Нерв

Книга: Нерв
Назад: Двенадцать
Дальше: Четырнадцать

Тринадцать

 

Телефонный звонок? Как-то маловероятно, чтобы нашей первой задачей был розыгрыш по телефону – с такими-то призами…
Гай пожимает плечами.
– Все просто. Мы объявляем тему для разговора, а вы звоните. Каждый разговор всего на пару минут. Кто хочет быть первым?
Секунду-другую добровольцев не видно, но потом Даниэлла поднимает руку.
– Почему бы и нет? Люблю болтать по телефону.
Гай широко улыбается.
– Великолепно! Пятьдесят дополнительных долларов для тебя, Даниэлла, за почин! Ты будешь звонить своему бывшему, Марко. Скажи ему: он был прав, каждый раз, как обвинял тебя, что ты спишь с его братом.
Загар на щеках Даниэллы бледнеет.
– Откуда вы… Постойте, но даже если так, мы с Марко уже расстались.
Выражение на лице Гая становится жестким.
– Звони, или все лишатся призов.
Тай сжимает плечи Даниэллы. Что-то не похоже на романтический жест. Ее глаза бегают, словно она ищет – что? Выход? Когда становится понятно, что НЕРВ не сделает ей приятный сюрприз, изменив испытание или распахнув двери, чтобы она смогла спрятаться под уже-не-слишком-свежими простынями, она достает телефон. Мы подпрыгиваем и раскачиваемся на безумной мебели и становимся частью публики – на следующие несколько минут. Мне жаль Даниэллу, но в то же время мне интересно – как пройдет звонок? Господи, да что это со мной?
Даниэлла отворачивается, но НЕРВ каким-то образом подсоединил ее телефон к аудиосистеме – наверное, с помощью этого хитрого приложения, которое они заставили нас загрузить, так что гудки с телефона Марко прекрасно слышны всем через динамики, а лицо Даниэллы крупным планом появляется на экранах. Два гудка, и отвечает мужской голос.
– Э-э, привет, это Дани, – говорит она.
Слышно, как в трубке фоном звучит музыка.
– Че такое?
Неужели он не смотрит игру? Тай с Даниэллой – наверное, главные знаменитости Бойсе этой ночью, а он не в курсе? Было ли это известно НЕРВу, когда они давали это задание?
Даниэлла говорит кукольным голоском:
– Я только хотела сказать, что, когда мы были вместе, я… и с Нейтом тоже встречалась. Ты был прав.
Связь, кажется, прерывается, раздается шипение и треск, а потом трубка взрывается:
– Я знал, я знал! Ты – животное!
Даниэлла держит телефон на вытянутой руке как можно дальше от себя, но поток ругательств и оскорблений тише не становится. Плача, она выкрикивает в камеру:
– Окей, я сделала это.
Она прерывает вызов и смотрит на Тая, который кривится, будто это ему она изменила.
Слегка размытое изображение Гейл появляется на экране.
– Видишь, не так это было ужасно, правда? – мягко говорит она.
Потом она вызывает других игроков и каждого заставляет звонить бывшим или друзьям и говорить что-нибудь крайне неловкое для обоих участников разговора. Иэну выпадает сообщить бывшей девушке, что разрыв с ней стал самой большой глупостью в его жизни, и больше всего ему бы хотелось снова быть с ней вместе. Голос у девушки становится такой радостный после его слов! У меня внутренности словно в узел завязываются.
После звонка Иэн вытирает со лба пот.
– Надеюсь, кто-нибудь скажет ей правду до того, как это придется сделать мне. Что за кошмарное испытание!
Как НЕРВу удалось разыскать людей, которые не смотрят игру? Может, они заранее устроили так, чтобы те были заняты чем-то другим? Например, разослали им бесплатные билеты куда-нибудь или еще что-нибудь в этом духе? Я начинаю верить, что они всемогущи.
Моя очередь подходит слишком быстро. Я должна позвонить Томми и сказать: я знаю, что он в меня влюблен, и назвать три причины, по которым мы не можем быть вместе. Я начинаю дышать медленней. Томми вовсе в меня не влюблен, и он знает, что я играю. Поспорить могу, что он до сих пор смотрит трансляцию. Значит, можно сказать ему все, что угодно, и он будет знать, что все это – для шоу. Ух. Может, возможности НЕРВа все-таки не безграничны? Или все дело в том, что я слишком поздно прошла отборочные испытания, и у организаторов не хватило времени осуществить все свои гнусные планы? Да какая разница, в чем причина? Я просто этим воспользуюсь.
Томми отвечает после первого же звонка.
Я говорю:
– Эй, прости, что так получилось.
Сверху, с экранов, слышится громкий сигнал. ПРИДЕРЖИВАЙСЯ СЦЕНАРИЯ.
Что? Я даже извиниться не могу, прежде чем начать разговор? Это и есть «чистота игры»?
Я продолжаю, так и не услышав ответ Томми.
– В общем, я знаю, что вроде как нравлюсь тебе. Но мы не можем быть вместе, потому что, э-э, потому что мы слишком похожи. Ну, знаешь, всегда за сценой и все такое. Плюс… уф-ф… ты слишком настойчивый. – Ну, он такой и есть, правда? Сколько часов он провел, бесконечно переделывая декорации. – И в любом случае я никогда не смогу соответствовать твоим стандартам.
Ой, а это-то откуда взялось? Но вот и все. Три причины.
С секунду он молчит.
– Вау! Я всегда знал, что ты – эгоистка, а вот и доказательство.
Погодите-ка, о чем это он? О, поняла, он мне подыгрывает!
Томми говорит:
– Настоящая причина, по которой ты не можешь встречаться с кем-то вроде меня, в том, что ты слишком себя ненавидишь, чтобы быть с тем, кому ты действительно нравишься. Ты предпочтешь бегать за парнем, который тебя унижает и выставляет жалкой в глазах друзей. Я думал, ты другая, умнее остальных. Но теперь вижу, что у тебя просто не было шанса стать собой, несчастный ты человек.
Он вешает трубку первым. Такое ощущение, будто меня ударили в живот. Вот и опять меня унизили перед всем миром. Мне хочется сжаться в комок.
Иэн берет меня за руку.
– Он ревнует, он обижен. А чего ты ожидала?
Не знаю. Но НЕРВ добился, чего хотел, от каждого из нас. Ублюдки. Всего одно испытание, играть еще два часа, а мы уже – словно рота контуженных солдат.
На экране появляется Гай, он в пиджаке и галстуке, но без улыбки.
– Окей, с друзьями мы поговорили, теперь свяжемся с родными.
Все вокруг становится каким-то расплывчатым. Совершенно невозможно, чтобы мои родители, которые еле справляются с пультом от телевизора, смотрели НЕРВ. Мои мысли лихорадочно мечутся, перебирая возможности – какую гадость НЕРВ придумает для них?! Гай откашливается.
– Для следующего звонка один сценарий для всех, но говорить вы будете с самым близким родственником другого игрока. Задание простое. Нужно сказать, что ваш товарищ по команде попал в серьезную аварию, а потом повесить трубку. Это все.
О господи, господи, господи. Одна мысль о том, какие у родителей будут лица, – и у меня начинает жечь глаза.
– Я не могу этого с ними сделать, – шепчу я.
Иэн обнимает меня.
– Да, это отстой. И поверь, мой папа – не тот человек, которому ты захочешь сообщить плохие новости. Но подумай, как счастливы будут твои родители, когда ты вернешься домой, полностью оплатив обучение в школе моды. И потом, игру смотрит куча твоих друзей! Кто-нибудь из них позвонит твоим родителям и скажет правду. Я знаю, мои друзья так и сделают. Он поворачивается к ближайшей камере:
– Верно?
Он говорит все это с улыбкой, но взгляд у него какой-то затравленный, будто он чего-то боится. И все же он прав. Как бы Сидни на меня ни злилась, она не даст моим родителям поверить, что со мной что-то случилось. Ни на минуту. Она начнет им названивать, как только это увидит. Лив и Юлай – тоже. А значит, родителям придется страдать какие-то секунды, зато я получу деньги на учебу. Заодно друзья объяснят, почему я не пришла домой вовремя, так что от этого испытания может быть и польза. Даже если потом меня опять посадят под домашний арест.
Я делаю глубокий вдох.
– Окей.
В прошлом испытании я была последней, и теперь первый звонок достается мне. Я должна позвонить папе Джен – его номер появляется на экранах. Несмотря на весь ее имидж крутой девчонки, она смотрит на меня с тревогой.
Я киваю ей. Мне хочется сказать ей, что я постараюсь быть помягче, но разве существует мягкий способ сообщить кому-то, что с его ребенком случилось несчастье. Надеюсь, ее друзья снаружи приглядывают за ней.
Я набираю номер, и звук нажимаемых кнопок транслируется через динамики, как марш смерти. Как только папа Джен поднимает трубку, я сообщаю ему все, что от меня требуется, и быстро вешаю трубку, прямо посередине его «Что?!» Может, брошенная трубка наведет его на мысль, что это розыгрыш. Отвратительный, безумный розыгрыш. Пожалуйста, друзья Джен, спасите его поскорее!
Остальные звонки проходят примерно так же. Когда Тай набирает наш домашний номер, мои ногти впиваются в ладонь так, что, наверное, останутся следы.
К телефону подходит мама. Тай заговаривает с ней напряженным голосом, будто он плакал.
– Сожалею, но должен сообщить, что Ви попала в серьезную аварию. – Ухмыляясь, он вешает трубку не сразу, и я успеваю услышать отчаянный крик, который бьет мне прямо в сердце.
Думая только об ее отчаянии, я кричу:
– Я в порядке, мам!
Тай тут же прерывает звонок. Слышала ли меня мама? Я закрываю глаза и молча молюсь. О, Сидни, как бы ты меня ни ненавидела прямо сейчас, пожалуйста, помоги маме – так, как ты всегда помогала мне!
Резкий звук возвращает меня в игру. На экранах мелькает несколько кадров с шикающими и свистящими Зрителями. А потом на экране появляется Гейл. С разочарованным вздохом она говорит:
– Ох, Ви! Неужели ты думала, что к тебе карма отношения не имеет!
Что?! А потом я вспоминаю свой пост на странице ThisIsMe.
Огромные алые буквы медленно движутся под скорбно кивающей головой Гейл: ВИ, ТЫ НАРУШИЛА ЧИСТОТУ ИГРЫ. БУДЬ ГОТОВА К ПОСЛЕДСТВИЯМ. МЫ НАКАЖЕМ ТЕБЯ, КОГДА СОЧТЕМ НУЖНЫМ.
Так вот что они имели в виду под «чистотой игры»? Я жду, что они хотя бы намекнут, каким будет мое наказание, но экран гаснет. Ну разумеется, они хотят, чтобы я хорошенько помучилась от неизвестности. Может, они посадят меня в одно из кресел для неудачников, мимо которых мы проходили в коридоре? Или запихнут вместе с Иэном в один из их извращенских чуланчиков. Но я знаю, что ничего хорошего ждать не приходится.
Я сжимаю зубы. Может, Гейл права насчет кармы? И я все это заслужила – все, что со мной происходит? Я думаю о розовощекой девушке и ее милом бойфренде. Мы с Иэном испортили им свидание. И кто знает, пережил ли тот парень, который хотел спасать проституток, встречу с сутенером, к которому я его послала. Господи, да он, может быть, уже в больнице! По крайней мере, то, что я сделала с Сидни, не причинило никакого физического вреда. Но я не остановила Иэна, когда он унизил Джейка. И подписалась на эти кошмарные раунды гран-при, и мои родители пострадали. Да, плохих дел сегодня явно больше, чем хороших.
Карме, наверное, не терпится надрать мне задницу.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий