Возрождение ковчегов

Глава 37. Гауптвахта (Аэро Райт)

Аэро стремительно шел по коридору – наконец как свободный член колонии, впервые с тех пор, как Виник обвинил его в убийстве отца. Он и не догадывался, как истосковался по дому: по изгибам коридоров, искусственной силе тяжести, терпкому душку переработанного воздуха, толстым стеклам иллюминаторов в бортах, за которыми раскинулись просторы космоса.
– Куда нам, майор? – обернувшись, спросил он у Да-ники.
– Сюда, сэр, – ответила та, направляясь к гауптвахте.
На борту не было тюрьмы как таковой: солдаты редко нарушали порядки общества, построенного на строгой дисциплине. Все следовали правилам, а если и не слушались команд, то наказание ждало быстрое и простое: изгнание либо нечто похуже. Как бы там ни было, на долгий срок никого не арестовывали.
– Пленникам… ничего не сделали? – спросил Аэро. Только сейчас получалось нормально поговорить с Даникой, и чувство было… странное.
– Почти, – виновато ответила Даника.
– Ты их пытала, да?
– Я следовала приказам. Виник хотел знать, нет ли у твоих друзей сведений о Четвертом ковчеге. Решил, что вы с ним заодно.
– Только не говори, что ты применяла яд Paraponera clavata.
– Пришлось… – Даника потупилась. – Ты же сам знаешь, это самый эффективный метод убеждения. Когда допрашиваешь врага.
Аэро разозлился:
– Конечно, эффективный: боль просто адская. Помнишь, как нас в Агогэ заставляли испытывать этот яд на себе? Уж я позабочусь, чтобы профессор Дивинус не воскрешал муравьев-пуль. Пусть этот вид канет в небытие.
У развилки Даника свернула направо.
– Если тебе будет легче, я скажу, что дезертир… лейтенант Джордан ничего не сказала. Она сорвала голос от воплей, но тебя не предала.
– Ну еще бы. Ее преданность нерушима, а сама она крепче любого из нас.
– Вы правы, сэр, – согласилась Даника. – Она такая.
Они свернули еще раз и наткнулись на четырех часовых у двери гауптвахты. Те придали своим клинкам боевые формы, а Даника скользнула Аэро за спину и выкрутила ему руки. Аэро скривился от боли.
– Не бойся, у меня все под контролем, – шепнула Даника. – Подыграй мне.
Она подвела Аэро к часовым.
– Чего вы ждете, капитан Граймс? Немедленно открывайте дверь! Я схватила дезертира. Верховный командующий велел бросить его в камеру к остальным пленникам.
Но Граймс не спешил подчиняться: по его сигналу бойцы окружили Данику и, обезоружив, схватили ее.
– Звездное пекло, вы что себе позволяете? – закричала она, вырываясь. – Я старше по званию.
– Вы предатель, майор, – сказал Граймс и, повернувшись к Аэро, отдал честь: – Верховный командующий Райт, мы слышали о том, что произошло в Кузне. На корабле слухи разносятся быстро.
Он протянул Аэро планшет; удалось бегло прочесть некоторые из множества сообщений: «Виник напал на Кузню», «бойня», «перерезал оружейников», «нарушил доктрину»…
Аэро кивнул:
– В общих чертах, все так и есть.
– Какие будут приказы, сэр? – спросил Граймс. – Готов служить вам.
Три его бойца отсалютовали Аэро:
– И мы, сэр.
– Спасибо, капитан, – поблагодарил Граймса Аэро, слегка смущенный, что к нему уже обращаются как к Верховному командующему. – Ценю вашу поддержку.
Даника удостоила его злобного взгляда:
– А мне не поможете, Верховный командующий?
– О, и верно, – спохватился Аэро. Впрочем, неудобства Даники его позабавили. – Капитан Граймс, освободите майора Ротман. Она – за нас. Просто тоже не знала, что затевает Виник. А еще нужно освободить пленников.
– Есть, сэр, – ответил Граймс и сделал жест подчиненным.
Те отпустили Данику. Растерев вывернутые плечи, она подобрала фальшион, а Граймс тем временем вбил код на панели у двери. Створки, резко зашипев, открылись.
Тут же раздался знакомый голос:
– Звездное пекло, вы что так долго? – спросила Рен при виде Аэро. Впрочем, в ее возгласе слышалось больше благодарности, чем раздражения. Заметив Данику, она спросила: – А эта чего сюда притащилась?
Рен не растеряла дерзости, а значит, плен ее не сломил. Испытывая облегчение, Аэро поспешил войти в камеру: на четверых пленников имелась всего одна койка. Возиус, который лежал на ней, тут же вскочил, отбросив грубое одеяло, и криво усмехнулся.
– Я же говорил, он спасет нас, – хриплым голосом произнес мальчик. Изменился он не сильно: слегка вытянулся и похудел.
Калеб широко улыбнулся.
– Святое Море, как я рад тебя видеть. – Он, похоже, оправился после испытаний, выпавших на его долю в подземельях Седьмого ковчега, о которых напоминали теперь только шрамы, – рубцы были видны там, где туника не прикрывала тело.
Оружейник встал из позы для медитации. Волосы у него заметно отросли, мантия засалилась, но выглядел он вполне здоровым.
– А я в вас и не сомневался, Верховный командующий Райт.
– Виноват, но пришел, как только смог, – сказал Аэро, глядя в глаза Рен. Ему отчаянно захотелось броситься к ней и крепко обнять, но не дело было проявлять эмоции при солдатах – часовые все еще стояли у двери. – Задержка вышла, а что до майора Ротман – она одумалась и перешла на нашу сторону.
– Да ну, с какой радости? – пробормотала Рен. В обрамленных темными кругами глазах читался испуг. Крепко же ей досталось во время пыток.
Даника вошла в камеру.
– С такой, что Виник попытался убить меня во время симуляции. – Она покраснела от стыда. – Послушайте, я ведь не знала о вранье Виника. Следовала его приказам.
Рен сменила гнев на милость:
– Ладно, только зачем было браться за яд Paraponera clavata? – спросила она, картинно вздрогнув. – Я бы предпочла старые добрые побои.
– Мне правда очень жаль, – сказала Даника. – Хотелось доказать Винику, что я еще могу пригодиться. Вот и перегнула палку.
Рен пожала плечами:
– Ладно, считай, я тебя простила.
– Жаль, конечно, прерывать этот обмен любезностями, – вмешался Аэро, – но времени осталось немного. Виник, наверное, уже понял, что мы не погибли в симуляторах. Надо поскорее добраться до мостика, пока он не совершил нечто безумное.
Аэро как можно короче пересказал план, составленный вместе с другими носителями. Поведал, как укрывался в Кузне, как они выторговали суд поединком.
– Ну и что, сработало? – спросила Рен. – Виник повелся?
Аэро поморщился:
– Думали, что сработало, но Виник сделал финт и перебил оружейников, пока я дрался в симуляторе. Он использовал поединок как отвлекающий маневр – все смотрели бой.
– Виник напал на Кузню? – пораженно спросил оружейник.
– Соболезную, брат, – посмотрел на него Аэро. – Виник дождался, пока твои братья покинут Кузню и сопроводят меня к месту поединка, а на обратном пути устроил им засаду. Молодых братьев он пощадил и увел, чтобы они заряжали фальшионы. Прости, что приходится так сообщать подобные новости.
– Ах он лживый подонок, – прошипела Рен, хватаясь за фальшион. – У него не тот характер, чтобы вести нас. Если есть в колонии эмоционально опасный человек, так это он.
– Вот и я так думаю, – согласилась Даника. – А еще он подстроил вмешательство фона, пока мы дрались, – чтобы наверняка убить нас обоих. Нам еще повезло, что солдат, сохранивший преданность Аэро, вовремя выдернул нас из симуляции.
– Солдат? – переспросила Рен. – Из нашего старого отряда?
– Закай, хвала звездам, – кивнул Аэро.
– Хороший боец, – без раздумий сказала Рен.
Они с Аэро переглянулись: оба вспомнили, что прежде не так уж высоко ценили Закая и даже считали его эмоционально нестабильным, но он вот уже третий раз спасал им жизнь.
– Закай помог передать сообщение на весь корабль: я рассказал о предательстве Виника и попросил поддержки. Потом я отправил Закая на Камбуз, чтобы там он собрал преданных мне солдат. Встречаемся у лифта на мостик.
– Верно, туда Виник и побежит, когда поймет, что на корабле бунт, – согласилась Рен. – Тот, в чьих руках мостик, управляет Ковчегом.
– Точно, – сказал Аэро. Как же приятно было снова работать с бойцом, с которым ты на одной волне. Рен ему очень недоставало.
Впрочем, перед тем как отправиться на мостик, Аэро должен был закончить еще одно дело: он закрыл глаза, сосредоточился и направил энергию в Маяк. «Ну же, Майра… отвечай…»
Его усилия были вознаграждены, спустя секунду в голове раздался голос: «Скажи, что с тобой все хорошо… что план сработал… что ты спас… Возиуса и Калеба».
«Были помехи, но наших я выручил», – ответил Аэро.
За тысячи миль, разделяющие Первый и Второй ковчеги, он направил поток эмоций и образов пережитого. Майра тоже испытала его боль и горечь от известий о гибели оружейников, поняла, что Аэро приготовил для Виника.
«Удачи тебе, Верховный командующий, – сказала она, когда все закончилось. – Увидимся дома. Не забывай, что обещал вернуться живым и здоровым».
Связь прервалась.
Аэро открыл глаза и, ослепленный резким светом, снова крепко зажмурился. Поморгав, взглянул на молодого мастера.
– Брат, ты должен сопроводить Калеба и Возиуса в ангар. Садитесь там в спасательную капсулу и летите к Первому ковчегу.
– Я хочу остаться и помочь, – возразил оружейник. – Виник уничтожил мой Орден.
– И я, – вклинился Калеб. – Буду драться.
– Нет, брат, – сказал оружейнику Аэро. – Я не могу рисковать твоей жизнью. Ты нужен, чтобы сберечь Кузню, ты слишком ценен. Послужишь мне иным образом. – Затем он обратился к Калебу: – Это не твой бой, и ты – не тренированный солдат. Присмотри лучше за Возиусом. Если он не вернется к Майре, она меня прибьет.
Калеб пожал плечами:
– Ну да, она – еще та упрямица.
– Звездное пекло, а то я не знаю, – поморщился Аэро.
Юный оружейник хотел еще что-то возразить, но сдержался.
– Слушаюсь, Верховный командующий, – сказал он. – Только пообещайте кое-что.
– Говори, брат.
– Нельзя чтобы этот предатель хотя бы еще на день задержался у руля. Он уничтожит наш народ и погубит все, что мы стремились сберечь.
Аэро заверил оружейника, что исполнит его просьбу, и тот жестом позвал за собой Калеба и Возиуса:
– Друзья мои, возвращаемся домой.
– Пошли, Воз, – сказал Калеб. – Готов еще раз прокатиться?
В ответ Возиус только улыбнулся, но и этого было достаточно. С ребятами Аэро отправил еще двоих солдат – для верности. Когда небольшой отряд скрылся за поворотом, Аэро обратился к Рен и Данике:
– Идем на мостик.
* * *
Когда они достигли лифта, Аэро глазам своим не поверил: в коридоре столпились сотни солдат – все в серебристой форме, с фальшионами наготове. Они расступались, давая пройти, и салютовали ему.
– Мы с вами, Верховный командующий Райт.
Аэро распирало от чувства благодарности. Эти солдаты учились с ним в Агогэ, ели с ним на Камбузе и вот теперь примкнули к нему в битве.
– Только смотрите, сэр, чтобы голова не закружилась, – шепнула ему Рен.
Он глянул на нее и подавил улыбку. Даника шла сзади вместе с капитаном Граймсом. Все вместе они миновали строй солдат.
– Я уже говорил, как скучал по тебе? – шепнул в ответ Аэро.
– Ни секунды в этом не сомневалась, – ухмыльнулась Рен.
– Ну, ты не больно-то важничай.
У двери лифта их дожидался Закай. При виде Аэро он отдал честь.
– Я привел солдат, сэр. Если не считать нескольких отставших, то на вашей стороне весь корабль. Армия возмущена нападением на Кузню. Майоры Коул и Киран бежали на Землю в спасательной капсуле, но Виник засел на мостике вместе с майорами Дойлом и Райт… вашей биологической матерью…
Аэро упоминание родства с Лидией Райт не задело: он не испытывал к ней никакой привязанности. Мать слишком часто предавала его.
– Виник отключил лифт? – спросил Аэро.
– Так точно, сэр, – ответил Закай, – но я предвидел этот ход и приказал инженерному отряду обойти блокировку. – Отойдя в сторону, он нажал кнопку на пульте, и дверь лифта открылась. – Как видите, им это удалось.
– Отличная работа. Вы молодцы.
Аэро похлопал Закая по плечу. Потом жестом велел Рен, Данике и прочим старшим офицерам войти с ним в лифт. Все они обнажили фальшионы и придали им излюбленные боевые формы: Рен сжимала в руках тальвар, кривой меч, Аэро – палаш, хотя пускать его в ход ему очень не хотелось.
«Надеюсь, Виник уйдет мирно, – подумал Аэро. – Хватит на сегодня крови».
«И я так думаю, сынок, – сказал отец. – Однако я знаю Виника: мы вместе учились в Агогэ, а потом он служил под моим началом. Не повторяй моих ошибок, не недооценивай его».
Да, отец все говорил верно, и стоило быть готовым ко всему. Аэро чувствовал, как лифт быстро несет их на самый верх, минуя палубы Ковчега. Рен, стоявшая рядом, учащенно дышала; она так крепко сжала рукоять тальвара, что костяшки пальцев побелели. Атмосфера в лифте царила напряженная – совсем как перед боем в симуляторе. Только на сей раз бой предстоял настоящий.
– Солдаты, как только окажемся на мостике, следуйте моему примеру, – приказал Аэро и обвел взглядом десять лиц. – Виник – эмоционально нестабилен, непредсказуем и импульсивен. Всем ясно?
– Так точно, сэр, – ответили офицеры, их голоса звучали твердо, без намека на страх.
К этому времени Виник уже наверняка догадался, что люди Аэро перехватили управление лифтом, однако бунт произошел так быстро, что оценить весь масштаб происходящего противник вряд ли успел. Когда лифт достиг мостика и дверь открылась, в лицо ударила волна спертого воздуха и раздался насмешливый голос:
– Пришел сдаваться, парень?
Виник стоял у иллюминатора и смотрел на Землю. По бокам от него, вскинув фальшионы, встали майоры Дойл и Райт. Когда Аэро и его люди ступили на мостик, Виник вздернул подбородок, но не обернулся. Так он явно пытался продемонстрировать превосходство в силе.
– Сдавайся сам, – ответил Аэро, – и передай управление судном мне. У тебя больше нет армии, даже майоры Коул и Киран бежали.
– Если сдамся, как поступишь? – кичливо поинтересовался Виник. – Ты ведь не думаешь, что командовать таким кораблем тебе по плечу? Ты слаб, как и твой папаша.
Рен и прочие солдаты напряглись, но Аэро жестом велел им не горячиться. Сейчас объединить колонию можно было только путем дипломатии, избежав ненужного кровопролития.
– Я – носитель Маяка и законный Верховный командующий, – спокойным и сильным голосом проговорил Аэро. – Сдавайся, и я пощажу тебя.
Данику перекосило от злости.
– Вы его пощадите? – прошептала она. – После того, как он с нами поступал?
Аэро вскинул руку, веля ей молчать:
– Следите за эмоциями, майор.
Виник наконец обернулся. В руке он сжимал фальшион в форме кинжала – того самого, которым зарезал отца Аэро.
– С чего бы мне тебе верить?
– Да потому, что я – не ты. Я держу слово. И потом, не хватит ли крови на сегодня? Напасть на Кузню и перебить оружейников… это было…
– Коварно, – закончила за него Даника. – Это нарушение наших законов.
И она резко метнула копье. Аэро не успел среагировать – оставалось смотреть, как альшпис, пролетев короткое расстояние, вонзается в грудь Винику. Оружие пробило сердце предателя, и он закричал – точнее, влажно захрипел.
В глазах у Даники полыхало темное пламя гнева.
– Ты нарушил нашу хартию, и наказание за предательство – смерть.
Виник шевелил губами, придушенно хрипя. Он упал на колени и завалился набок. Еще несколько мгновений, и жизнь покинула его. Даника, словно неживая, обернулась к Аэро и посмотрела на него остекленевшими глазами.
– Ты хотел пощадить его, – сдавленно прошептала она, – но это противоречило нашей доктрине. К тому же он был опасен.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий