The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 31

Когда двуколка, обогнув раскидистый дуб, выехала на подъездную дорогу, Луиза заметила, что Нэнси прогуливается по садовой аллее. Явно изо всех сил стараясь выглядеть невозмутимой, она то и дело склонялась, чтобы понюхать аромат недавно расцветших роз, хотя прежде, насколько помнила Кэннон, цветы ее ничуть не интересовали. Ее невольно позабавили проявившиеся в Нэнси признаки страстной влюбленности: девушка вновь тщательно причесалась, уложив волосы в новую затейливую прическу, а шея ее над ключицами заметно покраснела.
Роланд, казалось, не заметил ее, глядя непосредственно на лорда Редесдейла, стоявшего возле входной двери с закинутым за плечо ружьем.
— Добрый день, с приездом! — воскликнул хозяин дома новому гостю. — Простите за мою охотничью экипировку. Чертовы кролики, знаете ли… Как прошло путешествие? Вот и хорошо, вот и славно, — заключил он, не дожидаясь какого-либо ответа.
Памела стояла рядом с отцом, посматривая на вновь прибывшего. Она выглядела спокойной, как обычно, и растрепанной, и, как всегда, держалась чуть в стороне от сестер, однако с довольно приветливым видом. Если б не активная инициатива Нэнси, Пэм с легкостью могла бы стать любимицей Луизы. Подумав об этом, Кэннон мысленно одернула себя, вспомнив наставления нянюшки. Та частенько повторяла ей, что в отношении детей не может быть и речи ни о каких любимчиках.
Луиза видела, как лорд Редесдейл шагнул в сторону Нэнси, которая тщетно пыталась сорвать чайную розу, добившись лишь того, что с цветка слетели все лепестки. Должно быть, у нее не вполне получился задуманный образ изысканной летней утонченности.
— Моя старшая дочь, Нэнси, — наконец, без церемоний произнес лорд.
Девушка попыталась повернуться и сделать приветственный жест, но ей помешал никак не отрывавшийся стебель. Понаблюдав за ней немного, отец прочистил горло.
— Пора в дом, пора. У нас осталось время только для глотка аперитива перед ланчем. Всего двенадцать минут. «Кровавую Мэри»? Вот и славно, вот и славно.
Нэнси подскочила к Луизе и схватила ее за руку.
— Ты предупредила его? Он даже не взглянул на меня!
— Да, думаю, он не выдаст нас. Мне пора вернуться к детям. Постарайся успокоиться, — попросила Кэннон, встревоженная бурной реакцией своей подопечной. Такая нервозность была не в ее характере.
— Постараюсь, — ответила Нэнси, — просто мне… Разве ты не видишь, какой он красавец? Он похож на французского пианиста. Потрясающе печальные глаза и длинные тонкие пальцы.
Луиза усмехнулась, но быстро взяла себя в руки, сделав серьезное лицо.
— По-моему, нянюшка сказала бы, что вы, мисс Нэнси, начитались романов… — начала она, и дочь лорда встретила ее слова глубоким вздохом. — Тебе действительно надо успокоиться. Если всплывет что-то о том бале…
— Не беспокойся, никто ничего не узнает. Пожалуй, мне пора идти. После ланча я найду тебя и расскажу, как все прошло, — пообещала Нэнси, взбегая на крыльцо, но внезапно, опомнившись и остановившись, пригладила платье и волосы, как делала ее мать, и чинно, гордо вздернув подбородок, направилась в гостиную.
Луиза, зайдя в дом с черного хода, обнаружила в кухне расстроенную миссис Стоби.
— Бедняжка Ада совсем расклеилась, слегла с простудой, — простонала она, — а миссис Виндзор предпочла умыть руки. Естественно, станет ли о том волноваться наша миссис Надменность, но у меня-то на первую перемену суп, способный привести ее милость в большое смятение…
— Почему? — спросила Кэннон.
— Ох, даже не спрашивай! — усмехнулась повариха. — Очевидно, не следовало бы подавать суп на ланч, хотя мне лично непонятно, что тут особенного. Тем более в такой жаркий день этот чудесный ароматный вишисуаз будет как нельзя более кстати.
— Может, я помогу вам? — предложила Луиза.
— Было бы славно, признаюсь, но сначала тебе надо договориться с нянюшкой. Не хватало мне вдобавок к миссис Виндзор упреков от нянюшки!
И в результате, пока миссис Виндзор наполняла бокалы белым французским вином «Сансерре», Луиза, к всеобщему легкому недоумению, разливала гостям в столовой этот изысканный суп. Леди Редесдейл лишь выразительно приподняла брови, но ничего не сказала. В любом случае ее больше интересовал сидевший слева гость.
— Мистер Лакнор, расскажите же мне, — попросила она, — чем вы занимались после войны?
Роланд сделал глоток вина и прочистил горло.
— Честно говоря, леди Редесдейл, найти дело пока сложновато. Я не так давно вернулся. Демобилизовался только в конце прошлого года. Имелась, правда, парочка рискованных деловых предложений…
— О, нет-нет, не утомляйте меня подробностями! — воскликнула хозяйка дома. — Мне все равно их не понять.
Нэнси, наблюдавшую за ними с другого конца стола, явно огорчила резкость матери. Она с надеждой взглянула на миссис Виндзор, обходившую гостей с графином вина, но в ответ получила лишь отрицательное покачивание головы и поджатые губы экономки. За обеденным столом ей пока суждено было оставаться ребенком.
— Я имела в виду, — уже мягче продолжила леди Редесдейл, — какова сфера ваших интересов?
— Видимо, помимо бизнеса, интерес представляет политика, — осторожно заметил Роланд. — Мы живем в удивительные времена, не правда ли? Война закончилась, впереди новое десятилетие…
Мужчина с молодым лицом, но седыми волосами, разделенными посередине ровным пробором, перестал принюхиваться к супу и, подняв голову, радостно произнес:
— Как вдохновляюще это звучит! Нынешним летом леди Редесдейл любезно согласилась взять на себя обязанности по сбору благотворительных средств от партии консерваторов. В моем лице вы найдете питающего надежды сторонника. — Кивнув сам себе, словно в подтверждение только что сказанного, этот гость заправил кончик галстука за рубашку и вооружился суповой ложкой.
— Надежды? — пробасил лорд Редесдейл с другого конца стола. — Если им не гарантировано подавляющее большинство, то мое имя Ллойд Джордж!
Услышав сию шутку, миссис Гоуд, известная поборница благодеяний Женского института, прыснула вином, что вызвало еще более раскатистый смех хозяина. Утихомирил его лишь пристальный взгляд жены. Эта ситуация в кои-то веки, как заметила Луиза, несколько обескуражила Нэнси. Ей единственной из сестер разрешили сегодня присутствовать на ланче — ради этого ей пришлось пообещать, что она будет помогать во время кампании сбора средств, и Нэнси понимала, что при малейшей оплошности ее могут выдворить из-за стола.
Не обращая внимания на выплеск застольных эмоций, леди Редесдейл вновь повернулась к Роланду, начавшему деликатно пробовать закуски. Луиза вертела в руках супницу и перебирала разливательные ложки на сервировочном столе — ей хотелось убедиться, что он ни словом не обмолвится о том злосчастном бале.
— Я согласна с вами, — заявила хозяйка таким тоном, словно их разговор не прерывался, — нас ждут интересные времена. А сами вы рассчитываете заняться политикой?
— Никогда не говори «никогда», леди Редесдейл. Однако порой я задумываюсь, не больше ли пользы можно принести, занявшись более земными делами.
Мать Луизы впечатлили сдержанные манеры и неоспоримо привлекательная внешность этого молодого человека.
— Да, вы совершенно правы. Нам не под силу привлечь в провинцию всех и каждого, — сказала она и так звонко рассмеялась, что лорд Редесдейл удивленно взглянул на нее с другого конца стола.
Луиза не могла больше задерживаться в столовой — миссис Виндзор и без того уже бросала на нее косые взгляды. Девушка опять спустилась в кухню, где миссис Стоби суетилась над ростбифами, переживая, как бы те не пережарились до момента готовности картошки. Помогая заворачивать говядину в льняную салфетку для отдыха, Кэннон переминалась с ноги на ногу, побудив кухарку раздраженно спросить, не нужен ли ей предлог для отлучки в туалетную комнату.
Вымыв суповые тарелки и вернувшись в столовую, чтобы обнести гостей нарезанными кусками говядины с гарниром из картофеля по-французски и запеченной моркови, Луиза услышала уже непринужденно текущий разговор. Роланд явно преуспел в искусстве смешить леди Редесдейл, хотя все в Астхолл-маноре уже забыли, когда слышали звук ее смеха.
Миссис Гоуд неуклонно поглощала каждое блюдо. Быстро съедая все положенное на тарелку и с готовностью принимая следующую, она мало участвовала в застольной беседе до самого десерта, однако когда перед ней поставили малину со взбитыми сливками, радостно ахнула и сказала:
— Ах, леди Редесдейл, вы приготовили нам поистине великолепный ланч!
Хозяйка дома имела к готовке пищи такое же отношение, как к покрытию крыши черепицей, но тем не менее благосклонно приняла похвалу.
Закончив с десертом, она поднялась из-за стола, побудив Нэнси и миссис Гоуд последовать ее примеру, и сказала:
— Необходимо, чтобы мистер Коулсон присоединился к нам за кофе в гостиной. Строго говоря, сегодня у нас собрание комитета. Прошу простить меня, мистер Лакнор. Надеюсь, мы скоро вновь увидимся с вами.
— Конечно, леди Редесдейл, — встав и кивнув, ответил Роналд. — Ваше общество доставило мне необычайное удовольствие.
Улыбаясь, мистер Коулсон вытащил кончик галстука из-за пазухи и, отвесив легкий поклон лорду Редесдейлу, удалился вслед за дамами.
— И никакого портвейна, старина, — благожелательно заметил лорд. — Итак, не пойти ли нам в мой кабинет? Там мы сможем спокойно обсудить ваши деловые предложения. Меня очень заинтересовали…
* * *
Через час или около того, когда настало время прогулки по саду и Луиза, крепко держа за руку Декку, спускалась в холл, а за ними уныло плелась Юнити, она увидела возле кабинета лорда Редесдейла Нэнси, которая застыла в странной позе, прижав ухо к замочной скважине. Не дав Кэннон и слова сказать, девушка прижала палец к губам, выпрямилась и подошла к ней.
— Я подслушивала уже целую вечность, — прошептала она, — все ждала, что он упомянет мое имя, но нет, пока ни разу… Ах, Лу! Неужели он может не испытывать столь же пылких чувств, как я? Я зачахну от тоски! — И мисс Митфорд демонстративно, правда, с игривым видом схватилась за горло.
Попытка Луизы строго взглянуть на жеманницу не удалась — Нэнси чаще всех удавалось развеселить ее.
— Значит, ни единого упоминания о бале? — уточнила помощница няни.
— Ни единого — насколько я поняла, они говорили о войне и гольфе. Ничего скучнее не придумали.
— А ты уверена, что только об этом?
Луиза понимала, что ей не следовало об этом спрашивать. То, что творилось за этой дверью, касалось ее не больше, чем дела в кабинете премьер-министра, но она не смогла удержаться.
— Да, по-моему, — ответила дочь лорда. — Хотя слышно было плохо. Они бурчали что-то себе под нос.
— В общем, о чем бы они ни говорили, нам все равно не угадать. А теперь отойдем подальше от двери.
— Да, да, разумеется, — согласилась Нэнси. — Мне просто…
Она вздрогнула, когда дверная ручка вдруг повернулась, и отскочила в сторону, едва не влетев в объятия Луизы, рядом с которой к тому же неуверенно покачивалась на маленьких ножках Декка. При виде открывающейся двери запретной для детей комнаты Юнити вжалась в стену. Роланд прощался с лордом Редесдейлом, который спросил его, найдет ли он сам выход. Кэннон знала, что после ухода гостя из кабинета будет доноситься музыка поставленной на граммофон пластинки и тихое похрапывание в паузах между песнями.
Замерев при появлении Роланда, Луиза и Нэнси точно онемели, но, к счастью, он сам нарушил молчание:
— Мисс Митфорд, я надеялся увидеть вас вновь.
— Ах, неужели? — с достоинством произнесла Нэнси.
— Я вижу, вы собрались на прогулку с младшими сестрами, — сказал Лакнор, когда голова Юнити в скособочившейся белой панаме высунулась из-за спины Луизы. — Вы позволите составить вам компанию? На станцию меня подвезут не раньше чем через полчаса.
— Да, сэр, это было бы прекрасно, — ответила за Нэнси помощница няни. — Мы как раз собирались прогуляться по саду.
В теплом мареве солнечного дня вся компания брела по аллее, и Луиза услышала, как Роланд спросил Нэнси:
— Мисс Митфорд, возможно ли, что я видел вас где-то раньше?
В ответ дочь хозяина дома лишь удивленно приподняла бровь.
Назад: Глава 30
Дальше: Глава 32
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий