Возрождение ковчегов

Глава 25. Архив (Аэро Райт)

Аэро проснулся с улыбкой на губах.
– Майра… – прошептал он.
На одно блаженное мгновение ему показалось, что он вернулся в Первый ковчег и Майра спит в соседней комнате. Но вот видение растаяло, и Аэро вспомнил, что лежит на койке юного оружейника в Кузне, а Майра в тысячах миль от него, в убежище под опаленной, изуродованной поверхностью Земли.
Ему просто приснился сон.
Взгляд Аэро скользнул к иллюминатору в стене: за бортом, в нескольких километрах от материнского корабля, малые суда отрабатывали боевое маневрирование: уклоны, виражи… Стреляли холостыми торпедами, которые взрывались шарами рыжего света, но не причиняли целям вреда.
«Как скоро Четвертый ковчег окажется в зоне досягаемости, – тревожно думал Аэро, – и учебная тревога сменится боевой?»
В этот момент торпеда попала в ближайший к нему транспортник, и всполох оранжевых искр закрыл обзор. Впрочем, что волноваться о Четвертом ковчеге, когда и без него хватает бед. Аэро предстояло склонить на свою сторону всю колонию, а еще – вызволить друзей. «Не все сразу, – напомнил голос отца. – Вот лучшая стратегия».
«Легко сказать», – морщась, ответил Аэро.
В последние дни тревога не покидала его. Он скучал по старому времени, когда был всего лишь шестеренкой в большом механизме, следовал приказам и командовал своим отрядом, когда за всю колонию отвечал другой носитель и Верховный командующий, его отец.
«Те дни прошли, сынок, – сказал отец. – Теперь ты должен научиться разбираться в своих страхах, иначе они тобой овладеют. И тогда от тебя никому не будет пользы. Поверь, я по себе знаю: бремя командования – не из легких».
В дверь тихонько постучались.
– Войдите, – откликнулся Аэро и огляделся. Скромная келья была гораздо меньше казарменного помещения, в каких ютились солдаты, зато не такой безликой. Ножки кровати были украшены резьбой в виде змей, а внизу оканчивались звериными лапами.
– Так и думал, что вы уже проснулись, – сказал, входя, старейшина Ордена. Судя по его виду, сам он за прошедшее время не сомкнул глаз. При этом он сумел выдавить улыбку. В руках мастер нес сверток в куске багряной ткани.
– Мой фальшион? – догадался Аэро, и рука непроизвольно дернулась.
Старик снова улыбнулся:
– Полностью заряженный.
Аэро принял у мастера клинок, и вверх по руке устремился импульс свежего заряда.
– Благодарю вас, брат, – сказал Аэро, пряча оружие в ножны. Фальшион приятно оттягивал ремень на поясе, придавая уверенности. – Сколько еще оставалось до расплавления?
– Очень мало, – нахмурился оружейник. – Еще денек – и ваше оружие было бы не спасти. Хорошо, что вы добрались до нас вовремя.
Аэро слабо улыбнулся:
– Будь моя воля, я бы не тянул.
Оправив сорочку, он влез в ботинки. Подтянул ремешки и застегнул пряжки. В гражданской одежде Аэро ощущал себя необычно.
– Долго я спал?
– Полных шесть часов. Я, правда, не то чтобы следил…
Аэро почесал в затылке, и пальцы зарылись в отросшие волнистые пряди. А ведь раньше Аэро ходил стриженный коротко-коротко. Заметив выражение его лица, оружейник произнес:
– С тех пор как вы покинули дом, многое изменилось, да?
– Чувствую себя чужим в родной колонии.
Взгляд мастера упал на Маяк.
– Ну, вы больше не тот, кем были прежде. И то, что вы ощущаете некоторую потерянность, естественно для человека в вашем положении.
– Это потому, что я теперь носитель? Изгнанный из собственной колонии? Укрывшийся в Кузне, как беглец? Пока мои друзья томятся в неволе?
Слова сами сорвались с губ, и в собственном голосе Аэро услышал страх и тревогу. Устыдившись проявления чувств, он снова запустил пальцы в волосы и с непривычки больно дернул за них. Внезапно захотелось сбрить все лезвием фальшиона.
Старейшина одарил Аэро печальной улыбкой:
– Боюсь, вы во всем правы и в то же время о многом еще не знаете. Однако давайте решать проблемы по мере их поступления.
– Что Виник? – мрачно спросил Аэро. – На требования ответил?
– Мы надеемся, что удастся прийти к мирному соглашению. Я отправил на мостик двух посланников, чтобы они договорились о встрече с Верховным командующим и майорами. Майор Дойл отослал их прочь, и тогда наш Орден принял экстренные меры: запер Кузню.
– Запер? – удивленно переспросил Аэро. – То есть…
– Мы больше не заряжаем фальшионы, – с болью в голосе ответил оружейник. – Мы заперли дверь в цех, а он отрезан от центральной компьютерной системы. Так что теперь доступ в Кузню есть лишь у меня и моих братьев и сестер. Само собой, я надеюсь, что меры – временные и что Виник скоро согласится на наши требования. Чувствую, у него не остается выбора: по мере того, как будут слабеть клинки, в рядах армии начнется смута.
Аэро потеребил рукоять фальшиона. Сколько он себя помнил, дверь в Кузню всегда была открыта: любой солдат мог спуститься сюда – либо зарядить фальшион, либо обсудить проблему с оружием – например, как лучше менять его форму, – либо же в поисках уединения, отдыха от рутины. Аэро сам нередко заглядывал в цех.
– Думаете, Виник уступит?
– Ему должны были передать, что Кузня заперта, – ответил старик. – Мы уже отказали нескольким солдатам, пришедшим перезарядить фальшионы.
– Дадите знать, когда Виник соизволит ответить?
– Разумеется, – кивнул мастер. – Вы узнаете об этом первым. А теперь идемте, хочу кое-что показать.
Аэро немного смутился, но любопытство взяло свое.
– И что же это, брат? – поинтересовался он.
– Идемте со мной – и узнаете. – В глазах старейшины блеснул лукавый огонек.
* * *
Шурша мантией и огибая золотистые станки, старейшина быстро шел по Кузне. Аэро следовал за ним, хотя и не так ловко. Они миновали основной цех и остановились наконец в самом дальнем конце, в нише, о существовании которой Аэро и не догадывался. Здесь от пола до потолка поднимались книжные полки, забитые старыми пыльными рукописями. Пахло плесенью и тленом. У Аэро защекотало в носу, и он дважды чихнул.
– Что это за место, брат?
– Архив, – ответил старейшина. Затем прошел к столу, на котором уже лежала покосившаяся стопка книг. Открыл верхнюю: корешок хрустнул, из-под обложки вырвалось облачко пыли. – С самого основания Орден вел собственные тайные хроники. Потом снабжал заполненные тома указателями и прятал на полку.
– Зачем? – В носу снова защекотало, но Аэро поборол желание чихнуть. – Центральный компьютер содержит все записи и отметки в бортовом журнале.
– Кузня – это колония внутри колонии, вот мы и решили, что вести записи на бумаге – лучший способ хранить их независимо от системы. Летопись в цифровом виде уязвима для любопытных глаз. Архив на диске можно взломать или даже стереть нажатием кнопки. Мы хотели создать нечто более долговечное. К тому же, случись в системе корабля сбой, наш Архив поможет восстановить знания.
– Ну да, логично, – согласился Аэро, проводя пальцем по обложке книги. На ощупь она была как необработанная ткань. Он открыл рукописный том и увидел на его страницах узорчатые витиеватые строчки, выполненные наклонным шрифтом и украшенные сусальным золотом. – Это место, – сказал он, припоминая уроки Агогэ, – зовется библиотекой, да?
Оружейник от души рассмеялся.
– Все верно, мой юный друг, – успокоившись, подтвердил он. – Вас ведь учили, что библиотеки канули в небытие, да?
– После того, как все знания перевели в цифру, еще до Конца, – сказал Аэро. – Так нам говорили инструкторы… Люди стали хранить знания в электронном виде.
– Не все. – Оружейник похлопал по книге. – Нам по душе старые методы. Порой они лучше и надежнее. В одних книгах записана летопись Ордена, в других – наша философия, в третьих – наследие древней науки, знания о том, как ковать фальшионы и заботиться о них. Остальные – просто развлекательное чтиво.
– Чтиво? – Аэро нахмурил брови. – И какой цели оно служит?
– Не все должно служить какой-то цели, но если хотите знать мое мнение, то даже побасенки учат тому, как устроены мы сами. Тому, на что мы способны и к чему приводит сделанный нами выбор. Под маской развлечения скрывается учитель.
– Ну, раз так… – неуверенно произнес Аэро. Ему было невдомек, как это выдуманная история может иметь хоть какую-то ценность. – Зачем вы привели меня в Архив, брат? Разве время не уходит? Может, лучше сосредоточимся на Винике и на том, как вызволить из плена товарищей?
Старый мастер поджал губы.
– Всему свое время, – ответил он спокойным тоном, чем вызвал негодование Аэро. – Спешка не повысит наши шансы на успех.
– Вы говорите совсем как профессор Дивинус, – со вздохом ответил Аэро.
– Может, на то есть причина, – улыбнулся оружейник.
Он жестом пригласил Аэро сесть вместе с ним за стол. Юный оружейник – Аэро вспомнил его по Агогэ – подбежал с подносом, и Аэро уловил пикантный, пряный аромат чая. У него потекли слюнки.
– Спасибо, брат, – сказал старейшина, принимая поднос. – Ты готовишь отменный напиток.
Юноша зарделся и с поклоном поспешил прочь, а старейшина разлил чай по пиалам. Рядом на блюдце лежала свежая выпечка.
– Прошу, угощайтесь, – сказал оружейник. – Вы, должно быть, с голоду умираете.
Дважды Аэро просить не пришлось: он мигом проглотил булочку. Какое же это было наслаждение – съесть мягкой сдобы. Куда там было до нее пресной баланде с Камбуза или пайкам из Первого ковчега! Запив первую булочку чаем, Аэро быстро съел еще две.
Старейшина тем временем степенно отхлебнул из пиалы.
– Вы интересовались, зачем я вас сюда привел, – напомнил он и похлопал по стопке книг. – В этих томах – все, что мы успели записать о Четвертом ковчеге до того, как их колония скрылась. Как видите, мои братья и сестры были весьма и весьма дотошны.
Судя по датам, проставленным на корешках, это была летопись за первые три сотни лет исхода.
– Их больше никто не читал?
Старейшина покачал головой:
– Кроме оружейников, доступа в Архив ни у кого нет. А если учесть, в каком состоянии эти рукописи… – он открыл верхнюю книгу, обнажив сухие желтые страницы и сильно выцветшие чернила, – …то, кроме меня, их, похоже, давно никто не читал.
– Брат, эти сведения надо немедленно передать в Первый ковчег. Вдруг они помогут профессору Дивинусу и Майре. – Аэро поставил пиалу на стол и нахмурился. – Правда, Виник, наверное, отслеживает все каналы связи.
– Так и есть, – согласился старик. – Майор Дойл глушит их все: мы не сможем передать вовне ничего, если только не через пульт Виника, а он вряд ли согласится помочь.
Аэро взял с блюдца еще булочку и съел ее в два укуса.
– И то правда. Приютив у себя опасного дезертира, вы сами занесли себя в его черный список.
– А у него есть белый?
Оба рассмеялись, но хорошее настроение быстро прошло. Аэро снова взглянул на книги.
– Я так понимаю, Винику вы про Архивы ничего не сказали?
Оружейник отхлебнул чаю.
– В рукописях не только сведения о Четвертом ковчеге, но еще и деликатная информация о нашем Ордене. Уверен, вы понимаете, почему мои братья и сестры не хотели бы, чтобы она попала не в те руки. Показывая Архивы вам, я уже нарушаю правила.
– Ну и к чему же мы пришли?
Некоторое время они молча пили остывший и уже не такой вкусный, покрывшийся пленкой чай. Аэро отставил пиалу в сторону, огляделся и заметил Переговорную машину. Старый мастер, проследив за его взглядом, одобрительно улыбнулся:
– Вот и я о ней подумывал.
– По-вашему, сработает? – спросил Аэро.
– Если честно, прежде ее для этих целей не использовали, – ответил мастер, нахмурившись, – но отсканировать нужные страницы и переслать копии мисс Джек-сон на ее Маяк должно получиться. Потом Ной скачает данные с ее устройства.
Аэро удивленно поднял брови:
– Так ведь получится, что мы переводим ваш Архив в цифру, брат.
– Ничего не попишешь, у бумажных книг есть свои ограничения, – нехотя признал мастер. – Мой орден уже проголосовал: мы согласны на эту меру.
Аэро присмотрелся к пыльным томам на полках. Драккен с его Четвертым ковчегом по-прежнему казался далекой угрозой. Аэро и его друзья почти ничего не знали о них, разве только то, что на борту стремительно летящей к Земле колонии есть мощное оружие, способное уничтожить все, что им дорого.
– Тогда за дело, – решительно, скрывая неуверенность, скомандовал Аэро.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий