Возрождение ковчегов

Глава 33. Вмешательство фона (майор Даника Ротман)

Даника приперла Аэро к стенке. Пока ее противник был в изгнании, а его фальшион терял заряд, она почти все время тренировалась в симуляторе и отточила навыки. Фальшион в ее руках порхал, как перышко. Вот она сделала выпад, но Аэро в последний миг уклонился, и острие копья врезалось в камень. Посыпались искры. Трибуны одобрительно взревели, скандируя:
– Да-ни-ка! Да-ни-ка!
Даника оглядела гудящий, сотрясающийся от криков Колизей и подумала: «Да тут, наверное, весь корабль». Опьяненная успехом, она отвлеклась, и Аэро воспользовался этим: отступил в сторону.
– Послушай, ты ведь не обязана, – обратился он к Данике. По шее у него, пятная десантный костюм, стекали струйки пота. На арене негде было укрыться от палящего солнца. Фальшион в руке дезертира задрожал и пошел рябью.
– Не обязана – что? – насмешливо спросила Даника, делая еще выпад. Аэро едва успел превратить фальшион в щит и закрыться. Оружие в его руке замедлилось.
– Драться со мной, – тяжело дыша, произнес Аэро. – Я же знаю, ты просто следуешь приказам Верховного командующего, но он меня подставил. Я не убивал своего отца. Это Виник…
– Лжешь! – завопила Даника и бросилась на него.
Аэро продолжал отражать ее удары, прикрываясь щитом. Аватары разочарованно гудели и плевались: они-то жаждали увидеть настоящий бой, а не игру в одни ворота.
– Я не лгу, – попятился Аэро. – Нам угрожает Четвертый ковчег. Надо объединиться против него, иначе всех ждет смерть.
– Это, – помедлив, сказала Даника, – к суду не относится.
– Еще как относится, – возразил Аэро, продолжая отступать. – Я не враг вам. Бояться надо коммандера Драккена! У него огромный арсенал: оружие, от которого мы отказались еще тысячу лет назад. У нас нет шанса выстоять, если только не объединим Ковчеги.
– Вот прикончу тебя – и мы им займемся.
Она ударила и чуть было не поразила Аэро в плечо, но он успел закрыться. Он так и отходил, не атакуя в ответ.
– Черт подери, хватит бегать, как трус, дерись уже! – зло процедила Даника, с каждой секундой теряя к нему всякое уважение.
Толпа загудела еще громче:
– Бо-ю! Бо-ю!
– Ты совершаешь большую ошибку, – сказал Аэро, отступив еще на несколько шагов.
Даника холодно рассмеялась:
– В изгнании ты забывал упражняться. Поверить не могу, что меня хотели свести с таким трусом и дезертиром.
На лице Аэро отразилась боль.
– Мне это наречение нравилось не больше, чем тебе. Нами управляют, запрещают любить и выражать чувства. Решают за нас, с кем быть… где и когда. Ты этого хочешь?
– Эмоции – угроза безопасности.
Аэро покачал головой:
– Нет, все не так. Послушай, есть иной путь. Я был на Земле и все видел… Я начал чувствовать. Повстречал кое-кого: эта девушка не из нашего мира, ее дом – другой. Можно выбирать, с кем хочешь быть…
– Заткнись! – заорала Даника и ударила. На этот раз ей удалось задеть Аэро: острие альшписа пронзило бедро, брызнула кровь. Но Аэро щита не опустил.
Жаль, подумала Даника, когда копье снова отскочило от золотистой поверхности. Она усилила напор, коля и заставляя Аэро пятиться.
– Я не стану биться с вами, майор, – сказал он. – По какому праву они стравили нас? Вы мне не враг – лишь солдат, исполняющий приказы.
– Ты так говоришь, потому что проигрываешь, – зашипела Даника и ударила его в другую ногу. Костюм Аэро пропитался потом и кровью.
– Я устал воевать со своим же народом. Тебе не обязательно следовать приказам Виника. Я знаю, ты боишься, что если не убьешь меня, тебя сочтут недостойной – как твою сестру. Я соболезную тебе, жаль, что так вышло с Лиллиан, но ты – не она…
– Как ты смеешь произносить ее имя? – взвизгнула Даника и покраснела от стыда. – И как ты посмел влезать в мое личное дело? Это запрещено.
– Я и не смотрел твое дело. Оружейники ведут собственные записи. Да я и сам помню… Лиллиан схватили и изгнали…
Из глаз потекли слезы, и Даника пришла в ярость, разозлилась на собственное тело – за то, что предало.
– Ты ничего не знаешь! Не знаешь, каково это, когда твой кровный родственник предает семью и генетическую линию! Когда на твоем деле – черная метка, которую не стереть!
Аэро покачал головой:
– Ты права, не знаю. Это не со мной произошло… но ты все это пережила, верно? Ты не забыла Лиллиан. Она поступила неправильно, но ведь она была слишком молода и боялась. Смерти она не заслуживала. Теперь-то я это понимаю: я побывал за пределами колонии и узнал, что можно жить иначе. Иначе и лучше.
– Лжешь, – крикнула Даника. – Виник предупреждал, что ты попытаешься обмануть меня.
Аэро сокрушенно покачал головой:
– Это не уловка. Это – правда.
Даника попыталась задавить в себе проснувшиеся чувства, но у нее закружилась голова. Она поскользнулась на песке – всего на мгновение утратила равновесие, но это было мгновение слабости. Аэро мог бы им воспользоваться, однако стоял на месте. Неотрывно глядел на Данику, сохраняя фальшион в форме щита.
– Трус! – разочарованно гудела толпа. – Дезертир!
– Почему ты не убил меня? – недоуменно спросила Даника, восстановив равновесие. Она так сильно стиснула древко копья, что побелели костяшки пальцев. – Я же поскользнулась, ты мог сменить щит на меч и закончить бой одним ударом.
– Я же сказал, – упрямо повторил Аэро, – что не хочу тебя убивать. Обещал кое-кому.
Говоря это, он изменился в лице – было видно, что он испытывает какие-то чувства. Даника рассвирепела.
– Ты про ту девчонку, да? – сквозь зубы процедила она. – Ради которой ты нас и бросил?
– Я покинул корабль, потому что Виник меня изгнал. Но я искал ее, да.
Толпа гудела еще громче. Послышались призывы: убить труса. Потом зрители снова принялись скандировать:
– Да-ни-ка! Да-ни-ка!
– Ты эмоционально нестабилен и опасен, – сказала Даника, вскидывая фальшион. – И за это умрешь. Никакой пощады перед лицом слабости.
Она взвилась в воздух и мощно ударила сверху вниз. Копье врезалось в щит в фонтане искр и выбило фальшион из рук противника. Оружие упало на песок в нескольких шагах от Аэро и задрожало, грозя расплавиться. Даника увидела глаза Аэро: в них читался страх, – и это добавило ей решимости.
– Смерть дезертиру, – наслаждаясь моментом, холодно произнесла Даника и занесла копье.
Внезапно арена задрожала под ногами. Раздался хриплый нечеловеческий визг, от которого зазвенело в ушах. Толпа притихла.
– Это еще что? – Даника принялась лихорадочно озираться.
– Будь ты проклят, Виник, – сказал Аэро. – Задействовал фон…
Арену еще раз тряхнуло. Даника, не устояв, упала, но перекатилась и встала на ноги. Аэро тоже кувыркнулся, подобрав фальшион, и вскочил на ноги. Он придал оружию форму палаша – клинок отреагировал мгновенно, без малейшей задержки. Сам Аэро уже не задыхался, оправился.
«Так он притворился, что проигрывает?» – догадалась Даника.
Додумать она не успела, потому что снова упала: арена пришла в движение, в центре открылся люк, и из него наверх поднялось нечто огромное и прямоугольное. Взметнулось облако пыли, и вновь раздался пронзительный скрежет. Даника зажала уши. Когда же пыль наконец осела, она увидела золотую клетку: за прутьями мелькали усеянный шипами хвост, мощные зубы и острые как бритва когти. Внезапно наружу вырвался поток пламени.
Аэро нырнул в сторону и принялся кататься по песку, сбивая пламя – его все же задело. Дверь клетки медленно открылась, и из нее, плюясь огнем из пасти… нет, из пастей, вылезло невиданное создание.
Трехголовое.
Одна голова – змеиная, вторая – львиная, а третья – козлиная.
И все они дышали пламенем.
Обрадованная толпа взревела. Зрители вскочили с мест, желая получше разглядеть, что творится внизу. Даника с ужасом взирала на чудовище, ее окатило волной жара, глаза заслезились. Тогда она превратила фальшион в щит и спряталась за ним.
– Звездное пекло, это еще что такое? – пятясь, пробормотала Даника.
В следующий миг над головой у нее просвистел чешуйчатый хвост. Даника едва успела пригнуться. Затем чудовище кинулось к Аэро, снова издало злобный рев и выдохнуло три струи пламени.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий