Возрождение ковчегов

Глава 16. То есть я могла умереть? (Майра Джексон)

Майра ощупала глубокую рану в плече.
«Драккен», – задрожав, подумала она. Сон она помнила смутно, но то, как Темный ранил ее, – отчетливо. Снова потекла, орошая пальцы, кровь. Майра как-то отстраненно и хладнокровно подумала, что у нее, должно быть, шок. В этот момент в комнате материализовался профессор Дивинус.
– У тебя все хорошо, моя дорогая? Ной заметил, что у тебя повысилось кровяное давление… – Дивинус умолк, взглянув на ее плечо, и замерцал. – Ной, немедленно пришли обслугу в комнату к Майре. Скажи, что требуется срочная медицинская помощь.
– Слушаюсь, профессор, – ответил Ной.
Дивинус поспешил к кровати Майры, но резко остановился. Видимо, вспомнил, что он – лишь проекция и помочь ничем не сможет.
– Что произошло, моя дорогая?
– Драккен… – выдавила сквозь стиснутые зубы Майра. Кровь из раны так и сочилась. – Мне приснился кошмар… но все было как наяву.
– Это тебя Драккен так? – спросил Дивинус. – Во сне?
Майра кивнула, и голова у нее закружилась – сказывалась потеря крови.
– Не стоило снова связываться с Аэро. Сил еще мало. Сама виновата. Драккен пробился в мир снов в обличии Темного. Он напал на меня, а потом я проснулась – и увидела кровь.
– Он прогрессирует, – отметил Дивинус и снова обеспокоенно мигнул.
В следующие несколько секунд началась суматоха: дверь открылась, впуская роботов, и те занялись раной – разрезали на Майре сорочку, вкололи обезболивающее и обеззараживающее, а потом, орудуя иглой и ниткой, сшили края раны. Рядом все это время стоял еще один робот со стерильной повязкой наготове, а другой пытался поменять постельное белье, хотя Майра оставалась на кровати.
– Брысь! – прикрикнул на робота Дивинус. – Не трогай кровать. Ной, уборка пока не требуется. Пусть заглянут позже. Будь добр, измени программу.
Робот, менявший постель, недовольно загудел, но от кровати отъехал – и тут же перебрался в ванную, где принялся натирать и без того чистые пол и стены.
Закончив зашивать и перевязывать плечо, роботы вкололи Майре еще лекарств, а затем бибикающим и жужжащим металлическим вихрем выкатились из комнаты. Дивинус задержался. Он коснулся было лба Майры, но его рука прошла насквозь.
– А теперь отдыхай, моя дорогая, – тихо произнес он.
Не успела Майра ничего возразить – или хотя бы мотнуть головой, – как Дивинус исчез, будто его и не было. Голова сильно закружилась – то ли от потери крови, то ли от уколов, а может, от того и от другого. Майра опустилась на кровать, прямо на окровавленную простыню, и провалилась в глубокий сон.
* * *
Проснувшись, она не могла сообразить, сколько времени прошло. Автоматические огни светили ярко, имитируя полуденное солнце. Неужели минули целые сутки? Или всего час? Под землей время словно застыло, и следить за ним было невозможно.
Морщась от боли, Майра направилась в ванную. Стянула с себя испачканную одежду: оказывается, пока она спала, ей сделали перевязку – рану закрывали свежие бинты. Майра решила, что мыться пока рановато, поэтому просто обтерлась влажным полотенцем и вернулась в комнату. Там облачилась в свежую одежду, лежавшую на ящике у кровати, и пошла в комнату управления.
Стоило перешагнуть порог, как внутрь устремились роботы-уборщики – чтобы навести наконец чистоту и сменить испачканное в крови постельное белье. Майра оставила их суетиться, а сама двинулась дальше. Каждый шаг отдавался тупой болью в плече, но – спасибо лекарствам – терпеть ее было можно. Стиснув зубы, Майра миновала несколько связанных переходами пещер и оказалась в коридоре, ведущем в комнату управления. До нее донеслись голоса.
– Сомневаюсь, что ей хватит сил, – произнес Дивинус. – Это было ошибкой.
Говорили как раз о ней. Майра замедлила шаг и навострила уши, в животе свело от нехорошего предчувствия.
– Не хватит сил для чего? – спросил тем временем Ной.
– Драккен…
Майра хотела уже машинально покрутить ладонью у груди, но вовремя сдержалась: не время для суеверий, они ее не спасут.
– С Драккеном я справлюсь, – сказала Майра, входя в комнату управления. – Сил мне хватит. В прошлый раз я устала и оступилась. Надо было последовать вашему совету, профессор.
– Ты что же, подслушивала, моя дорогая? – спросил Дивинус.
В помещение вкатились роботы: они выложили на стол тюбики с пайком и поставили графины с водой. Один даже принялся было вытирать пыль, но Дивинус жестом отослал его прочь. Майра налила себе воды и залпом выпила. Оказывается, ее мучила жажда.
– Подслушивать нехорошо, – пожурил ее Ной.
– Ну да, буду помнить в следующий раз, когда вы станете обсуждать мою неизбежную кончину, – съязвила Майра и тут же скривилась: – Святое Море, как же больно.
– Моя дорогая, – очень серьезным тоном обратился к ней Дивинус, – нам сейчас не до шуток. Повезло, что Драккен тебя не убил. Маяки были созданы для того, чтобы носители могли общаться через них, но я и представить не мог, что их можно использовать как оружие. Да что там, я не мог вообразить вообще ничего из того, что происходит. Мы все еще стараемся понять, как Драккен развил свои способности.
Майра потупилась:
– Это происходило и прежде… когда мы связывались с Аэро.
– Он ранил тебя? – удивленно спросил Дивинус. – Постой, что же ты раньше нам не сказала?
Майра замотала головой:
– Нет, когда мы с Аэро связались первый раз, он замерзал. Пришлось вырезать его из глыбы льда, и я поранила палец. Когда проснулась, увидела кровь на подушке: на пальце и правда был порез.
– То есть прецеденты были, – подвел итог Дивинус.
– Да, верно, – согласилась Майра.
– Значит, мои страхи оправдываются: это не аномалия.
– Аномалия? В каком смысле?
– Мы тут пытались как-то иначе объяснить твое ранение.
– Отлично, – надулась Майра. – Вы мне не верите.
– Моя дорогая, твоя память не может служить научным подтверждением, – ответил Дивинус, вызывая на экран чертежи Маяка. – Мы все еще проводим тесты, выясняя, как Драккену удалось превратить Маяк в оружие. Однако тот факт, что ты испытываешь подобное не первый раз, делает твою версию событий более достоверной.
– Профессор, я точно знаю, что произошло, – вскинулась Майра. – И утверждаю, что Маяки связывают реальный мир с миром снов. Посмотрите на мое плечо: видно же, что я ничего не придумала. Проверьте записи с камер наблюдения и убедитесь, что я не хожу во сне.
– Майра говорит правду, – подтвердил Ной. – Я перепроверил запись: постель она не покидала. Ее плечо, конечно, скрыто под одеялом, и я не могу точно сказать, когда появилась рана. Но сразу видно, что Майре снился кошмар.
Ной вывел запись на экран: Майра лежала в постели, она металась во сне, кривясь от боли, на щеках пылал румянец.
– Вот! – Майра ткнула пальцем в экран. – Вот когда это случилось.
Ной остановил воспроизведение: Майра в этот момент вскочила, глаза у нее были распахнуты, и в них читался дикий страх, волосы слиплись от пота, а сорочку пятнала кровь. Больше в комнате никого не было, даже роботов. Рана как будто появилась сама собой.
Майру замутило. Помолчав немного, она спросила:
– Профессор, так значит, я могла умереть во сне?
Гладя на стоп-кадр, Дивинус обеспокоенно мигнул.
– Да, следует признать, что опасность грозит всем носителям. Ты – не исключение.
– Послушайте, я сама виновата, – отступила Майра, заботливо накрывая ладонью Маяк. – Надо было сперва отдохнуть и только потом вызывать Аэро. Я ослабила защиту. Но я могу отгородиться от Драккена, больше он мне зла не причинит.
Профессор медленно вдохнул и выдохнул. Да, на самом деле он не дышал, но эти эффекты позволяли ему выглядеть более реальным.
– Чем ближе Драккен к Земле, тем он сильнее. – Дивинус вызвал изображение Четвертого ковчега. – Ему лететь до нас еще четыре недели, но мощь его уже растет. Учитывая такую тенденцию, мне остается только одно: посоветовать деактивировать Маяки. Они слишком опасны.
– Нет, без связи наш план не сработает, – возразила Майра, вспомнив одиночество, которое испытывала, пока устройства не работали. – К тому же мы ничего о Драккене не знаем. Вдруг мне удастся взломать его защиту и найти слабость, которая поможет нам победить.
– Как ты не поймешь, моя дорогая? – Изображение Дивинуса мигнуло, и он вдруг состарился. – Драккен может убить вас всех, и не высаживаясь на Землю. Ты этого хочешь?
– Я хочу рискнуть, – упрямо ответила Майра. – И потом, это я предложила отправить Аэро и Ищу-нью назад в их родные колонии. Нельзя просто взять и отключиться от них. Вдруг им потребуется помощь? Вдруг им понадобится Ной? Я их не оставлю, потому что знаю, каково это, когда тебя в час нужды бросают друзья…
Майра умолкла – сказались усталость, напряжение и действие лекарств. Голова кружилась.
– Моя дорогая, – встревожился Дивинус, – тебе нужен отдых. Только…
– Что – только? – с трудом проговорила Майра. Мир вокруг поблек, в глазах плыло, и девушка, чтобы не упасть, схватилась за край столешницы.
– Молюсь, чтобы ты завтра проснулась, – договорил Дивинус. – Ной пришлет роботов-медиков, и они сделают тебе укол. Он поможет подавить сны. Мы, правда, никогда для этой цели снотворным не пользовались, и я не уверен, защитит ли оно тебя от Драккена.
* * *
Возвращаясь к себе, Майра шла, словно увязая в патоке. Все казалось таким далеким… кроме плеча, в котором пульсировала острая боль. Прижимая раненую руку к груди, Майра забралась в постель. Нервы натянулись как струны. Морщась от боли, Майра уставилась в потолок. Ей сейчас очень не хватало друзей; тоска по ним напоминала страдания от невидимой раны – той, которая ныла сильнее плеча. А еще она тосковала по дому среди глубоких темных вод. Этот подземный мир казался ей застывшим и неживым. Мертвым.
Майра мысленно обратилась к отцу: «Прости, папа, я не могу спасти вас. Жаль, тебя здесь нет. Мне так одиноко, я не знаю, как быть».
Ответила ей Элианна: «Ты стараешься изо всех сил, а это все, что сейчас требуется».
«У меня не хватает сил, – подумала Майра. – Мои близкие задохнутся».
«Не смей недооценивать их. Я знаю твой народ: они наследники моей семьи. Они гораздо сильнее и находчивее, чем ты думаешь. Не теряй надежду».
«Ты права», – согласилась Майра, однако тень сомнения никуда не делась.
В комнату вкатились роботы – сменить повязку и сделать укол. Стоило лекарству попасть в кровь, как Майру, словно свинцовыми грузилами, утянуло в забвение. Темный во сне не приходил, но не пришли и Аэро с Ищуньей. Снотворное притупило работу мозга, и Майра никого не чувствовала. Беспамятство, вызванное лекарством, не могла нарушить даже Элианна. Майру отрезало от всех, кого она знала и любила, и она ничего не могла изменить.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий