Возрождение ковчегов

Глава 27. Замена (майор Даника Ротман)

Вместе с Верховным командующим и майорами Дойлом и Райт Даника, щелкая каблуками, шла к Кузне. Они следовали за двумя посланниками Ордена, чьи шаги, напротив, звучали приглушенно – из-за туфель на мягкой подошве.
Процессия остановилась у двери в цех. Дверь была заперта, и ее охраняли солдаты одного из отрядов.
– Капитан Закай, в сторону, – отрывисто приказал Виник.
Он выставил караул сразу, как оружейники заперли дверь в Кузню. Ордену он не доверял. «И правильно», – горько подумала про себя Даника.
– Есть, сэр, – четко отсалютовал солдат.
Даника его сразу узнала: Закай, боец из отряда Аэро, который, впрочем, любви к дезертиру не испытывал. Закай тем временем сделал знак своим бойцам, чтобы те пропустили оружейников.
Двое в багряных мантиях приблизились к двери и начали сложный процесс разблокировки. Когда они ввели коды и замок открылся, створки двери словно расплавились и текуче ушли в стены. В лица военным ударил поток теплого воздуха. Даника вдохнула запахи Кузни: раскаленный металл и травяной чай, кроме которого, мастера, похоже, ничего и не пили.
– Майоры, держаться ближе ко мне, – шепотом приказал Виник. – Всем ясно?
– Так точно, сэр, – так же тихо ответила Даника. Райт и Дойл кивнули.
Процессия вошла в цех. Навстречу им – поприветствовать – вышел один из старейших оружейников, но взгляд Даники сразу же устремился ему за спину: она заметила Аэро Райта. Нервы чуть не сдали, однако Даника сумела вовремя взять себя в руки. С того дня, как дезертир обошел ее в ангаре, они еще не встречались.
– Верховный командующий Виник. – Старый оружейник низко поклонился. – Не желаете ли освежиться?
Даника следила за ним во все глаза. Знала, что старику нельзя верить.
– Я принимаю этот ваш жест гостеприимства, – сдержанно ответил Виник.
Взгляд Аэро скользнул влево от Даники – туда, где стояла майор Райт, его биологическая мать. При виде нее лицо у Аэро сделалось каменным, и он поспешил отвернуться.
– Присядем? – пригласил старый мастер, опускаясь на подушку.
К ним тут же поспешил молодой оружейник с подносом, на котором стоял дымящийся чайник и лежала какая-то снедь. При виде угощений у Даники потекли слюнки. Юноша тем временем опустил поднос на столик в кругу мягких подушечек.
– Конечно, брат, – ответил на приглашение Виник, и хотя обстановка явно не казалась ему комфортной, он жестом велел майорам следовать его примеру. И, пока старый оружейник разливал чай по пиалам и передавал их по кругу, все расселись по местам.
Даника устроилась с большим трудом: форма на ней была удобная, из эластичной ткани, да и сама она была гибкая, зато фальшион предательски зазвенел о пол. Хуже того, Аэро уселся рядом с ней. Не мог выбрать подушку подальше?!
Не желая смотреть на предателя, Даника уставилась на дымящийся напиток в пиале. Горячая, та сильно обжигала руки. «Такой прогресс в технологиях, – думала Даника, – а ручки приделать не догадались».
– Добро пожаловать в Кузню, – приветствовал делегацию старик оружейник. Торжественно и чинно поднял пиалу и отпил из нее. – Благодарю, Верховный командующий Виник, что приняли наших посланников и согласились на встречу. Надеюсь, вам передали наши требования?
– Само собой, брат, – ответил Виник и отпил чаю. Поморщился от горечи и поставил пиалу на стол. – Надеюсь, мы сумеем договориться, и уверен, все согласны, что запирать Кузню – это крайняя мера, принятая без необходимости.
Воздух чуть не искрился от напряжения. Даника поерзала на подушке, стараясь не смотреть на сидевшего рядом Аэро.
– Как и я, – согласился оружейник. – Нам и самим не с руки запирать Кузню, ведь это нарушает наше же учение. Скажите, вы принимаете условия соглашения?
– Не сомневаюсь, вы поймете нас: нельзя так просто помиловать дезертира, – ответил Виник. – Существуют строгие правила. Могу лишь обещать, что его ждет справедливый суд майоров. В обмен на дезертира мы выпустим пленников – сможете принять их у себя в Ордене, – но лишь после того, как майоры вынесут вердикт.
– Об этом речи не шло, – напомнил старейшина. Говорил он спокойно, но в глазах промелькнул гнев. – Суд майоров исключен, поскольку их непредвзятость и нейтралитет скомпрометированы. Для Аэро Райта мы просили суд поединком.
Безмолвие повисло над столом. «Суд поединком? – удивленно подумала Даника. – С какой стати?»
– Вам самим это не кажется грубым и примитивным? – спросил Виник. – Может, передумаете? Мы вот уже несколько сотен лет не проводили суд поединком. Суд майоров – процесс более цивилизованный, к тому же вряд ли вызовет смуту в рядах армии.
Виник изобразил теплую улыбку, но старейшина покачал головой.
– Мы четко дали понять, чего желаем. У нас есть полное право и дальше укрывать в цеху Аэро Райта и держать двери Кузни закрытыми. Решение, впускать ли солдат, останется за нами.
Улыбка исчезла с лица Виника, уступив место ярости: – Напомните-ка, что повлечет за собой суд поединком?
Оружейник достал древний свиток – хартию колонии – и зачитал:
– «Обвиняемый вправе запросить суд поединком и, дабы доказать свою невиновность, сразиться на дуэли со своим главным обвинителем».
Старейшина и Аэро обменялись взглядами, Аэро коротко кивнул. «Так это была идея дезертира, – поняла Даника. – Умно». Он знал, что суд майоров обязательно приговорит его к смерти, а дуэль даст ему шанс.
– С главным обвинителем? – нахмурившись, переспросил Виник.
– То есть с вами, Верховный командующий, – впервые заговорил Аэро, буравя взглядом Виника. – Вы – мой главный обвинитель. Уж в этом-то никто не сомневается? – Он выдержал красноречивую паузу. – И вы ведь не боитесь снова сразиться со мной?
– Нет, конечно, парень, – резко ответил Виник. – Ни один солдат мне не ровня.
Оружейник кивнул:
– Значит, договорились? Суд поединком состоится?
Виник с Дойлом горячо зашептались. Через несколько секунд Верховный командующий ответил:
– Мы принимаем ваши требования, но при одном условии.
– Каком? – спросил старейшина.
– В свете возвращения Четвертого ковчега мои служебные обязанности стали отнимать слишком много времени, и я давно не упражнялся в фехтовании, – объяснил Виник.
Аэро сощурился, но старик оружейник усмирил его резким взглядом и жестом руки.
– Боюсь, я не понимаю, Верховный командующий, каким образом это связано…
– Я выставлю на бой вместо себя другого человека, – перебил Виник.
– Замену? Это противоречит обычаям.
– Был прецедент. – Виник сделал жест Дойлу.
Майор достал планшет и зачитал с экрана:
– «В военное время Верховный командующий, если ему бросают вызов, имеет право назначить себе замену для поединка. Выбор замены остается за Верховным командующим и только за ним».
По спине Даники пробежал озноб. «Виник все предвидел, – поняла она. – Они с Дойлом подготовились. Он только изображал удивление, это – уловка, чтобы добиться своего».
– Благодарю вас, майор Дойл, – коротко кивнул подчиненному Виник, а затем обратился к старейшине Ордена: – Вы должны согласиться, брат, что положение – военное. – Он указал на парящие в воздухе новые фальшионы. – Собственно, по этой причине ваш Орден и работает круглыми сутками, создавая новые клинки.
Оружейник кивнул:
– Время и правда достаточно сложное, в этом никто не сомневается. А сейчас простите, мне надо посовещаться с Орденом.
– Конечно-конечно. Не торопитесь.
Старейшина и Аэро покинули места за столом и отошли в сторону, к остальным оружейникам. Они принялись что-то тихо обсуждать, и Даника слышала только обрывки фраз:
– …грязная уловка… нельзя верить…
Это говорил Аэро.
– …без рычагов… они согласились на прочие условия…
– …обязательно забрать нашего юного брата… несправедливо обвиненного…
Виник тем временем невозмутимо прихлебывал чай: подобный поворот событий его, похоже, нимало не тревожил. Дойл, морщась, поднялся на ноги.
– Бедные мои суставы, – пожаловался он и демонстративно размял затекшие ноги, пройдясь по цеху.
Оружейники еще с минуту горячо обсуждали решение, а после старейшина с Аэро вернулись за стол. Дойл последовал их примеру, опустившись на подушку рядом с Виником. В руке он сжимал планшет, который поспешил выключить. Виник оглядел собравшихся.
– Ну как, брат, ваш Орден принял решение?
– Мы согласны на ваше условие, – ответил старик, – но вы должны назвать кандидатуру прямо сейчас. Замены в последний момент не принимаются. Итак, кого назначите?
Виник с улыбкой взглянул на Аэро.
– Мой выбор – майор Ротман. Полагаю, вы уже знакомы? Ее школьный балл по фехтованию впечатляет, он почти на уровне с твоим.
Даника удивленно вскинула голову. Верховный командующий выбрал ее, а это – большая честь. Аэро тем временем о чем-то зашептался со старейшиной, и Даника уловила обрывок фразы:
– …снова на чувства давит… на этот раз не сработает…
Оружейник кивнул и выпрямился.
– Верховный командующий, мы согласны внести изменения в условия договора: майор Ротман выступит за вас в поединке.
– Благодарю, брат, – ответил Виник, и они со старейшиной пожали друг другу руки.
Дойл что-то написал на экране планшета, затем передал его обеим сторонам – для подписи. Последним свое согласие заверил Аэро, а после Дойл гортанным голосом прочел с экрана:
– Суд поединком между Аэро Райтом и майором Ротман состоится завтра в девять утра. Дуэль на симуляторе в режиме «насмерть». Бой считается оконченным с гибелью одного из участников. Место для дуэли выберут оружейники совместно с майорами, однако соперникам о нем известно быть не должно до самого начала. Бой – открытый, подключиться к трансляции может любой солдат…
Пока Дойл читал, Даника подлила себе чаю. Отпив, она обожгла язык и поморщилась. Поставила пиалу и нечаянно пролила напиток. Тут же подлетел молодой оружейник – вытереть со стола, и Даника оглядела его бритый череп и багряную мантию. Да он же всего на год младше нее, она помнила его по Агогэ!
Какими же разными путями повела их судьба: он живет в стенах древнего Ордена, а она завтра выйдет на смертельный бой, вооруженная клинком из его цеха.
Из задумчивости ее вырвал голос старого мастера:
– Майор Ротман, – произнес старик, вопросительно глядя на нее и протягивая обе руки.
Даника смущенно уставилась на него.
– Сдайте клинок, майор Ротман, – пояснил Виник.
– Мой клинок, сэр? – запинаясь, переспросила Да-ника. – Разумно ли это?
Виник посмотрел на нее с недовольством:
– Вы бы хотели биться незаряженным фальшионом? Мы с Орденом пришли к взаимовыгодному согласию, и оружейники не представляют угрозы.
– Моя дорогая, я обещаю хорошо заботиться о вашем клинке, – пообещал старик, глядя на Данику с теплой улыбкой. – Мы принесли обет служить фальшионам и ни за что не стали бы портить или уничтожать свои же творения. Можете нам верить.
– Обращайтесь ко мне «майор Ротман», – резко напомнила Даника и отдала наконец свой фальшион.
Старик с поклоном принял клинок и передал юному брату, который вместе с другими оружейниками отправился заряжать его.
Без оружия Даника ощущала себя голой, однако Виник был прав: перед завтрашней дуэлью клинок нужно полностью зарядить. Наконец все встали из-за стола. Виник и старейшина еще раз пожали друг другу руки, а Дойл передал копию соглашения с планшета на пульт.
– Удачи, майор Ротман, – пожелал Данике Аэро, – и да победит завтра сильнейший.
– Удачи, – ответила она, хотя внутри кипела от гнева. «Вот он, шанс, – подумала Даника. – Завтра мой клинок пронзит твое сердце».
– Возвращаемся на мостик, – приказал своим людям Виник, переглянулся с Дойлом и забрал у него планшет. – Все получилось, майор? – спросил он затем едва слышно.
Краем глаза Даника подсмотрела, как Виник включил планшет и листает на нем снимки: интерьер Кузни. Должно быть, Дойл сфотографировал тут все, пока прохаживался по цеху, якобы разминая ноги. Вот только зачем эти снимки? Но не успела Даника спросить, как Виник сам подался ближе к ней, затылком она ощутила его дыхание, когда он произнес:
– Надеюсь, ты готова биться завтра, девочка? Это – твой шанс оправдаться за ту позорную неудачу в ангаре. Ты ведь не хочешь повторно провалиться?
– Никак нет, сэр! – отозвалась Даника, отдавая честь. – Я сильнее и побью дезертира. Ссылка его изнежила, он обленился и ослаб, тогда как я продолжала упорные тренировки. Я готова сразиться с ним.
– Отлично, майор. Ради вашего же блага, надеюсь, вы правы.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий