Возрождение ковчегов

Глава 23. Незаменимых нет (майор Даника Ротман)

Данику терзал страх, да и лифт, как на грех, нес ее на мостик слишком быстро. Устремив немигающий взгляд в иллюминатор, она не видела за ним ничего. Перед глазами стояла мысленная картинка: Аэро Райт на коленях, склонил голову, а она держит меч всего в дюйме от его шеи. Но что произошло? Почему дезертир до сих пор жив? Даника постоянно задавалась этим вопросом с того момента, как закончилось противостояние в ангаре.
Ответ был неизменен: «Я не довела удар, вот почему. Как глупая трусиха».
Этого попросту не должно было произойти, ведь Да-ника – опытный воин. Оружейники во всем виноваты, подсказал ей тихий внутренний голос. Но это – лишь отговорка, пусть даже в ней есть доля правды. Вряд ли Виник примет ее. «Я не лучше Лиллиан, – корила себя Даника. – Я слаба и безвольна, как сестра, меня постигнет та же участь, что и ее».
Наконец лифт остановился, и в открывшуюся дверь ворвалась волна прохладного воздуха. Вместо приветствий раздалось резкое:
– Соизволили наконец явиться?
Говорил Виник. Лица его Даника не видела, потому что Верховный командующий стоял спиной к ней и глядел в иллюминаторы, однако в его голосе отчетливо угадывалась насмешка.
– Сэр, я сама не знаю, что на меня нашло, – краснея, произнесла Даника. – Оружейники… они покинули Кузню! Все разом! Мои бойцы ослушались приказа и пропустили их в ангар…
– Так что же вы не подали пример и сами не атаковали их? – спросил Виник. Он обнажил фальшион и придал ему форму кинжала. – Они просто мужчины и женщины, так ведь? Если их ранить, они истекут кровью, верно? А еще они безоружны. Отказываются владеть клинками, которые сами же и создают. Глупцы – говорят, что это противоречит их учению.
– Так ведь они – оружейники, – напомнила Даника и тут же сама поняла глупость своих слов. – Если напасть на них… это нарушит… все принципы.
– Сентиментальная дура! – Лицо Виника скривилось от ярости. – Позволяешь эмоциям руководить тобой. Мне следует объявить тебя эмоционально опасной и изгнать. Ты, кстати, не первая в своем генетическом роду проявляешь слабость.
Данику словно ударили клинком.
– Сэр, моя сестра… была аномалией. Я – не она. Поверьте, мы не похожи…
– А я вот не уверен, – ледяным тоном произнес Виник.
Даника ощутила нарастающий ужас. Все майоры на мостике буравили ее взглядами, но она не смела обернуться.
– Мне жаль, сэр. Я заглажу свою вину.
– Вы зря обращаетесь к моим чувствам, майор. Вас можно заменить, как и вашу сестру. Нельзя, чтобы эмоционально опасные единицы порочили наши ряды.
– Вы правы, сэр, – согласилась Даника, устыдившись порыва эмоций. В эту секунду она ненавидела себя точно так же, как ненавидела за слабость Лиллиан.
– Желаете изгнать майора Ротман, сэр? – спросил из-за пульта майор Дойл. Он говорил буднично, словно обсуждая некий рутинный вопрос. – Она ослушалась вашего прямого приказа и не отвечала на вызовы. Мы и за меньшие проступки солдат изгоняли.
– Я согласна с майором Дойлом, – холодно произнесла майор Райт. – Она эмоционально нестабильна, как и Аэро Райт. Нельзя, чтобы такие солдаты оскверняли наши ряды.
– Верховный командующий Виник, нам начать голосование? – спросил Дойл, делая знак остальным майорам на мостике.
Даника уже хотела просить пощады, но это бы не сработало. Напротив, только усугубило бы дело. И потом, если уж погибать, то не как слезливый трус. «Если меня изгонят, я не уподоблюсь Лиллиан, – пообещала себе Даника. – Не стану реветь и молить о пощаде, как дитя. Пройду к капсуле сама, высоко подняв голову».
Мостик погрузился в молчание, которое нарушало только шипение вентиляции и – время от времени – попискивание датчиков. Сердце колотилось так сильно, что Даника удивлялась, как еще другие этого не слышат. Если большинство проголосует за изгнание, шансов у нее почти нет. Она взглянула в иллюминатор, на вращающуюся снаружи серую планету.
Если даже Данике удастся добраться до Земли, то что ей там есть и куда идти? Планета выжжена и пуста, а уж Первый ковчег ее точно не примет.
«После всего, что я натворила», – подумала она.
– Пока – нет, – произнес наконец Виник. – Кузня заперта. Оружейники отказываются заряжать фальшионы, пока мы не пойдем на переговоры. Ситуация, по понятным причинам, для нас сложная, но майор Ротман, может, еще сумеет послужить нам.
Даника выдохнула, и вместе с воздухом ее как будто покинуло напряжение.
– Благодарю вас, сэр, – сказала она. – Вы не пожалеете! Клянусь фальшионом, вы еще будете мною гордиться.
– Не благодари меня, пока не узнаешь, что я придумал, – предупредил Виник и переглянулся с Дойлом. Опережая вопрос Даники, он добавил: – Майор Ротман, возвращайтесь в свою каюту и ожидайте дальнейших приказаний. Вам ясно?
– Так точно, сэр. – Даника четко отсалютовала и, пока Виник не передумал, покинула мостик.
Лишь когда закрылась дверь лифта, Даника позволила себе расслабиться. Колени от облегчения подкосились, и пришлось схватиться за поручень, верхняя губа покрылась холодной испариной. Смерть прошла очень близко.
Спускаясь на нижний уровень, Даника поклялась самой себе: «Больше я не разочарую Верховного командующего. – Рука легла на эфес фальшиона. – При первой же возможности убью дезертира. Клянусь».
Никогда еще каюта не выглядела такой приветливой. Даника на заплетающихся ногах перешагнула порог и рухнула на койку. Уткнувшись лицом в подушку с пенистым наполнителем, она закричала от гнева и страха. Кричала до тех пор, пока не охрипла. Затем Даника провалилась в полный грез сон: Аэро раз за разом склонял голову, а она заносила меч. Снова и снова она задерживала клинок в дюйме от шеи дезертира, и каждый мускул в ее теле словно схватывало цементом. Аэро смеялся над ее слабостью, солдаты начинали тыкать в нее пальцем и хохотать.
«Заткнитесь! – хотелось закричать Данике. – Заткнитесь! Все вы!»
Но губы не слушались, они тоже застыли. Сцена позора повторялась и повторялась. Аэро склонял голову, Даника заносила меч и застывала. Над ней смеялись. Раз за разом… пока она не проснулась. Сбрасывая одеяло, Даника прокричала:
– Заткнитесь! Все вы, заткнитесь!
Слова вырвались из саднящего горла хриплым клекотом. Даника села на краю койки, дрожа и хватая ртом воздух. Затем провела ладонью по резной рукояти фальшиона, чувствуя, как постепенно возвращается спокойствие.
– Аэро Райт. Дезертир. Предатель. Я убью тебя.
Запищал коммуникатор – это был Дойл. Даника ответила на вызов.
– Майор Ротман, немедленно явиться на мостик, – велел Дойл. – У Верховного командующего для вас важное поручение.
– Есть, сэр, – с трудом выдавила Даника.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий