Возрождение ковчегов

Глава 52. Предупредительный выстрел (Верховный командующий Аэро Райт)

Аэро приготовился к новому взрыву и сумел устоять на ногах, но не всем так повезло. Когда начался обстрел, по всему двору сотни солдат пошатнулись и упали на колени. Земля ходила ходуном, пронзительно выла сирена.
– Звездное пекло, что это было? – кричала Рен, глядя на щит. Подбежали Ищунья и Ползун с фальшионами наголо. Они тоже уставились вверх.
– Предупредительный выстрел, – пробормотал Аэро. Его Маяк замерцал чаще, принимая сообщение от Майры. – Внизу уже все знают. Драккен прощупывает наш барьер.
Пламя расползалось по поверхности купола. Он задымился, но чудом не погас. «А то мы здесь поджарились бы», – подумал Аэро.
Он осмотрел двор, сотни отрядов солдат. Их клинки сверкали, отражая ровное свечение щита, смешанное с рассветным заревом.
– Воздух! – прокричал майор Закай. Он уже навел бинокль на щит и смотрел вверх. – Приготовиться. Удар через пять… четыре… три… две… одну…
Снаряд взорвался, и пламя окутало барьер.
Земля снова содрогнулась, и солдат раскидало. Рен кинуло прямо на Аэро. Многие солдаты разбрелись: потерянные и перепуганные, они оставили свои позиции. Аэро вдруг четко осознал, насколько они были не готовы. Учеба в Агогэ и сражения в симуляторах не шли ни в какое сравнение с жизнью.
– Держать строй, – велел он, пытаясь не дать панике распространиться.
Офицеры – и Рен с Закаем, и Ищунья с Ползуном тоже – передали приказ войскам. Снаряды так и сыпались на щит, но, когда пламя погасло, он по-прежнему стоял, хотя и дымился. «Прочность щита – шестьдесят процентов», – сообщила Майра. Двор погрузился в тишину, и Аэро понял, что надо делать дальше.
Стоя на крыльце библиотеки, он громко обратился к армии:
– Солдаты, обнажить фальшионы. Приготовиться к схватке с врагом.
У него на глазах первая волна вражеских транспортников спустилась с неба, точно рой насекомых из эпохи до Конца. Угловатые суда быстро приземлились и сели за пределами купола. Открылись люки, и по рампам стали спускаться солдаты. Вооруженные бластерами, затянутые в блестящую черную броню, повторяющую очертания тела. Головы их защищали шлемы с забралами. Эти воины, подобно роботам, шагали идеально ровным строем.
Действуя синхронно, они пошли в атаку. Аэро завороженно наблюдал за ними. Его солдаты были обучены и вымуштрованы, но даже они не умели шагать так стройно. Майра оказалась права: солдаты Четвертого – это единая сеть под управлением Драккена.
Наконец передние ряды противника оказались у границы щита и встали у прозрачного барьера. Первая шеренга прошла сквозь него беспрепятственно. Как и предупреждал оружейник, щит отражал снаряды, а вот солдат уже не сдерживал. Новая волна транспортников, словно туча, затмила солнце, и двор накрыло тенью.
Маяк замерцал ярче – пришло сообщение от Майры: «Скорее, они идут…»
– Солдаты, придать боевую форму фальшионам, – скомандовал Аэро. Он осмотрел внутренний двор, где плечом к плечу построились солдаты Второго и Седьмого ковчегов. Перед лицом битвы все различия забылись. – Сперва щиты, как отрабатывали. В атаку не переходить, пока не окажетесь на дистанции рукопашной.
Тысячи клинков задрожали и, сыпля искрами, приняли форму прямоугольных щитов.
– Держать строй, – призвал Аэро, ощутив тревогу в рядах воинов. Даже стоявшая рядом Рен напряглась. – Подпустим их ближе.
Наконец солдаты Четвертого ворвались во двор и открыли шквальный огонь. Большинство выстрелов отскакивало от щитов, но кое-где в рядах образовались бреши. Аэро все ждал, не пуская солдат в атаку, но, когда десант Четвертого подошел достаточно близко, отдал приказ:
– Солдаты, в бой!
Его армия устремилась вперед, сойдясь с противником в рукопашной схватке. Двор озарился вспышками лазеров и золотистых искр. Аэро обернулся к Рен и посмотрел ей в глаза – ему предстояло отдать самый важный в жизни приказ, пусть все его инстинкты и восставали против этого:
– Майор Джордан, принимайте командование армией.
– Есть, сэр, – отсалютовала Рен. – Удачи вам внизу. Вместе с майорами Закаем, Маликом и Тэйбор Рен бросилась в гущу сражения, орудуя фальшионом в форме тальвара. Солдаты Седьмого – пусть и получили оружие совсем недавно и кое-как обучались владеть им – набросились на врага стремительно и свирепо. За ними устремился и Ползун, отдавая на ходу приказы.
Однако Ищунья побежала не за ним, а за Аэро – вдвоем они отступили с поля боя, оставив свои армии.
– Подло, низко… – рычала Ищунья, взбегая по ступеням крыльца. Библиотека практически полностью разрушилась: крышу снесло, колонны обвалились, но стены частично уцелели. Носители бежали по коридору, преследуемые звуками сражения: воплями, взрывами, звоном металла и криками боли…
– Знаю, – ответил Аэро. Он тоже чувствовал себя отвратительно. – Но иначе нельзя.
Они влетели в кабину поджидавшего их лифта.
– Ной, – прокричал Аэро, едва перешагнув порог, – доставь нас вниз, в Первый ковчег!
Створки двери сомкнулись, отрезав их от шума битвы. И, когда кабина рванула вниз, Аэро ощутил, как сердце уходит в пятки: бросить свою армию вот так, когда она больше всего в нем нуждается, – это почти измена. Одного взгляда на Ищунью хватило, чтобы понять: она переживает те же смешанные чувства.
«Не забывайте о плане, – сказала им Майра. – Не время терять веру».
Когда кабина наконец остановилась и дверь открылась, Аэро с Ищуньей помчались по коридорам, через залы – в комнату управления. Там за столом их уже ждали Майра с Дивинусом. В воздухе мерцали трехмерные изображения битвы: одному из солдат Аэро снесло голову выстрелом из бластера. Вздрогнув, он рухнул на землю. Аэро захлестнуло чувством вины и боли. Он даже не знал имени этого бойца, а двор тем временем полнился телами убитых – в основном его людей.
– Звездное пекло, да там просто бойня, – сказал Аэро. – Наших убивают, как младенцев.
– Знаю, – напряженно ответила Майра, вглядываясь в кадры трансляции. – И поэтому надо спешить.
Другая камера показывала, как солдаты Четвертого устанавливают какие-то механизмы вдоль периметра защитного купола.
– Что они затеяли? – прорычала Ищунья.
Дивинус проследил за ее взглядом. Его проекция замерцала и постарела лет на двадцать.
– Пробивают щит, – сказал он.
– Вы правы, профессор, – сообщил Ной. – Прочность щита снизилась до пятидесяти процентов. В Кузне делают все возможное, чтобы укрепить его. По самым оптимистичным расчетам, он продержится еще… пятнадцать минут.
Новость заставила всех пошевеливаться.
– Носители, нельзя терять ни секунды, – сказал Дивинус.
Аэро усилием воли заставил себя оторваться от созерцания битвы и опустился в кресло. Справа села Ищунья. Она тоже боролась с чувствами, и только Майре, похоже, удалось совладать со своими.
– Помните, мы все должны сделать вместе, – сказала она, глядя в лица товарищам. – Забудьте о трансляции… забудьте об армии. Сосредоточьтесь, иначе нам всем конец.
Аэро не ожидал, что так трудно будет забыть о Рен, майорах и прочих солдатах, но он заставил себя. В конце концов, битва – лишь маневр, призванный отвлечь Драккена и ослабить его бдительность, сделать уязвимым для другой атаки – когда он падет не от выстрела из бластера или удара фальшиона.
– Носители, закройте глаза, – велел Дивинус. – Настоящая битва предстоит именно вам. Сражаться придется не оружием, но силой разума. Готовы?
Собираясь с духом, Аэро ощутил присутствие отца. «Бросать своих солдат неправильно, но ты поступаешь так ради них же», – ободрил он сына.
Буря эмоций в душе у Аэро стихла, разум сделался чист и спокоен – и вот тогда он понял, что готов. Майра взяла его за руку, Ищунья – за другую. Маяки принялись пульсировать синхронно, а разумы носителей слились воедино; в конце концов Аэро перестал различать, где он, а где Майра или Ищунья.
– Драккен силен и могуществен, поэтому не разделяйтесь, – предупредил Дивинус. – Это ваш единственный шанс одолеть его. Закройте глаза и успокойте разум. Ощутите, как в вас пульсирует энергия Маяков, как она связывает вас… – Дивинус продолжал говорить, его голос доносился словно издалека и звучал еле слышно.
– Прочность щита – сорок процентов, – доложил Ной, но Аэро его почти не слышал, как не слышал больше шума битвы.
«Вместе мы сильнее всех, – сказала Майра. – Не разделяйтесь».
Это было последнее, что Аэро услышал, потому что в следующий миг Первый ковчег – комната управления, голограммы и гудящие компьютеры – пропал, и он перенесся в совершенно другое место. В мир сна – потрясающе четкий, мир, созданный их собственным воображением, скроенный из их воспоминаний, желаний и опыта. Отчасти он напоминал Аэро Криптию, планету воющих ветров и снега из замерзшего углекислого газа. Над каменистым берегом, на который когда-то выбросило подлодку Майры, и впрямь бушевала метель. Туда-сюда носились крыслы, спеша укрыться в гротах.
Аэро сосредоточился на том, чтобы спрятаться в тени, Ищунья проделала то же самое. Они затаились на размытой кромке мира. Майра осталась лежать на гальке: безоружную и беззащитную, ее засыпало снегом. Неспокойные воды океана бурунами разбивались о берег.
«Попробуй взять меня, Драккен», – подумала Майра. Маяк у нее на руке вспыхнул – это Драккен ответил на призыв, над миром сна разнесся его хохот и угрозы:
– Носитель, тебе не жить.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий