Код драконов

Книга: Код драконов
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Когда Ж'хон чуть позже ушел, напоследок мрачно кивнув и крепко пожав ему руку, Пьемур остался на поляне один, подводя итоги. Фарли ненадолго вернулась к нему на плечо, снова передав свои тревожные образы Пьемуру, перед тем, как уйти со второй королевой в Промежуток. Пьемур беспокоился за Фарли, но, привыкнув к её периодическим капризам, он полагал, что кража королевского яйца у Рамот'ы, вероятно, была причиной беспокоивших её образов и нестабильного поведения. Возможно, даже к лучшему, подумал он, что она отправилась на одну из своих прогулок: будет проще завершить миссию в Наболе, не отвлекаясь на неё.
Пьемур был благодарен Ж'хону за то, что тот догадался сунуть пакет с едой в сумку с припасами, и жадно поглощал уже готовые, но холодные клубни и кусочки мяса, пока не догадался остановиться и запить их водой из маленькой фляжки. Он оставил кусок хлеба с сыром на потом и с тоской посмотрел на маленький пакет, покрытый липкими пятнами, просочившимися сквозь упаковку — похоже, в нём было что-то из теста, начинённого мягкими, сладкими фруктами — но решил также оставить и это.
Закончив есть, он переоделся в ничем не примечательную одежду, которая маскировала его под холдера из Набола, плотно натянул кепку из ткани на голову и, наконец, расслабился под деревом, развернув сообщение от Сибелла.
Оно гласило: Иди на запад. Следуй за рекой. Перейди пешеходный мост, Марек 5-ое владение. Поспеши — ДЖ. ВСЁ ЕЩЕ ПОД УГРОЗОЙ. С.
Пьемур без труда отыскал владение, принадлежавший Мареку, где ему предложили чердак в пристройке и чистые сухие постельные принадлежности. Поблагодарив Марека за гостеприимство и оставив свою маленькую сумку на чердаке, Пьемур покинул пристройку и принялся за дело, чтобы выяснить как можно больше о людях, которые планировали изгнать Джексома.
Решив, что легче придерживаться истории, близкой к правде, он выдал себя за погонщика скота из Крома, надеявшегося заиметь собственное владение. Зная, что люди, которых он ищет, точно будут не в самом Холде Набол, а, скорее на его окраине, он сосредоточил свои силы на небольших владениях в заселенных землях за пределами основного Холда. С легкостью, которая удивила его самого, Пьемур использовал свои навыки арфистов и быстро завязал разговор с как можно большим количеством людей. Он обнаружил, что в Наболе у каждого найдётся время поболтать и посплетничать, поэтому решил подольше задержаться за ужином в главном постоялом дворе вне Холда Набол и потратить несколько лишних марок на сидр для не очень разговорчивых посетителей, который развяжет им языки достаточно, чтобы собрать еще больше информации.
Во второй вечер Пьемур завел разговор с кривоногим холдером по имени Хедамон, который был рад ответить на любые вопросы, которые Пьемур задавал ему, хотя, похоже, намеревался получить за это больше, чем всего один бесплатный напиток за счет Пьемура. После того, как они немного поговорили, Хедамон поднял свой пустой стакан так, чтобы его увидел Пьемур, наклоняя его из стороны в сторону, затем окинул его взглядом с ног до головы и воскликнул, прищурив один глаз, — А ты любопытный тип, однако.
Хедамон заговорщически подмигнул Пьемуру и, хотя уже был сильно навеселе, принял новый стакан эля. Быстро управившись с напитком, холдер настоял, чтобы Пьемур сопровождал его в другое место, которое специализировалось на изготовлении своих собственных уникальных сортов пива, и, по мнению Хедамона, туда все в Наболе ходили пообщаться.
Пьемур был совершенно не в силах противостоять Хедамону, когда пьяный мужчина положил руку ему на плечо, зацепился за его тунику для лучшей опоры и прильнув к нему, словно тот был спасательным кругом, радостно потащил его со двора в прохладную ночь, где в нескольких минутах ходьбы отсюда и располагалась знаменитая пивоварня Скала. Сориентировавшись, Пьемур понял, что они находятся совсем недалеко от владения Марека.
Пожилая женщина, стоявшая в дверном проеме, вздрогнула и зашипела, когда они подошли к пивоварне, и громогласный Хедамон прошел мимо неё, тяжело опираясь на Пьемура. Её неодобрение опустилось ей на плечи, словно шаль.
— Ой, да заткнись ты уже, Фронна, — громко сказал Хедамон, добавив. — Ты просто холодная старая корова, — а затем рыгнул, как бы подчеркнув оскорбление.
Пьемур попытался освободиться от удерживающего захвата Хедамона вцепившегося в его тунику, бросив быстрый, извиняющийся взгляд через плечо на женщину в надежде, что та не услышала Хедамона, но было очевидно по громкому звуку захлопнувшейся входной двери, что она слышала всё.
Хедамон внезапно остановился перед последним домом в строчке владений, откинув голову назад, чтобы рассмотреть его полностью. Попытка откинуться назад, глядя вверх, привела к тому, что Хедамон потерял равновесие, и отступил на несколько шагов назад, потащив Пьемура за собой. С огромным усилием Пьемур, тоже слегка подвыпивший — хотя далеко не пьяный — сумел остановить падение Хедамона на спину, и они на мгновение остановились, рассматривая не имеющий названия и опознавательных знаков фасад пивоварни Скала.
— Это, парень, — сказал Хедамон, подняв указательный палец, чтобы подчеркнуть свою точку зрения, — лучшая пивоварня за пределами Набола. Ты не увидишь нигде пива лушшше. — он сам удивился тому, что у него получилось. Затем, сделав огромный шаг вперёд одной кривой ногой, Хедамон целеустремлённо двинулся дальше, волоча за собой Пьемура. Толчком распахнув входную дверь в пивоварню Скала, он попытался втиснуться в проём вдвоём, как будто дверная рама никоим образом не должна была препятствовать их продвижению.
Больно ударившись плечом о камень, Пьемур, наконец, вырвался из рук Хедамона и слегка отстранился, позволив старшему мужчине шагнуть первым через порог в узкий коридор с открытыми дверьми по сторонам, и еще одной — в конце. Проходя мимо, Пьемур увидел, что в комнате слева не было людей, хотя в ней стояло несколько стульев и столов, мягкое сиденье под глубоким оконным проёмом и гостеприимно горел огонь в очаге. Вторая дверь открывалась в комнату, где за столом сидела группа пожилых женщин, которые играли в карты, держа в руках стаканы с янтарной жидкостью и заразительно смеясь над шуткой, сказанной кем-то из них.
Хедамон проигнорировал женщин и пошел по коридору к дальней двери, в которую он и ввалился. Внезапно они снова оказались снаружи, в ночной прохладе, в окружении толпы людей.
Пьемур быстро понял, что пивоварня Скала на самом деле просто его дом, где комнаты используются по мере необходимости. Одна из этих комнат, сейчас пустая, мимо которой они проходили, служит для небольших, частных вечеринок, но когда большая группа желающих выпить приходит в дом Скала, он открывает часть заднего двора, чтобы разместить дополнительных гостей.
В дальнем конце двора под наклонной сланцевой крышей была установлена длинная стойка, откуда Скал подавал своим гостям напитки и эль. Рядом со Скалом стояли два помощника, мужчина и женщина, которые наливали напитки жаждущим торговцам и просто случайно заглянувшим людям.
Хедамон, очевидно, частый посетитель дома Скала, приветствовал некоторых мужчин у стойки и те ответили ему по очереди с разной степенью теплоты — от теплых приветствий до ледяных взглядов. Несколько мужчин демонстративно отвернулись, увидев Хедамона. Именно в этот момент Пьемур счел лучшим покинуть своего спутника, чтобы не связывать себе руки и свободнее собирать информацию. Было совсем не трудно отделаться от Хедамона: Пьемур даже не был уверен, был ли этот человек еще в полном сознании после прогулки по свежему вечернему воздуху, его речь заметно ухудшилась, и он постоянно качался из стороны в сторону, как будто стоял на палубе океанского судна. Когда Хедамон громко потребовал еще выпивки, перекрывая шум толпы, один из слуг за стойкой кивком указал подбородком на Пьемура, который, почувствовав великолепную возможность, пожал плечами и покачал головой, широко растянув губы и не открывая рот и, подняв брови, с застенчивым выражением лица покосился на Хедамона, словно давая понять, что не имеет ни малейшего понятия о том, что за человек стоит с ним рядом.
Его уловка сработала: слуга быстро поставил один стакан пива на стойку и быстро удалился, чтобы принять следующий заказ. Когда Хедамон снова взревел, пытаясь добиться от слуги второго стакана, Пьемур нырнул за группу крупных торговцев, одетых в тяжелые меха, и проскользнул в пустую уютную маленькую кабинку, расположенную вне поля зрения Хедамона.
Он сидел в замкнутом пространстве, вслушиваясь в звуки и пытаясь уловить обрывки разговоров, плывущие через весь двор в его направлении. Торговцы мехом обсуждали своими глубокими, мощными голосами следующий порт захода, заглушая разговоры других постоянных посетителей. К счастью, они оказались экономными людьми и пропустили только по стаканчику, после чего покинули помещение, чтобы освободить место для новой партии желающих выпить. Слуга нарушил уединение Пьемура, убрав пустые стаканы и предложив принести ему выпить, если он пожелает. Но Пьемур заказал лишь маленький стакан сидра, опасаясь напиться допьяна и упустить какую-нибудь заслуживающую внимания информацию.
Если не считать случайного любопытного посетителя, просунувшего голову в кабинку, чтобы посмотреть, кто там расположился, она оказалась идеальным укрытием для подслушивания всех разговоров по соседству.
Пьемур навострил уши и застыл на месте: он мог поклясться, что слышал голос, назвавший имя Лорда Мерона. Пытаясь успокоить своё дыхание, чтобы лучше слышать, юноша откинулся на спинку кабины и закрыл глаза, сосредоточившись на подслушивании. Вот оно прозвучало снова — имя давно умершего Лорда Мерона!
— Мерон сказал, что отдаст мне этот кусок земли возле возвышенности, граничащей с Руатом! Но затем этот старый хрыч отрёкся от своих слов.
— Могу поспорить, он обещал этот кусок земли каждому из нас, — с горечью сказал другой голос.
— Да уж, он никогда не держал своё слово, гораздо лучше у него получалось водить всех нас за нос, добиваясь своих целей.
— Он 'газрушил всем нам жизнь, вот что он сделал, — раздался третий голос. — Сами посудите: у меня был шанс получить во владение землю, которую п'гедложил мне б'гат моей мате'ги. Но Ло'гд Ме'гон продолжал врать мне прямо в глаза, как он и делал всегда, злобный ста'гый ме'гзавец, сказав мне не соглашаться на меньшее, чем я заслуживаю. Поэтому я отказался от п'гедложения моего дяди, и он отдал землю кому-то д'гугому! — третий оратор явно не был силён в произношении звука Р.
— Послушайте, — сказал чей-то глубокий голос. — Мы слишком хорошо знаем, что Лорд Мерон сделал со всеми нами. Мы можем повторять это до самой смерти, но это ничего не изменит. Мы должны либо что-то с этим сделать, либо раз и навсегда перестать ныть. Я знаю о вас немного, но мы с Серрой достаточно говорили об этом.
Пьемур чуть не задохнулся. Он уже слышал это имя раньше! Тулан говорил про своего кузена Серру. Пьемур быстро заставил себя молчать, решив не пропустить ни единого слова, произнесенного людьми.
Глубокий голос продолжил, — Если ты с нами, скажи это сейчас или прекрати тратить наше время. Мы все усердно работали, чтобы доказать свою ценность, и мало что получили за это. Ничего, кроме пустых обещаний, и затем, когда этот старый пердун, наконец, умер, нас просто выбросили и забыли. Никто не собирается отдавать нам землю, принадлежащую нам по праву, поэтому мы просто должны взять её сами.
В ответ прозвучало несколько слов, сказанных тихим шепотом, затем приглушенный голос произнес что-то так тихо, что Пьемур ничего не услышал. Второй мужчина, извинившись, покинул группу, заявив, что хочет подождать и посмотреть, как всё обернется.
Пьемур жалел, что не может покинуть своё убежище — эту маленькую будку, чтобы увидеть, как выглядят эти люди, но необходимость услышать больше из того, что они могут сказать, победила, поэтому он остался на месте. Если повезет, у него будет возможность проследить за ними от пивоварни, когда они будут покидать Скала, и сопоставить лица с голосами.
Группа людей отошла от Пьемура, их стало меньше примерно вдвое по его прикидкам, и он больше не мог слышать, что они говорили. Они всё еще были во дворе пивоварни, размышлял он, или уже ушли? Пьемур не хотел пропустить ни одного слова из их разговора, но не мог же он слишком явно и открыто следовать за ними. Ничего не поделаешь: ему придется играть пьяницу и надеяться, что эти люди не увидят угрозы в его поведении и продолжат разговор.
Пьемур плотно натянул мягкую кепку на голову, пролил немного сидра на тунику и ботинки, затем поднял воротник куртки до ушей. Стараясь вести себя так, словно он мертвецки пьян, арфист вывалился из будки, держа кружку в руке, и изобразил то, что пьяный считает абсолютно прямой линией, петляя и отклоняясь по пути к стойке. Он полностью проигнорировал людей, которых теперь насчитывалось всего трое, как отметил он краем глаза, и продолжил путь к стойке, изображая то, что, как он надеялся, выглядело как огромная решимость.
Он заказал еще один стакан сидра, на этот раз большой, чтобы дать понять, что он настроен усугубить своё состояние опьянения, а затем исполнил впечатляющее шоу поиска кого-то во дворе, прежде чем, наконец, занять место за столом рядом с жаровней, которое было рядом с тем местом, где сейчас сидели трое мужчин. Притворившись, что делает долгий глоток из стакана, он откинулся на спинку сиденья, пристроив стакан на груди. Время от времени он слегка кивал, с улыбкой всматриваясь куда-то во двор. Спустя несколько мгновений он уронил подбородок на грудь и даже позволил своему бокалу слегка наклониться в ослабевшей руке, притворившись спящим.
— Ты уверен, что мы должны идти на Руат? — услышал Пьемур, как один из мужчин спросил приглушенно. — Кром же ближе.
— Вы видели людей, которые ходят с Лордом Несселом? Они здоровые, как быки! Нет, я бы поставил на Руат — этот Холд практически не охраняется, — сказал человек с глубоким голосом.
— Этот юный Лорд-всадник проводит время, порхая тут и там, и ничего не делает для своего Холда. Какая жестокая утрата! Да никто не будет скучать по нему, — сказал другой голос.
— Это так, но именно его связи делают его таким необходимым для наших целей.
Пьемур чуть не задохнулся и еле смог сдержаться и не проявить, что его сон — сплошное притворство.
— Можно заставить их прислушаться… — продолжил человек с глубоким голосом, но его слова внезапно заглушил Хедамон, закричав совсем рядом, — Вот ты где! Я думал, что потерял тебя! Твоя очередь заказывать.
Пьемур мысленно застонал. Мгновенно всё просчитав, он решил, что раз уж Хедамон привлёк к нему внимание, будет лучше не давать этим троим возможности тщательно его рассмотреть. Быстро встрепенувшись, он зарычал и, прочистив горло, встал, отворачиваясь от этой троицы, и покинул свое место, слегка покачнувшись, когда Хедамон положил ему на плечи свою властную руку. Пьемур не сопротивлялся, позволив старшему по возрасту мужчине отвести его опять к стойке.
Что же делать? в отчаянии размышлял Пьемур. Он находился слишком далеко, чтобы услышать, что говорят эти трое, и даже если ему удастся привести Хедамона обратно к своему столу, громогласный холдер заглушит все остальные разговоры или, что еще хуже, вообще выживет их со двора. Думай, думай! приказывал себе Пьемур.
Юноша ткнул наполовину полный стакан в грудь Хедамону, жестом попросив забрать его, затем отшатнулся от него, заявив:
— Что-то мне нехорошо.
Продолжая притворяться пьяным, он, шатаясь, проковылял по двору в дом Скала. Перешагнув порог, Пьемур быстро прошел через коридор и вышел в ночь. Он спрячется где-нибудь, дождётся их, а затем будет следовать за ними в надежде, что они расскажут еще что-то о своих планах, касавшихся Лорда Джексома. Это был слабый план, но это было единственное, что он смог придумать.
Наконец, трое мужчин вышли из дома Скала и расстались, двое из них пошли вместе в одном направлении, а третий ушел самостоятельно в противоположном. Пьемур понял, что потерпел неудачу: он не узнал ничего действительно полезного. Но, сразу же после того, как мужчины пожелали друг другу доброй ночи и разошлись, третий мужчина остановился и крикнул вдогонку двум другим.
— Джеррол!
Человек с глубоким голосом остановился и обернулся, его угрюмый спутник тоже встал.
— Я передумал, — сказал третий мужчина. — Можете на меня рассчитывать. Встречаемся у вас через две ночи?
— Да, Джентис, — кивнув, ответил Джеррол, затем, махнув рукой, продолжил движение.
Быстро приняв решение, Пьемур последовал за Джерролом и его спутником. Хотя он и не услышал ничего нового об их плане, зато теперь он знал имена мужчин и то, что они планировали встретиться снова через две ночи. И вскоре он точно узнает, где эта встреча состоится.
Джеррол и его спутник шли почти час, выведя Пьемура на самый край поселения, недалеко от крепостного вала Холда Набол. Когда Пьемур, наконец, увидел, что они вошли в маленькое владение, он вернулся к Скалу, а оттуда было совсем недалеко и до владения Марека. Была уже очень поздняя ночь, когда Пьемур устало поднялся по лестнице на чердак и плюхнулся на солому. Он был физически измотан, но, к счастью, избежал последствий употребления сидра, и теперь его голова кружилась только от мыслей.
Он хотел рассказать Сибеллу обо всём, что узнал, но где же Фарли? Никогда её нет рядом, когда она нужна. Он успокоил дыхание, чтобы замедлить свои мысли, а затем с силой отправил их своей маленькой королеве, беззвучно позвав её к себе, как можно скорее. Но когда Пьемур задышал ровно и размеренно, а Фарли так и не появилась, его охватила усталость, юноша не смог сопротивляться зову своего тела и заснул.
* * *
Единственное одинокое изображение — яйцо, погруженное в темноту, — возникло у него в голове. Он почувствовал холод. Внезапно перед ним мелькнула морда дракона с ярко-красными от гнева глазами и огненным факелом, вырывающимся из пасти. Затем дракон исчез, и Пьемур снова увидел одинокое яйцо — тоже исчезнувшее — и опять погрузился во тьму.
Приглушенное щебетание потревожило его слух, осторожно выводя Пьемура из сна. Что-то теплое прижималось к его плечу. Юноша отодвинулся. Прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что то, что давило ему на плечо, обвилось вокруг его головы, касаясь обоих ушей. Пьемур открыл глаза и некоторое время лежал неподвижно, пытаясь во всём разобраться. Он действительно видел яйцо или это был сон? И что это был за огнедышащий дракон? Перевернувшись на бок, он почувствовал слабый, сладковато-мускусный запах файра, и, не глядя, понял, что Фарли нашла его ночью и устроилась, свернувшись калачиком вокруг его головы.
— Привет, Фарли, — прошептал он. Маленькая королева привстала и медленно потянулась, томно выгибая спину, затем открыла глаза и посмотрела на Пьемура. Она чирикнула один раз, затем её глаза быстро изменили свой цвет со спокойного кобальтового до тревожного янтарного.
— Что случилось, Фарли? Почему ты так расстроена? — он протянул руку к своей золотой и нежно погладил ей гребни над глазами, пытаясь успокоить её, но в его голове снова вспыхнуло то же изображение яйца в темноте и злых драконов.
— Я вижу, ты делилась своими снами со мной. Понимаешь, Фарли, я не могу это объяснить, но если яйцо, которое ты видишь, это то, что я думаю, тебе больше не нужно беспокоиться. Яйцо в безопасности. Ты слышишь меня, девочка? Яйцо в безопасности. — Пьемур потянулся за своей сумкой, быстро написав сообщение на куске ткани с помощью своего стилуса.
— Мне нужно, чтобы ты передала сообщение Сибеллу. Это очень важно, — сказал он, пристально глядя на Фарли и показав ей образ Сибелла. — Отнеси это Сибеллу, Фарли, а потом возвращайся ко мне. — он отправил ей образ Сибелла, а затем, уже более настойчиво, показал Фарли образ её полета обратно к нему. Маленькая огненная ящерица взвизгнула протестующее один раз, но села ему на руку. Как только Пьемур привязал сообщение к лапе Фарли, маленькая королева покинула здание и исчезла из вида.
Пьемуру было недалеко идти от владения Марека к месту их встречи на краю тяжелой рощи деревьев, и он уже был там, когда прибыл Сибелл, сидевший за всадником из Форта Т'ледоном на его синем драконе, Серит'е. Пьемур почтительно поклонился дракону и его всаднику, затем кивнул Сибеллу, одетому в тунику, сшитую из узнаваемой синей ткани Цеха Арфистов. Прошло очень много времени с тех пор, как Пьемур видел своего наставника в одежде, отличной от неприметной одежды холдера или торговца.
— Пьемур, — крикнул Сибелл, когда Серит' приземлился. — Попроси Фарли найти нас в Форте, Мастер-Арфист хочет лично выслушать твой полный отчет. — и Сибелл предложил ему руку, чтобы помочь забраться на спину Серит'а.
Как только Пьемур сел на спину синего дракона, Сибелл похлопал Т'ледона по плечу, и всадник дал сигнал своему дракону. Серит', даже не почувствовав разницы в весе, отступил на несколько шагов от деревьев, затем прыгнул в воздух, развернув крылья, прежде чем ударить ими, чтобы взлететь. Перелет из Набола в Форт Холд был недолог, тем не менее Пьемур почувствовал, как холод проник в его кости, пока он считал до трех, ожидая момента, когда они покинут темное Ничто и снова вернутся к свету.
Пьемур удивился, когда они прошли через Большой Зал в рабочий кабинет Мастера-Арфиста и обнаружили там не только Мастера Робинтона, но и Н'тона, Менолли, Ж'хона, Кэндлера и Финдера. Все обменялись приветствиями и по настоянию Мастера-Арфиста запаслись дымящимися чашками кла и теплыми булочками.
Они дружески беседовали, потягивая свой кла. Пьемур жадно проглотил две булочки и выпил свой кла в промежутках между булочками. Насытившись, юноша спросил Менолли и Кэндлера, не узнали ли они, кто вернул яйцо Рамот'е, но никто ничего не знал.
Пьемур почувствовал облегчение, узнав, что и у Менолли, и у всех остальных присутствующих файры демонстрировали точно такое же безумное поведение, и что им также показывали подобные изображения яйца в темноте и дышащих огнём драконов. Очевидно, Фарли была не единственной, кого глубоко затронула кража яйца у Рамот'ы. По крайней мере, файры смогли успокоиться только теперь, когда опасность миновала.
Отлично, — начал Робинтон, призывая группу к молчанию, — все здесь, так что мы можем начать. Н'тон сообщил мне, что Лорд Джексом достаточно занят в компании с Лайтолом и Брэндом, поэтому нам не нужно беспокоиться о его безопасности, пока мы здесь. Он сделал короткую паузу, затем пристально посмотрел на Пьемура. — Ну, что ты обнаружил в Наболе, Подмастерье Пьемур?
Пьемур не стал тянуть.
— Около полудюжины мужчин встретились вчера в пивоварне Скала, чтобы обсудить то, что у них нет своих владений, и то, как Лорд Мерон обманул их пообещав землю. Можно с уверенностью сказать, что все они до сих пор чувствуют себя несправедливо обделёнными. Но когда разговор стал более серьезным, например, о том, как они могут… он заколебался, пытаясь найти подходящее слово. — …заполучить собственные земли, трое мужчин не решились на это и вскоре покинули группу.
Пьемур взглянул на Мастера-Арфиста, осознав, что когда он остановился, чтобы собраться с мыслями, в комнате стало абсолютно тихо. Он посмотрел на Менолли, которая в ответ ободряюще подмигнула ему со своего места рядом с Сибеллом. Затем перевёл взгляд на Н'тона и Ж'хона, стоявших рядом и кивающих, чтобы он продолжал, и, наконец, взглянул на Кэндлера и Финдера и увидел на их лицах то, чего он никогда раньше не замечал: уважение к его мастерству арфиста, а не только его пению.
— Когда трое оставшихся мужчин возобновили разговор, у меня было мало времени, чтобы услышать, о чем они говорили, так как меня прервали. Но суть была такова. — он поднял руку и, касаясь одного пальца за другим, перечислил ключевые моменты разговора наболезцев, — Хотя Кром Холд ближе, они всё же думают, что лучше всего рискнуть с Руатом. потому что уверены, что этот Холд недостаточно хорошо охраняется. — Пьемур увидел, как Робинтон и Сибелл обменялись взглядами, затем снова сосредоточились на его словах.
Юноша продолжил:
— Они считают, что Лорд Джексом занят своими делами и, по их мнению, совсем ничего не делает для своего Холда. Один из мужчин сказал что-то очень любопытное о том, что у Лорда Джексома есть связи, которые делают его таким нужным для их целей. Вероятно, он имел в виду его кровную связь с Госпожой Вейра Лессой. К сожалению, мне помешали в этот момент, и я больше ничего не слышал.
Пьемур заметил разочарование в глазах Мастера Робинтона, когда тот смотрел на него, поэтому быстро продолжил:
— Я последовал за мужчинами, когда они вышли из пивоварни, и услышал имена двоих из них: Джеррол и Джентис. Они договорились встретиться снова через две ночи в холде Джеррола. — он опустил руки по швам, завершив отчет.
— Очень хорошо, Пьемур, — сказал Робинтон. — Мы попробуем использовать это!
Комната, которая всего несколько мгновений назад была тихой и спокойной, разразилась возбужденными разговорами, и Пьемур с замиранием и страхом осознал, что теперь он может управлять вниманием тех, кому, как он думал, он никогда не будет равен. Осознание этого заставило его засиять от растущего чувства гордости.
Робинтон откашлялся, тонко намекая всем вернуться к порядку.
— Пьемур, я хочу, чтобы ты вернулся в Набол и попытался получить больше информации, когда эти мужчины встретятся снова. И я думаю, что Сибелл должен пойти с тобой. Двое мужчин могут сделать вдвое больше, чем один. — Мастер-Арфист не сказал то, о чем подумал каждый: что количество здесь означает безопасность, и что, по общему мнению, по-юношески лёгкий Пьемур вряд ли справится с тремя разгневанными мужчинами, если ситуация осложнится.
— Менолли, я хочу, чтобы ты продолжала охранять Джексома по тому списку, который мы составили ранее. Финдер и Кэндлер будут помогать тебе, когда это будет необходимо, или когда молодой лорд устанет от вашего постоянного преследования, — добавил Робинтон с ноткой веселья в голосе. Менолли усмехнулась.
— Н'тон и Ж'хон, — сказал Мастер-Арфист, глядя на двух всадников. — Можем ли мы рассчитывать на то, что вы поможете Менолли и Финдеру защитить Лорда Джексома? — те опять кивнули, и Робинтон собирался продолжить, но тут Н'тон поднял руку. Выражение его лица внезапно изменилось, и Пьемур понял, что Предводитель Форт Вейра разговаривает с Лиот'ом. Лицо Ж'хона тоже было таким же рассеянным, почти ошеломленным, что означало, что его дракон говорил с ним.
— Рамот'а зовет нас, — сказал Н'тон, и Пьемур бессознательно задержал дыхание, испугавшись, что из Бендена пришли еще какие-то плохие новости. Все остальные в комнате стояли совершенно неподвижно, очевидно, думая о том же. Потом оба всадника улыбнулись.
— Нас позвали в Бенден на Запечатление. Королевское яйцо готово проклюнуться.
Рабочий кабинет Робинтона снова заполнили голоса, только теперь ликующие.
— Мастер Робинтон — спросил Н'тон с улыбкой на своём красивом лице, обращаясь к арфисту, — Было бы очень приятно, если бы вы сопроводили меня с Лиот'ом в Бенден. Как обычно, — добавил он.
— Я бы хотел полететь вместе с Сибеллом, Менолли и Пьемуром, Н'тон. Еще несколько пар глаз и ушей арфистов будут не лишними при оценке преобладающих настроений в Бендене. В последнее время там было слишком напряженно. Кэндлер и Финдер, вам двоим пока придется присматривать за Джексомом, — инструктировал Робинтон.
Группа быстро распалась, разбежавшись из комнат Мастера-Арфиста, чтобы забрать летное снаряжение, прежде чем собраться во дворе Цеха Арфистов. Робинтон и Менолли летели на Лиот'е с Н'тоном, а Сибелл и Пьемур — на Мирт'е с Ж'хоном.
Пьемур не мог поверить в такую удачу! Утром этого дня он думал, что застрянет в Наболе, даже не надеясь на отдых, а теперь собирается на Запечатление! Похоже, выполнять всю эту неприятную работу для Мастера совсем не так уж плохо.
Фарли щебетала в воздухе, порхая над Пьемуром, когда Менолли, шедшая впереди с Мастером-Арфистом, вдруг повернулась к ним, — Лучше скажи своей маленькой королеве остаться, Пьемур. Сейчас у нас нет времени её отметить нашими цветами, поэтому ей могут оказать суровый прием, если она появится в Бендене, как есть. Я оставляю своих здесь, хотя они и носят наши цвета. — четверо файров Менолли порхали над головой, и Пьемур заметил, что все они носили ленты, где голубой цвет Цеха Арфистов был поверх желтой сетки цвета Форта. — Лучше не расстраивать Вейр, — пояснилаМенолли.
— Менолли права, Пьемур, — добавил Робинтон. — Это самое меньшее, что мы можем сделать, чтобы показать свое уважение к Бендену в свете того, что произошло. Я знаю, что буду чувствовать себя голым без моего Заира, к которому привык, но должно быть именно так. — он посмотрел на Н'тона, который уже сел на Лиот'а и пристегнул дополнительные ремни к упряжи дракона, чтобы разместить дополнительных пассажиров. — Мы собираемся прибыть туда вовремя, не так ли? Я не хочу опаздывать на это Запечатление.
Пьемур и Сибелл стояли позади Мастера-Арфиста и слышали, как он тихо прошептал для себя:
— Я сделаю всё, чтобы решить эти проблемы с Бенден Вейром прямо сейчас.
— Мы ценим твою заботу, Мастер-Арфист. Лиот' уверен, что мы прибудем в нужное время, — ответил ему Н'тон.
Пьемуру показалось, что он видел, как Н'тон быстро вздёрнул брови, и подумал, слышал ли всадник также и искреннее желание Мастера. Сибелл легко толкнул Пьемура в руку. Похоже, Сибелл тоже видел это подтверждение от всадника!
— Скоро всё будет хорошо, — заверил Н'тон Робинтона, протянув руку пожилому арфисту, в то время, как Лиот' опустил плечо и вытянул переднюю лапу, чтобы тому было легче забираться.
Ха! размышлял Пьемур. Значит, я был прав: Н'тон слышал, что сказал Мастер.
— Я не могу себе представить, Н'тон, что будет, если эта королева не проклюнется целая и невредимая, или ей не удастся произвести быстрое и прочное Запечатление.
— Не нужно бояться, — сказал Н'тон, и Пьемур с гордостью увидел, как всадник поклонился, оказав высокое уважение главному хранителю наследия Перна, человеку, который всем своим сердцем заботился о каждом человеке, а не только о членах своего Цеха.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий