Возрождение ковчегов

Глава 6. Тупик (Майра Джексон)

– Всего каких-то шесть недель? – переспросила Майра. – Вы уверены, профессор?
От страха во рту появился горьковатый привкус. Над столом замелькали образы из сообщения Драккена: вооруженные солдаты в одинаковой форме и готовые к пуску ядерные боеголовки. По всей комнате управления жужжали и гудели компьютеры.
– Я проанализировал их скорость и траекторию, – сказал Дивинус, когда опять появилось изображение корабля. – На подходе к Земле они замедлят ход, но если только Четвертый ковчег не изменит курс, вычисления Ноя верны. Погрешность весьма мала.
За столом все задумались.
– Мы узнали что-нибудь новое о Четвертом? – спросил Аэро, не отрывая взгляда от проекции корабля, которая то и дело пропадала. – Может, у них есть какое-нибудь слабое место? Или брешь в системе обороны?
– Боюсь, известно очень мало, – покачал головой Дивинус. – Ною по-прежнему не удается запеленговать их сигнал.
Изображение корабля снова исчезло, а спустя миг появилось.
– Ной закончил отчет, который составил на основе данных из Маяка капитана Райта и исторических записей в наших архивах, – продолжил Дивинус. – Что ж, вышло не густо. Известно очень немногое.
– Проецирую данные, профессор, – сказал Ной, и над столом возникла голограмма текста и изображений.
Майра быстро просмотрела их, выхватывая ключевые фразы: «…Изначально буровая платформа для поисков редких минералов в космосе…», «…население колонии имело сильную склонность к наукам…», «…колония исчезла, находясь на орбите Урана…»
Дивинус пролистал отчет.
– Сканирование не принесло ощутимых результатов. У Четвертого ковчега продвинутая система маскировки. Ни с чем подобным мы прежде не сталкивались, даже обнаружить их положение удалось с большим трудом. Последние семьсот лет истории этого ковчега для нас, честно говоря, тайна. Мы не знаем, почему они исчезли и где все это время пропадали.
– Зато знаем, ради чего вернулись, – мрачно напомнила Майра, не сводя глаз с голограммы корабля. – Драккен четко дал это понять.
У Ищуньи шерсть на загривке встала дыбом.
– Им нужен… Конец.
Сидевшие за столом погрузились в молчание.
– А помните, как Ной через Маяки заставил нас бежать к лифту? – заговорил наконец Аэро. – Может, таким же образом удастся захватить и самого Драккена?
– Увы, если бы все было так просто, – ответил Дивинус. – Важную роль играет расстояние. В тот день вы стояли на пороге нашего убежища, но окажись вы за сотню миль от нас, мы ничего не смогли бы поделать. К тому же вы не научились управлять Маяками. Не возвели, так сказать, защитные барьеры, а вот Драккен чрезвычайно искусен в управлении своим устройством. Он окружил себя многослойной защитой. Сквозь нее даже Ной не пробьется.
– Все верно, профессор, – согласился Ной. – Не то чтобы я не старался…
Майра чувствовала, как ею овладевает отчаяние, словно зуд, который никак не уймется. Сейчас им позарез требовалось найти решение, выход из тупика. Она надеялась, что отчет Ноя укажет путь, но он запутал дело еще больше. Что же случилось с этой загадочной космической колонией? Почему столетия назад они исчезли? Где скитались все это время? Чем были заняты?
Дивинус, преисполненный сожаления, мигнул.
– Носители, с прискорбием вынужден признать, что мои названые братья и сестры готовились решить множество проблем и нештатных ситуаций, однако подобный поворот событий мы предусмотреть никак не могли. Наше подземное убежище, конечно, оснащено минимальной системой безопасности, но она не выстоит перед грозящей нам бедой.
Его слова эхом разнеслись по комнате.
– Звездное пекло, вы правы, – дрогнувшим от разочарования голосом произнес Аэро и обвел стол рукой. – Что мы впятером можем против сил Драккена? Не обижайтесь, профессор, но лишь трое из нас наделены физическим телом. Я – тренированный солдат, но даже мне не победить армию в одиночку. К тому же мой фальшион почти разряжен. Хватит разок-другой махнуть им, но требуется энергия. Мне повезло, что он до сих пор не расплавился.
– Не будем забывать, что наши друзья в плену у Виника, – добавила Майра, в горле у нее стоял комок. – Сперва он использовал их для торга, но теперь, когда появился Четвертый ковчег, неизвестно, на что ему вообще нужны заложники.
– Ты права, моя дорогая, – сказал Дивинус. – Перед лицом серьезной угрозы анализ Ноя более не действителен. Второй ковчег по-прежнему на орбите, и его солнечные паруса сложены.
Ной показал изображение изящного обтекаемого судна. Солнечные паруса были убраны под крылья, а вокруг носились юркие маленькие точки, испускающие вспышки света.
– Что это за огоньки? – спросила Майра, указав на проекцию.
– Похоже, небольшие суда, – ответил Дивинус. – Они курсируют вокруг материнского корабля, выстроенные в особом порядке.
Майра прищурилась, наблюдая за точками света.
– Зачем они это делают?
– Готовятся к войне, – не отрываясь от проекции, ответил Аэро. – Отрабатывают боевые ситуации. Готов спорить, симуляторы на борту ковчега работают круглосуточно, а в Кузне не покладая рук заряжают фальшионы.
– Значит, Виник надеется дать отпор Четвертому ковчегу? – В сердце Майры встрепенулась надежда. – Звучит многообещающе. Виник мог бы за нас одолеть Драккена. У него же в распоряжении целая армия, так?
– Армия-то есть, но она задумывалась как миротворческие силы, – пояснил Аэро. – Фальшионы – грозное оружие, однако в них нет той разрушительной мощи, которой обладает арсенал Драккена.
– Тогда зачем вообще готовиться к войне? – нахмурилась Майра.
Подумав немного, Аэро произнес:
– Должно быть, майоры засекли приближение Четвертого ковчега. Это объясняет, почему Виник отступил от нашего порога и занял оборонительную позицию. Думаю, учения – показные. Это блеф, призванный напугать Драккена, чтобы он сразу же не напал на Второй ковчег.
– То есть, – сообразила Майра, – Виник надеется, что первыми атакуют нас?
– Да, иного объяснения я просто не вижу. Виник надеется, что Драккен пробьет нашу дверь на поверхности, а потом хочет сам сюда спуститься и забрать то, что осталось.
– Если тут вообще хоть что-то останется, – мрачно заметила Майра.
Голограммы двух звездолетов – двух вражеских армий – мерцали над столом. Ищунья поерзала в кресле. Ее взгляд затуманился, как всегда, когда ей надоедало следить за ходом беседы. Майра отчетливо чувствовала, что между ней и остальными носителями больше нет согласия. Она взглянула на золотистый браслет у себя на руке.
У каждого ковчега оказалась своя цель, свой командир и свои ценности. Даже носители разделились. Майра видела, что Ищунья постепенно возвращается к прежнему образу жизни: ей хотелось бежать из Первого ковчега, бросив остальных на произвол судьбы. Аэро тоже выглядел потерянным – им больше не командовали, не было солдатской рутины, прежнего строгого уклада. Маяк подарил ему высшую цель, управлял им, и Аэро был только рад следовать указаниям, но вот связь оборвалась, и Аэро как будто утратил смысл жизни.
Майра опустила взгляд на стол, потом посмотрела на Аэро, на Ищунью, на профессора Дивинуса. Она ощущала присутствие Ноя – не живого существа, но искусственного создания, наделенного разумом и какими-никакими способностями. И в тот момент решение пришло само собой. Неясность последней недели, нерешительность и отчаяние от невозможности найти путь испарились. Майра без тени сомнений знала, что следует делать.
– Единственная надежда – это объединить ковчеги, – заявила она громко, четко и твердо. Даже Ищунья встрепенулась.
– Объединить наши колонии? – обернулся Аэро. – В каком смысле?
– В прямом, – ответила Майра. – Надо объединить силы и дать отпор Драккену и Четвертому ковчегу. Пока у нас нет подлодок, мой народ остается недосягаем на дне океана, иначе… – В горле встал ком, но Майра выдавила из себя: – …иначе Тринадцатый ковчег, я точно знаю, помог бы.
– То есть речь о Втором и Седьмом ковчегах? – уточнил Аэро. – Но ты же понимаешь, что моя колония – под пятой тирана? А мир Ищуньи… он, в общем…
– Слаб и немощен, – прорычала Ищунья, моргая на резком свету. – Хилы боятся… А силы почти все мертвы… Сгинули под завалом.
– Послушайте, я знаю, шанс мизерный, – сказала Майра, чувствуя, как в сердце затеплился огонек надежды, – но выбора нет. Надо собраться в единую силу.
– Моя дорогая, – нерешительно обратился к Майре Дивинус, – ты предлагаешь создать армию?
– Армию для защиты Первого ковчега, – энергично кивнула Майра. – Аэро, твой народ – уже тренированные солдаты, так? То есть у тебя уже есть армия. Да и твое племя, Ищунья, умеет выживать. Я видела их в бою. – Она вздрогнула, вспомнив гибель Пейдж.
– А как быть с Виником? – спросил Аэро. – Мой народ – прежде всего солдаты, они беспрекословно следуют его приказам. Есть еще загвоздка: меня изгнали из колонии и заклеймили дезертиром. Жаль нарушать твой грандиозный план, но склонить мою колонию на нашу сторону будет очень тяжело… а может, и вовсе невозможно.
– Силы… – сказала Ищунья. – Мертвы, но не все. Хилы… одиночки… Никому не доверяют… Каждый о своей шкуре думает.
– Я и не говорила, что будет легко, – не сдавалась Майра, – но должен быть способ объединить колонии. Иначе можно сразу сдаться и раскрыть Драккену секрет оружия. Нам и так конец.
Дивинус сложил пальцы домиком.
– Без сомнений, затея рискованная, но ты права, моя дорогая. Союз ковчегов может стать для нас единственной надеждой.
– Согласен, профессор, – отозвался Ной. – Анализ моих ограниченных данных по Четвертому ковчегу показывает, что армия коммандера Драккена чрезвычайно могущественна. Разрозненные, мы падем. Нужно укрепить силы, хотя даже тогда ситуация складывается не в нашу пользу.
– Но шансы все же есть, верно? – уточнила Майра и, вскочив на ноги, принялась расхаживать по комнате управления. Мозг работал в лихорадочном темпе. – Аэро, тебе предстоит вернуться на Второй ковчег, свергнуть Виника и склонить армию на нашу сторону. Ищунья, тебе дорога – в Седьмой. Собери как можно больше хилов и приведи сюда. Может, к нам даже примкнут выжившие силы. Клянусь Оракулом, здесь любой боец сгодится.
– Ну хорошо, а как мне это сделать? – с сомнением в голосе спросил Аэро.
– Сама не знаю, – признала Майра. – Надо придумать план. А что нам еще остается? Сидеть и ждать, пока прилетит Драккен и вломится сюда?
– А как же ты? – спросил Аэро, глядя, как Майра мечется по замкнутому кругу. – Чем займешься ты, пока мы с Ищуньей будем рекрутировать наши колонии?
На лице Дивинуса появилась хитроватая улыбка.
– Майра останется здесь, со мной и Ноем. Для успеха этого плана понадобятся долгие приготовления.
– Как насчет твоей колонии? – вспомнил Аэро. – В Тринадцатом заканчивается кислород. Разве люди не задохнутся, если мы как можно скорее не отправимся им на выручку?
Майра вздрогнула, стоило ей снова подумать об отце, Моди, близняшках Бишоп и всех, кто остался глубоко под водой.
– До тех пор, пока у нас нет подлодки, их не спасти. А построить судно мы не можем – нет нужных деталей. К тому же какой смысл кого-то спасать, если нас тут же прикончит Драккен?
Майра резко остановилась и посмотрела Аэро в глаза.
– Просто пообещай, что выручишь Возиуса и Калеба, – попросила она. – Пообещай, что попробуешь.
Сжав рукоять фальшиона, Аэро порывисто кивнул:
– Клянусь, что помогу им, даже ценой жизни.
– Есть еще кое-что, – добавила Майра, поднимая правую руку. Браслет у нее на запястье по-прежнему оставался темен и мертв. – Нужно заново активировать Маяки. С тех пор как они отключились, мы словно разбежались по разным углам.
– Моя дорогая, мы отключили ваши устройства потому, что они выполнили свою задачу, – объяснил Дивинус, тревожно мерцая. – Повторная активация может быть опасной. Не будем забывать, что и коммандер Драккен – тоже носитель. Через Маяки он шпионил за вами, манипулировал вашими мыслями, и нам пока неизвестно, насколько велики его возможности.
– Можно выключить его Маяк, – предложил Аэро. – А наши потом снова запустить.
Дивинус покачал головой:
– Он предвидел, что мы попытаемся отключить его Маяк или попробуем управлять им через устройство. Во-первых, Драккен слишком далеко, чтобы хоть как-то влиять на него, а во-вторых, он умеет закрывать свой разум. И, судя по всему, у Маяка Четвертого ковчега есть кое-какие особые модификации, которые позволяют блокировать Ноя.
– Они все предусмотрели, – сказала Майра и с досадой вздохнула.
– Да уж, на подготовку у них было семь сотен лет, – нараспев произнес Дивинус.
Майра снова принялась ходить по кругу, шлепая подошвами матерчатых тапочек по бетонному полу.
– Мне плевать на риск, нам нужны Маяки – не только для того, чтобы снова связать нас, но и для того, чтобы общаться, когда мы разделимся. – Она взглянула на Аэро. – Разве не так общались носители космических колоний в самом начале?
– Да, носители внеземных колоний раньше общались через Маяки, – подтвердил Аэро. – Орден оружейников тоже контактировал напрямую с носителями, но я не знаю, как именно.
Ной вывел над столом новую голограмму: схемы Маяков, показывающие сочетание нанотехнологий и биологических интерфейсов.
Дивинус поджал губы.
– Маяки связаны с вашими синапсами, мозгом, с клеточной структурой… Короче говоря, вплетены в вашу сущность. Теперь понимаете, насколько опасно их реактивировать?
– Драккен? – прорычала Ищунья. – Шпионить будет… вредить…
Дивинус кивнул:
– Да, он будет шпионить за вами через Маяки. Вам придется учиться защите. Чем меньше он знает о ваших планах, тем лучше.
Аэро обвел взглядом собравшихся за столом:
– Не знаю, как вам, а мне с Маяком приходилось бороться. Маяк – не фальшион, работает иначе, и управлять им сложнее.
– Мне тоже было непросто, – признала Майра. – Драккен приходил ко мне в снах в образе Темного. Творил со мной ужасные вещи. Больше мне через такое проходить не хочется.
– Коммандер Драккен сосредоточен на Майре, – вставил Ной. Его голос, казалось, раздается отовсюду и ниоткуда одновременно. – Судя по всему, ее нейронная связь с устройством сильнее, чем у остальных носителей, и Темный неким образом подпитывался ее энергией.
– Это был сущий кошмар… – Майра с содроганием вспомнила, как по ночам к ней являлся Драккен, окутывая черным облаком и высасывая жизненную силу.
– Моя дорогая, боюсь, риск слишком велик, – заключил Дивинус, листая данные по Маякам. – Если Драккен проникнет в твои мысли и выведает планы по объединению ковчегов, то примет соответствующие меры. Нам лучше действовать втайне. Реактивировав Маяки, мы станем уязвимы.
– Профессор прав, – согласился Аэро. – Драккен запросто вычислит и нас, и наши планы.
– Драккен… мерзкий, опасный, – прорычала Ищунья.
Майра остановилась.
– Постойте, у меня идея. Если Драккен будет шпионить за нами, то являться станет в снах, так? Что, если мы не будем запираться от него, а, наоборот, впустим?
– Ты в своем уме? – пораженно спросил Аэро. – Я же видел, что он с тобой вытворяет.
– Выслушайте меня. – Майра заговорила быстро, понизив голос, а когда закончила объяснять детали плана, то, похоже, сумела убедить остальных.
– Ну так что, решено? – спросила она. – Реактивируем Маяки и объединим Ковчеги?
– Или умрем за это, – сказал Аэро, стиснув рукоять фальшиона. – Звездное пекло, план просто безумный. – И с улыбкой добавил: – Жаль, не я его придумал.
– Силы и хилы, – зарычала Ищунья, – один народ.
Дивинус встал из-за стола и, шурша мантией, принялся манипулировать экранами над столом. Он ввел коды и, опустив руки, сказал:
– Реактивировать Маяки, Ной.
Комнату затопила вспышка изумрудного света – устройства на руках носителей снова ожили, загорелись. Майра ощутила, как в ее теле, жилах, каждой клеточке забурлила энергия, как она ударила в мозг. В тот же миг Майра стала Аэро и Ищуньей – впервые за много дней они снова объединились.
Ее сознание вырвалось за границы тела и понеслось по бескрайним просторам космоса, спустилось в темнейшие пещеры и впадины на дне морей, пронзило пространство и время. Майра погружалась в глубины истории, видела мировые войны, древние империи, города, которые превращались в прах и восставали из него, видела созидание и разрушение. А потом в голове раздался знакомый голос: «Майра… я здесь… всегда буду с тобой… никогда не покину».
Это была Элианна, первый носитель ее Маяка.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий