Возрождение ковчегов

Глава 39. Эмоционально нестабильна (Верховный командующий Аэро Райт)

– Солдаты, арестовать майора Ротман, – приказал Аэро.
Когда Закай и Граймс схватили Данику, она наконец вышла из ступора.
– Я имела право убить его, сэр! Он заслуживал смертной казни за предательство, а вы хотели сохранить ему жизнь.
Как же Аэро хотелось ненавидеть ее. Дать волю праведному гневу, но вместо этого он ощущал лишь глубокую скорбь. Он долго смотрел в глаза Данике, а потом произнес:
– И чем же мы тогда лучше него? Как ты не поймешь…
Даника вздрогнула, как будто ее ударили. Взглянула на Виника: тот лежал на полу, пронзенный ее фальши-оном.
– Сэр… мне жаль… Не знаю, что на меня нашло, – принялась оправдываться Даника. – Должно быть, я эмоционально нестабильна.
– Оправдания приняты. И все-таки я должен поместить вас под арест.
– Да, конечно, сэр, – тихо проговорила Даника. – Я все понимаю.
Аэро приказал отвести ее на гауптвахту – вместе с майорами Дойлом и Райт. Мать, проходя мимо, даже не взглянула на Аэро, а когда все уехали на лифте, Рен посмотрела на него и едва заметно улыбнулась.
– Все прошло неплохо, – кисло заметила она.
На мостике остались только они, остальных офицеров Аэро отправил вниз – чтобы собрали отряды и развели по казармам. Надо было подождать, пока все устаканится, известить солдат о том, что командование сменилось, а после – отправить сообщение Майре, сказать, что бунт увенчался успехом. Однако в голове все еще царил сумбур: мысли смешались, как и чувства.
– Ты была права, не стоило полагаться на Данику, – сказал Аэро, проводя рукой по волосам. Надо будет постричься… основательно. – После всего, чему ее подверг Виник. Это из-за него она стала эмоционально нестабильной.
– Значит, Даника вовсе не одумалась, – поняла Рен, опускаясь на колени возле тела Виника и вглядываясь в его перекошенное от боли лицо. – Точно так же она могла всадить фальшион в сердце тебе. Ладно, хоть в этот раз цель выбрала ту, что надо.
Аэро тяжело вздохнул:
– Уже неплохо. – Он прошел к иллюминатору и взглянул на Землю: та медленно вращалась в свете солнца.
– Должна признаться, – сказала Рен, – что смерть Виника меня нисколько не огорчает.
Соглашаться с тем, что хладнокровное убийство – благо, не хотелось, но в реальности границы добра и зла оказались размыты. Они никак не соответствовали наивным идеалам Аэро. Люди – не машины, они чувствуют и ошибаются. Подчиняются импульсам, иногда хорошим, иногда плохим. И правда в том – признался самому себе Аэро, – что после смерти Виника он испытал облегчение.
– И меня. Он был опасен.
Рен кивнула:
– Даже если бы его заперли до конца жизни или изгнали на Землю, опасным он быть не перестал бы.
Она говорила чистую правду, и Аэро не мог этого отрицать.
– Как поступите с Даникой, сэр? – спросила Рен.
– Не знаю. – Аэро устало вздохнул. Бремя командования уже давило на него. – Мы пока на военном положении, и пусть ее держат под арестом. Потом отдам под трибунал. Может, удастся ее оправдать. Надо будет посоветоваться с врачами.
– Хорошая мысль, сэр, вдруг они ей помогут. – Обычно резкая, Рен сейчас говорила немного мягче, а значит, ей было жаль Данику. Она знала, что Виник унижал бедняжку и использовал ее.
В темноте за бортом что-то мелькнуло, и Аэро вспомнил о стремительно надвигающейся угрозе. Он как можно быстрее ввел Рен в курс дела, рассказал последние новости о Четвертом ковчеге. Рен, как оказалось, тоже было кое-что известно: о возвращении загадочной колонии она узнала со слов Даники – когда та ее пытала.
– Можешь выяснить, где они сейчас? – спросил Аэро, указав на пульты.
У Второго ковчега имелись мощные датчики, к тому же корабль вращался на орбите вокруг Земли, и атмосфера планеты не создавала помех. Рен нажала несколько кнопок и вывела на мониторы изображение Четвертого ковчега: из его неказистого корпуса во все стороны шипами торчали буры, едва различимые на фоне черноты космоса. Сигнал был стабильный, изображение не мерцало.
– Похоже, Дойл следил за ними, – доложила Рен, постучав пальцем по опустевшему пульту. Потом пробежала взглядом по экрану: – А Драккен-то и не пытается маскироваться. Как будто хочет, чтобы мы его видели.
– Это логично, – сказал Аэро. Через пульсирующий светом Маяк он чувствовал близость врага. – Мы взломали их систему маскировки, а значит, лишили элемента неожиданности. Теперь они постараются запугать нас и сделают ставку на стремительное нападение.
– Согласна, – ответила Рен, нажимая еще какие-то кнопки. Изображение колонии на мониторах сменилось. – Драккен рассчитывает, что мы сдадимся без боя и вручим ему секрет оружия Конца.
– Вот именно. Долго им еще лететь?
Рен набрала новую команду на пульте.
– Судя по расчетам Дойла, на околоземной орбите они будут через двадцать три дня. Летят быстро, но по мере приближения скорость им придется сбросить – иначе просвистят мимо.
– Значит, чуть дольше трех недель, – подвел итог Аэро. – Надо успеть подготовить армию.
– И возвести защиту, – добавила Рен. – Не стоит пренебрегать ею. Надо найти способ, как отразить ядерный удар, иначе нас разнесут на куски…
Зазвучала сирена, и Рен нажала несколько кнопок. Нахмурилась.
– Входящий сигнал, сэр.
Аэро вскинул брови:
– Источник?
– Первый ковчег, – ответила Рен, стуча по клавишам. Затем подняла смущенный взгляд. – Это некто по имени… Ной. Утверждает, что фамилии у него нет.
– Открой канал, – улыбнулся Аэро. – Это наш друг.
– Капитан Райт, – произнес идеально поставленный голос. – Или обращаться к вам «Верховный командующий Райт»? Как я понимаю, миссия увенчалась успехом? Я только что засек сигнал спасательной капсулы, с минуты на минуту она приземлится возле Первого ковчега.
– Виник погиб, – сообщил Аэро. – Корабль – мой.
– Отлично, Верховный командующий. – В голосе Ноя послышались нотки гордости. – Начинаю загрузку данных с вашего Маяка, чтобы профессор Дивинус мог войти в курс дела. Майра сейчас поднимается на Поверхность, чтобы встретить пассажиров капсулы. Желаете подключиться к трансляции?
Строгой необходимости в этом не было: капсула доставит Калеба и Возиуса на Землю в целости и сохранности, так уж она сконструирована. У Аэро капсула и то рухнула лишь потому, что ее подбили. Не стоило поддаваться эмоциям и тратить время впустую – теперь, когда надо было управлять целым кораблем.
– Передай картинку на наши экраны, Ной, – все же попросил Аэро. Ему хотелось увидеть лицо Майры. Рен с иронией глянула на него, но он не обратил на это внимания.
Аэро прошел в переднюю часть мостика, поближе к мониторам – экраны мигнули и ожили. Появилось зернистое изображение с наружных камер наблюдения Ноя: внутренний двор, обрамленный руинами зданий. Вот в небе сверкнула серебристая точка, над ней распустились купола парашютов. Капсула снижалась, увеличиваясь в размерах, и наконец мягко опустилась на землю.
Спустя несколько секунд люк в борту капсулы открылся, и наружу с глуповатой ухмылкой на губах вылез Возиус. Сразу за ним, чуть прихрамывая, – Калеб. Вместе они двинулись через двор, все еще накрытый белым одеялом снега – который, впрочем, местами подтаял, – к древнему зданию библиотеки. Изо рта друзей вырывался пар. Картинка сменилась изображением с камеры внутри библиотеки: дверь Первого ковчега открылась.
Наружу из лифта вылетела Майра и бросилась через мраморный вестибюль к выходу – Ной постоянно переключался с камеры на камеру, чтобы уследить за ней. Вот она выбежала на ослепительный солнечный свет. Увидев Возиуса, Майра расплакалась, кинулась к братишке и крепко обняла его. Ее чувства передались Аэро, даже слезы на глаза навернулись.
Он услышал в голове ее голос: «Спасибо, спасибо, спасибо…» Это было даже не послание, скорее просто благодарная мысль, которая повторялась без конца.
– Воз, да ты никак выше стал! – заметила Майра.
Картинно застонав, она отпустила Возиуса и чуть ли не смущенно подошла к Калебу. Из-за хромоты тот немного отстал. При виде его увечий Майра болезненно поморщилась и скривилась еще сильнее, увидев рубцы на шее.
– Эй, да не рассыплюсь я, – подмигнул Калеб и тут же порывисто сгреб в объятия Майру, которая по сравнению с ним казалась совсем миниатюрной.
Аэро ощутил некое новое чувство… совсем не приятное. Откашлявшись, он попросил:
– Благодарю, Ной, хватит.
– Хорошо. Конец трансляции.
Мониторы погасли.
Прошло некоторое время, прежде чем Аэро сумел побороть овладевшие им чувства. Ему нравились новые невероятные ощущения, нравилось испытывать разнообразные эмоции, но он еще не привык, что они могут причинять боль – как удар кинжалом в сердце.
Рен поднялась из-за пульта и подошла к иллюминатору. Посмотрела на медленно вращающуюся планету.
– Земля теперь выглядит иначе, да?
– Да, – согласился Аэро. – Только…
– Осесть на ней пока не тянет, – подсказала Рен. Они с Аэро оба испытывали одно и то же чувство: разрывались между кораблем – местом, которое дало им жизнь и взрастило, – и будущим домом на Земле. – Сэр, вы готовы обратиться к солдатам? – спросила наконец Рен. – Не стоит затягивать. Отсутствие лидера порождает смуту. Надо пользоваться моментом и утвердить вашу власть, иначе армия взбунтуется.
Аэро обернулся и отсалютовал ей:
– Да, майор Джордан. Окажете мне честь?
– Майор, значит? – Рен насмешливо посмотрела на него.
Прочие офицеры и солдаты могли бы счесть это несоблюдением субординации, однако Рен с Аэро по-прежнему оставались на мостике вдвоем. Они через многое прошли вместе, многое пережили, и подобную фамильярность так просто было не искоренить.
– Верно, тут надо многое поменять. Освободилось несколько высоких постов. Если не одобряешь мой выбор, я приму к сведению твой мудрый совет…
Рен подняла руку, прося слова:
– Я принимаю повышение, сэр, – сказала она и отдала честь.
Затем прошла за старый пульт Дойла и вбила несколько команд.
– Верховный командующий Райт, корабль в вашем распоряжении. Можете обращаться к армии.
Аэро расправил плечи, прекрасно понимая, что его сейчас увидит и услышит в своей казарме каждый солдат. Предстояло рассказать о Винике, сообщить новые данные о Четвертом ковчеге и – самое главное – подготовить людей к высадке на Землю и предстоящей битве.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий