Возрождение ковчегов

Глава 40. Эвакуация (Ищунья)

– Готова? – спросил Ползун, подскакивая к Ищунье. В руке он сжимал полоску металла, испещренную дырочками, – грубое подобие солнцезащитных очков. – Все собрались в городе.
В тронном зале было пусто, если не считать разбросанных по полу косточек крыслов. Ищунья окинула взглядом обсидиановый престол, каменный алтарь и сводчатые окна, уходящие ввысь подпорки свода… Да, это место умерло, но покидать его все же было нелегко, ведь, даже лишившись энергии, колония свою роль исполнила. Дала приют на тысячелетие исхода, бо́льшая часть которого прошла в кромешной тьме.
Ищунья отвернулась.
– Пора.
– Ищунья… почему грустишь? – спросил Ползун. Он коснулся руки Ищуньи, и по коже у нее побежали мурашки. Для хила Ползун был довольно крупным: регулярно и сытно питаясь крыслами, жуклами и клубнями, он поправился и окреп, в пульсирующем свете Маяка его рыжеватая шерстка красиво лоснилась. Он первым примкнул к Ищунье, а пока они готовились покинуть Седьмой ковчег, еще сильнее сблизился с ней.
Ищунья не знала, как относится к Ползуну. Вряд ли то была любовь, о которой толковал Ной: ее ведь не тянуло на безумные поступки, – хотя ощущение было приятным. Пожалуй, Ползун ей нравился. Да, наверное, так. Хотя мурашки намекали на нечто большее.
– Дом… мы дом бросаем, – прорычала она в ответ, привалившись к Ползуну. Он принялся утешать ее, нежно поглаживая по плечу.
– Ты же сама говорила: это не наш родной дом.
– Светлый Край?
Ползун кивнул:
– Вот где теперь дом.
Ищунья снова, последний раз оглядела тронный зал. Воспоминания каскадом пронеслись в голове, но теперь они казались далекими и туманными. С тех пор как она впервые покинула подземелья, ее жизнь сильно изменилась. Ползун был прав, и Ищунья понимала это всем своим естеством.
«Пора уходить», – подумала она, а вслух сказала:
– Идем. Уходим отсюда.
Они помчались прочь из замка. Ползун бежал впереди и вывел Ищунью сначала в большой вестибюль, а затем и на мостовые Агартхи. Последние несколько дней обитатели подземной колонии готовились покинуть пещеры и выйти в Светлый Край. Все шло гладко после того, как Корнерой сдался и хилы сплотились вокруг Ищуньи.
Рубака собрала примерно сотню силов – тех, что выжили и ютились в тоннелях. Ищунья впустила их в замок и велела хилам делиться едой с оголодавшими изгнанными собратьями. Стала брать их с собой на охоту: учила самостоятельно добывать пропитание. Ползун настаивал, чтобы она заняла трон Корнероя, но Ищунья отказалась: предпочитала спать на полу со стаей. Она презирала ловушки комфорта и, став вожаком, привычек не изменила.
Хилы и силы собрали в замке все кусочки металла, из которых потом смастерили себе маски для защиты от палящего шара в небе. Ищунья все им рассказала о Светлом Крае: как о чудесах, от которых дух захватывает, так и о мерзостях. Поведала о противном, жгучем и смердящем свете, хотя понимала, что словами всего ужаса не передать. Впрочем, скоро стае предстояло самой во всем убедиться.
Ищунья с Ползуном неслись улочками города, а громада замка позади постепенно уходила во тьму. Еще несколько изгибов и поворотов – и они оказались на центральной площади, у журчащего фонтана. При появлении Ищуньи силы и хилы принялись топать по земле.
– Ищунья, Сильнейшая из силов, – зарычали они.
Все обзавелись масками: кто-то сжимал их в руках, прочие нацепили на глаза. Некоторые несли набитые тушками крыслов рюкзаки, а кое-кто обвязался рваньем – для защиты от холода. Многие прихватили костяные копья, которые повесили за спины на кожаных ремнях. Набралось восемь сотен хилов и силов – столько всего пережило исход.
Ищунья вскинула руку, прося тишины.
– Хилы и силы, отныне мы – единая стая, – объявила она. – Мы – обитатели Седьмого ковчега, и вот пришло нам время вернуться домой. – Она помолчала, давая всем время осознать услышанное. – Ползун разбил вас на группы. Мы по очереди поднимемся наверх в Кати-комнате.
Затем она сделала жест Ползуну.
– Первая группа, – сказал тот, – следуйте за Ищуньей.
Он должен был остаться и проследить, как уходят сородичи, и отправиться к лифту с последней группой. Ищунья отвела свою к Кати-комнате и открыла дверь. Когда створки начали текуче расходиться, некоторые отпрянули.
– Не бойтесь, – успокоила их Ищунья, веля заходить в лифт. – Спешите, друзья! Все сюда!
Когда группа набилась в кабину, дверь с таким же грохотом закрылась. Ищунья велела всем нацепить маски на лоб и закрепить дужки за ушами, а самим держаться за поручни. Сама она, конечно, уже несколько раз ездила в лифте, но стоять ровно, в то время как кабина несется вверх с умопомрачительной скоростью, все быстрее и быстрее, не научилась. Несколько раз у нее закладывало уши, но она все равно слышала стоны собратьев. Ищунья постаралась сосредоточиться на том, как бы удержаться за поручень.
Минут двадцать спустя лифт наконец остановился. Едва все стихло, как загрохотала, открываясь, дверь. В кабину ворвался ослепительный свет. Поднялась новая волна криков. В кромешной тьме пещер Ищунья совершенно утратила счет времени, но снаружи, судя по всему, была середина дня. Кто-то вжимался в дальнюю стенку лифта и скребся в нее, тщетно пытаясь спрятаться.
– Жжет! – вопила Рубака. – Мерзкий свет… жжет! Перепуганная, она случайно сбила маску и теперь впивалась когтями в глаза, лишь бы не видеть света. Тогда Ищунья подскочила к ней и помогла снова надеть защитную полоску металла.
Она жестом велела остальным следовать за ней наружу, но хилы и силы сгрудились в тени, куда не проникал свет.
– Не бойтесь, свет не так страшен, – стала уговаривать их Ищунья. Все завороженно смотрели, как она без вреда для себя шевелит пальцами в лучах солнца. – За мной, скорее, – позвала она, выпрыгивая из кабины лифта.
В ноздри ударил свежий чистый воздух, пахнущий снегом и землей. Ищунья сделала глубокий вдох, наслаждаясь этими ароматами. Нет, по затхлому и спертому воздуху подземелий она скучать не станет. Ноги на несколько дюймов проваливались в снег, холод бодрил. Ищунья встала у края обрыва и взглянула на долину, на бурный поток талой воды внизу. Сзади послышались шаги. Рядом встала Рубака.
– Ищунья… что это за место? – Ее голос дрожал от возбуждения и страха. Она вытянула шею, желая получше рассмотреть, что там внизу, и поскользнулась.
– Рубака… осторожнее, – зарычала Ищунья. – Смотри под ноги.
Даже невзирая на опасность, Рубака не могла оторваться от созерцания открывшегося ей вида. Она так и стояла у края, глядя на горизонт. Маска надежно защищала чувствительные глаза от солнца, и Рубака, видимо, больше не боялась его. Напротив, испытывала восторг. Эта мысль утешала: Рубака еще успеет освоиться на поверхности. Как и остальные члены стаи.
– Вот он, Светлый Край, – тихо проговорила Ищунья. – Наш родной дом.
* * *
Примерно каждые сорок минут, как по часам, появлялась новая группа, а пока их ждали, те, кто успел подняться, устроил лагерь в неглубоких пещерках, изрывших, словно оспины, склон горы. Ищунья исполнилась благодарности к Ползуну, который следил за порядком эвакуации. Каких-то несколько коротких дней, а он уже стал ей бесценным помощником.
Она отправила Рубаку, чтобы та встречала новоприбывших, помогая им сориентироваться в Светлом Краю: следить, чтобы не потеряли масок, не свалились с обрыва или не ушли блуждать в горы.
Той же ночью она разослала на охоту несколько отрядов, и те вернулись с рюкзаками, полными крыслов и жуклов, которых наловили в расщелинах. Потом велела всем набрать в рот свежий чистый снег и ждать, пока тот растает.
– Вот во что превращается вода на холоде. Это называется снег. Он падает с неба, когда собираются такие вот тучи.
Она подбросила в воздух пригоршню снега, и та рассыпалась белыми хлопьями.
Кого-то демонстрация удивила, других – расстроила, но все как один задрали головы, чтобы рассмотреть клубящиеся над горными пиками свинцовые тучи, готовые обрушить на них снежную бурю. Молодняк, недавно народившийся, играл в снежки и визжал от восторга.
В конце первого дня на поверхности Ищунья сообщила Майре, что эвакуация прошла по плану и что стая отправится к Первому ковчегу пешком. «Ждем вас, – ответила Майра. – Спешите…»
Затем в голове промелькнул образ корабля Драккена, и сигнал пропал. В горах он терялся постоянно, но сообщение было ясным: «Четвертый ковчег скоро явится».
Когда Ищунья наконец устроилась на ночлег – свернулась клубочком рядом с Ползуном, чье тепло приятно согревало, навевая дремоту, – она впервые за много недель ощутила покой. Да, им по-прежнему грозил прилет Четвертого ковчега, но прямо сейчас, засыпая в пещерке, под легким снежком, Ищунья понимала: здесь ей, Ползуну и стае самое место. Они освободились из Темноты под Землей.
* * *
Следующие несколько дней они в бодром темпе спускались с гор к покатым холмам. Стая была крепкой и выносливой: останавливались только затем, чтобы напиться воды из ручьев, или на привалы в полдень, охотясь и отдыхая по очереди. И хотя кругом не было ни души, Ищунья все же выставляла часовых.
– Ищунья, – разбудил ее как-то раз Костолом. – Ищунья, проснись!
– В чем дело? – Отчаянно хотелось поспать еще несколько часиков рядом с Ползуном и дать отдых утомленным конечностям.
– С неба что-то рухнуло, – испуганно прошептал Костолом и снова потряс ее за плечо. – Рубака велела бежать сразу к тебе. Идем, быстрее.
– Иногда с неба падает вода, – продолжала ворчать Ищунья. – Это нормально. Ни к чему бояться. Это называется дождь, он естествен…
Костолом замотал головой:
– Не вода… Большое, в огнях.
Ищунья встрепенулась:
– Идем, покажешь.
Оставив Ползуна – тот даже не пошевелился во сне – и пробираясь через тела спящих, Ищунья последовала за Костоломом к выходу, в сумерки. Подбежала Рубака; было довольно темно, и она сдвинула маску на затылок. После того что случилось в лифте, с маской Рубака не расставалась.
– Ищунья, что-то прилетело с неба, – доложила она. – Большое, горело огнями. Упало вон там. – Она указала на соседний гребень.
– Ты уверена, Рубака?
Впрочем, одного взгляда на лица помощников хватило, чтобы понять: все они видели одно и то же. Тем более погода стояла ясная, в небе зажигались звезды. Рубака проследила за взглядом Ищуньи.
– Что будешь делать? – спросила она.
– Рубака, разбуди кого-нибудь еще и возьмите копья, – подумав немного, велела Ищунья. – Пойдем и разберемся, что там.
Рубака и Костолом кивнули и умчались в пещеру. Потом вышли в сопровождении своего охотничьего отряда – все вооружились копьями и ножами.
– Покажите, куда эта штука упала, – сказала Ищунья.
Рубака согласно хмыкнула и сделала знак охотникам. Вместе они повели Ищунью вниз по склону холма и поднялись на соседний гребень. Солнце еще не село окончательно, и впереди тянулись длинные языки теней. Рубака уверенно чувствовала себя на узких заснеженных тропках. Ни разу не сбилась с пути и не поскользнулась.
За гребнем они увидели в земле дымящийся кратер, из которого тянулись истрепанные ленты серебристой ткани. Заглянув внутрь, Ищунья сразу же поняла, что там лежит спасательная капсула. Две цепочки следов уводили в тень неподалеку. Заметив движение, Рубака с Костоломом тут же кинулись на пришельцев, навели на них копья. Остальные охотники тоже вскинули оружие и кольцом обступили незнакомцев: двое мужчин бросили фальшионы на землю и подняли руки вверх.
– Звездное пекло, сдаемся! – вскричал один, глядя на стаю дикими от страха глазами. – Не убивайте нас! Мы потерялись, и у нас нет припасов! Помогите, пожалуйста!
Ищунья посмотрела на блестевшие в свете заходящего солнца золотистые клинки. Прилетели родичи Аэро, вот только кто они, враги или друзья?
– Как вас зовут? – спросила она, расхаживая перед ними. Затем подобрала с земли фальшион. Легкий, он все еще был в изначальной форме, а руку покалывало от наполнявшей его энергии.
Люди настороженно уставились на нее.
– Я – майор Киран из Второго ковчега, – представился один, высокий и худой, коротко стриженный. Потом стрельнул глазами в сторону спутника, более крупного и смуглого. – А это – майор Коул. Нашу колонию захватил предатель, он убил наших людей. Мы бежали, опасаясь за свою жизнь. Сориентировали капсулу на любые формы жизни, и она приземлилась тут, в горах.
– Мы даже не успели загрузить на борт припасы, – добавил майор Коул и сдавленным голосом попросил: – Прошу, сжальтесь. Мы несколько дней ничего не ели.
Губы Ищуньи изогнулись в улыбке, и майор Киран отпрянул – должно быть, принял ее за оскал.
– Предатель захватил вашу колонию? – медленно, отчеканивая слова переспросила Ищунья. – Поэтому вы бежали?
Майоры переглянулись.
– Да… он опасен и неуравновешен, – сказал Коул. – Перебил наших оружейников, захватил армию, а затем хотел взяться за нас. Выбора не оставалось: только бежать из дома.
Ищунья обошла их кругом. Солнце к тому времени окончательно село, накрыв долину саваном темноты, но ее глаза хорошо видели во мраке. Ищунья пристально вгляделась в лица солдат.
– Как звали этого предателя?
– Аэро Райт, – ответил Коул. – Его изгнали, но он вернулся.
– Точно, – подтвердил Киран. – Он эмоционально нестабилен и опасен.
Как же легко слетала с их губ отрепетированная ложь. Если бы Ищунья не знала, что к чему, то поверила бы.
– Аэро Райт – мой друг, – сказала она, оскалив зубы. – А вот вы – точно предатели.
В их глазах зажегся огонь страха, но Ищунья продолжила:
– Мы пощадим вас… пока что. – Она обернулась к Рубаке и Костолому. – Свяжите им руки ремнями. Пусть Аэро сам решает, как с ними быть.
* * *
Вернувшись в лагерь, Ищунья отправила через Маяк сообщение Аэро: схватила майоров Кирана и Коула и забирает их с собой в Первый ковчег. Майоры бежали на Землю и в поисках любых форм жизни, надеясь отыскать дружественную колонию, оказались прямо у лагеря обитателей Седьмого ковчега… Ситуация Аэро позабавила.
«Они оболгали тебя, сказав, что ты – предатель», – продолжала Ищунья. Аэро в ответ от души расхохотался. Ищунья почувствовала это через Маяк.
«Звездное пекло, то-то они, наверное, удивились при виде тебя, – мысленно сказал Аэро. – Жаль, меня там не было, хотелось бы увидеть их физиономии».
На этом связь прервалась.
Под покровом ночи Ищунья со своим отрядом выдвинулась в путь. Пленникам связали руки за спиной, и в темноте они часто спотыкались, однако Рубака с Костоломом не давали им спуску. Сперва они отказывались есть крыслов и жуклов, но потом голод взял свое, и майоры проглотили угощение. Просто поразительно, как отличались их колонии: когда Ищунья наткнулась на Майру и ее спутников, те приняли ее за чудище. Но ведь и она считала их уродами – пока не надела Маяк.
Через несколько дней горы и холмы закончились: дальше шла равнина, и вскоре путники выбрались к побережью. Маяк пульсировал, передавая координаты: Джаред направлял Ищунью на север, в сторону Первого ковчега. Стая по-прежнему шла по ночам, когда не мешал свет солнца, и спала днем, пользуясь любым укрытием, какое удавалось найти, хотя порой приходилось спать под открытым небом. Народ Ищуньи неплохо освоился в Светлом Краю, привыкая жить без стен и потолков.
Спустя еще два дня голос Джареда в голове сообщил: «Есть сигнал, Ищунья».
Она опустилась на корточки. Стая шла всю ночь, уже близилось утро: на горизонте проступила полоса обжигающего розоватого света. Ищунья достала из рюкзака маску и приготовилась встречать солнце.
«Откуда сигнал?» – мысленно спросила она, направляя энергию в Маяк. Браслет сверкнул ярче, и спустя мгновение голос Джареда успокоил ее: «Откуда-то… сверху… с неба…»
Задрав голову, Ищунья разглядела целую флотилию серебристых кораблей. Они изящно спускались с поразительной скоростью, постепенно увеличиваясь в размерах. Стая бросилась врассыпную и попряталась за камнями. Лишь Ползун остался рядом с Ищуньей, хотя и съежился от страха.
А она не боялась, только улыбнулась, глядя вверх.
– Не бойтесь, – обратилась к стае Ищунья. – Это мои друзья.
Построившись в строгом порядке, корабли вертикально опустились к земле. Струи раскаленных газов и пламени вырывались из сопел, поднимая фонтаны щебенки и пыли. Когда транспортники зависли в нескольких футах над поверхностью, люк в борту одного из них открылся и наружу высунулась Рен. Остриженная, в новенькой десантной форме, она, впрочем, не растеряла прежнего задора.
– Вас подбросить? – спросила она, стараясь перекричать рев двигателей, и весело посмотрела на них. – Спорю, что ноги у вас уже отваливаются.
– Что так долго? – Ищунья старалась говорить строго, но голос выдал ее: теплого отношения к Рен скрыть не получилось. Ищунья была рада видеть друга.
– Эй, могла бы спасибо сказать! – с напускным возмущением воскликнула Рен. – Звездное пекло, нам пришлось свергнуть Верховного командующего, захватить контроль над армией и взять на себя руководство целой колонией. Думаешь, это так просто?
– Так и я занималась почти тем же. Управилась куда быстрее.
Они рассмеялись.
– Мы прилетели, чтобы отвезти твою стаю к Первому ковчегу. – Рен указала рукой на суда. – По приказу Верховного командующего Райта.
– Он теперь Верховный командующий?
– Ну да, а я – майор Джордан. А ты?
– Просто Ищунья, – на полном серьезе ответила Ищунья. Чудны́е титулы претили ей.
Рен что-то сказала в микрофон головной гарнитуры, и у всех кораблей открылись грузовые люки: внутри в отсеках имелись ряды сидений и ремни. Солдаты Рен помогли Ищунье собрать стаю и погрузить ее на катера.
Убедившись, что все на местах и пристегнулись, Ищунья забралась в транспортник к Рен и села рядом с Ползуном.
Дрожащими руками тот пытался застегнуть пряжку ремней.
Рен заняла место в кабине пилота, нажала несколько кнопок на панели, взялась за рычаги управления и сказала в микрофон:
– Держитесь крепче, взлетаем. Погода ясная, дорога не займет много времени.
Солнце наконец показалось из-за горизонта, когда флотилия поднялась в небо и понеслась по голубым просторам к тому месту, где армии защитников предстояло принять решающий бой. Ищунья взяла Ползуна за руку и почувствовала, как его дрожь унялась. Ползун в ответ сжал ее руку. Хотелось насладиться последними спокойными минутами, прежде чем разразится война и обрушится на их мир черной бурей. Ищунья вспомнила образ, который в прошлый раз успела передать Майра: корабль Драккена.
«Он приближается, – подумала Ищунья, – и скоро будет здесь».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий