Возрождение ковчегов

Глава 20. Убежище (Аэро Райт)

– Майор Ротман, опустите меч.
Вскинув голову, Аэро увидел, как в ангар багряным потоком спешат оружейники. Мягкие туфли почти скрадывали звуки их шагов. Меч Даники завис в каком-то дюйме от шеи Аэро. Еще немного, и голова слетела бы с плеч. Старый оружейник пристально посмотрел на Данику из-под капюшона.
– Орден оружейников проголосовал за то, чтобы предоставить Аэро Райту убежище. – Он говорил быстро, словно строчил из бластера. – Фальшион в ножны, майор. Иначе до конца вашей жизни Орден перестанет заряжать его.
Даника медлила, не спеша убирать меч, – лезвие почти касалось шеи Аэро. Она нервно облизнула губы.
– У вашего Ордена тут власти нет, брат. Я действую по прямому приказу Верховного командующего. Аэро Райт – дезертир, бросил свой отряд и бежал на Землю. Наказание за это – смерть через обезглавливание.
Старый мастер прищурился.
– Он просил отвести его в убежище, разве нет? Весь корабль слышал его обращение. – Мастер обвел рукой солдат. – Хотите при свидетелях убить безоружного беглеца?
Остальные оружейники – не снимая капюшонов, из-под которых у многих торчали длинные всклокоченные бороды, – всей толпой устремились к Аэро. Солдаты расступались перед ними широкой дугой, встревоженно перешептываясь:
– Оружейники редко покидают пределы Кузни… да еще все разом…
– Солдаты, задержать их! – вскричала Даника. – Это приказ!
Однако солдаты благоговели перед оружейниками и опустили оружие. Орден тем временем окружил Аэро, закрыв его живым щитом. Даника, волоча клинок по полу, отошла в сторону. Ее передатчик заливался трелью сигнала, однако она не спешила отвечать. На ее лице читался страх.
Когда же она наконец приняла вызов, из динамиков раздался вопль Виника:
– Измена! Это измена! У оружейников тут нет власти! Это мой корабль, и Аэро Райт – мой пленник!
Старейшина Ордена нахмурился и забрал у Аэро его передатчик. Включил так, чтобы его было слышно на весь корабль, и заговорил в микрофон:
– Я говорю от имени Ордена оружейников. Мои названые братья и сестры забирают Аэро Райта в убежище. Эта древняя традиция существовала еще до Конца. Любой солдат, который попытается убить нашего подопечного, осквернит тем самым святость нашего Ордена. Мы здесь, чтобы сопроводить Аэро Райта в Кузню, и мы пришли с миром. Просим только, чтобы нам дали беспрепятственно вернуться в наши пределы.
– Солдаты, убейте их! – заорал Виник. – Это приказ! Кто ослушается, всех отдам под трибунал! Трусы! В атаку!
Солдаты перешептывались, однако поднять руку на оружейников не решались: мастера заряжали фальшионы, самое ценное их имущество. Даже капитан Тэйбор в присутствии братьев присмирела.
– Братья и сестры, проходите, – сказала она, уступая дорогу. Затем жестом велела Граймсу и Малику следовать ее примеру, а те дали сигнал своим отрядам.
Бойцы спрятали оружие в ножны. Удовлетворенный старейшина Ордена обернулся к Аэро:
– Идем с нами, Аэро Райт.
Аэро последовал за оружейниками прочь из ангара. Когда же они отошли от солдат на приличное расстояние, он обратился к старейшине:
– Вы что так долго, брат? Еще бы чуть-чуть и… – Он мрачно потер шею.
Мастер улыбнулся:
– Потребовалось время, чтобы расшевелить всех этих стариканов. Большая часть моих сестер и братьев не привыкли покидать Кузню.
Аэро усмехнулся:
– Заодно и нервы мне пощекотали?
– Не без этого, – усмехнулся старик.
Из динамиков по всему кораблю снова зазвучал голос Виника – пронзительный, визгливый и отчаянный:
– Убейте их, идиоты! Я приказываю! Плевать, что на них эти дурацкие мантии! Орден – предатели! Убейте их, живо, иначе вас ждут последствия!
Аэро нерешительно приблизился к выходу из ангара. Мельком глянул на солдат и внезапно ощутил укол вины.
– Они ослушались Виника. Что с ними будет?
Взгляд старого оружейника помрачнел.
– Виник не чурается кровопролития, но даже он не настолько глуп. Это – его лучшие бойцы, и они ему еще пригодятся, особенно если учесть возвращение Четвертого ковчега. Иначе некому будет защищать колонию.
Аэро кивнул:
– По сравнению с Драккеном Виник – просто пацифист.
– Да уж, жизнь наступала нелегкая, – взволнованно теребя бороду, ответил старик. – Однако всему свое время: вернемся в Кузню и решим, как быть дальше.
– Спасибо вам, брат, – от всего сердца поблагодарил старейшину Аэро.
* * *
До Кузни добрались без происшествий: никто не напал на процессию из засады, никто не попытался арестовать мастеров на нижних палубах корабля. Первая часть безумного плана сработала: Аэро остался жив. Угнал транспорт и проник на борт Второго ковчега, где его уже поджидало три отряда, а он ушел от них, не пролив ни капли крови. И сохранив голову, отметил про себя Аэро. Хотя был на грани… Шею неприятно защекотало.
Когда они приблизились к двери Кузни, Маяк ярко засветился. Аэро вспомнил, что надо доложиться Майре. Он закрыл глаза и мысленно устремился к ней через пространство и время: «Первый этап пройден: оружейники меня защитили».
Ответила Майра не сразу, а когда все же вышла на связь, ее мысли звучали как-то слабо и неуверенно: «Хвала Оракулу. Ты, главное, не пропадай… У меня тут небольшие осложнения… Позже поболтаем…»
Так и не договорив, она прервала связь.
Аэро нахмурился. Почему Майра была так немногословна? Что еще за осложнения? И, самое странное, почему сигнал такой слабый?
Не успел он найти ответ на эту загадку, как они уже дошли до Кузни: дверь как будто расплавилась, и ее створки словно утекли в стены. В цеху стояли странные машины, на которых изготавливали и заряжали фальшионы.
Обычно в Кузне царило оживление, кипела работа, но сейчас она выглядела заброшенной. Некоторые станки и вовсе будто остановили посреди важного процесса – они мерцали, как бы выражая негодование. Аэро часто спускался сюда, чтобы зарядить клинок, но теперь цех стал его убежищем, и чувства он испытывал совершенно другие. Прежде Аэро задерживался тут ненадолго – лишь на то время, что требовалось для подзарядки фальшиона, – и никогда не думал остаться.
Старый мастер тем временем приблизился к двери и проделал некий ритуал: чуть слышно шепнул несколько слов и провел рукой у створок. Те с глухим стуком сомкнулись.
– Крайние меры предосторожности, – объяснил он, заметив выражение на лице Аэро. – Вряд ли Верховный командующий решится на опрометчивый поступок, но лучше перестраховаться.
– Еще одно ваше кредо? – спросил Аэро. Двери Кузни всегда были открыты для солдат – если тем вдруг требовалась помощь с оружием.
– Нет, всего лишь здравый смысл.
Старейшина отвел Аэро в дальнюю часть цеха, где были устроены редкие жилые ниши: в каждой имелась скромная койка, книжная полка, металлический стол с лампой и стул.
– Вам надо отдохнуть, – сказал оружейник. – Вы дрались, проделали долгий путь… Продолжим завтра. Это место принадлежит одному нашему молодому брату, но сейчас не занято.
– Ксандр… – прошептал Аэро, вспомнив имя спутника, который отправился с ним на Землю. В нише почти не было личных вещей, только аккуратно сложенная на полке пижама да потрепанный экземпляр учения Ордена.
Старый мастер улыбнулся:
– Да, так брата звали в миру, пока Орден не забрал его из Агогэ. Сейчас он на гауптвахте, вместе с остальными вашими товарищами. Пленников стерегут круглосуточно, однако мы обсудим все это, когда отдохнете.
Аэро хотел было возразить, но каждая клеточка его тела молила об отдыхе. Мускулы ныли, а голова сделалась чугунной. В таком состоянии Аэро был бесполезен, так что старик оружейник прав: ему нужно восстановить силы, как и фальшиону – заряд.
Словно прочтя мысли Аэро, старейшина успокоил его жестом рук:
– Мы со всем разберемся. Вижу, ваш клинок нуждается в заботе.
– Не совсем по моей вине, – ответил Аэро, вынимая фальшион из ножен.
Оружие слабо блеснуло, металл подернулся рябью. Это встревожило старика.
– Сын мой, что же вы раньше не сказали?! Фальшион вот-вот расплавится. Нужно срочно его зарядить, иначе – распад. Отдыхайте, а завтра мы попробуем сторговаться с Виником. Боюсь, переговоры нас ждут тяжелые.
– Верно, брат. Впрочем, у нас есть рычаг давления.
Он показал руку, на которой изумрудным светом пульсировал Маяк. Устройство можно было снять, но только со смертью носителя. Мастер посмотрел Аэро в глаза:
– Надеюсь, до этого не дойдет, – сказал он и, развернувшись багряным вихрем, пошел прочь.
Аэро проводил старика взглядом: смотрел, как тот идет по цеху, огибая станки, и приближается к оружейнице средних лет. Аэро знал ее. При виде фальшиона она пришла в ужас и прошептала что-то резкое и осуждающее. Наверное, ругала Аэро – за то, что не заботился о клинке. Затем жестом отослала старейшину, направилась к самой большой машине и там поместила фальшион под зеленоватый купол – оружие повисло в разреженном воздухе. Задрожав, оно превратилось в сгусток расплавленного золота, готовый принять заряд.
Аэро хотелось проследить за процессом, увидеть, как оружие снова примет форму фальшиона. Хотелось убедиться, что с ним все хорошо, и вложить в ножны, а уж потом уснуть, но… Сперва одно веко, потом другое закрылось, колени подогнулись, и Аэро плюхнулся на койку, чувствуя, как проминается под его весом матрас. «Рен, – подумал он, опуская голову на подушку. Представил ее лицо и всклокоченные светлые волосы. – Завтра я придумаю, как спасти тебя. Клянусь своим фальшионом».
«Спасти меня? – отвечала в его мыслях Рен. – Звездное пекло, за тобой должок. Вот и расплатишься… Сколько раз уже я спасала твою несчастную шкуру?» Губы растянулись в улыбке, и все вокруг растворилось, перетекая в сон.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий