The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 28

Через три дня после бала, уложив девочек спать, Луиза спросила нянюшку, можно ли ей отдохнуть в этот вечер и навестить мать, и Блор одобрила ее намерения. Лорд и леди Редесдейл вечером уезжали в гости на ужин, а если б понадобилась помощь с детьми, ей помогла бы Ада. А потом Нэнси спросила, можно ли ей пойти вместе с Лу-Лу.
— Чего это ради? — удивилась няня.
— Просто так. Для компании, и я тоже немного прогуляюсь по городу. Правда, нянюшка, сегодня ведь такой чудесный теплый вечер! — взмолилась Нэнси.
— В моем представлении на этой неделе вы и так слишком много шатались. А посему возвращайтесь обе не позже половины десятого, — сказала Блор, мельком взглянув на лежащую на столе книжку «Благородный разбойник и несчастная дочь». Закладка находилась близко к концу книги.
— Это не просто шатание. Мы идем в Челси навестить больную женщину, — заметила Нэнси.
— Ох, бедняжка! Вероятно, вам стоит отнести ей что-нибудь вкусное. — Няня порылась в карманах передника и вытащила бумажный пакетик с горсткой полосатых красно-белых мятных конфет. Сняв с них несколько соринок, она протянула их Луизе. — Вот, угостите ее.
— Спасибо, нянюшка, — сказала Кэннон, — но лучше сохраните их для себя. Мы скоро вернемся.
Прогулка от Глостер-роуд до Лоренс-стрит заняла всего полчаса и оказалась бы вполне приятной благодаря теплым лучам закатного солнца, если б Луизе удалось в полной мере избавиться от своих страхов. Она вела Нэнси по глухим улочкам, на которых та прежде не бывала, отклонившись от обычных для гуляющих пар и туристов маршрутов. Выйдя на Элм-парк-роуд, Кэннон показала своей подопечной красивый дом из серого кирпича.
— В этом здании квартиры сдаются только женщинам, — сообщила она.
— Неужели там живут одни женщины? — спросила Нэнси, взглянув на пустые окна с подвязанными по бокам занавесками.
— Большинство из них уехали из дома, чтобы попытаться найти работу в Лондоне, — пояснила Луиза. — Мы обычно брали у них небольшие заказы на стирку… постельное белье и какие-то крупные вещи. А нижнее белье они сами стирали в раковинах в своих комнатах.
— Это звучит ужасно грустно, — заметила мисс Митфорд.
— А по-моему, ничуть, — возразила ее спутница. — Я вполне подружилась с парой здешних женщин, они часто устраивали вечеринки и чаепития. Некоторые из них предпочли интересную работу замужеству, не желая, как они говорили, быть прикованными цепями к кухонной плите и раковине. Но они сами выбрали трудную жизнь… Порой им не хватало денег.
— Мне казалось, ты упомянула, что они работали?
— Да, только женщинам платят совсем немного. Зато они ни от кого не зависят, понимаешь? Их зарплаты хватает, скажем так, на булавки, на мелкие расходы.
— За исключением того, что булавками сыт не будешь? — задумчиво произнесла Нэнси. — Им же самим приходится покупать еду и платить за квартиру.
Дальше они шли в дружеском молчании до самого Пибоди-эстейт. Несмотря на то что Олд-Черч-стрит, где выстроились аккуратные стандартные дома с нарядно выкрашенными входными дверями и большими окнами, скрытыми разноцветными шторами, находилась совсем рядом, практически за углом от Лоренс-стрит, последняя улица являла взору значительно менее приятный вид невзрачных четырехэтажных домов с длинными рядами маленьких окошек, прикрытых однообразно серыми занавесками. Благодаря теплому вечеру на углу около паба «Скрещенные ключи» собрались несколько мужчин — они медленно потягивали пиво и курили сигареты, но говорили мало.
Нэнси коснулась плеча Луизы.
— Лу-Лу, нам здесь ничего не грозит? — шепотом спросила она.
Кэннон глянула на свою спутницу и окинула взглядом людей возле паба. Ей показалось, что она узнала профиль мужчины, заходившего к ним в рождественскую ночь, а Нэнси заметила, что ее подруга слегка вздрогнула.
— Нет, они безопасны, — успокоила ее Луиза. — Меня скорее беспокоит тот, кто может оказаться дома с мамой. Вдруг Стивен торчит там?
— Именно поэтому я и пришла сюда, — заявила Митфорд. — Пока я с тобой, он ничего не сможет сделать.
Луиза кивнула, и девушки, обменявшись ободряющим рукопожатием, вошли через большую арку во двор комплекса домов Пибоди-эстейт. Мимо них, подгоняя друг друга, пронеслись играющие в пятнашки дети. На травянистом газоне расположились две молодые матери — их младенцы мирно посасывали грудное молоко, а они щебетали между собой, точно пара волнистых попугайчиков. Солнце уже садилось, окрасив небо оранжевым заревом, и в его свете Луиза заметила на земле под окном ее бывшей спальни кота, который лениво потягивался, словно размышляя о приключениях грядущей ночи. Оставив Нэнси, она подбежала к коту, подхватила на руки и зарылась лицом в его мягкую шею. Кот заурчал и мягко изогнулся в ее руках.
— Его зовут Киппер, — сообщила она Нэнси. — Он не наш, живет в четвертом от нас подъезде, но мы с ним подружились еще в детстве. Сейчас он изрядно постарел, бедняга.
— Смешная кличка, — улыбнувшись, заметила мисс Митфорд.
По-прежнему обнимая кота и не думая о том, что рыжеватые волоски его шерстки прилипают к ее синей куртке, Луиза пошла вверх по лестнице, показывая Нэнси дорогу. Входная дверь была открыта, и Кэннон вдохнула знакомые уютные запахи стирального порошка и отварной капусты. Она заметила, что в прихожей нет ни куртки, ни шляпы Стивена.
Отпущенный на пол кот тут же пробежал по прихожей.
— Ма! Это я. Ты где? — позвала дочь прачки.
— Ох, Луиза! Неужели это и вправду ты? Заходи сюда, — отозвалась ее мать из гостиной.
Две девушки, войдя в спертую сумрачную духоту комнаты, увидели тощую фигуру Уинни, сидящую в кресле возле незажженного камина. Плечи ее покрывала шаль, а на коленях лежало толстое одеяло. Луиза вновь вспомнила, насколько она старше матерей всех ее подруг. Перехватив взгляд Нэнси, девушка пригладила сухие пряди материнских волос, заправив их за уши.
— Луиза, милая, тебе следовало предупредить меня, что ты придешь с подругой, — заметила хозяйка дома.
— Добрый вечер, миссис Кэннон, — сказала Нэнси. — Меня зовут Нэнси Митфорд. Как вы поживаете?
— О, у меня все в полном порядке, просто слегка простыла, — тихо усмехнувшись, ответила Уинни. Это вызвало у нее короткий приступ кашля, и Нэнси пришлось опустить протянутую для знакомства руку.
Откашлявшись, женщина посмотрела на дочь и ее подругу.
— Да не смотрите вы так серьезно! Я здорова как лошадь. В общем, здорова, как всегда.
— О, Ма! — воскликнула Луиза. — Как же я соскучилась по тебе! — Она наклонилась, чтобы обнять мать и поцеловать ее в лоб, но Уинни сразу оттолкнула ее.
— Не суетись. Дай мне познакомиться с мисс Митфорд, — сказала она, протянув руку, и они с Нэнси, наконец, обменялись мягким рукопожатием. — Мне, естественно, очень приятно видеть вас, но что вы здесь делаете?
— Мы приехали в Лондон ненадолго, — ответила младшая Кэннон. — И мне захотелось повидать тебя. А еще я принесла тебе немного денег.
— Все, что мне нужно, девочка моя, так это увидеть, что ты обустроила свою жизнь, — сказала Уинни. — Когда я была в твоем возрасте, то…
— Знаю, знаю, ты уже стряпала и обихаживала любящего мужа, — перебив мать, закончила Луиза. — Но ты же понимаешь, что в наше время это не так просто?
— Не понимаю, что тут может быть сложного, — оживившись, возразила миссис Кэннон. — На мой взгляд, все предельно просто. Я увидела, как твой отец доставлял уголь к миссис Хавершем, и это все решило.
Луиза закатила глаза, взглянув на Нэнси. В комнате царил полумрак, и хотя их глаза уже привыкли к нему, казалось, что вокруг полно призраков. Кэннон-младшая подошла к матери, чтобы включить лампу, но Уинни остановила ее руку.
— Милочка, она не зажжется. Я не успела заплатить за газовый счетчик. Но завтра заплачу, — сказала она, стараясь подавить очередной приступ кашля.
— Разве ты не получала денег на почте? — спросила Луиза. — Я же каждый месяц посылала тебе больше половины моего жалованья.
— Конечно, получала, милочка. Спасибо тебе. Просто в последнее время я совсем не выходила из дома… — Хозяйка дома смущенно взглянула на Нэнси и пригладила юбки.
— Неужели Стивен не мог заплатить вместо тебя? — удивилась Луиза.
— Ну ты же знаешь, каков твой дядя… Он не появлялся уже несколько дней. Я понятия не имею, где он пропадает.
— Несомненно, живет там, где может бесплатно пользоваться газом, — сердито заметила дочь Уинни.
— Нет смысла сердиться по этому поводу. Я совершенно здорова. К тому же сейчас не холодно, а к вечеру я так выматываюсь, что мне бы только доползти до кровати и уснуть. Ты же помнишь, мы с твоим отцом так и жили до войны. Просто запасали свечи, и, если хотите знать, по-моему, жить так намного проще и легче.
— Возможно, нам пора возвращаться? — тихо спросила Нэнси, дернув Луизу за рукав. — А то нянюшка будет волноваться.
Похоже, ей стало немного не по себе.
— Подождите-ка минутку, — сказала Луиза.
Она взбежала по ступенькам в спальню и пошарила рукой под кроватью, на которой спала в последнее время вместе с матерью. Да, ее тайник на месте, в дальнем углу — запыленная и никем не обнаруженная жестянка. Смахнув пыль с банки рукавом, девушка вернулась в гостиную и вручила ее матери.
— Что это такое? — спросила Уинни.
— Моя копилка, — ответила Луиза, — монет в ней должно хватить на оплату газового счетчика.
— Где это, интересно, ты брала эти деньги? — подозрительно поинтересовалась миссис Кэннон.
— Ну, Ма, я просто давно откладывала всякую мелочь, — объяснила ее дочь. — Пожалуйста, возьми ее. — Склонившись к матери, она поцеловала ее в щеку, ощутив под своими губами сухую, как пергамент, кожу. Уловив несвежий запах ее дыхания, девушка прошептала: — Ма, я скоро пришлю тебе еще денег.
— Спасибо тебе, дочка, — ответила Уинни, и Луиза едва услышала ее голос, хотя их лица находились совсем близко друг к другу. — Но не беспокойся обо мне. Позаботься лучше о себе, моя девочка, тогда мне не придется переживать за тебя. Мне хочется лишь увидеть, как ты выйдешь замуж за хорошего человека и наладишь свою жизнь.
Замолчав, женщина сделала пару глубоких вздохов — так много она давно не говорила без передышки — и более решительно добавила:
— Эта квартира останется тебе, понимаешь, как моей наследнице. Все документы в имущественной конторе Пибоди. У тебя будет свой дом. И все мои прежние работы… Я знаю, мои подруги помогут тебе в случае необходимости.
Луиза зажмурилась, пытаясь загнать обратно слезы, угрожавшие пролиться на лицо ее матери.
— Спасибо, Ма, — тихо произнесла она, — я понимаю. До свидания. Я напишу тебе скоро. Прости, что не сделала этого раньше, но я не могла дать Стивену…
— Я все понимаю, — хрипло ответила Уинни. — До свидания, моя милая.
Выпрямившись, Луиза увидела, как ее мать подтянула повыше одеяло, отвернулась к стене и закрыла глаза. Девушки вышли из квартиры, тихо закрыв за собой входную дверь.
Проходя по газону, Луиза обернулась к Нэнси, собираясь что-то сказать — ее очень расстроило, что мать выглядит такой ослабевшей и больной, — но в тот же момент услышала знакомый собачий лай. Оглянувшись, она увидела, что под арку, навострив уши, вбежал Сокс. Вероятно, он заметил Киппера, своего старого недруга. Значит, Стивен где-то поблизости. Не желая слышать приближения его тяжелых шагов, Луиза схватила свою спутницу за руку и призвала ее к молчанию, прижав палец к губам, а потом потащила за собой к черному ходу и вывела на темную улицу. Ей опять удалось ускользнуть от дяди, но сколько же еще придется прятаться от него?
Назад: Глава 27
Дальше: Глава 29
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий