Нерв

Книга: Нерв
Назад: Четыре
Дальше: Шесть

Пять

Через две минуты после того, как я отсылаю свое согласие, НЕРВ отвечает описанием первого испытания в прямом эфире. Я читаю послание, и сердце мое пускается вскачь. Инстинктивно я прячу экран от Томми.

 

Добро пожаловать в прямой эфир, Ви! Ты можешь выиграть кучу потрясающих призов. И твоим партнером будет тот, кого ты уже знаешь, – Иэн!

 

Тот симпатяга из кафе будет моим партнером? Неплохо.

 

Итак, вот описание твоего первого испытания:
Пошли подальше своего бойфренда.

 

На экране появляется изображение Томми. Хм-м-м, может, я переоценила их возможности. Ну, бойфренд он мне или нет, а при мысли о том, что придется что-то предпринимать без моего неофициального партнера, мне делается неуютно.

 

Скачай и запусти наше приложение (в аттаче). Это даст тебе быстрый доступ к игре.
Ты должна встретиться с Иэном в боулинге «Пасифика» через двадцать пять минут.
Зайди внутрь и подойди к десяти парням с просьбой дать тебе презерватив.
Уйди оттуда с Иэном, распевая первый куплет этой песни (м. ниже).

 

На случай, если я из мормонов или еще из какой-нибудь закрытой секты, они приводят слова песни, которую постоянно крутят по радио, – о том, как хочется секса. Ну ладно, большинство песен – о том, как хочется секса, но эта – самая подробная.
Томми прислоняется к стене.
– Ну, и что там?
– М-м, это испытание я прохожу вместе с Иэном.
– Он – твой партнер? – на последнем слове его голос звучит как-то надтреснуто.
– Прости. Конечно, они должны были собрать в команду нас с тобой. Жаль, что ты не участвуешь.
Томми отводит глаза и сглатывает.
– Какое у тебя задание?
– Не знаю, могу ли я тебе сказать.
– Во-первых, я не участник и не Зритель. А во-вторых, как они узнают?
И я рассказываю ему.
Выражение лица у него остается нейтральным, но взгляд становится жестким.
– Позволь мне хотя бы пойти с тобой. Встречаться с ним один на один будет безумием.
– Вообще-то, именно это я и должна сделать. – Я показываю ему телефон.
У него напрягается челюсть, как в тот раз, когда мисс Сантана, наш руководитель, попыталась урезать ему бюджет на декорации.
– Ты для этого слишком умна.
– Я же с ним никуда не пойду. Боулинг – место публичное.
Он достает телефон.
– Я записываюсь в Зрители.
– Ты не должен тратить деньги, чтобы присматривать за мной.
Он пожимает плечами.
– Я бы в любом случае подписался. Капустники не так уж меня интересуют.
– Ты уверен? Мэтью собирается добавить в пунш секретный ингредиент. – Мисс Сантана не слишком опытный надзиратель, и, мне кажется, Томми мог бы повеселиться на славу, если бы слегка расслабился.
Он вздыхает.
– Просто будь осторожна. Обещаешь?
– Только если ты пообещаешь подписаться в качестве Зрителя онлайн, без личного участия, а то меня дисквалифицируют.
Он кивает.
– Договорились. Помни, ты в любой момент можешь соскочить.
– Конечно. Если я почувствую что-то подозрительное, сразу уйду.
Нет времени размышлять, надежда или сомнение промелькнули у него на лице. Я устремляюсь к машине и читаю присланные вместе с заданием инструкции, как добраться до места. А еще я начинаю скачивать приложение, которое они мне прислали. Жаль, что Томми не может поехать со мной – мы бы обсудили стратегию. Но испытание не кажется мне сложным. Конечно, то, со стаканом воды, тоже казалось легким. При воспоминании о мокрой холодной ткани, приставшей к груди, по спине пробегает холодок.
Я пытаюсь отвлечься от мыслей о предстоящем испытании, врубив бодрый хип-хоп. Но от музыки сердце только начинает колотиться еще быстрее. Через двадцать минут я заезжаю на парковку, забитую джипами и минивэнами. У входа переминается с ноги на ногу Иэн. Ха! На этот раз приходится ждать ему, и это справедливо.
Я озираюсь в поисках Зрителей. Их наверняка должно быть несколько. Может быть, они еще не добрались? Ну, это не причина сидеть в машине, ведь можно вылезти и поприветствовать партнера. Когда я подхожу к нему, то замечаю объявление на двери: «ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, ХРАНИТЕЛИ ЧИСТОТЫ!»
– Испытание только что усложнилось, – говорю я.
Иэн пожимает плечами, будто ничего другого не ожидал.
– Просто помни: в задании говорится, что мы должны попросить. Нигде не сказано, что мы обязаны дожидаться ответа.
И как это до меня самой не дошло? Надо собраться, если я хочу что-то выиграть сегодня вечером.
– Здорово, что ты сообразил!
Он притрагивается к моему значку с Джимми Картером.
– Я его как-то встретил на акции «Среды обитания».
Вау, парень, который обращает внимание на аксессуары и помогает бездомным! Видишь, Томми, тебе не о чем беспокоиться.
– И долго нам ждать Зрителей, как ты думаешь?
– Зачем ждать? Мы можем и сами снимать. То приложение от НЕРВа включает в себя видеочат.
Я проверяю телефон, на экране теперь появилась маленькая иконка НЕРВа, прямо в центре группы «Избранное». Я запускаю программу, следуя инструкции, и вижу в открывшемся окошке мое задание, кнопку для видеочата и узкую полоску со статусом: «Выполнение ожидается».
– Камера в моем телефоне – просто отстой, – говорю я.
– Не страшно. Ты можешь просто открыть чат, чтобы у нас была запасная дорожка со звуком. Для видео мы используем мой телефон. Может, сначала я тебя сниму, пока они там не начали дергаться, а потом ты – меня?
Я искренне благодарю его, задумавшись, что будет, если «они там» все-таки начнут дергаться.
Мимо нас к дверям проходят розовощекая девушка и парень. Они хихикают и держатся за руки, а по тому, как стеснительно они косятся друг на друга, понятно, что первый поцелуй у них еще впереди; по сравнению с ними я чувствую себя зрелой женщиной, хотя сама дальше поцелуев пока не продвинулась.
Плечи у меня сводит от напряжения.
– Я чувствую себя такой гадкой. Эти ребята подумают, что мы пришли над ними посмеяться. Они этого не заслуживают.
Иэн делает глубокий вдох, не отводя взгляда от входа. Потом набирает что-то в телефоне. Почитав с минуту, он говорит:
– Согласно исследованиям, самые успешные программы воздержания те, которые не пренебрегают пропагандой безопасного секса. Так что этим ребятам необходимо помнить о презервативах. А если они не помнят, то мы как раз окажем им услугу.
Я качаю головой.
– Классная теория.
– Слушай, это же просто очередное дурацкое испытание. Может, им это даже покажется смешным. А мы будем вежливы, окей?
Люди в нашем возрасте уже должны смириться с наличием в мире идиотов, спрашивающих о презервативах. Мы же никому не делаем больно. Кто знает, может, кто-то из них слышал о НЕРВе и мы посмеемся все вместе. Одна большая теплая компания…
– Готова? – спрашивает он.
Я быстро киваю, чтобы не дать себе передумать.
Мы входим в залитый ярким светом зал, и нас омывают волны веселых восклицаний и смеха, запахов картофеля-фри и полироли для дерева, которой тут натирают полы. Вокруг – десятки тинейджеров и пара взрослых, которые за ними присматривают. Стены украшены лозунгами «Прибереги лучшее для свадьбы!» и «Чистота – залог здоровья».
Сердце у меня звенит, как бас-гитара; нет, скорее, как банджо. Иэн берет меня за руку, что совершенно не помогает мне успокоиться, хотя рука у него теплая и гладкая. В дальнем углу, у прилавка с закусками, мигают и гудят с полдесятка игровых автоматов. Пятеро крепких ребят стоят у бубнящих мониторов, нацелив в них джойстики-винтовки. Я выполню половину задания, если задам вопрос каждому из них, и никто больше меня не услышит – ну, я надеюсь. Я киваю в их сторону. Иэн ведет меня к ним.
Когда мы подходим, Иэн активирует видеочат с НЕРВом. Ближайший ко мне парень, огромный блондин со стрижкой-ежиком, поднимает бровь.
Я прочищаю горло.
– Простите. У вас нет, случайно, лишнего презерватива?
Он упирает руки в бока и выпячивает грудь.
– Что?
Я повышаю голос.
– Мне презерватив нужен. У вас есть?
– Это не смешно.
Так, один есть. Я делаю шаг к его кудрявому соседу.
– У вас есть презерватив? Я хотела бы одолжить… – Как будто его можно вернуть, попользовавшись. Фу-у, какая гадость.
Кудрявый скалится.
– Вали отсюда.
– Не уйду, пока не спрошу и вашего друга. – Я поворачиваюсь к невысокому пареньку, который закусывает губу.
– Презерватив есть? – прежде чем он успевает ответить, я спрашиваю у ребят с джойстиками. Оба они направляют «автоматы» в мою сторону, и тут раздается грохот падающих кеглей, в которые попал шар. Это звучит, как выстрел, и я подпрыгиваю. Иэн кладет мне руку на спину и меня словно ударяет током.
– Спасибо и на этом, – я все не могу перевести дух, а мы уже направляемся к следующей группе.
Компания из трех ребят и двух девчонок сидит вокруг столика, потягивая газировку. Не собираясь больше тратить время на составление планов, я постукиваю по плечу того, кто сидит ко мне ближе всего. Он поворачивается, и у меня перехватывает дыхание. Этого парня зовут Джек, и моя подруга Юлай несколько месяцев сохла по нему. Вероятно, у них ничего не вышло именно потому, то что он ходит на такие собрания. А еще, кажется, он тусуется с Томми в видеоклубе. Господи, пожалуйста, сделай так, чтобы он понял, что я играю в НЕРВ. Но почему-то мне кажется, что Господь вряд ли станет помогать мне.
Я вытираю ладони о юбку.
– Э-э, привет, Джек. Я тут подумала, может быть… Не мог бы ты дать мне, э-э, презерватив?
Лицо у него становится малиновым.
– Почему ты меня об этом спрашиваешь?
Я пытаюсь не разреветься.
– Прости, прости, пожалуйста. – Извиняться ведь не запрещено?
Он щурится, как будто хочет лучше меня разглядеть, и качает головой. Иэн хватает меня за руку и тащит к другому столику.
– Не останавливайся, не думай. Ты почти закончила.
Он прав. Я спрашиваю еще двух ребят, одного за другим, не дожидаясь ответа. Один из них встает и глядит мне прямо в лицо.
– Мне не кажется, что это смешно. Думаю, вам лучше уйти.
Я чувствую себя полным ничтожеством, когда мы переходим к сидящим по соседству девушкам. Трясущимися руками я забираю у Иэна телефон.
– Ты уж с ними полегче.
Иэн обращается к девчонке, на веках у которой несколько слоев синих теней.
– Я так думаю, презерватива у вас собой нет? То есть я не имею в виду, что вы его собираетесь использовать, ничего такого…
– Убирайся отсюда, ты, задница! – кричит она. Интересно, а слово «задница» есть в словаре, одобренном этим обществом?
– А как насчет вас? – спрашивает Иэн у другой девчонки. Она орет, что нет, и мы быстро отходим от их столика. Восемь у меня, двое у Иэна.
Мы подходим к другой смешанной компании. Джек все еще наблюдает за мной, нахмурившись. Я отворачиваюсь, избегая его взгляда, и выпаливаю свой вопрос еще двум парням; один из них – тот парень, которого я видела с девушкой перед тем, как мы вошли сюда. Она сжимает его руку; на лице у нее ужас. Я испортила им свидание? Я быстро выкрикиваю извинения и забираю камеру у Иэна. Все, у меня десять! Почему же я не радуюсь? Все, чего мне хочется, – это извиниться и со всех ног броситься к выходу. Но я не могу. Не могу, пока Иэн не задаст свои вопросы. Я нацеливаю на него камеру, когда он подходит к маленькой брюнетке. Она вскрикивает, как раненый щенок, и на этот звук подходят ребята от игровых автоматов.
Крупный блондин глядит на нас в бешенстве.
– Эй вы двое, хватит! Вон отсюда!
– Уже уходим, – говорю я. – Еще пару минут.
Иэн спрашивает девушек номер пять и шесть, и тут нас окружает толпа. Блондин выглядит так, будто ему не хватает воздуха. Видимо, в погоне за чистотой они пренебрегают упражнениями по борьбе со стрессом.
Один из взрослых, наблюдавший за нами с другого конца зала, присоединяется к толпе. Волосы у него зализаны назад, а пиджак стоит больше, чем половина моего гардероба. Это что, их вожатый или вроде того? Обняв Иэна за плечи, он нарочито бодро спрашивает:
– Ну, ребята, что тут у нас?
Иэн отпрыгивает от него, будто ошпаренный:
– Мы, э-э… мы тут исследование проводим. Рад сообщить, что ваша группа – одна из лучших.
«Вожатый» недоуменно морщит лоб.
– Исследование?
Иэн проталкивается к столику с тремя девушками. Оливковая кожа его щек стала алой. Я стараюсь поспевать за ним с камерой. Не уверена, удалось ли снять его последний вопрос, но возмущенный вопль высокой рыженькой должен стать доказательством для НЕРВа. Иэн быстро «собирает» еще два визга приятельниц рыжей девушки. Итого – восемь.
Блондинистый парень что-то говорит человеку в дорогом пиджаке, тот в ответ кивает и улыбается. Что они задумали?
Иэн бросает на меня быстрый взгляд; он весь взмок, тяжело дышит. Бежит к столику у самого выхода. Толпа движется следом, выкрикивая далекие от чистоты слова. Я направляю на них камеру, и блондин делает выпад, пытаясь выхватить у меня телефон. Я едва успеваю сунуть его себе в лифчик. Выпятив грудь под защитой футболки с вампирским принтом, я молча бросаю ему вызов и молюсь, чтобы он его не принял.
Его рука тянется к моей груди и замирает в паре сантиметров. Его шея покрывается красными пятнами, и он орет:
– Вон отсюда, шлюха!
Н-да, так меня еще не называли, но обсуждать свою личную жизнь с этим парнем я не собираюсь. Бегом догоняю Иэна. Он спросил еще одну девушку, но я не успела это снять. Засчитают ли ему это, если я подтвержу, что видела? Я выхватываю телефон и успеваю снять его следующий вопрос.
– Спроси еще одну! – ору я.
– Но десять уже есть, – говорит он.
– Одна не попала на видео.
Он издает стон.
К толпе присоединяется женщина, одна из «опекунов». Она машет пальцем перед носом у Иэна.
– Как вам не стыдно!
– Мне, конечно, стыдно, но не могли бы вы поделиться со мной контрацептивом? – говорит он, мило улыбаясь.
Блондин орет ему прямо в лицо:
– Где твое уважение, засранец?! – выглядит он так, будто вот-вот взорвется.
Я запихиваю телефон обратно в вырез и машу кулаком.
– Эй, не забудь, есть такая заповедь – «Не убий»!
Блондин плюет в мою сторону. Я вскрикиваю, когда плевок попадает мне на туфлю. «Вожатый» смеется и хлопает парня по спине.
– Свиньи! – и я плюю в ответ.
Блондин хватает меня за руки, больно сжимая локти. Изо рта у него пахнет, как из выхлопной трубы. Видимо, это помогает ему хранить чистоту.
Иэн тянет его за плечо.
– Чувак, мы уходим. Оставь ее в покое.
Блондин вырывается.
– У вас был шанс уйти по-вашему. Теперь уйдете по-нашему. – Он тащит меня к двери, а прилизанный «вожатый» и еще несколько парней хватают Иэна. Толпа вокруг орет.
Джек тянет блондина за рукав и кричит:
– Да отпусти ты их! Мне кажется, это все ради игры.
Ну, наконец до кого-то дошло, но блондин плечом отпихивает Джека в сторону, не ослабляя хватки. Мне кажется, будто мои руки оказались в тисках.
Я набираю воздуха в грудь и начинаю петь о том, как хочется секса. Джек в ужасе смотрит на меня. Может, Томми или Юлай потом объяснят ему, что я не такая уж плохая. Если я, конечно, выживу.
Иэн начинает подпевать, и наши голоса звучат все громче. Нас выталкивают за дверь. Снаружи – тоже толпа. Сможем ли мы добраться до машины неизбитыми? Кто-то сильно толкает меня в спину. С криком я падаю прямо на асфальт, крепко приложившись бедром. Рядом приземляется Иэн. Мы поворачиваемся к дверям и допеваем песню – дверь с треском захлопывается.
Не знаю, чего мне хочется сильнее – смеяться или плакать. Вместо этого я продолжаю петь, будто песня – это мантра, которая позволит нам уйти невредимыми.
Иэн поднимается на ноги.
– Все, испытание пройдено. Мы это сделали.
Он помогает мне встать, осторожно, но крепко взяв меня под локти. Убедившись, что твердо стою на ногах, я отряхиваю юбку. Вроде не порвалась, но завтра на бедре точно будет синяк. Иэн тоже потирает локоть, не отводя от меня взгляда, может, потому, что петь я так и не перестала.
Он кладет руки мне на плечи.
– Слышишь, испытание пройдено. Вдохни поглубже.
Я пытаюсь, но получается только икнуть.
– Прости, я не сняла, как мы поем. – Я вытаскиваю из лифчика телефон, вытираю о юбку и протягиваю ему.
Он смеется и кивает в сторону парковки.
– Да тебе и не надо было.
Посреди всей этой бучи я и не заметила, что толпа снаружи настроена не в пример дружелюбнее той, что внутри. Когда мы поворачиваемся к ним, они начинают аплодировать. Большинство снимает нас на телефоны. Это Зрители, и каждый на прямой линии с НЕРВом.
Иэн берет меня за руку, и мы кланяемся. Аплодисменты становятся громче, и настроение у меня улучшается. Даже бедро болит чуть меньше. Испытание вдруг кажется не таким ужасным, как еще минуту назад, и до меня доходит: я выжила! Мне хочется танцевать, кричать и бегать кругами.
С десяток Зрителей, нашего возраста и гораздо старше, подходят с криками: «Дай пять!» Я и не знала, что игрой увлекаются такие разные люди.
– Мы видели все в окно. НЕРВ запретил заходить внутрь, – говорит миниатюрная женщина в очках в роговой оправой. – Похоже, вас, ребята, там чуть не линчевали.
Я громко отвечаю:
– Это, наверное, все подавленная энергия.
Толпа хохочет, хотя то, что я сказала, не так уж и смешно. И все же эта поддержка меня окрыляет.
Я тыкаю пальцем в телефон.
– Надеюсь, вам удалось сделать удачные кадры, как нас оттуда вышвыривали. – Чем больше доказательств, тем лучше.
Иэн все еще тяжело дышит, но вовсю улыбается на камеру, поворачиваясь по просьбам снимающих то так, то эдак, будто на красной дорожке. Мне хочется обнять его за то, что он не бросил меня там. Сердце у меня бьется, как у олимпийца на арене, и, чем громче ревет толпа, тем больший я чувствую подъем. Вот, значит, на что подсаживаются знаменитости.
С подачи Иэна мы исполняем в знак победы небольшой танец для поклонников, напевая «нашу» песню. Те, кто стоит рядом, начинают подпевать, потом задние ряды тоже присоединяются, и дело кончается тем, что мы все орем и танцуем. Ну и ну! Поверить не могу, что я способна вот так веселиться с сотней незнакомых людей, особенно если вспомнить, что в соседнем здании человек сто хотят меня избить.
Посреди всего этого шума мне вдруг кажется, что я слышу, как хнычет ребенок, хотя никаких детей вокруг нет. Странно. Мой телефон вибрирует. Я смотрю на экран: НЕРВ прислал поздравления. Мы с Иэном поднимаем наши телефоны как можно выше.
Толпа скандирует:
– Еще раунд! Еще раунд!
Решусь ли я на это? Это последнее испытание было немного чересчур. Можно уйти в любой момент, но, насколько я знаю, за последний месяц никто по своей воле игру не покинул.
Толпа смолкает в ожидании. Устремленные на меня взгляды покалывают кожу сотней маленьких иголок, и все же между нами существует какая-то связь, будто мы – некий зверь с сотней легких, которые дышат в унисон. По коже бегут мурашки, но я смеюсь вместе с толпой.
Что, интересно, думают мои друзья? Кто-то же наверняка это смотрит. Я опять достаю телефон, но на экране пусто. Ни одной смски? Ни от кого? Я пытаюсь написать Томми и еще паре друзей, но получаю только сообщение об ошибке. Пытаюсь позвонить. Все заблокировано. Даже доступ к моей странице на ThisIsMe. Вокруг толпа, но мне вдруг становится одиноко.
Опять раздается детский голосок, но теперь это кажется издевательством. Как мило! Это их приложение действительно дает «быстрый доступ», зато все остальное блокирует. Могла бы и догадаться.
Читаю сообщение с кратким отчетом. Наша аудитория больше, чем у игроков с Восточного побережья и с Юга, которые закончили играть два часа назад, поэтому после следующего испытания нам полагается премия. Нас смотрит столько народу?! Я смотрю вниз, на свою грудь: вдруг моя футболка порвалась… Или, может, я опять промокла? Нет, все в порядке.
Иэн тоже проверяет свой телефон.
– Мы, похоже, стали популярны.
Популярны? Ух. Интересно, кто в числе наших Зрителей? Мэтью? Хотела бы я знать, что он теперь думает о крошке Ви.
– Интересно, какой приз предложат в следующий раз, – говорит Иэн.
Это должно быть так же соблазнительно, как туфли и день в спа. Может, поездка в Нью-Йорк? Могу ведь я помечтать…
Толпа вновь начинает скандировать, и ритм отзывается у меня внутри горячей волной. Неоновые вывески бросают теплые отсветы на лица.
Иэн улыбается.
– Хочешь посидеть у меня в машине, пока мы будем ждать следующее задание? Она прямо вон там. – Он указывает на серый «Вольво» через две машины от нас. Надежный не пафосный автомобиль – как раз подходит тому, кто помогает строить дома для бездомных.
Я киваю. Пара минут спокойствия, чтобы сосредоточиться, – это неплохо. Мы машем толпе и забираемся в машину. Внутри блаженная тишина.
– Ну, партнер, вот мы и сделали раунд в прямом эфире! – говорит он.
Даже не верится, что мы до сих пор едва знакомы. Я рассматриваю тонкие черты его лица.
– Так что там НЕРВ знает о тебе, чего я не знаю? – О, черт, я что, флиртую?
– Хм-м. Да уж, наверное, до фига. Ну… Я учусь в одиннадцатом классе в академии Джексона, чересчур люблю крекеры, а еще долгие прогулки у моря. А как насчет тебя, Ви? – когда он произносит мое имя, его идеальные зубы слегка прикусывают нижнюю губу, и от этого зрелища у меня сразу слабеют коленки.
– Одиннадцатый класс в «Чинуке», не вылезаю из драмкружка и мечтаю сделать этот мир лучше. – Я театрально машу ему рукой, как минуту назад на стоянке.
– А почему ты решила пройти отбор для НЕРВа?
– Да, в общем, без особых причин. Просто хотелось сделать что-то необычное. А ты?
Он наклоняется ко мне поближе.
– Призы, конечно.
Ну да, призы.
– А что ты выиграл?
– Ну, это деньги за отборочное испытание. И билет на автобус за этот раунд.
Он что, мне мозги пудрит? Но какой смысл врать насчет призов? Я говорю:
– Билет на автобус? Это звучит как-то, я не знаю… – на языке у меня вертится слово «глупо».
– Да это просто супер! Я могу поехать куда угодно в пределах страны. В любое время.
– А почему просто на машине не поехать?
– Потому что тогда мне придется спереть ее у родителей. – На секунду на его лице появляется жесткое выражение, потом он поворачивается ко мне. И медленно улыбается.
– Повезло нам, еле сбежали от возмущенных блюстителей верности. – Целых два слова на «В»: глядя, как он говорит, мне хочется облизнуться от удовольствия. Хотя его призы кажутся мне немного странными.
Прежде чем мне удается придумать, как заставить его сказать «война» или «вивисекция», наши телефоны начинают одновременно звонить, издавая детское хныканье, как из фильма ужасов, где льются реки крови. Это рингтон НЕРВа. И наше следующее испытание.
Назад: Четыре
Дальше: Шесть
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий