The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 24

Нэнси и Луиза стояли бок о бок. Их непрочные дружеские чувства стали вдруг такими же хрупкими, как коньячные вафли, и обе они следили взглядом за Люсиндой и Роландом, которые кружились в вальсе среди танцующих пар. Кэннон вспоминала о работе с матерью в прачечной, вспоминала те часы, что она проводила в мечтах, наблюдая за тем, как мускулистые и сильные женщины, закатав рукава, жилистыми руками вертят гладильные катки. Те дни казались бесконечно далекими от этого бального зала.
Из задумчивости ее вывело появление перед ними двух мужчин в офицерских мундирах. Левую щеку одного из них пересекал уродливый шрам, а второй выглядел так, словно уже выпил слишком много вина.
— Дамы, можем мы пригласить вас на следующий танец? — спросил один из них, умудрившись выпрямиться и перестать покачиваться.
В глазах Нэнси сверкнул огонек. Ничего не сказав, она сделала шаг вперед и взяла под руку подвыпившего военного. Оркестр заиграл новый вальс, и Луиза взглянула на мужчину со шрамом, предложившего ей руку.
— Почему бы и нет? — спросил он, предвосхищая ее отказ. — Подарите офицеру тур вальса.
Кэннон нерешительно медлила, и мужчина, вздернув подбородок, спросил:
— Вас пугает мое лицо, не так ли? Вам невыносимо видеть уродство.
Девушка догадалась, что он повторял фразу, обидевшую его в прошлом.
— Нет, вовсе нет, — ответила она.
— Или, возможно, у вас уже есть возлюбленный?
Луиза лишь слегка, еле заметно, склонила голову.
— Но я прошу всего лишь о танце.
Офицер вновь предложил ей руку, и она взяла ее. Они начали танцевать — он ловко вел ее по залу, и она послушно следовала за ним, хотя в прошлом ей не часто приходилось вальсировать. Весь ее опыт состоял из нескольких туров по гостиной на Рождество с отцом, после того, как тот выпивал пару кружек портера. Луиза почти попадала в такт и всего лишь разок-другой наступила своему кавалеру на ногу, на что он заметил:
— Если вы перестанете смотреть на ноги и посмотрите на меня, у вас будет получаться гораздо лучше.
Последовав его совету, девушка подняла глаза, но взглянула не на его лицо, а на другие пары. И действительно, как только она перестала думать о том, что надо делать, успокоилась и доверилась руководству партнера, у нее все стало получаться само собой.
Вспомнив Гая, Кэннон прикрыла веки, представила, как танцует с ним, и даже не успела осознать, что оркестр заиграл другую мелодию. Луиза взмахнула ресницами и взглянула на своего партнера — на нее смотрели холодные серые глаза, а его рука слишком крепко обнимала ее за талию, вызывая тревожные чувства.
— По-моему, наш танец закончился, — заметила она, — и мне хотелось бы выпить воды.
Вместо ответа мужчина резко притянул ее к себе и склонил лицо к ее шее.
— Прекратите, — прошептала Луиза, испугавшись, что кто-то может заметить его вольность.
Военный отстранился.
— Я предлагаю вам выпить, — сказал он, после чего убрал руку с талии партнерши, но мгновенно завладел ее рукой, прижав ее к плотному шерстяному рукаву мундира, и решительно вывел девушку из танцевального круга.
Оказавшись в безвыходном положении, Луиза последовала за ним. Она оглянулась вокруг, выискивая среди гостей Нэнси, но не нашла ее и внезапно поняла, что не помнит, как давно видела ее в последний раз. Зал заполняли страстные и ритмичные, постоянно сменяющиеся мелодии — они пробуждали самые разные чувства и мешали ясности мысли. Военный, отпустив руку Кэннон, взял с подноса два бокала и заказал официанту виски.
— Мне не хочется вина, — сказала ему девушка.
— Выпейте немного, — резко произнес он, — вы почувствуете себя лучше.
— Мне необходимо найти мою подругу, — заявила его партнерша, сделав глоток.
— Вам нет нужды беспокоиться о ней, — заметил офицер. — Кстати, меня зовут Микки Мэллори.
Луиза не стала в ответ называть ему свое имя. Вместо этого она продолжила крутить головой, выискивая Нэнси. Одновременно девушка заметила, что мужчины, привыкшие чаще носить шерстяные мундиры в холодных окопах Франции, а не в переполненных бальных залах, уже изрядно вспотели: ручейки пота стекали по их шеям, смачивая воротники. Бедняги. Этот благотворительный бал устроили в честь военных, а не ради проверки их выносливости. Предполагалось, что, видя одетых в мундиры военных, дамы будут лучше помнить, ради чего здесь собрались, и сделают более щедрые пожертвования.
Наконец, Луиза увидела свою спутницу — теперь она танцевала с Роландом, тем коротко представленным им офицером. Нэнси самодовольно поглядывала на соседние пары, явно пытаясь встретиться взглядом со своими знакомыми девушками, чтобы они обратили внимание, с каким красивым военным она танцует. Следя за подопечной, Кэннон услышала, как та вскрикнула, и офицер практически сразу вывел ее, слегка охромевшую, из танцевального круга. Встретившись глазами с Луизой, мисс Митфорд ясно дала ей понять взглядом, что не нуждается в ее помощи, и помощница няни просто отвернулась.
Микки выглядел довольным. Улыбаясь, он что-то говорил ей, но она не слушала.
— Мне хотелось бы посидеть и отдохнуть, — сказала Луиза.
Ее кавалер угрюмо согласился, и она как можно осторожнее повела его к ряду стульев, где расположились Нэнси и Роланд, но вне поля их зрения. Ей хотелось лишь подобраться достаточно близко, чтобы слышать, о чем они беседовали. Разговор их звучал натянуто, и некоторые фразы Кэннон не расслышала из-за громкой музыки и бурчания Микки — он упорно приглашал ее на очередной танец, и у нее создалось впечатление, что терпение не относилось к числу его достоинств. Отклонив приглашение, Луиза откинулась на спинку стула и повернула голову в сторону Нэнси.
— Как ваша лодыжка? Вам уже лучше? — спросил Роланд.
— О да, — ответила мисс Митфорд.
— Вот и хорошо. В таком случае, может…
— Но, по-моему, мне пока еще не следует вставать, — перебила его девушка. — Не могли бы вы немного посидеть со мной?
Луиза украдкой подметила выражение лица Роланда — он явно чувствовал себя неудобно, так как напряженно сидел на краешке стула, точно лягушка, готовая спрыгнуть с плавающего листа кувшинки. Несмотря на чисто выбритое лицо и отсутствие усов, его окружала некая поэтическая аура. Глаза его затеняли полуопущенные густые ресницы, а держался он прямо, точно шомпол проглотил, однако его левая нога ритмично покачивалась. Достав золотой портсигар, Роланд предложил Нэнси закурить, но она в ответ лишь отрицательно покачала головой, к большому облегчению Луизы. Закурив и выпустив первое облачко дыма, офицер, казалось, немного успокоившись, взглянул на собеседницу. Кэннон постаралась напрячь слух.
— Если не ошибаюсь, вас представили как мисс Митфорд? — уточнил он. — Нет ли у вас родственных связей с Дэвидом Митфордом?
— Это же Пав! — воскликнула Нэнси и тут же добавила: — Я хотела сказать, мой отец. Теперь он стал лордом Редесдейлом.
— Надо же, неужели? Ваш отец — он на редкость смел и отважен.
— Вы знали его по военным действиям?
— Он вряд ли вспомнит меня, — признался Роланд, — но я служил в его батальоне в Ипре, и мы все отлично знали его.
Его утверждение по непонятной причине встревожило Луизу. Она опять мельком взглянула на собеседника Нэнси и увидела, что, докурив сигарету, он затушил окурок о подошву своей черной туфли. Пожилая дуэнья сердито глянула на него.
— А вы знали медсестру Флоренс Шор? — спросила Нэнси.
«Точно, — подумала Кэннон, — вот она, связь с Ипром».
— Нет, — резко ответил Роланд.
— Я просто имела в виду, что она служила в госпитале в окрестностях Ипра, — пояснила Митфорд. — Понятно, что там работало много медсестер, поэтому вы, вероятно, и не знали ее. Но ее убили в поезде, на Брайтонском направлении. Вопиюще ужасное преступление. Ведь я сама частенько ездила в этом поезде…
Луиза продолжала старательно прислушиваться, хотя и не думала, что Нэнси и ее кавалер еще скажут нечто существенное. Руководитель ансамбля запел припев «Розы Пикардии»:
— В Пикардии расцветают розы, но нет розы лучше тебя…
У Луизы мелькнула мысль, как славно было бы станцевать под эту песню, а не сидеть тут на шатком стуле, уклоняясь от пристального взгляда Микки. Затем она услышала, как Нэнси извинилась за то, что напомнила своему собеседнику о войне. Она также заявила, что ее лодыжке уже значительно лучше, и Кэннон увидела, как эта парочка опять отправилась танцевать. Роланд огляделся, когда они уходили, и заметил следившую за ними Луизу. Пронзительность его взгляда заставила ее съежиться.
А потом она осознала, что еще и Микки сердито взглянул на нее.
— Вас больше прельщает вид того щеголя? — осуждающе произнес он.
— Нет, просто я больше не хочу танцевать, — покачав головой, кротко ответила девушка. — Пожалуйста, найдите себе другую партнершу.
Мэллори даже не пошевелился.
— А мне нравитесь вы, — заявил он тоном, решительно не похожим на комплиментарный. — Более того, в вас есть нечто такое… Не вас ли я видел на танцах в Сохо?
— Нет, вы ошибаетесь. — Луиза напряженно выпрямилась.
Испытывая неловкость, она сдвинулась на стуле подальше от офицера, но вдруг резко вытянул руку и схватил ее.
— Сидите спокойно, — тихо произнес он. — По-моему, я только что понял, где видел вас раньше.
— Это невозможно, — возразила Кэннон.
— А по-моему, так оно и есть, — раздраженно воскликнул он. — В пабе «Скрещенные ключи», верно? Помнится, ваш дядя задолжал мне пару шиллингов.
Испуганная Луиза попыталась встать и вырваться из его руки, и в этот самый момент, почти молниеносно, рядом появился другой мужчина. Девушка не узнала его, но догадалась, что он знал Микки.
— Ты мне изрядно надоел сегодня. Отпусти ее руку, или… — потребовал этот человек.
— Или что же? — развязно поинтересовался Мэллори.
Без лишних слов нежданный защитник Луизы нанес удар, отбросивший его в сторону. Микки выпустил Кэннон из рук, и она тут же отскочила и бросилась на танцевальный круг, отчаянно выискивая взглядом Нэнси.
Оркестр отправился на короткий перерыв, и девушки с надеждой вперились взглядами в свои карты, словно пустые строчки могли волшебным образом заполниться с того недавнего момента, когда они в последний раз просматривали их. Мужчины лавировали по залу, пытаясь отыскать тех дам, которых ангажировали на следующий танец. Вокруг дерущихся мужчин уже звучали возмущенные голоса, и другие офицеры пытались растащить их. Оркестр как раз грянул новую веселую мелодию, а официанты уговаривали собравшихся успокоиться и разойтись.
С облегчением Луиза увидела, что Нэнси стоит одна, и, подбежав, потянула ее за руку.
— Нам надо уходить, — взволнованно произнесла она.
— Почему? Что случилось?
— Потом расскажу. Пожалуйста, умоляю, Нэнси, давай уйдем!
— Но я как раз жду Роланда… Он только что пошел за напитками, — упрямо воспротивилась Митфорд.
— Эта крайне серьезно, нам надо уйти, немедленно.
Взяв Нэнси за руку, Луиза вывела ее в фойе, где холодный вечерний воздух проникал через двери отеля вместе с входящими и выходящими гостями. Прохлада образумила девушек, и они, уныло забрав свои пальто из гардероба, вышли на улицу. Дождь кончился, но под фонарным светом еще блестели мокрые тротуары. От «Савоя» беглянки повернули налево и направились к Трафальгарской площади. Кэннон быстро шла впереди, нервно оглядываясь назад через плечо.
— Что за спешка? — спросила Нэнси. — Объясни хотя бы, что происходит. Неужели нас может кто-то преследовать?
Луиза опять оглянулась. Люди медленно прогуливались по тротуару, дамы держали под руку своих спутников и, обходя лужи, приподнимали длинные платья. Вечерний Лондон выглядел лишь чуть менее многолюдным, чем дневной. А потом Кэннон увидела Микки — он с мрачным видом проталкивался через поток пешеходов. Луиза подтолкнула свою спутницу к дверям какой-то лавки и, приложив палец к губам, остановила ее протесты. Мисс Митфорд с отвращением поморщилась, и Кэннон осознала, что они оказались в местечке, где совсем недавно облегчались либо мужчины, либо собаки.
Она незаметно продвинулась еще немного в глубь помещения и оглянулась. Какой-то военный остановил Мэллори, и между ними явно завязался какой-то спор, хотя девушка не могла слышать их голосов. Второй военный, худощавый, но сильный, стоял, скрестив руки на груди, и даже со стороны было видно, что он пребывает в состоянии спокойной решимости. Вскоре Луиза увидела, что разозленный Микки ужасно разгорячился, хотя кулаки он больше в ход не пускал. Оглядевшись кругом, второй военный направился обратно в сторону «Савоя». Кого он надеялся увидеть? Только сейчас Кэннон вдруг вспомнила, что именно с этим офицером танцевала Нэнси.
Она взяла свою подопечную под руку и увлекла ее к Трафальгарской площади, подальше от этого благотворительного приема.
— Честно говоря, мне хотелось бы услышать от тебя, что происходит. В чем дело, разве нас кто-то преследует? — недоумевала мисс Митфорд.
— Они могут…
— Луиза, о ком это ты говоришь?
— Кое-кто подумал, что узнал меня. И они могут…
— Что могут? — Спокойствие Нэнси улетучилось.
— Могут сообщить моему дяде, что я в Лондоне.
Назад: Глава 23
Дальше: Глава 25
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий