Возрождение ковчегов

Глава 24. Будь частью стаи (Ищунья)

Следующие два дня Ищунья провела, не покидая замка, среди хилов. Отряды охотников сновали туда-сюда ежедневно, но ее с собой никто не звал. Ищунья смотрела, как Ползун вылезает в сводчатый проем окна, и ее мускулы ныли от жажды движения. Позднее Ползун со своим отрядом вернулись со свежей добычей – принесли столько мяса, что было не съесть хилам в тронном зале. Но сколько бы Ищунья ни просила проявить милость к силам, Корнерой отказывал.
– Мерзкие, поганые твари заслуживают голодной смерти, – прорычал он, не слезая с трона, когда она вновь осмелилась заговорить на эту тему. И добавил, сердито глядя на Ищунью: – Это расплата, месть за хи-лов, которых они жрали и сбрасывали в пропасть.
Хилы в зале следили за каждым ее шагом, ловили каждое слово. Вот один хил поднес Корнерою свежих жуклов.
– Разве силы еще не настрадались? – спросила Ищунья, чувствуя, как мерно пульсирует светом Маяк, заливающий зал изумрудным светом.
– Нет, – ответил Корнерой и щелкнул зубами, будто хотел съесть это слово. – Настрадаются, когда последний из них подохнет от голода.
Хилы принялись топать по полу, выражая согласие. Затем подкрались ближе и окружили Ищунью неплотным кольцом.
– Больше ни слова о силах, – произнес Корнерой и распростер руки в благодушном жесте. Его мантия всколыхнулась в отфильтрованном воздухе. – Теперь важны только хилы. Наше племя восстало и взяло то, что ему причиталось по праву.
Хилы снова затопали.
– Ты, конечно же, прав, Корнерой, – изображая покорность, склонилась Ищунья. Знала, когда можно просить, а когда никакие мольбы не помогут.
Она молча отошла к алтарю. Отправляясь в колонию, она надеялась, что хилы сразу же примкнут к ее делу, а упрашивать придется силов. Все оказалось с точностью до наоборот.
Ищунья и без того потратила слишком много времени, борясь за то, чтобы племя ее приняло… А ведь она еще даже не заикалась о том, чтобы выйти в Светлый Край и идти к Первому ковчегу. Пока это было слишком опасно.
«Терпение, – предупреждал ее Джаред. В голове стояло эхо его голоса, и Маяк в ответ пульсировал чаще и ярче. – Жди верного момента… и они согласятся».
«Корнерой меня ненавидит, – думала в ответ Ищунья. – Хилы так и остались безвольными и трусливыми. Они не думают сами, а выполняют приказы Корнероя».
«Ненависти нет, он тебя просто боится. Это две разные вещи».
«Но почему? Я маленькая и слабая».
«Ты носишь Маяк». – Голос Джареда пронзил череп. Чувствуя порыв защитить древнее устройство, Ищунья накрыла его ладонью.
«Корнерой хочет забрать его, так?»
«Да, он попытается отнять Маяк. Поэтому нужен план».
Ищунья отошла к алтарю, где облюбовала себе местечко. Порылась в рюкзаке в поисках фотографии Джареда. Нащупала и погладила узорчатую рамку. Джаред прав: нужно набраться терпения, и Ищунья постарается угадать момент. Она будет держаться ближе к Корнерою и больше ни словом не обмолвится о силах.
Станет ждать… когда ее возьмут на охоту.
* * *
На следующий день Корнерой вызвал к себе Ищунью и еще троих хилов – Камнекопа и разведчиков Ползуна и Сало. Взгляд Корнероя упал на Маяк, задержался на мерцающем браслете… а потом вожак отправил отряд на охоту.
– Ищунья, стань частью стаи, – прорычал он со своего места, сложив руки на жирном брюхе. – И не возвращайся с пустыми руками.
– Как скажешь… Корнерой, – низко поклонилась она. – Ищунья хорошо умеет искать. Ищунья найдет крыслов и свернет их поганые, мерзкие шеи.
Корнерой облизнулся в предвкушении.
– Да будет твоя охота удачной, чтобы ты принесла стае свежее мясо.
Стая затопала ногами в знак одобрения.
Ищунья вслед за отрядом покинула замок – вылезла в окно, спустилась по стене и побежала по булыжной мостовой. Пахло серой и тленом, но это было лучше, чем безвылазно сидеть в замке. Несясь по улицам города, она ощутила радостный, восхитительный трепет, который приходит, лишь когда бежишь во весь опор. Сидеть на месте, взаперти, Ищунья ненавидела. Сытость – не та цена, за которую можно продать свободу. Уж лучше голодать.
Отряд преодолел мост и вбежал в темноту тоннелей.
Нужно быть осторожной, решила Ищунья, касаясь Маяка. Не нравилось ей, как Корнерой поглядывает на золотистый браслет. Джаред предупредил, что он попытается отнять Маяк. С него станется убить Ищу-нью – руками разведчиков, на охоте, чтобы все выглядело как случайность, – а затем присвоить Маяк. Этого допустить нельзя.
Ищунья уловила слабый запах крыслов.
– Крыслы, – прорычала она, указывая на узкий проход справа. – Вон там.
Остальные резко остановились и принюхались.
– Много крыслов, – добавил Ползун. В свете Маяка его глаза горели парой красных угольков. – Надеюсь, жирненьких. Корнерой в последнее время жрет все больше.
Он нахмурился, и Ищунья поняла: вот он, момент. Выходит, не все хилы довольны правлением Корнероя.
– А я чую гнездо жуклов в двух тоннелях отсюда, – плаксиво прогнусавил Сало, почесывая мордочку ногой. – Жирные, сочные…
– Корнерою больше крыслы нравятся, – заметил Ползун. – Сам знаешь, Сало. Если принесем только жуклов, он разозлится. А то еще и прогонит из замка.
– Может, разделимся? – вмешалась Ищунья, стараясь говорить как можно непринужденнее, и пожала плечами. – Так наловим добычи вдвое больше. Это ведь обрадует Корнероя?
– Он велел держаться вместе, – неуверенно возразил Сало. – Но больше мяса… это очень хорошо. Корнерою понравится.
Ползун посмотрел Ищунье в глаза и долго не отводил взгляда. Смотрел он спокойно, не затравленно. Он, кстати, поправился – сытная пища пошла ему на пользу.
– Точно… он будет доволен. Ищунья отправится со мной ловить крыслов. Сало и Камнекоп, идите за жуклами. Встречаемся у моста?
– Да, у ворот, – согласился Сало и жестом позвал за собой Камнекопа. Вдвоем они умчались дальше, постепенно их топот затих в темноте.
Ищунья с Ползуном отправились в другую сторону. Бежать они старались как можно тише и так, чтобы шаги совпадали. Ищунья достала из рюкзака клочок ткани, которым обмотала Маяк – скрыть его свет. Оказавшись в полной темноте, она немного подождала, пока глаза привыкнут. Постоянный источник света почти лишил ее ночного зрения.
В кромешном мраке чувства обострились: она теперь слышала, как дышит Ползун, как шуршит его мех, как он тихо ступает по каменному полу тоннеля. А еще она уловила его запах – не вонь, а смесь мускуса, пота и крови, кисло-железистой и терпкой. Вдвоем они непринужденно бежали, то и дело останавливаясь, чтобы принюхаться и понять, куда двигаться дальше.
Наконец они остановились у развилки: из обоих тоннелей тянуло крыслами.
– Один там, – прошептала Ищунья, – второй вон там.
– Хочешь разделиться?
Это он искренне предложил или проверяет Ищунью?
– Разделиться и потом встретиться у ворот? – уточнила она, стараясь говорить как можно спокойнее. – Так больше крыслов для Корнероя наловим.
Последовала пауза, которая во тьме тянулась особенно долго.
– Хорошо, встретимся у ворот, – согласился наконец Ползун и умчался по тоннелю справа. – Удачной охоты, – обернувшись, пожелал он.
Его шаги стихли, когда он скрылся за следующим поворотом.
Ищунья задержалась на месте.
«Подозревает ли меня Ползун? – думала она. – Может, Корнерой дал ему особый приказ – следить за мной?» Но тогда он не оставил бы ее одну… если только это не уловка. Ищунья прислушалась, не бежит ли он обратно, – однако в тоннеле было тихо, только шипела вентиляция да копошились впереди крыслы. Впрочем, если даже она не услышит Ползуна, то учует по запаху. Она запомнила его.
Эта мысль придала уверенности, и Ищунья помчалась дальше по переходу. Запах крысла усилился, шуршание сделалось громче. Ищунья представила себе, как маленькое существо убегает по темным тоннелям. Еще два поворота, и она накинулась на бедное создание. Зажала в зубах и мотнула головой, ломая ему шею. Потом засунула обмякшую тушку в рюкзак… и вдруг почуяла еще запах.
Ею моментально овладел охотничий инстинкт. Вскоре Ищунья поймала еще шесть крыслов, крупненьких, и спрятала в рюкзак. Со лба катил пот, но как же хорошо было снова выбраться на охоту. Ищунья припала к ручейку, бьющему под ногами. Язык касался холодного гранитного пола, зато водичка была хороша и освежала. Чистая, как и в любом подземном источнике.
Еще не отдышавшись, Ищунья опустилась на корточки и сняла с Маяка повязку. Дымчатый изумрудный свет выхватил из темноты пол, стены и свод, с которого свисали, отбрасывая неровные тени, шипы сталактитов. Неожиданно рядом кто-то шевельнулся, тени слегка изменились. Ищунья обернулась и ощетинилась. Кровь в жилах взбурлила.
Послышалось шарканье, и в круг света вышла согбенная фигура.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий