The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 55

Гай и Гарри встретились около вокзала Виктория в кафе «Ридженси». В тот день Конлон уже закончил работу и заказал себе яичницу с ветчиной и крекеры с чаем.
— Мне предстоит долгая ночь в клубе, — сообщил он. — Парни предложили мне сыграть с ними последние две или три песни.
— Вот здорово, Гарри! — порадовался Салливан за друга.
Тот, в свою очередь, сочувственно взглянул на него.
— Но мы ведь здесь не для того, чтобы говорить обо мне, верно?
— Прости, — промямлил Гай. — Ну да, о деле Флоренс…
— …Шор, я так и понял, — закончил за него Гарри. — Ну, не тяни тогда. Выкладывай. Что случилось? Ты сходил с визитом к той старой даме?
Салливан протянул бывшему коллеге письмо.
— Она сказала, что кто-то пытался найти его, да не сумел. И больше ничего не взято.
— И о чем там написано?
— Написано, что Роланд Лакнор убил Александра Уоринга.
— А при чем тут это? — Перед Гарри поставили его заказ, и он подмигнул официантке, прежде чем налить на край тарелки фирменного коричневого соуса. Затем не тратя попусту время, тут же набил рот яичницей.
— Письмо написала Флоренс Шор. А по мнению той старой дамы, Мейбл Роджерс, Роланд узнал, что она написала, и именно он убил ее.
— Погоди минутку. Не он ли был тем человеком в коричневом костюме?
— Возможно. И есть еще кое-что: с недавних пор Роланд Лакнор свел знакомство с Митфордами, он ведет какие-то дела с отцом и переписывается со старшей дочерью.
Гарри в недоумении уставился на своего товарища.
— Луиза… Она работала там в детской, — пояснил тот.
Конлон отложил вилку и нож и молитвенно сцепил руки.
— Хвала Всевышнему, все дороги ведут к Луизе!
— Ничего смешного, Гарри.
— Да неужели? — Обмакнув кусок яичницы в соус, с полным ртом полицейский ухмыльнулся.
— Послушай меня серьезно! Я раздобыл письмо, в котором Роланда Лакнора подозревают в убийстве, — рассказал Салливан. — То есть существует связь с Флоренс Шор. Они познакомились в госпитале под Ипром.
— Я не понимаю, что означает эта связь.
— А он отрицал, что знает ее. Но когда гостил у Митфордов во Франции, ночью называл ее по имени. Ему вроде бы приснился дурной сон. Луиза зашла узнать, почему он кричит, и услышала, как он произнес имя этой медсестры… несколько раз.
Гарри промокнул рот салфеткой.
— Странная забывчивость с его стороны.
— Да, и кроме того, он завладел банковской книжной своего армейского денщика, который умер.
— Это тоже звучит немного подозрительно, хотя, возможно, тому есть невинное объяснение.
— Только если есть невинное объяснение тому, почему после смерти денщика деньги на его счет то вносились, то изымались. — Выложив все имевшиеся у него сведения, Гай откинулся на спинку стула. — Но что мне-то теперь делать? К Джарвису я пойти не могу, он не захочет со мной говорить.
— А что, если поговорить с другим детективом по этому делу? С инспектором Хэем из Скотленд-Ярда. По-моему, тебе надо пойти туда и встретиться с ним.
— Мне не справиться с этим делом в одиночку, — пристально глядя на письмо, сказал Салливан. — Но ты прав, мне следует сообщить все Хэю. Гарри, пойдем вместе! Мне нужна профессиональная поддержка, а ты еще в мундире.
— Что, прямо сейчас?
— Да, — ответил Гай, — сейчас.
* * *
Прибыв к Новому Скотланд-Ярду, Салливан постарался подавить благоговение перед величием этого учреждения, так же, как Конлон постарался подавить отрыжку.
— Пардон, — смущенно изрек он, — из-за тебя мне пришлось залпом заглотнуть чай.
Гарри спросил, нельзя ли сейчас встретиться с инспектором Хэем, и им предложили посидеть и подождать, пока ему доложат. По приемной сновали полицейские и мужчины в штатском — вероятно, детективы или переодетые стражи порядка. Все они проносились мимо Гая и Гарри с выражением крайней озабоченности и целеустремленности. На деревянной скамье рядом с ними сидели другие посетители: женщина с маленькой девочкой в платье с оборками, молодой парень с подбитым глазом — мутноватый взгляд его здорового глаза предполагал, что он успел выпить немало виски, — седовласый мужчина, который упорно перечитывал какую-то бумагу, после чего мотал головой и что-то бормотал… На стенах пестрели доски для объявлений с изображениями разыскиваемых людей, сообщениями о местных совещаниях и списком лиц, пропавших без вести. Гай мечтал стать одним из здешних полицейских, оказаться в самой гуще событий.
Их с Гарри позвали как-то слишком быстро. Они долго шли по зияющим впереди коридорам, однако запах сигар, наконец, подсказал друзьям, что они приблизились к кабинету Хэя. Сопровождавший их полицейский энергично постучал в дверь и удалился, прежде чем хозяин кабинета пригласил их войти. Инспектор сидел за письменным столом с кожаной обивкой, который выглядел более величественным и зловещим, чем судейское возвышение. Его пиджак висел на спинке стула, а сам он сидел в расслабленной позе, ослабив узел галстука и расстегнув верхнюю пуговицу рубашки. В пепельнице лежала раскуренная сигара, и ее дым медленно проплывал над головами присутствующих.
Жестом предложив им садиться, Хэй провел ладонью по лысеющей голове, пригладив зачесанные набок остатки темных волос.
— Говорите, в чем дело, — буркнул он, — и побыстрее. Через десять минут мне надо уходить.
Гарри помалкивал — его друг обещал, что все объяснения возьмет на себя.
— Спасибо, сэр, — сказал Гай.
— Кто вы такой?
— Гай Салливан, сэр.
Хэй повернулся к Конлону.
— Вы при исполнении… почему бы вам не доложить мне о вашем деле?
Гарри начал что-то говорить, но бывший коллега перебил его:
— Сэр, я попросил его пойти со мной за компанию. Мы из железнодорожной лондонской полиции Брайтонской Южнобережной линии, по делу Флоренс Шор.
— Ах да, точно… То-то я подумал, что ваши физиономии мне знакомы. — Инспектор взял сигару и выпустил очередное облако дыма. — Погодите минутку. Не вы ли тот парень, на которого поступила жалоба? От кузена жертвы?
— От Стюарта Хобкирка? Да, сэр, — ответил Гай. Не было смысла отрицать очевидное.
— Да, понятно. Так вы действительно его допрашивали?
— Да. Но, сэр, я могу все объяснить.
— Тогда продолжайте. — Сигара вернулась в пепельницу. Хэй откинулся на спинку стула, невозмутимо глядя на Салливана.
— Я выяснил, что мисс Шор изменила свое завещание в его пользу всего за несколько дней до того, как ее убили. Я подумал, что надо бы расследовать эту зацепку и встретиться с ним, но в итоге мне удалось снять с него подозрения. По сути говоря, он написал вам из-за того, что ему надоели полицейские допросы, но надоел ему уже не я. По-моему, я знаю, кто еще пытался выспросить его. Из-за этого и еще по одной или двум причинам… — Гай постарался пробурчать эти слова побыстрее. — В общем, после этого меня уволили из полиции за то, что я проводил расследование без официального разрешения.
— Уволили? Так вот, видимо, почему вы в штатском…
Лицо Салливана запылало от стыда.
— Ладно, переходите к делу, — приказным тоном произнес Хэй. — Говорите, зачем пришли. Полагаю, у вас появились новые важные зацепки в этом деле, и у вас осталась только одна минута, чтобы объяснить мне их.
— Подруга мисс Шор, Мейбл Роджерс — ее допрашивали во время дознания — сообщила об ограблении, но когда к ней прислали сержантов из нашей железнодорожной полиции, она заявила им, что у нее ничего не пропало. Ей хотелось увидеть меня, поэтому я заехал к ней. Она сказала, что ей надо показать мне одну вещь, поскольку я расследовал дело Шор. — Гай вытащил из кармана письмо и положил его на стол Хэя. — Это письмо, написанное мисс Шор из Ипра, во время войны. Оно касается знакомого ей офицера, Роланда Лакнора, и его денщика, который, по официальному заключению, совершил самоубийство. Однако мисс Шор полагала, что его убил мистер Лакнор.
Инспектор взял письмо и начал читать его, пока Гай сообщал другие свидетельства возможной вины Лакнора: этот человек отрицал, что знаком с медсестрой Шор, а потом во сне произносил ее имя, и в его распоряжении имелись две банковских книжки, причем кто-то снимал деньги со счета умершего человека и пополнял его. Он не упомянул о Стивене Кэнноне, так как иначе пришлось бы рассказать о Луизе, а молодой человек не хотел впутывать ее, пока он не разберется полностью в этом деле.
В итоге Хэй сложил письмо и отдал его обратно Гаю.
— Все это хорошо, Салливан, но недостаточно. Пока мы имеем только версию. А нам нужны доказательства. Если вы предоставите мне доказательства, мы сможем действовать дальше. Предлагаю вам найти их.
— Не означает ли это, сэр, что у меня есть ваше разрешение? — спросил бывший полицейский.
— Вы уже знаете, где выход, — вместо ответа буркнул инспектор.
Назад: Глава 54
Дальше: Глава 56
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий