The Mitford murders. Загадочные убийства

Глава 22

Гай сидел в одиночестве за столиком в дальнем углу буфета на вокзале Виктория и тянул время, медленно попивая чай. Гарри сегодня по неизвестной причине не вышел на работу, а сам он старался не попадаться на глаза Джарвису, чтобы как можно дольше избегать тупых разовых заданий, положенных ему по службе. Как обычно, мысли Салливана вернулись к убийству Флоренс Шор — он перебирал известные ему факты, размышляя, что могло бы пролить луч света на расследование и какие детали могли упустить полицейские или коронер. Ему претила мысль о том, что преступник, убивший медсестру, которая прошла войну и спасла множество жизней, мог остаться безнаказанным.
Лениво поглядывая на очередь из мужчин и женщин, оплачивавших чай, Гай задержал взгляд на мужчине в железнодорожной форме; под носом у того белели пышные усы, делая его похожим на моржа.
Он узнал этого мужчину.
Вскочив, Гай отпихнул стул ногой и крикнул:
— Дак!
Официантка за прилавком от неожиданности спряталась за кассовым аппаратом, а несколько людей из очереди, озадаченно пригнув головы, начали озираться.
— Мистер Дак, — быстро добавил Салливан, и лицо официантки залилось маковым цветом. Очередь разразилась смехом, а Генри Дак медленно повернулся к остановившемуся около него Гаю.
— Да? — сказал он.
— Примите мои извинения, мистер Дак, — покаянно произнес полицейский, осознав вдруг, что своим криком привлек к нему внимание всего буфета. — Так уж вышло… — Он понизил голос и склонился ближе к кондуктору. — Это ведь вы ехали в поезде с Флоренс Найтингейл Шор в тот день, когда на нее напали?
Генри Дак явно встревожился.
— Ну и что с того? Я уже дал показания на дознании.
— Да, я знаю, — сказал Гай, — но так уж вышло, в общем, что расследование вроде как закрыто, хотя, по-моему, убийца находится где-то поблизости. Мне кажется, я смогу найти его. Не могли бы вы ответить мне еще на несколько вопросов?
Генри вытащил из жилетного кармана часы на цепочке и посмотрел на них.
— У меня есть еще немного времени, — ответил он. — Полагаю, никакого вреда от ваших вопросов не будет.
— Спасибо. Может, присядем тогда за мой угловой столик? — предложил Салливан. — Там нас никто не сможет подслушать.
— Надеюсь, у меня не возникнет из-за этого неприятностей, — заметил Дак, но тем не менее последовал за Гаем.
Подозвав официантку, мужчины заказали еще чаю. Они немного поболтали, перебирая обычные железнодорожные сплетни о пассажирах, чье поведение задерживало поезда, пока официантка выставляла на стол заварной чайник и молочник, а после ее ухода Гай достал свой блокнот и поправил очки на носу.
— Я помню, о чем вас спрашивали на дознании, — начал полицейский, — но мне хотелось бы еще раз уточнить кое-что о мужчине, которого вы видели на станции в Льюисе.
Генри понимающе кивнул.
— Согласно моим записям с того дознания, вы присматривали за пассажирами в поезде, вышедшем с вокзала Виктория, и через две минуты после его прибытия в Льюис вышли на платформу, — добавил Салливан.
— Все верно, — согласился Дак. — Уже наступил сумеречный ненастный вечер, а фонари на этой станции еще не горели, поэтому я прошел по платформе со своим фонарем.
— Да, понятно, так вы и сообщили на дознании, но не могли бы еще раз уточнить мне… что именно увидели, проходя по платформе?
— Видел, как из купе соседнего вагона выскочил мужчина. Он спустился с подножки, закрыл дверь, прошел до следующего купе и исчез в туманных сумерках.
— Он проходил мимо вас? Вы разглядели его?
— Я видел его только мельком. Он выскочил, как раз когда я подходил к его купе.
Гай вновь сверился со своими записями.
— Вы сказали, что заговорили с ним, спросили его, известно ли ему, что надо садиться в первую половину поезда, но он не ответил вам. Может, он спешил, как вы думаете?
— Нет, не особенно, — ответил Генри.
— А может быть, вы вспомните, как он был одет?
Кондуктор глотнул чаю, и Гай с отвращением заметил, как он, возвращая стакан на стол, облизал языком кончики своих усов.
— Теперь уже труднее вспомнить, но на нем был темный, серо-коричневый макинтош и, по-моему, на голове какая-то шляпа. Его руки скрывались под макинтошем, поэтому, вероятно, у него не было ни трости, ни зонта.
— А каково его телосложение?
— Я сказал бы, что он был атлетически сложенным мужчиной, — заметил Генри.
— Атлетически?
— Ну такой крепкий мужчина с широкими плечами. Послушай, сынок, мне скоро пора уходить, мой поезд отправляется через несколько минут.
— Еще буквально пара вопросов, — просительно произнес полицейский.
Это описание не совпадало с тем, что дала Мейбл Роджерс: ее мужчина отличался худобой и вообще не носил макинтоша.
— Как известно, люди обычно так и выходят. Но, может, вы заметили в нем какую-то привлекающую внимание особенность? — продолжил Салливан расспросы.
— Нет, ничего особенного, — ответил Дак.
— И с тех пор вы больше его не видели?
— Нет, — сказал Генри, — насколько я знаю. Но, как я говорил, тогда было темно, и я видел его только мельком. Да и в то время я не думал о том, что надо что-то запоминать.
— Но вы уверены, что тот мужчина вышел из купе, в котором обнаружили Флоренс Шор?
— Нет, абсолютной уверенности у меня нет, — признался кондуктор. — Хотя жаль, хотелось бы иметь ее… Мне пора идти. Увы, не очень-то я смог вам помочь.
— Нет-нет, вы мне очень помогли, — возразил Гай. — Спасибо вам.
Когда он вернулся в участок, сидевший за столом констебль протянул ему письмо.
— Что, Салли, получаешь любовные послания?
Фыркнув, Салливан посоветовал ему не болтать чепухи, но сердце его екнуло, когда он увидел на конверте знакомый почерк. Мисс Луиза Кэннон… Причем она хотела сообщить ему нечто очень важное.
Назад: Глава 21
Дальше: Глава 23
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий