The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 75

В первые часы после полуночи, когда смолкли звуки музыки и последних бражников усадили в автомобили, Луизу и Гая призвали в гостиную, где они увидели Нэнси, сидевшую вместе с лордом и леди Редесдейл.
Кэннон вошла в зал с таким озабоченным и задумчивым видом, точно вспоминала, не забыла ли она снять с огня сковородку. После отъезда полицейских они с Гаем всё подробно обсудили. Хэй и Гарри уехали в Лондон с Мейбл и Джимом, но перед отъездом Салливан вместе с инспектором заставили мисс Роджерс написать первоначальное заявление. После этого Гай предпочел остаться в Астхолл-маноре с Луизой, поскольку оба рассудили, что будет несправедливо исчезнуть без всяких объяснений, учитывая, какие драматические события они сами навлекли на этот дом. Поэтому они устроились в приемной миссис Виндзор, и до окончания бала Салливан пытался убедить свою подругу, что ее бывшие господа будут только рады, что она уберегла их дочь от сомнительно неопределенной судьбы с Роландом Лакнором.
— Я не уверена, что они воспримут все в таком свете, — не раз повторила Луиза.
Она рассказала Гаю о сделанном Ксандром признании и созналась, что намеренно позволила ему уйти, чтобы избежать ареста.
— Понятно, что его действия противозаконны, — заметила она, — но я понимаю, что его вынудили к этому особые обстоятельства. В обычной ситуации невозможно поверить, на какие поступки нас может толкнуть отчаяние, — пылко заключила Луиза, и за эти слова Гай полюбил ее еще больше.
Едва они вошли в гостиную, Нэнси бросилась к ним навстречу. Ее прическа слегка растрепалась, помада давно стерлась, а глаза выдавали, что она выпила несколько бокалов вина. Именинница вся лучилась жизнерадостной женственностью, хотя ее восторженная радость по поводу благополучно прошедшего бала смотрелась еще по-детски.
— Прошу вас, проходите и присаживайтесь, — сказала Нэнси, жестом приглашая Салливана с Кэннон садиться на диваны возле камина, где расположились лорд и леди Редесдейл, озаряемые наполовину сгоревшими свечами. — Мы хотим всё подробно обсудить.
Луиза по-прежнему не решалась сидеть в присутствии хозяев дома, но ей не хотелось также отказываться от искреннего приглашения, поэтому она присела напротив них на подлокотник дивана, и Гай устроился рядом с ней. На столике перед ними стоял поднос с горячим какао для женщин и портвейном для мужчин, а также блюдо с острыми закусками.
Молчание нарушила леди Редесдейл, и Кэннон, затаив дыхание, выслушала ее слова.
— Полагаю, — сухо начала хозяйка, — сегодняшний вечер начался с бурных событий, о которых я даже не догадывалась.
Луиза растерялась, не понимая, как воспринять ее заявление.
— Простите, миледи… — начала она.
— Вам нет нужды извиняться, — оборвала ее Редесдейл. — Кроме того, гости пребывали в блаженном неведении, и поскольку ваши действия увенчались успехом, мы можем только поздравить вас обоих с тем, что вам так эффективно удалось завершить их.
— Благодарю вас, миледи, — тронутая ее словами, с запинкой ответила Кэннон и после неловкой паузы добавила: — Если можно, мне хотелось бы объяснить, почему я позволила себе вмешаться не в свое дело.
Леди Редесдейл повернула голову к бывшей служанке, хотя от самой манеры поведения ее милости веяло такой холодностью, что она могла бы заморозить воду в коктейльном стакане.
— Я очень привязалась к мисс Нэнси, — продолжила девушка, осмелившись, наконец, взглянуть прямо на хозяйку дома, — в общем, как и ко всем детям. И когда я догадалась, что мистер Лакнор представляет собой опасность для вашей семьи, то поняла, что должна сделать все возможное для его устранения. — Она рассеянно увидела, что на налитом для нее какао образовалась толстая пенка. — Мне очень жаль, что пришлось сделать это здесь, в такой вечер, но у нас, казалось, просто не было иного выбора.
— Спасибо вам, Луиза, — сказала Редесдейл, — хотя я не могу сказать, что мне вполне понятно, как и почему такое могло случиться, но я отлично поняла искренность ваших добрых намерений.
Кэннон раздумывала, не должна ли она еще что-то объяснить, но тут вмешалась Нэнси, сидевшая на ковре возле камина.
— Мистер Салливан, — пылко произнесла она, — так объясните же нам, почему она так поступила?
И Гай, и Луиза однозначно поняли, что дочь хозяев имела в виду и каких именно она ждала объяснений.
Бывший полицейский не привык быть в центре повышенного внимания, но близкое соседство подруги придало ему смелости.
— По нашей версии, после окончания войны Мейбл случайно встретила где-то Роланда Лакнора и услышала его имя, — стал рассказывать молодой человек. — Она поняла, что он не тот, за кого себя выдает, но вместо того, чтобы сообщить Флоренс, которая еще оставалась во Франции, или обратиться в полицию с обвинением в убийстве и присвоении чужого имени, начала шантажировать его при содействии их консьержа, Джима.
— Такое поведение кажется на редкость необычным. Я имею в виду для медсестры, самоотверженно трудившейся на войне, — заметила леди Редесдейл, шелковое платье которой выглядело так же безупречно, как и в начале приема. — Обычно они отличаются удивительным благородством.
— Безусловно, вы правы, — согласился Гай, — но, насколько я понимаю, Мейбл пребывала в полнейшем отчаянии. По ее словам, проведя много лет в военных госпиталях, она вернулась совершенно сломленная переживаниями и в результате оказалась практически в нищете. Не имея ни денег, ни приличного жилья, она поселилась в благотворительном учреждении в районе Хаммерсмит. Я заходил к ней туда и могу сказать, что никому не захотелось бы прожить там остаток лет. И в тот момент она увидела возможность заполучить «легкие деньги».
— А как же Флоренс? — спросила Луиза. — Разве она не собирались жить с ней до конца жизни?
— По-моему, после войны отношения между ними испортились, — заметил Салливан.
— Верно, война ужасно калечит не только тела, но и души, — поддержал его лорд Редесдейл. — Те, кому не довелось понюхать пороха, не способны даже вообразить этого.
— Увы, — печально продолжил Гай, хотя теперь он меньше стыдился своей ущербности, слушая зачастую снисходительные солдатские замечания в свой адрес. Теперь он понял, что служить стране можно не только на фронте. — Каким-то образом, видимо, Флоренс обнаружила, что Мейбл и Джим шантажировали его, и потребовала, чтобы они прекратили шантаж и предоставили полиции решать его судьбу. Мейбл отказалась, и они ужасно поссорились. К дню своего рождения Флоренс купила себе шубу, и Мейбл заявила, что это привело ее в ярость. От сознания того, как она пояснила, что она бедствует, а Флоренс, имея деньги, может позволить себе такую роскошь. Потом Флоренс сообщила Мейбл, что исключит ее из своего завещания, а сама отправится на побережье, где она планировала купить приличный коттедж и жить там на пенсию, и что Мейбл больше может не рассчитывать на ее помощь.
— Бедняжка, — сказала Луиза, — должно быть, она уезжала туда с разбитым сердцем.
— А кто же тогда, как говорили свидетели, спрыгнул из поезда в Льюисе? — спросила Нэнси.
— Тут Мейбл просто повезло, — пояснил Салливан. — Этот ложный след увел полицейское расследование в другом направлении.
— А вы спрашивали, не она ли заходила на квартиру к Роланду? Не она ли была той женщиной в мехах? — опять подала голос Нэнси.
— Именно она, — ответил Гай. — Ей хотелось выпросить у него еще денег, но он ответил, что у него их нет. Что он всячески пытался достать их, но лорд Редесдейл отказал ему, а он еще должен оплачивать содержание крестной Роланда в приюте. Тогда Мейбл пригрозила, что если он не заплатит ей вовремя, то она заявит в полицию, что именно он убил Флоренс Шор, и что у нее имеется письмо, которое доказывает, что он способен на убийство. Ксандр Уоринг понимал, конечно, что при всех возможных объяснениях он виноват в том, что застрелил настоящего Роланда Лакнора и, присвоив его имя, получил доступ к его банковскому счету и квартире. Поэтому ему пришлось сбежать оттуда.
На лице лорда Редесдейла отразилось легкое смущение. Жена смотрела на него, удивленно выгнув брови.
— Его деловое предложение… строительство гольф-клуба и площадки для игры… звучало вполне разумно, — пожав плечами, пояснил хозяин дома. — Кроме того, я понимал таких солдат и то, что им пришлось пережить. Мне хотелось по возможности помочь ему. Однако после смерти Билла я чувствовал себя виноватым в том, что отказался ссудить ему денег. И когда Роланд приехал во Францию, я попросил его рассказать подробнее о нашем деле, поскольку не видел никаких документов или хоть каких-то свидетельств начала строительства этого гольф-клуба, но вместо ответа он так разозлился, что я понял справедливость моих подозрений… В реальности никакого гольф-клуба не существовало. После этого я прекратил выписывать ему чеки.
Леди Редесдейл бросила на мужа выразительный взгляд, явно показывающий, что они еще обсудят это дело наедине.
— И поскольку Роланд перестал платить Мейбл, она разозлилась на него. Потом, когда я упомянул ей о Роланде, Мейбл запаниковала, что я могу добраться до него первым и он расскажет мне о шантаже. Тогда-то они действительно решили ложно обвинить его в убийстве, чтобы опять сбить нас всех со следа. Джим отправился повидать Стюарта Хобкирка и выяснить, что ему известно об этом деле и о продолжении полицейского расследования. А когда мы предложили Мейбл приехать сюда, она поняла, что ей предоставляется шанс опознать в нем убийцу Флоренс Шор. Однако ей не удалось исполнить задуманное, поскольку Луиза… — тут Гай с гордостью взглянул на подругу, — …вдруг поняла, что за всем этим преступлением стоит Мейбл, и тогда мы приперли ее к стенке.
— Даже не верится, что их подлый план мог сработать, — потрясенно произнесла Нэнси.
Кэннон допила остатки уже почти остывшего какао.
— Нам, наверное, пора уходить, — сказала она Салливану. — Уже очень поздно. Миледи, как вы думаете, можно ли еще найти шофера, который отвез бы нас на станцию? Там мы сможем подождать прихода первого поезда, ведь скоро уже утро.
Леди Редесдейл встала, побудив девушку сделать то же самое.
— Луиза, — сказала она, — вы проявили удивительную преданность нашей семье, не говоря уже о решительности и смелости, и я могла бы только гордиться, если б такие качества проявила любая из моих дочерей. Не удостоите ли вы нас чести остаться и вновь служить в нашем доме?
Собрав все силы, Кэннон поборола желание пожать руку хозяйке дома. Ей удалось ограничиться сияющей улыбкой.
— Миледи, — ответила она, — о большем я не могла бы и мечтать. Благодарю вас.
— Мистер Салливан, — повернувшись к Гаю, продолжила леди, — мы будем очень рады, если вы останетесь у нас переночевать. Уверена, у нас всегда найдется для вас свободная спальня.
— Спасибо, миледи, — тоже встав с дивана, ответил Гай. — Я очень благодарен вам за предложение, но рано утром у меня назначена деловая встреча в Лондоне, поэтому, если позволите, я лучше воспользуюсь вашим гостеприимством в ближайшем будущем.
— И я поеду с вами, — сказала Луиза, — если можно. Я вернусь завтра к вечеру. Мне надо срочно повидать в Лондоне одного человека.
Назад: Глава 74
Дальше: Глава 76
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий