Возрождение ковчегов

Глава 22. Повреждение мозга (Майра Джексон)

Майра проснулась от самого глубокого и темного в своей жизни сна. Во рту пересохло, и язык скреб по небу наждачной бумагой. Голова словно весила тысячу фунтов. Майра села, сбросив, как могильный саван, одеяло. Комната медленно приняла четкие очертания. «Я жива, – подумала Майра. – Снотворное сработало: снов я не видела».
Она взглянула на запястье: Маяк пульсировал медленно, словно едва живой. «Драккен до меня не добрался. – Однако тут она осознала и обратную сторону дела: – Ищунья и Аэро…»
Они ведь тоже не могли с ней связаться. Майра хотела сама вызвать их, но помешала вялость из-за снотворного. Аэро сумел попасть к оружейникам, план сработал, но получится ли договориться с Виником? И как там Ищунья? Добралась ли до стаи?
Майра возненавидела себя: друзья нуждаются в помощи, а она тут валяется в уютной постельке, трусливо скрываясь за барьером снотворного; проспала целый день, испугавшись из-за какой-то мелкой царапины… Майра коснулась раны на плече и скривилась от острой боли.
«Ладно, не просто царапина. Но все же…»
Автоматические огни сделались ярче, Майра прикрыла слезящиеся глаза ладонью и на заплетающихся ногах отправилась в ванную. Взглянула там на себя в зеркало: лицо приобрело землистый оттенок. Тогда Майра умылась и, припав к смесителю, принялась жадно пить. Утерев губы, выдавила себе в рот немного зубной пасты, погоняла ее на зубах и выплюнула в мойку. Она уже почти переоделась в свежую сорочку, когда дверь в комнату открылась, внутрь влетели роботы и сразу принялись за уборку.
– Никакого уважения к личной жизни, – проворчала Майра, подхватывая с пола тапочки, пока робот не смел их. Маленькие уборщики возмущенно загудели. Выпрямившись, Майра увидела перед собой появившуюся из ниоткуда фигуру в багряной мантии.
– Ты жива, моя дорогая, – облегченно заметил профессор Дивинус.
– Разве Ной не следит за моими показателями? – с легким раздражением спросила Майра. Неужели она из-за снотворного такая злая? – Смотрю, тут никто не уважает мое право на уединение. Вторгаетесь по любому поводу.
– И правда, – сконфуженно признал Дивинус. – Но ты пойми, это вынужденные меры предосторожности. Драккен может причинить вред не только твоему телу, и такой ущерб наши датчики оценить уже не в силах.
– О, вы про мозг? – Майра постучала себя пальцем по лбу.
Дивинус слабо улыбнулся:
– Драккен пытался влиять на тебя?
Измождение взяло свое, и Майра опустилась на кровать. Хотелось забраться назад под одеяло и больше не вылезать. И пусть лекарства делают свое дело.
– Он не приближался ко мне. Если сны и были, то я ничего не помню. Только Ищунья с Аэро…
– С ними ты тоже не могла связаться, – подсказал Дивинус, сцепив руки на животе. – Что ж, за все приходится платить.
– Получается, Драккен может напасть на меня во сне и убить, либо я принимаю лекарства и становлюсь недосягаемой для него, но при этом теряю связь с Ищуньей и Аэро?
Роботы тем временем принялись менять ей повязку. И хотя Майра еще не отошла от действия лекарств, ее передернуло от боли, когда снимали бинты. Майра даже взмахнула рукой, отчего роботы встревоженно запищали.
– Да уж, тот еще тупик, – согласился Дивинус.
Пока Майра обдумывала ситуацию, роботы наложили свежую повязку и, свистя колесами, укатили из комнаты. Створки двери сомкнулись.
– Послушайте, я хочу попробовать снова, – сказала Майра. – Как только пройдет действие снотворного.
Проекция Дивинуса испуганно мигнула.
– Моя дорогая, я бы тебе не советовал. Это чересчур опасно.
– Так и есть, профессор, – подал голос Ной. – Я отработал на симуляторе несколько возможных сценариев, чтобы оценить факторы риска. Статистически шансы Майры пережить еще одно столкновение с Драккеном малы. Самый вероятный исход – Драккен убьет Майру.
От возмущения у Майры даже волосы на голове зашевелились. Рассказывая об оценке рисков, Ной все равно что нотации ей читал. К тому же Майра не верила в шансы и возможности, а верила бы – не выбралась бы на Поверхность. Натянув тапочки, она пошла к двери, но у самого порога обернулась и обратилась к Дивинусу:
– Вам меня не остановить.
* * *
Прогуливаясь среди криокапсул, Майра ощущала исходящий от них холодок. Остановившись у одной – с табличкой «Buteo Jamaicensis», – она прижалась лбом к прозрачной панели и посмотрела на плавающие внутри эмбрионы птиц. В этом зале она будто воссоединялась с братишкой: Возиус любил слушать об этих странных крылатых созданиях.
«Суждено ли вам вновь подняться в небо?» – подумала Майра.
Она все ждала, что появится Дивинус или Ной вместо него ответит на мысленный вопрос, но те пока держались на расстоянии. Возможно, чувствовали ее раздражение. Элианна тоже куда-то запропастилась – вот и еще побочный эффект снотворного. Сонливость не проходила, так что нечего было и думать выйти на связь с Аэро или Ищуньей. Нужно было ждать, и Майра еще больше пожалела о том, что позволила вколоть себе лекарство, – даже несмотря на риск быть убитой.
Майра продолжила бродить среди криокапсул, по связанным между собой залам, гадая, каково это – быть замороженным долгие века, как Дивинус. Когда ей надоело гулять, она села на пол; голый бетон впился в тело сквозь тонкий хлопок одежды. Ощущение беспомощности раздражало. Майре не терпелось действовать, сделать хоть что-нибудь.
Так и с ума сойти недолго.
– Ной, ты меня слышишь? – позвала она, и по всему залу разлетелось эхо. Говоря вслух в полном одиночестве, Майра почувствовала себя ужасно глупо. Однако Ной тут же ей ответил:
– Да, мисс Джексон. Я всегда на связи.
– Зови меня, пожалуйста, Майра.
– Хорошо, Майра.
– Так-то лучше. – Она вскочила на ноги и отряхнула штаны, хотя нужды в том не было – роботы поддерживали в пещерах идеальную чистоту. – Здесь есть где-нибудь Склад запасных частей? Ну, где у вас разный хлам хранится? То, чем больше не пользуются?
– Надо подумать. – Ной ненадолго умолк. – Недалеко от двенадцатого зала есть хранилище. Роботы укажут дорогу.
Майра услышала механическое жужжание. Вкатившись в зал и заметив Майру, роботы возбужденно запищали и загудели. Металлическими клешнями ухватили ее за штанины и потащили за собой. По пути к хранилищу они миновали еще несколько связанных коридорами залов.
Двенадцатый зал располагался в глубине колонии, и Майра прежде сюда не забредала. Роботы увлекли ее к неприметной двери, один из них разразился нетерпеливым писком, и створки разошлись.
Склад оказался величиной с квартиру в колонии Майры: тут стояли стеллажи длиной от стены до стены, высотой до самого потолка. Майра заметила толстые катушки проводов, трубы, компьютерные платы, куски металла и прочие детали. Сердце забилось чаще. Майра подошла к ближайшей полке и, взяв с нее материнскую плату, сдула пыль. Под ногами суетились, пища и требуя внимания, роботы. Она опустила взгляд на эти забавные маленькие механизмы.
– А инструменты? Инструменты найдутся? – Один из роботов утвердительно запищал. – Отлично, принесешь?
Роботы разразились очередным потоком писка и гудков, общаясь друг с другом. Придя, видимо, к согласию, они выехали из комнаты и спустя какое-то время вернулись, таща за собой тяжеленный короб.
Майра хотела откинуть крышку, но петли проржавели. Тогда один из роботов подкатил ближе и капнул на них масла.
– Спасибо, – поблагодарила его Майра и погладила помощника по верхушке корпуса. Восторженно запищав, робот закружился волчком.
Майра вернулась к коробу. Крышка на сей раз поднялась легко: внутри обнаружились всевозможные инструменты, разложенные по рядам и секциям. Взявшись за разводной ключ, Майра ощутила приятную тяжесть.
– Вот это другое дело, – обратилась она к роботам. В одиночестве она прониклась симпатией к этим маленьким машинкам.
Роботы от радости загудели в унисон.
Только Майра принялась доставать прочие инструменты, как к ней обратился Ной:
– Если не возражаете, я хотел бы поинтересоваться: что вы собираетесь делать?
– Если честно, то возражаю, – раздраженно отозвалась Майра. За что бы она тут ни взялась, за всем следили. Да патрульные в ее родной колонии по сравнению с Ноем – жалкие любители. Правда, стоит ли на него обижаться? В конце концов, он тоже всего лишь машина и действует по программе. – Ладно, – сменила гнев на милость Майра, – мне не удастся построить субмарину, чтобы вернуться в свою колонию. Как сказал профессор, у нас просто нет нужных деталей. Попробую сварганить нечто вроде зонда и отправить своему народу весточку. Вряд ли он выдержит давление на дне впадины, но вдруг успеет спуститься достаточно низко?
– Любопытная мысль. Автоматический зонд спроектировать и собрать куда проще. Ему не нужны кислород и системы жизнеобеспечения.
– А еще ему плевать на смертельное для человека давление, – добавила Майра. – Но не будем наперед загадывать. Даже если зонд достигнет Тринадцатого ковчега, там еще должны будут принять сигнал. К тому же Синод может перехватить аппарат.
– Согласен. Вероятность успеха низкая. Особенно если учесть, что машина «Анимус» скоро сломается. Я провел новые вычисления: ваш отец в своих расчетах был весьма оптимистичен. Машина может заглохнуть в любой момент. Счастье, если она еще работает, но с равным успехом там все уже могли задохнуться.
– Отличные новости, что и говорить, – пробормотала Майра и, чувствуя нарастающий страх, принялась рыться на полках в поисках деталей. Только заняв себя делом, она могла сохранить рассудок. – Почему ты раньше не сказал?
– Я могу и ошибаться, – признал Ной. – Сведений недостаточно. К тому же, учитывая сложившиеся обстоятельства, мы ничего поделать не сможем.
– Тогда мне лучше работать быстрее. – Майра ухватилась за катушку провода.
– Боюсь показаться бестактным, – снова заговорил Ной, – но зачем собирать зонд, если шансы на успех столь малы?
– Затем, что мне приятно снова поработать руками, – ответила Майра и, стараясь не обращать внимания на боль, стащила с полки тяжелый лист металла. Поднялось облако пыли, и роботы, встревоженно запищав, принялись всасывать его. – К тому же это лучше, чем сидеть у себя в комнате и ждать, пока мои любимые погибнут.
– В вас говорят эмоции.
Лист грохнулся на пол, и роботы бросились врассыпную. Майра утерла пот со лба, настроение улучшилось. Так хорошо она себя не чувствовала вот уже несколько недель.
– Такой уж я человек, эмоциональный, – пожала она плечами. – Всегда такой была.
– Признаться, я в замешательстве, – задумчиво проговорил Ной. – Мне нравится моя работа, она воодушевляет, но что такое любовь – мне неизвестно. Буду откровенен, сама ее концепция мне непонятна. Это чувство толкает на нелогичные поступки, противоречащие вашим собственным интересам.
Майра не выдержала и расхохоталась. Плечо тут же отозвалось болью.
– Что верно, то верно.
* * *
Несколько часов спустя Майра закончила черновую версию аппарата. На зонд, впрочем, она пока походила не сильно: провода, платы да склепанные кое-как куски металла. Майра еще ничего не сваривала и не спаивала, но будущая конструкция в этой груде деталей уже угадывалась. Как любил говорить отец, любой проект начинается с малого. Она принялась укладывать инструменты назад в короб, возвращая каждый на свое место. Беспорядку на работе не место, и этому Майру тоже научил отец.
«Надеюсь, ты там еще дышишь, папа, – мысленно обратилась к нему Майра, стараясь отогнать подступающую к сердцу тоску. – Я доберусь до тебя».
– Ной, завтра мне потребуется сварочный аппарат, – сказала она, прежде чем покинуть склад и направиться в комнату управления.
Дивинус восседал на своем обычном месте во главе длинного стола и разглядывал сменяющие друг друга картинки с камер наблюдения. Громоздкая махина Четвертого ковчега по-прежнему, мерцая, мчалась к Земле, а изящный корабль Второго завис на орбите.
– Нас так и не пускают в систему видеонаблюдения? – спросила Майра, садясь рядом с Дивинусом. Его проекция выглядела изможденной, лицо напоминало череп. Майра пожалела о том, что была резка с профессором. – Простите, я погорячилась. Просто нет связи, и я ощущаю полную беспомощность.
– Не стоит извиняться, моя дорогая. Испытания нам выпали тяжелые, и они сказались бы даже на самых сильных душах. – Дивинус снова посмотрел на картинки. – Второй ковчег усилил защитные системы, но мы не бросаем попыток взломать их. Впрочем, внутренние системы Четвертого ковчега и до того были непроницаемы.
– Ной так и не сумел пробить их? – нахмурилась Майра.
– Не сумел. С такой серьезной защитой мы прежде не сталкивались. Судя по всему, их судно управляется по внутренней сети, однако она не полностью компьютеризирована и имеет встроенные биологические элементы, которые питают ее.
– Драккен, – сообразила Майра. – Это из-за него не получается влезть в системы. Он – тот самый биологический компонент. Не надо взламывать корабль, надо взломать носителя.
– В каком смысле? – вскинул брови Дивинус.
– Честно говоря, я не знаю, как именно он управляется с этим, – сказала Майра, показывая полыхающий изумрудным светом Маяк, – но попытаюсь выяснить через свое устройство.
– Моя дорогая, риск слишком велик. Драккен может убить тебя.
– Мы сейчас постоянно рискуем. – Взгляд Майры вспыхнул огнем непокорности. – Я хочу попытаться снова. Больше никакого снотворного – хватит с меня лекарств. Нужен ясный ум.
– Прошу, не торопись, дорогая моя…
– Зря стараетесь, – отрезала Майра. – Джексоны все упрямые. Уж если что втемяшим себе в голову – не передумаем. Вы только время впустую тратите.
Профессор смиренно пожал плечами, складки его мантии чуть всколыхнулись.
– Как пожелаешь, моя дорогая.
Направляя Майру во время медитации, он не мог скрыть беспокойства.
Майра села в позу лотоса: скрестила ноги и опустила руки на колени. Закрыв глаза, отстранилась от внешнего мира и глубоко погрузилась в подсознание. Перенеслась в мир сна. Маяк пульсировал реже – в такт замедлившемуся ритму сердца. Вот Майра заметила тень. «Темный», – подумала она и отпрянула. По жилам разлился страх. Профессор прав, надо было его слушаться: она еще не готова.
Плечо будто объяло пламенем. Темный устремился к Майре, протягивая к ней острые щупальца, но тут над пустыней сна прозвучал отдающийся эхом голос: «С возвращением, Майра». Это был Аэро. Вскинув сыплющий искрами фальшион, он отогнал Темного. «Звездное пекло, где ты пропадала? Я соскучился».
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий