The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 58

Не желая останавливаться в гостинице «Суон-инн», Луиза решила обратиться к Джонни, возлюбленному Ады, и зашла в кузницу, чтобы выяснить, не знает ли он, кто мог бы сдать ей комнату на несколько дней. Парень с готовностью согласился помочь. «Друзья Ады — мои друзья», — любезно сказал он и быстро устроил ее в квартире своей матери, после чего Кэннон, как и говорила, оставила на почте записку для Нэнси, сообщив, где ее можно найти. Дальше ей оставалось только ждать и надеяться.
Время тянулось жутко медленно, однако на самом деле ожидание закончилось на следующий день. Когда Луиза, сидя в спартанского вида спальне и с трудом пытаясь сосредоточиться, читала книгу, с лестницы за дверью ее комнаты раздался крик, возвестивший, что к ней пришли с визитом.
Девушка бросилась вниз с надеждой, вздымавшей ее грудь, как парус под ветром. Матушка Джонни стояла в коридоре, держась за перила.
— Они там, — прошептала она, показав на гостиную. — Мне еще не приходилось принимать в доме этаких гостей. В той комнате мы обычно празднуем Рождество, вот только не помню, протирала ли я там пыль на прошлой неделе… — Ее озабоченный голос умолк, а на лице отразилась крайняя озабоченность.
— Не волнуйтесь, — успокоила ее Луиза, — они ничего не заметят.
Подойдя к двери, она глубоко вздохнула и открыла ее. Увиденное настолько изумило девушку, что у нее невольно отвисла челюсть.
— Милорд, — едва сумела вымолвить она, — прошу прощения. Я не ожидала увидеть вас.
Лорд Редесдейл стоял перед скромной каминной полкой, разглядывая фарфоровые безделушки. Он повернулся на голос Кэннон, и по его лицу она поняла, что он изумлен не меньше ее, хотя ему и удалось отчасти скрыть это.
Оставив без ответа вступление Луизы, лорд обратился к дочери, которая наблюдала за ними с еле заметной улыбочкой.
— Коко? Изволь объясниться.
— Может, мы все присядем? — предложила Нэнси и, аккуратно подобрав юбку, устроилась на краешке дивана.
— Я предпочла бы постоять, — откликнулась Кэннон.
Слуги никогда не садятся в присутствии господ. С первых дней ее службы нянюшка Блор неоднократно повторяла ей правила поведения в доме, а сейчас был явно не подходящий момент для попытки нарушения этикета.
Редесдейл тоже с многозначительным видом остался стоять на месте.
— Прекрасно, — кротко произнесла его дочь. — Мы можем поговорить и так. Пав, пожалуйста, выслушайте все внимательно и не начинайте сразу злиться и ругаться.
Мужчина недовольно пробурчал что-то себе под нос, но затем пристально посмотрел на Нэнси, ожидая продолжения.
— Луиза, я подумала о том, что вы мне сообщили, и осознала, что вы правы, — снова заговорила та. — Нам необходимо сейчас объяснить это Пав, а потом мы втроем сможем обсудить, как нам разрешить это… затруднение.
Все еще пребывая в изумлении, бывшая помощница няни не могла вымолвить ни слова.
— Может, перейдем к сути дела? — отрывисто произнес лорд Редесдейл. — Мне думалось, что мы зашли сюда навестить моих арендаторов.
— Пав, вы помните печальную историю медсестры Флоренс Шор, которую убили в поезде на Брайтонском направлении? — начала Нэнси.
— Да, да, — кивнул ее отец. — Она ведь была, по-моему, подругой нянюшки Блор?
— Подругой ее сестры, — поправила мисс Митфорд. — А теперь, полагаю, мне надо напомнить вам, что один офицер служил в одном с вами батальоне, но вы тогда его не знали, а он, как выяснилось, познакомился с Флоренс Шор в Ипре, хотя и отрицал это.
— Обязательно говорить загадками? — спросил ее лорд.
— Да, лучше слушайте внимательно, — ответила Нэнси. — Несколько дней назад подруга Флоренс Шор, Мейбл Роджерс, позвонила в полицию в связи с тем, что ее ограбили. Только, когда полицейские приехали к ней, обнаружилось, что пропала лишь пачка писем, написанных ей Флоренс за годы войны. Однако одного письма в этой пачке не было, поскольку оно хранилось отдельно в комнате самой Флоренс, и грабители его не нашли. В этом письме мисс Шор описывала ночь, в которую, как предполагалось, покончил с собой денщик того офицера.
— В Ипре? — уточнил Редесдейл и добавил, казалось, для себя: — Там царил безумный ужас.
— Да, в Ипре. Однако Флоренс видела в одну тех ужасных ночей вышеупомянутого офицера и имела причины полагать, что он сам убил денщика. Об этом она и написала в том письме Мейбл Роджерс.
Достав из кармана носовой платок, лорд промокнул им верхнюю губу.
— Более того, незадолго до нападения на Флоренс Шор, как упомянули свидетели, одна дама громко спорила с этим офицером у него в квартире. Дама, одетая в шубу, — рассказала Нэнси и немного помедлила, прежде чем продолжить. Ни одна из ее прежних страшных историй не имела столь драматического воздействия. — Флоренс Шор была в шубе, когда ее убили.
Ее отец оперся рукой о каминную полку.
— Я по-прежнему не вполне понимаю, к чему ты клонишь, — сказал он, хотя и заметно побледнел. Вероятно, начал догадываться.
— Продолжайте слушать, дорогой Пав. Хотя мне хотелось бы все-таки, чтобы вы сели, я уже устала задирать голову, — пожаловалась Нэнси, но никто не двинулся с места. — Со дня того громкого спора этот офицер на квартире не появлялся. А еще нам известно о нем то, что в его распоряжении имеются две банковских книжки… или, вернее, имелись. — Она украдкой взглянула на Луизу, но увидела лишь ее опущенные глаза. — Одна — на его имя, а вторая — на имя его погибшего денщика. Александра Уоринга.
— Я не понимаю, какое отношение вся эта история имеет ко мне или к тебе. Луиза, это ваших рук дело? — Лорд Редесдейл уставился на Кэннон, и она съежилась под его мрачным взглядом.
— Ах, милый старичок, не будьте таким тупоголовым! — шутливо произнесла Нэнси. — К вам это имеет непосредственное отношение. И мы полагаем, что вы можете помочь полиции. Того офицера зовут Роланд Лакнор.
Назад: Глава 57
Дальше: Глава 59
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий