Нерв

Книга: Нерв
Назад: Шестнадцать
Дальше: Восемнадцать

Семнадцать

Мой дух стремительно падает, но я вскакиваю с места:
– Ребята, быстрее назад, пока можете!
Они сдирают повязки с глаз и с недоумением озираются. Дверь, из которой они только что вышли, медленно закрывается.
Я бросаюсь к ним, указывая на дверь.
– Бегите!
Они с испугом смотрят то на меня, то на дверь, пока та, наконец, не закрывается с тем же зловещим щелчком. Микки и Тай, которые тоже вскочили – вероятно, чтобы помешать мне сбежать, – вновь садятся с довольным видом.
Сидни растерянно моргает – такой я ее еще не видела. Недоумение у нее на лице быстро сменяется шоком, когда она замечает пистолет у меня в руке.
– Он же не настоящий, правда?
Я прячу оружие за спину.
– Я не знаю.
Томми оглядывает комнату со смесью отвращения и любопытства. Потом смотрит прямо на меня и качает головой, типа «я же тебе говорил». Остальные игроки сидят на своих местах, кто-то жует попкорн, будто мы с моими друзьями – очередной номер программы.
Сид направляется прямо ко мне, и, подойдя почти вплотную, смотрит прямо в глаза.
– Ты слишком далеко зашла! Как ты могла не уйти после того, как они заставили тебя думать, что ты дышишь угарным газом? Черт, Ви!
Она хватает меня за руку и тащит к двери, из которой они только что появились.
– Что именно вы видели? Хоть одна из моих просьб вызвать 911 пробилась в эфир?
Она не обращает на меня внимания и стучит в дверь.
– Окей, можете теперь нас выпустить!
Раздается резкий сигнал, экраны под потолком вспыхивают, и Сидни задирает голову, чтобы видеть тот, что прямо у нее над головой. Я кладу руку ей на спину, стараясь успокоить перед тем, как она прочтет послание, которое точно заставит ее сойти с ума.
В ДВЕРЬ ВСТРОЕН ТАЙМЕР, ОНА ОТКРОЕТСЯ ТОЛЬКО ЧЕРЕЗ ТРИДЦАТЬ МИНУТ (ИЛИ В ЭКСТРЕННОЙ СИТУАЦИИ). ИГРОКИ ПОКАЖУТ ВАМ, ГДЕ НАПИТКИ. РАСПОЛАГАЙТЕСЬ, ЧУВСТВУЙТЕ СЕБЯ КАК ДОМА!
Сидни ударяет ладонью по стене.
– Я не хочу располагаться. И пистолеты – это экстренная ситуация!
Она пытается просунуть пальцы в практически невидимую щель между дверью и косяком, но у нее ничего не выходит. Тогда она бежит к главной двери и пробует повернуть ручку. Потом начинает молотить по двери и кричать:
– Эй, вы сказали, что Ви плохо и мы с Томми должны ее отсюда забрать. Ну вот, мы тут, так что выпустите нас наружу, или я папе позвоню. Он у меня адвокат!
Микки смеется и спрашивает у остальных игроков, не хочет ли кто еще по пиву. Проходя между нами, она изображает, будто идет на высоких каблуках.
Сид вытаскивает телефон и чертыхается, обнаружив, что сигнала нет. Проходит в центр комнаты, где стою я:
– Дай мне свой.
Я чувствую тяжесть в груди. Вот они, мои последствия. Будто недостаточно было подвергнуть опасности себя или напугать родителей до полусмерти. НЕРВ играет на моем чувстве вины, а это совсем нетрудно, учитывая, что я – Козерог и что готова была сломаться еще до начала гран-при. Мысль о том, что из-за меня друзья попали в ад, хоть еще и не поняли этого, невыносима. Если с ними что-то случится…
Я опускаю голову.
– Телефоны тут не работают, никого отсюда не выпустят, и иск никому не предъявишь. А теперь они роздали нам по пистолету и заставили просмотреть видео, как обращаться с оружием. Мне так жаль, что я вас в это втянула.
У Томми застывает лицо. Он орет на Иэна, который поднялся с диванчика и вышел из-за стола:
– Это все из-за тебя, сукин ты сын! – и шагает вперед. Иэн продолжает держать пистолет дулом вниз, но глаза у него бешено вспыхивают.
– Лучше не подходи.
Я преграждаю Томми дорогу и выставляю руку.
– Вы что, не смотрели игру? Нам просто повезло, что Иэн будет нас прикрывать.
Томми резко выдыхает, отодвигая меня в сторону.
– Это ты называешь «прикрывать»? Да ты бы никогда тут не оказалась, если бы не он!
Моя рука упирается ему в грудь. Странно, она у него такая же твердая, как у Иэна.
– Мне пока никто не угрожал оружием. Иэн влип с этим гран-при так же, как и я. А теперь, к сожалению, и вы с Сидни. Господи, как бы мне хотелось, чтобы вас, ребята, тут не было!
Сидни упирает руки в бока, как во второй сцене первого акта.
– Поздно жалеть!..
– Почему вы не позвонили в полицию, если хотели мне помочь? – спрашиваю я.
Она нетерпеливо вздыхает.
– В полицию? Из-за игры? Да все знают, что тут все понарошку.
Моя очередь нетерпеливо вздыхать.
– И ты в это веришь? – спрашиваю я у Томми. Уж ему-то должно быть понятно.
Он краснеет.
– Они с самолета прыгали на раундах в Чикаго, и парашюты раскрылись. Весь страх тут… искусственный.
– Поверь мне, искусственный страх на вкус точно такой же, как органический. – Я вздыхаю. – Нас всех обвели вокруг пальца.
Он протискивается мимо меня к Иэну.
– Ну, твой партнер тут мало помог. Он повсюду в интернете, что-то вроде сетевой проститутки. Я нашел несколько мерзких сайтов – и уверен, что это он там на фото. Только погоди, я еще прогоню их через программу распознавания лиц. – Он вытаскивает телефон и поворачивает ко мне экран. – Вот, смотри.
Я хватаю телефон.
– Я думала, твой тут тоже не ловит! Звони 911! Давай!
Микки и Тай вскакивают со своих мест, а Томми растерянно прижимает телефон к груди.
– Да не ловит он тут. Я видео скачал еще раньше. – Он кликает на что-то и сует телефон мне в лицо.
У Иэна краснеет шея.
– Это все брехня!
На экране телефона – какое-то мутное видео, где несколько полураздетых людей борются друг с другом, или что там они еще делают. Я отталкиваю телефон.
– Сейчас не время смотреть дурацкие ролики.
Томми продолжает показывать мне видео.
– Тебе надо знать, с кем ты связалась и можно ли ему доверять.
Микки ржет, глядя на нас через спинку диванчика:
– Что, сдулась? Девственнице показали голую ножку?
Раздается сигнал и экран снова вспыхивает,
ХВАТИТ БОЛТАТЬ. ВОТ СЛЕДУЮЩЕЕ ИСПЫТАНИЕ: НАПРАВЬТЕ ПИСТОЛЕТ ЛИБО НА РАНЕЕ ВЫБРАННУЮ ЖЕРТВУ, ЛИБО НА ОДНОГО ИЗ ВНОВЬ ПРИБЫВШИХ.
Сидни круто разворачивается ко мне:
– Что за…
С моих губ срывается какой-то писк, кровь застывает в жилах. Так вот как я умру? Или из-за меня убьют одного из моих друзей? И вот это нужно публике? Горло сжимается. Ну почему я не осталась после спектакля, не подошла к родителям? Любая нормальная дочь так бы и сделала.
Микки и Тай поворачиваются и, опираясь на спинки сидений, прицеливаются. Она держит пистолет двумя руками, он – одной, уверенно, твердо. Черные дыры стволов глядят, не мигая, на нас с Иэном.
Сэмюэль глубоко вздыхает, прежде чем поднять пистолет.
– Прости, Ви. Но я обещаю, что не нажму на курок.
– Ну тогда все в порядке, я могу не беспокоиться. – Голос у меня поднялся на октаву выше. Я думаю, нельзя ли все-таки спрятаться в туалете, но тут вспоминаю, что дверь не запирается.
– Возьми пистолет, – говорит Тай Даниэлле.
Та скрещивает руки на груди.
– Не знаю… Что-то все это слишком стремно становится.
У Тая напрягается челюсть.
– Я думал, ты чего-то стоишь.
Она медленно поворачивается к нам, кусая губу, потом берет оружие обеими руками, одна на рукоятке, другая – под дулом. Спасибо тебе, фильм, теперь я знаю, как что называется. Интересно, это будут последние усвоенные мной знания?
Даниэлла всхлипывает и вытирает щеку плечом. Все это она проделывает, не прекращая дрожать, отчего ее браслеты постоянно звенят – дзынь, дзынь, дзынь, – и от этого звука у меня внутри все переворачивается.
– Ладно, сойдет, – говорит Тай.
Микки шепчет что-то Джен, а потом прикусывает за ухо. Джен вздыхает и тоже берет в руки пистолет. И вот еще один ствол, направленный на меня, еще один – на Иэна.
Я поворачиваюсь к нему. Видно, как на шее у него пульсирует вена. Он медленно поднимает пистолет и направляет на Тая. В комнате становится так тихо, что слышно, как под потолком жужжат лампочки.
Мне хочется растечься по ковру, каким бы он ни был противным, но я должна соображать.
– Сидни и Томми, это не ваша драка. – Я указываю на главную дверь. – Идите и встаньте там.
Я начинаю двигаться вокруг стола, обратно к своему диванчику, который находится на противоположной стороне комнаты от того места, куда я сказала им отойти.
Но они идут за мной.
Я поворачиваюсь и говорю.
– Нет! Так этим придуркам будет легче целиться. Уж вы-то должны соображать, что к чему.
Томми наклоняется ко мне и шепчет:
– Я сообразил позвонить в полицию до того, как мы сюда приехали. Теперь это только вопрос времени – когда они доберутся до нашего этажа. Все, что нам нужно, – просто тянуть время.
Слышал ли его НЕРВ? А если да – хорошо это или плохо? Я шепчу в ответ:
– Я могла бы догадаться. Ты потрясающий, Томми. Теперь, пожалуйста, отойди к двери. Обещаю посмотреть любое видео, какое захочешь, когда мы выберемся отсюда.
Он берет Сидни под руку, чтобы увести ее, но, конечно, это совершенно бесполезно. Она вырывается и кладет обе руки мне на плечи, будто не замечая, что она под прицелом у нескольких человек.
Глаза у нее влажные, но макияж до сих пор безупречен.
– Ви, хотя ты вела себя сегодня, как полная сволочь, я пришла сюда, чтобы помочь тебе, а не прятаться по углам.
– Знаешь, Сидни, ты абсолютно права, я была ужасна. Я что-нибудь придумаю, чтобы это исправить. Но если ты и правда хочешь помочь, пожалуйста, отойди. Правда. Очень, очень, очень тебя прошу.
Она не двигается с места. Свет начинает тускнеть.
Я толкаю ее к двери.
– Иди прямо сейчас, прежде чем свет погаснет. Иначе будешь торчать тут под прицелом. Тогда ты уж точно никому не сможешь помочь.
Она вздрагивает, от страха или бессилия, не знаю… Но, наконец, здравый смысл берет верх. Она медленно отходит. Томми следует за ней, поглядывая назад, на нас с Иэном.
Я направляюсь к диванчику, натыкаясь по пути на дурацкий стол, и он начинает со скрипом раскачиваться. Сэмюэль придерживает его свободной рукой, продолжая целиться в меня. Я пригибаюсь и прячусь за диванчиком, используя его спинку в качестве упора для пистолета, как это сделали Тай с Микки. Тонкая спинка пулю не остановит, но в укрытии я чувствую себя немного лучше. Навожу пистолет на Микки, а она в ответ со злобной ухмылкой целится в меня. Поверить не могу, что направила оружие на другого человека!
Иэн все еще стоит в центре комнаты, на самом виду. Света становится все меньше, и он тоже огибает стол, занимает позицию за диванчиком Сэмюэля. Ну почему я не сказала Томми и Сид спрятаться там же? Так у них было бы хоть какое-то убежище. Я снова подвела всех, кто мне дорог. Они прижимаются к двери и вид у них ужасно уязвимый.
Остальным наверняка не хочется признавать, что у нас Иэном возникла хорошая идея, но все парочки по другую сторону стола тоже спешат спрятаться за спинками диванчиков, как это сделали мы. Теперь мы как две армии, пятеро против двоих, целимся друг в друга через кофейный стол.
Нам понадобилась на это всего минута, но, видимо, у НЕРВа не хватает терпения. Вновь раздается сигнал.
СНИМИТЕ ПИСТОЛЕТЫ С ПРЕДОХРАНИТЕЛЯ.
На экранах появляется анимированное изображение пистолета – нам показывают, как снимать с предохранителя, если мы вдруг забыли учебное видео.
У меня сжимается желудок. Я покрепче стискиваю коленки, чтобы ноги не так дрожали, и говорю:
– Вы что, правда думаете, что это сойдет вам с рук? Если пистолеты заряжены и кого-то из нас застрелят, то игре конец, и навсегда.
НЕ КОНЕЦ. ЭТО РЕКЛАМА.
Слова быстро вспыхивают и пропадают на экране, который видно нам с Иэном, но не на том, что справа. Сидни и Томми задирают головы, но я не думаю, что они успели прочесть.
Я обращаюсь к камере.
– Вы что, шутите? Даже если вас невозможно найти, кто после этого захочет играть?
Остальные игроки явно в замешательстве. Неужели экран над моей головой, тот, который видят они, не работает?
Экран напротив меня быстро мигает:
ТЕ, КОМУ НРАВИТСЯ ВЫИГРЫВАТЬ, БУДУТ ИГРАТЬ ВСЕГДА.
В глубине души я понимаю, что это правда. Как ни противно это признавать. Взять хотя бы меня – на что я только не пошла сегодня, надеясь выиграть стипендию?
На НЕРВ мои слова не действуют, но, может быть, я найду понимание у других игроков. Это же логика!
– Ладно, ребята, давайте остановимся. Они хотят, чтобы мы перестреляли друг друга. В качестве рекламы. Вы думаете, я преувеличиваю? Посмотрите на ковер под столом, в самом центре. Это слив. И знаете, для чего? Чтобы комнату можно было отмыть от нашей крови.
Микки гогочет.
– Нет, это для того, чтобы смыть после тебя, когда ты обделаешься.
Она проводит большим пальцем по тыльной стороне ствола; слышится громкий «клик». Джен на секунду закрывает глаза, потом, отведя взгляд, щелкает предохранителем. Тай делает то же самое. Иэн тоже. Клик, клик, клик.
Тай поднимает брови, глядя на Даниэллу:
– И чего же ты ждешь?
– А они заряжены? – спрашивает она.
А КАК ВЫ ДУМАЕТЕ?
Все экраны ожили. Интересно, а были ли на них сообщения послания, которые не видела я?
У Джен трясутся плечи.
– У меня вообще нет опыта обращения с оружием. Что, если он выстрелит?
Тай презрительно морщится.
– Не выстрелит, пока ты не нажмешь на спусковой крючок, дура. Когда снимаешь с предохранителя, это всего лишь сокращает количество действий с двух до одного.
Сэмюэль добавляет:
– И это будет проблемой, только если пули настоящие.
Он что, до сих пор верит, что пистолеты не выстрелят? Что же думают зрители? И никакая полиция что-то пока не вломилась сюда, чтобы нас спасти. Неужели все думают, что это просто типа пейнтбола? И мы выйдем отсюда целыми и невредимыми, ну может, не считая нескольких синяков? Конечно, среди зрителей наверняка есть садисты, которым хочется, чтобы все было по-настоящему. Но я точно знаю, что мои друзья в ужасе. И чувствуют себя беспомощными, потому что никто не знает, где мы.
Не помню, что там говорилось в учебном фильме про количество действий и пули в магазине, но я знаю, что снять пистолет с предохранителя – это подойти на шаг ближе к выстрелу. И Даниэлла тоже это понимает. По щекам у нее течет тушь. Но, в конце концов, страх стать следующей жертвой побеждает – и она щелкает предохранителем.
– Ви? – говорит Иэн.
Я чувствую то же, что Даниэлла, – мне очень не хочется трогать предохранитель, хочется направить пистолет куда-то еще. С другой стороны, если случится что-то ужасное, мне нужно будет защищать себя. И друзей. Затаив дыхание, я провожу пальцем по ребристой выпуклости в задней части пистолета. Клик.
Верхняя губа у Микки начинает блестеть, раньше этого не было. Прекрасно. Глаза у меня застилает красный туман.
– И сколько нам так сидеть? – спрашивает Иэн срывающимся голосом.
НЕРВ не отвечает.
Иэн говорит:
– Все, что нам сказали – снять оружие с предохранителя, но ничего насчет того, как долго мы должны держать их на взводе. Эту часть задания мы выполнили, так что давайте поставим пистолеты на предохранитель и опустим оружие, прежде чем произойдет какая-нибудь глупость.
Сэмюэль кивает. Хотелось бы мне, чтобы он хоть что-то сказал.
Мы все смотрим на экраны, ожидая, что НЕРВ вот-вот вмешается.
Иэн переводит взгляд на игроков по ту сторону стола.
– Давайте, я досчитаю до трех, и мы сделаем это одновременно? Давайте прекратим это, пока не поздно.
Он делает вдох.
– Раз.
Джен взглядывает на Микки, подняв брови, которая ни на секунду не отводит от меня взгляда.
– Два.
По спине у меня ползут капли пота. В комнате тихо, музыки нет, даже мебель не скрипнет.
Иэн набирает в грудь воздуху. И что, только мы одни собираемся это сделать? У меня никак не получается вдохнуть поглубже; кажется, я могу потерять сознание в любую секунду.
– Три.
Я сдвигаю пальцем рычажок, но еще до того, как раздается «клик», в глазах у меня темнеет. Нет, это в комнате погас свет. Резкие вспышки. Крики. И выстрелы.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий