавец.
– И давно это стало прошлым?
Я смотрю на экран телефона.
– Часа три назад.
Мы оба хохочем.
Его телефон жужжит. Иэн читает, и на лице его появляется удивление.
– У меня задание в двух частях, но пока прислали только первую. И это дополнение к твоему испытанию.
– Что ты должен сделать?
– Флиртовать с самой красивой девушкой на вечеринке.
Сердце у меня падает. Очередная победа Сидни. Откуда НЕРВ узнал самый лучший способ испортить мне вечер? Устраивать разборки с Сидни, пока с ней кокетничает Иэн, – это ад, созданный специально для меня. Я морщусь. И вдруг понимаю, что могу отказаться.
– Да какая разница, что там за задание, – говорю я. – Я ухожу.
Иэн выпрямляется на сиденье.
– Почему? Опасности никакой. Ты будешь среди друзей. А я все время буду рядом.
– Нет, ты будешь слишком занят, флиртуя с самой красивой девушкой. – И уж она-то своего не упустит.
Он берет мое лицо в свои ладони.
– Я уверен, самой красивой девушкой там будешь ты.
Я смотрю на его чувственные губы.
– Это ты пока не видел мою лучшую подругу, диву Сидни, звезду спектакля и вообще любых событий в нашей школе.
Ну вот, теперь он узнает правду. Это признание – первая трещинка в созданном нами роскошном фасаде, гораздо более непрочном, чем декорации Томми.
Он пристально смотрит на меня.
– Я повстречал тебя. Можешь мне не верить, но в тебе гораздо больше очарования, чем в любой любительнице драм. Флиртовать с тобой – самое простое испытание, какое только может быть.
– Ха. Когда ты так говоришь, это звучит… соблазнительно.
– Тебе ли не знать о соблазнительности. – Он стягивает резинку с моих волос, потом вторую, медленно наклоняется вперед. По коже у меня, кажется, проскакивают искры, когда наши губы встречаются. На вкус его губы так же хороши, как и на вид. В этом парне утонуть можно. Что я и делаю. Время останавливается, пока мы сжимаем друг друга в объятиях. На вкус он – как ягоды: сколько ни съешь, все мало. Я ощущаю прилив тепла – в точности в нужных местах. Когда мы отрываемся друг от друга, я едва могу дышать.
– Ладно тебе, Ви, – хрипло говорит Иэн. – Это испытание – только о тебе. Я сделаю все возможное, чтобы ты поразила своих друзей. Когда мы закончим, о твоей драматичной подруге никто больше и не вспомнит.
Как будто Сидни можно забыть. Она всегда была потрясающей, с первого дня в детском саду, куда она явилась в тиаре и павлиньих перьях. Все хотели с ней играть, но она выбрала меня, тихую девочку, которая подбирала одежду так, чтобы она сочеталась по цвету с ее карандашами и ластиками. В то время я носила в основном желтое и розовое.
Но в тот год – да и после – я ощущала себя особенной, потому что Сидни выбрала меня. Она ценила мое мнение. Не то чтобы собственное мнение она ценила меньше. Она всегда говорила, что прекрасно разбирается в людях и с первого дня знала – мы станем друзьями на всю жизнь. Я с благодарностью принимала ее дружбу, и мне было плевать, что все считают меня ее эхом. Может, она и правда чересчур эмоциональна и любит командовать, но она всегда была верным другом. До сегодняшнего вечера. Как она могла так поступить?
Я разглядываю идеальные скулы Иэна. Он проводит пальцем по моему виску, и сладкие волны пронизывают меня до самых глубин. Кто бы мог подумать, что едва заметное прикосновение может быть таким приятным? И как же круто будет появиться в театре с кем-то, кто так явно мной увлечен! Хоть раз в жизни главный приз достанется мне! Возникшая в воображении картина слишком соблазнительна.
Я быстро прикидываю: до зала мы можем добраться минут за двадцать, там пробудем минут десять. Если повезет, я попаду домой вовремя. А если нет, может быть, родители уснут перед телевизором, пока смотрят вечерние новости.
Иэн улыбается.
– Если я выдержу первую часть испытания, то получу подарочную карту «Кофейника», – говорит он. – Ты же не позволишь мне упустить этот шанс, верно?
– Уверена, бариста встретит тебя с распростертыми объятиями.
– Встретит нас. Это будет наше свидание.
Свидание. Звучит так волшебно. Когда он упоминает о призе, до меня доходит, что, увидев в послании от НЕРВа имя Сидни, я пропустила ссылку на свой приз. Я набираю воздуха в грудь и открываю телефон.
Моя челюсть с грохотом падает на пол.
– Ого… если я пройду испытание, меня ждет день бесплатного шопинга в моем любимом магазине одежды. С лимитом в три тысячи долларов.
Это же целый новый гардероб! Винтажный, конечно, но гораздо менее скромный, гораздо более яркий, вызывающий… нет, не вызывающий, конечно, – просто более заметный. А почему бы и нет? Ведь я девушка, которая за сегодняшний вечер сыграла два раунда в прямом эфире. Когда в понедельник я вернусь в школу, на меня будут смотреть совсем другими глазами.
Иэн придвигается ближе.
– В этом плане недостатков нет, котенок.
Клянусь, я пойду на это испытание только ради того, чтобы услышать, как он снова назовет меня «котенком»!
– Но я никогда не ссорилась с Сидни. Тем более вот так. – Я ломаю пальцы, не зная, что сказать. – Мы никогда серьезно не ссорились, потому что она, как правило, всегда настаивает на своем. Если мы злимся друг на друга, она ведет себя как на телешоу, кричит, топает ногами, а я молчу. Но мы всегда миримся. И мы ни разу не ссорились из-за парня. – Я не добавляю, что дело не в этом. Сидни всегда заполучит любого парня, какого только захочет, не важно, кто там что думает.
– Похоже, она очень избалована. Не знаю, что это за тип, из-за которого вы поссорились, но мозгов у него явно нет.
Я смеюсь. Интересно, будет ли Мэтью ревновать, если я приду с Иэном? Так ему и надо! Нечего было кокетничать со мной весь этот месяц. Сидни поймет мое желание проучить его. И она наверняка зауважает меня, если я потребую у нее ответа, все-таки она закрутила роман с парнем, который нравился мне. И пусть даже это будет чересчур драматично – подумаешь, велика важность! Опять же, драма – это ее стихия, верно? Может, сегодняшний вечер станет поворотной точкой в нашей дружбе. Может, нам уже пора дружить несколько более на равных.
Перед глазами у меня встают отцы-основатели, требующие справедливости, и я говорю:
– Окей. Давай сделаем это.
Он запускает мотор.
– Ви, Ви, Ви, – напевает он, сузив глаза, – это ви… ви…ви…
– А дальше?
Он бросает на меня взгляд, проникающий в самые глубины моей души.
– Ви… ви… ВИликолепна. Вот вИликолепная Ви.
Эти «в». Эти губы.
– Ты сам вИликолепен.
На светофоре он притягивает меня к себе и доказывает свое вИликолепие. Загорается зеленый, машины позади нас сигналят.
И вот мы на парковке – гораздо быстрее, чем я ожидала. Здесь не меньше десяти автомобилей, но машины Томми среди них нет. Надеюсь, если он все еще смотрит, то поймет. Ну откуда мне было знать, что НЕРВ подкинет такое задание? Вообще, если подумать, что в этом испытании такого интересного для зрителей? Все равно ведь случайным Зрителям на капустник не попасть. Мисс Сантана в момент выпрет любого чужака, пробравшегося на вечеринку. Может, НЕРВ сочинил целую сагу на тему того, как мне нравится Мэтью? Но мне теперь и Иэн тоже нравится. Зрители, наверное, подумают, что перед ними любовный треугольник. Странновато это будет, конечно, учитывая, что Иэн сам же и будет все снимать, но, если НЕРВу угодно тратить на это свои деньги, мне-то что?
Хотя, если подумать… Теперь, когда мы на месте, меня вновь одолевают сомнения – что будет, когда Иэн увидит Сидни? Еще ни разу парень не обращал на меня больше внимания, чем на нее. Что, если он просто с этим не справится?
Иэн заглушает двигатель.
– Дождь вроде стих. Побежали внутрь, пока он опять не припустил.
Времени хорошенько все обдумать у меня нет. И чем больше я буду думать, тем больше вероятность, что я струшу. А меня это уже так задолбало! Я прикусываю нижнюю губу, чтобы она стала алой и пухлой – макияж бедной девушки. Мы натягиваем пиджаки над головами, вылезаем из машины и бежим под моросящим дождем.
– Твой выход, красавица, – говорит Иэн и берет меня за руку.
Я пытаюсь улыбнуться, делаю глубокий вдох. И еще один.
Да уж, мой выход.
Назад: Семь
Дальше: Девять
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий