Возрождение ковчегов

Глава 49. Щит (Майра Джексон)

В Первом ковчеге раздался сигнал тревоги, но еще прежде, чем зазвучала сирена, Майра почувствовала угрозу через Маяк: у нее в ушах зазвенел ужасающий хохот Драккена. На мгновение она увидела его глазами, как он отдает приказ сбросить маскировку и выстрелить по Второму ковчегу. Хватило всего одной боеголовки, чтобы разнести целый звездолет, уничтожив всех до последнего на борту. Аэро с Ищуньей тоже видели это. Как и хотел Драккен.
А потом он передал сообщение: «Узрите силу моего арсенала, носители. Второго ковчега больше нет. Сдавайтесь и откройте мне секрет Конца, иначе та же участь постигнет вас. Даю сутки».
«Нет… – лихорадочно подумала Майра. – Тебе еще лететь до нас три дня».
«Как будто ваш драгоценный суперкомпьютер не мог ошибиться! – Драккен снова зашелся хохотом. – Его расчеты были неверны, ведь он не знает силы наших атомных двигателей. Свои вычисления он строил на изначальных схемах нашего корабля, но за последние семь веков мы их существенно модифицировали».
Не успела Майра ничего ответить, как связь прервалась. Драккен закрыл для прочих носителей свой разум – словно экран коммуникатора погасил.
Какое-то мгновение Майра ничего не соображала, перед глазами у нее все плыло. Наконец она увидела, что все еще лежит в постели и из вены у нее на руке торчит трубка капельницы. Майра вырвала иглу – при этом на белоснежные простыни брызнула кровь. Роботы поспешили к ней, но Майра все равно отбросила одеяло и встала на ноги. Плевать, что каждый шаг отзывается жуткой болью во всем теле! Отлеживаться она не собиралась.
Сирена продолжала выть, мигали тревожные огни.
– Опасность, – объявил Ной. – Носителям явиться в комнату управления.
Майра, хромая, подошла к двери.
– Нет, только не в комнату управления.
– Но профессор велел…
– Плевать, что там велел профессор, – сказала Майра, останавливаясь у двери и переводя дыхание. За те дни, что она провалялась в постели, сил заметно убавилось. – Пусть совет соберется и ждет меня в Кузне.
– В Кузне?
– Да, это прямой приказ. Давай, сообщи остальным.
Выходя в коридор, она услышала, как Ной призывает всех явиться на совещание. Калеб выбежал из своей комнаты, из соседней выглянул Возиус.
– Майра, что происходит? – подбегая к ней, спросил Калеб.
– Второй ковчег… – У Майры в горле встал ком. Она сама не заметила, как по щекам покатились слезы. – Драккен…
Продолжать не пришлось.
– Он их уничтожил, да? – вглядываясь в лицо Майры, подсказал Калеб. Потом увидел кровь у нее на руке. – Это он тебя снова ранил?
– Нет, я-то не пострадала. Просто иглу выдернула из вены.
Не успел Калеб что-либо возразить или упрекнуть Майру: не сходи с ума, – как она добавила:
– Послушай, не важно, ранена я или даже мертва. Драккен придет за нами через сутки. Ной ошибся.
– Сутки? – пораженно переспросил Калеб. – У нас щит не работает.
– Вот поэтому идем в Кузню. – Майра схватила Вози-уса за руку и потащила к его комнате. – Воз, сиди у себя и запрись.
Братишка встал как вкопанный. В глазах его читалось упрямство, а значит, он уже принял решение и не передумает.
– Нет, я с тобой.
– Это слишком опасно, – не хотела уступать Майра. По той же причине она не брала его на совещания: не по годам умный, он оставался восьмилетним мальчишкой. До следующего дня рождения было еще несколько недель.
– Мне все равно. Я могу помочь.
– Как же ты нам поможешь? – спросил Калеб. – Сиди у себя – так всем спокойнее.
– Пока вы там на своих совещаниях пропадали, я каждый день заглядывал в Кузню, – хитро улыбнулся Возиус. – Мне нравятся их механизмы, и оружейники меня учили. Говорят, я могу стать мастером и вступить в Орден. Думаю, мне это понравится.
Майра хотела было возразить и заставить братишку укрыться в комнате, где и правда было бы безопаснее, но она знала, что спорить с ним бесполезно. Да и потом, вдруг он прав и на самом деле сумеет помочь? Сейчас любая помощь сгодилась бы.
* * *
До Кузни добрались через несколько минут. Обстановка в цеху напоминала управляемый хаос: оружейники носились между станками под звуки сирены. Наконец юный мастер заметил Майру и удивленно вытаращил глаза. Огибая станки, он устремился к ней.
– Брат, соболезную по поводу твоей колонии, – поспешила ему навстречу Майра, – но есть более срочные дела. Ной ошибся в расчетах: у нас в запасе всего сутки. Потом Четвертый ковчег выйдет на огневой рубеж. Надо запустить щит.
– Если не остановить Драккена, он навлечет на нас новый Конец, – смахивая с головы капюшон, согласился оружейник. – Наши пророчества предупреждали о его приходе, и мне очень жаль, что все сбывается. Я надеялся, что человечество извлечет урок из своих ошибок.
В Кузне, прямо перед Майрой, материализовался профессор Дивинус.
– Моя дорогая, я слышал о том, что произошло. Ной перехватил сообщение. Драккен сбросил маскировку.
– Приношу извинения за то, что ошибался, – сокрушенно произнес Ной.
– Не твоя вина, мой старый друг, – ответил Дивинус. – У нас в распоряжении было слишком мало данных, и мы не знали всех секретов Драккена. Вот почему он снова накрыл свой корабль маскирующим покровом: чтобы мы не видели, как он берет на прицел Второй ковчег…
– Этот подлец ждал, пока наш корабль окажется на орбите прямо над лагерем, – врываясь в Кузню, произнес Аэро. За ним шла Рен и бежала Ищунья. – Он хотел, чтобы мы все увидели собственными глазами. Да что он за чудовище такое?! Скоро доложат о потерях, но и так ясно: на борту никто не выжил.
Ищунья резко повернулась к оружейнику:
– Что со щитом?
– Мы исправили недочеты, – ответил тот, – благодаря Возиусу. Последние две недели он работал под моим присмотром и учился. На диво хорошо управляется с нашими машинами.
Возиус робко улыбнулся из-за спины Майры.
– Возиус помогал вам со щитом? – удивился Аэро. – Он же еще ребенок.
– И я был молод, когда Орден забрал меня из Агогэ, – напомнил оружейник. – Может, вы не забыли, как братья пришли за мной в класс? Я думал, что окончу школу и поступлю на службу в Медкорпус или инженерный отряд, но судьба распорядилась иначе.
– Помню, что сам испытал тогда облегчение. Словно меня пощадили.
– Как и я, – вставила Рен, берясь за рукоять фальшиона.
– Я это часто слышу, – признался оружейник. – Нас учат почитать солдат и пыл сражения, но без Ордена армии никуда. – Он посмотрел в дальний конец Кузни. – Мне понадобится помощь носителей, так что прошу за мной.
– Наша помощь? – переспросила Майра. – В чем?
– Со щитом, – ответил мастер, направляясь к одной из самых больших в цеху машин. – Чтобы его запустить, нужна энергия Маяков. Программу, если честно, создал Возиус.
– Правда? – спросила Майра, потрепав братишку по голове.
Оружейник жестом попросил присоединиться к нему возле машины.
– Вот как мы воздвигнем щит. У нас слишком слабый источник питания, поэтому он и не работает. Чтобы усилить заряд, понадобятся Маяки.
– Ну конечно… как тогда, когда наш лагерь в пустыне засек зонд! – вспомнил Аэро. – Я использовал Маяк, чтобы усилить мощность нашего щита.
– Вот именно, – кивнул оружейник. – Только на сей раз придется накрыть куда большую площадь, и мне понадобитесь все вы втроем.
Он усадил Носителей в позу лотоса. Затем вместе с Возиусом подвел к Маякам золотистые провода, соединив их с машиной. Возиус отошел к панели управления и потянул за несколько рычажков, закусив нижнюю губу.
– Готов? – спросил оружейник.
– Ага, – ответил Возиус и запустил механизм. – Все системы функционируют.
Майра подобралась, но ничего не произошло.
– Не работает? – спросила она и настороженно посмотрела на проводки, тянувшиеся к браслету у нее на руке.
Аэро нахмурился:
– А, точно. Нам надо направить свою жизненную силу через Маяк прямо в машину, и тогда щит заработает. Маяк – это проводник, а наша жизненная сила – источник энергии, который мощнее любого генератора.
– Святое Море, и как нам это сделать?
– Так же думал и я в первый раз.
Профессор Дивинус примкнул к их кругу. Его проекция мерцала.
– Вспомните уроки медитации. Очистите мысли и чувства, отпустите свой разум.
Майра последовала указаниям, и покой наступил быстро. Перенеслась в мир сна. Вскоре рядом появились и Аэро с Ищуньей. Профессор монотонным голосом направлял их:
– Представьте, что вы держите над собой щит…
Мир сна приобрел черты лагеря, над которым раздавался сигнал тревоги. В предрассветных сумерках носились перепуганные солдаты: они искали свои отряды, строились в защитный периметр. Майоры выкрикивали приказы, а Ползун в это время изо всех сил старался построить солдат Седьмого.
Носители плыли через лагерь, словно призраки, невидимые для всех. Майра ощутила, как Маяк стал пульсировать быстрее, следуя ритму ее сердца.
«Возьмите меня за руки», – мысленно попросила она Аэро и Ищунью.
Носители взялись за руки, и из Маяков, охватывая их тела изумрудным пламенем, хлынула энергия. Майра сосредоточилась на защите, вообразила, как лагерь и всю территорию Первого ковчега накрывает непроницаемым для боеголовок куполом.
– Получается… – донесся до нее далекий голос Дивинуса. – Возиус, пора! Включай щит!
Внезапно над внутренним двориком поднялся прозрачный купол. Однако он мерцал, грозя погаснуть. «Нет! – мысленно вскрикнула Майра. – Я удержу тебя!»
Энергия Маяков пылающим столбом ударила вверх, в защитный купол, и тот сразу же сделался плотным. Солдаты встали, запрокинув головы и глядя вверх.
– Щит! – радостно закричали они. – Работает! Посмотрите в небо!
Майра их едва слышала.
Она почувствовала, как Аэро с Ищуньей крепко сжимают ее руки… И в этот миг воспоминание вернулось. Майра сама не знала, что помогло пробить блок Драккена: то ли то, что Маяки соединились, то ли то, что ее разум достаточно окреп и справился сам. Главное – Майра наконец вспомнила что нужно. На сей раз деталь, постоянно ускользавшая от нее, не скрылась в глубинах подсознания. Картинка не меркла и не исчезала, как тот же щит, полыхающий у них над головами.
Аэро – и Ищунья с ним – крепче сжали руки Майры. «Мы тебя слышим, – мысленно сказали они. – Видим твои воспоминания, как свои собственные».
Майру накрыло волной умиротворения, которая почти сразу схлынула. Мир сна содрогнулся. Майру ку-да-то потянуло, и вот она снова оказалась в Кузне вместе с остальными. Она поморгала, пока наконец в глазах не прояснилось, а Возиус принялся отсоединять провода от браслетов. Заметив на себе взгляд сестры, он криво усмехнулся.
– Получилось, – сказал братишка. – Щит заработал и не гаснет.
У него за спиной гудела и мерцала изумрудными огоньками странная машина. Возиус смотал провода и, взглянув на панель управления, кое-что на ней подправил.
– Не больно-то радуйтесь, – хмуро предупредила Рен. – Жаль портить праздник, но брат оружейник говорил, что щит вечно держаться не будет. Он лишь поможет выиграть некоторое время, рано или поздно Драккен пробьется. Сами видели, что он сделал со Вторым ковчегом.
Ощутив проблеск надежды, Майра посмотрела в глаза Рен:
– Зато я вспомнила, в чем его слабость.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий