Возрождение ковчегов

Глава 4. Остаться или уйти (Ищунья)

Темнота под Землей взывала к ней.
Ищунья выбежала из комнаты Аэро и помчалась по пещере, огибая криокапсулы. Остановилась у одной, подписанной «Buteo jamaicensis», хотя и не знала, что это значит. Заглянула внутрь через прозрачную панель: там плавали подсвеченные дымчатым изумрудным светом зародыши. В этой пещере хранились птицы. Так сказала Майра, когда они в первый раз заглянули сюда, – еще до того, как вернулся Четвертый ковчег и все изменилось.
«Поганый, вонючий Драккен, – подумала Ищунья. – Сильнейший из силов».
Она помчалась дальше, загребая руками и ногами. Пронеслась еще через несколько пещер среди криокапсул (с «земноводными» и «насекомыми») и влетела в узкий тоннель, отходивший в сторону и змеившийся в толще камня. Осветительные панели остались позади; в этой части подземного комплекса за оборудованием никто не следил. Тоннель привел в очередную пещеру, часть которой занимали недоделанные криокапсулы. Это хранилище так и не закончили.
Конец нарушил планы создателей.
Ищунья втянула воздух, наполненный запахами пыли, камня и существ, что скреблись и рыли ходы в Темноте под Землей. Свет в этих тоннелях давно уже не горел, и это Ищунье нравилось. Ной не доставал сюда своими датчиками: обычно он следил за каждым ее шагом, но тут она могла побыть одна.
Ориентируясь на запах, двигаясь на ощупь, она отыскала гнездо ничего не подозревающих жуклов. Сожрала их, ловко уворачиваясь от ядовитых жвал и разгрызая хитиновые панцири острыми зубами. Насытившись, облизнулась. Набитый живот выпирал, и кожа на нем туго натянулась. Забившись в уютный уголок, Ищунья задремала. Спала, пока живот немного не опал, а затем, пробежав немного по своим же следам в обратном направлении, свернула в другой тоннель.
Она мчалась во всю прыть, из-под рук и ног летели песок и камушки. Остановилась только у нужного места.
Дверь в Стене.
Ищунья наткнулась на нее во время охоты. Это была особенная дверь – тайный, давно забытый черный ход. Золотистые створки, отмеченные печатью. Ищунья провела пальцами по узору в виде змея, глотающего собственный хвост и окружающего слова на древнем языке:

 

Aeternus eternus

 

Дверь, словно ощутив ее присутствие, открылась. С грохотом, от которого содрогнулись своды тоннеля, створки ушли в толщу камня. Ищунья припала к полу, зажимая уши руками, а когда грохот стих, заглянула в черноту за порогом. Она знала, что там – Кати-комната. Готовая отнести Ищунью наверх, по многомильной шахте в скальной породе.
В Светлый Край.
Опустившись на корточки, Ищунья задумалась. Искушение было велико. Очень велико. Она могла бы сбежать, прямо сейчас. Ведь она – просто хил, а вовсе не сил.
Эта война – не ее.
Сердце в груди ускорило бег, его биение напоминало стук барабана, звучащего в такт завету: выжить любой ценой, выжить любой ценой… Маяк давно потемнел и был холоден на ощупь. Он больше не вторгался в разум, Ищунья не слышала Джареда, первого носителя в ее колонии. О его голосе остались только смутные воспоминания.
Самое мудрое сейчас – подняться в Кати-комнате и бежать прочь как можно быстрее, забыть об Аэро, Майре, Возиусе, Ное и профессоре Дивинусе с его проектом «Ковчег». На что они Ищунье? Привязанность – это слабость. Привязанность – это смерть. Ищунье надо о себе заботиться. Только это правило и помогало выживать так долго, а ведь редкий хил успевал толком повзрослеть.
Пока она не знала, куда бежать.
Важно ли это? В мире полно темных пещер и ям, в которых ютятся жуклы и крыслы. А большего ей и не надо, ведь так? Было бы укрытие, тенек да чем животик набить. Что еще?
«Возиус, – подумала Ищунья. – Бедненький Возиус».
Она долго сидела у порога Кати-комнаты и думала, как поступить. Так долго, что затекли и замерзли, несмотря на густой мех, ноги. Ищунья уже почти собралась уходить, но тут ее что-то заставило насторожиться.
Какой-то звук. Она навострила ушки.
Сквозь тишину в спертом воздухе тоннеля до ее острого слуха донесся еле уловимый отзвук голоса:
– Всем носителям явиться в комнату управления.
Остаться?
Или уйти?
Остаться?
Или уйти?
Остаться.
* * *
Пробегая мимо криокапсулы Дивинуса, Ищунья заглянула внутрь: на нее смотрели подернутые молочной пленкой голубые глаза.
– Не пахнет, – пробормотала себе под нос Ищунья. – Не живой.
Вбежав в комнату управления, она застала там Майру и Аэро – за длинным столом, во главе которого сидел профессор Дивинус. Его проекция мерцала изумрудным светом. Сидеть Ищунье очень не нравилось, но она заставила себя забраться в кресло и выпрямиться. Над столом возникла трехмерная проекция Четвертого ковчега: щетинящийся бурами, точно жукл – жвалами, он несся к ним сквозь пространство космоса.
Ищунья взглянула на Майру: худое лицо девушки приобрело землистый оттенок, под глазами темнели круги. Аэро сидел рядом с ней, теребя рукоять фальши-она. Чувствовалось, что между ними выросла плотная и непроницаемая, точно камень, стена. Ищунья удрученно сжалась в кресле и обхватила себя руками.
– Есть изменения, – озабоченно мерцая, сообщил профессор Дивинус. – Ной произвел новые вычисления и выяснил, что Четвертый ковчег будет здесь через шесть недель. Если мы собираемся осуществить наш план, то лучше бы нам поторопиться.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий