Возрождение ковчегов

Глава 15. Выживут сильнейшие (Ищунья)

С оглушительным грохотом Дверь в Стене открылась.
В Кати-комнату ворвалась волна затхлого воздуха, и Ищунья вдохнула знакомые запахи подземелья: гнильца, сера, камни и пыль. Она даже уловила вонь крысла и улыбнулась. За порогом кабины стояла кромешная тьма.
Ищунья выбежала из Кати-комнаты. Рюкзак колотил ее по спине, а сияние Маяка освещало путь. Когда Дверь в Стене начала закрываться, своды пещер содрогнулись, сверху посыпались пыль и камни. Ищунья прижалась к стене, прикрывая руками голову, и подождала, когда тряска прекратится. Наконец пыль осела, и она осмелилась открыть глаза.
Вход в тоннель по-прежнему был перекрыт завалом, оставшимся после схватки с Крушилой и его прихвостнями. Заметив, как что-то торчит из-под огромного валуна, Ищунья подошла посмотреть, подсветила себе Маяком.
Рука.
Омерзения Ищунья не испытывала – напротив, в ней разгорелось любопытство. Она поддела кисть ногой: оторванная конечность сморщилась и посерела, пальцы были обглоданы до костей – должно быть, крыслы поживились мякотью.
– Мерзкий Крушила… – со злостью прошептала Ищунья, присыпав руку пылью. Он был настоящим тираном, и когда не хватало подношений, то не брезговал мясом мелких сородичей. Ей совсем не было жаль Крушилу.
Она отошла от завала и осмотрела пещеру. В сам тоннель, конечно же, было не пролезть, но имелись обходные пути – если ты ловок и проворен. Ищунья пригляделась к стене, изрытой мелкими отверстиями, цепляясь за которые можно было бы влезть наверх. В прошлый раз хилы забрались под самый свод и засы́пали оттуда силов камнями.
– Хилы умнее, – чуть слышно проговорила Ищунья. Она уже хотела начать подъем, но тут почувствовала импульс от Маяка. Майра. Сигнал от нее шел тревожный, с каждым ударом сердца Ищунье являлись новые образы:

 

Воздух пронзают щупальца тьмы.
Они колют Майру в плечо.
По белой ткани растекается пятно крови.

 

«Майра, – позвала Ищунья, еле удерживая сигнал, – что происходит?»
Но тут сигнал – если он и был – пропал. Ищунья по-прежнему не понимала, как Маяк работает, и не доверяла приходившим через него странным посланиям. Однако от пугающих образов избавиться не могла: они показывали то, что видит Майра. Ей грозила опасность.
– Джаред, – окликнула Ищунья. – Ты это видел?
Маяк мигнул. «Драккен», – пришел ответ.
– Что это было? Майра… ранена?
«Точно не знаю. Связь была прерывистая… но сигнал шел от Майры и Драккена… Добра не жди».
Ищунья похолодела.
– Драккен – злой, – согласилась она.
Она решила было броситься назад в Кати-комнату, подняться в Светлый Край… Но что потом? Аэро улетел ко Второму ковчегу, и до Первого Ищунья будет добираться несколько недель.
«Ты должна выполнить свою часть плана, все зависит от этого, – напомнил Джаред. – Только так ты сможешь помочь Майре. Сама знаешь».
– Прости, Майра… – прошептала Ищунья. – Не могу к тебе прийти.
Постаравшись отбросить тревоги, Ищунья ловко забралась по стене на узкий карниз. От пещеры отходило несколько узких тоннелей. Следуя указаниям Джареда, Ищунья выбрала тот, который привел бы ее к Агартхе, городу в сердце колонии. Тесный пыльный лаз змеился сквозь толщу камня. Слышалось шуршание крохотных лапок – это разбегались, почуяв вторжение, крыслы. Ищунья чуть было не отправилась охотиться за ними, но сейчас было не время.
Откуда-то спереди донеслось слабое эхо голосов:

 

– Ищунья – рыщунья,
Жалкая дрыщунья!
Всюду лезет носом,
В щели, в вопросы!

 

Знакомый напев. Ищунья замерла и навострила ушки: из-за поворота доносилось шарканье. Там кто-то был, и не один. Ищунья снова прислушалась: да там целая стая. Тогда Ищунья присмотрелась к полу: в сиянии Маяка она разглядела большие следы. Гораздо крупнее тех, что оставляют хилы.
И в тот момент до нее дошло: «Силы ищут меня!»
Сердце заколотилось в груди. Ищунья развернулась и побежала прочь. Впереди раздался громкий топот, а значит, ее окружили, отрезали путь к отступлению. Ловушка. В свете Маяка Ищунья разглядела, как тоннель заполняется внушительными фигурами: силы щерили зубы и обнажали когти. Ее схватили за ногу и дернули назад. Кто-то вцепился в шею. Ищунью повалили и за руки и за ноги потащили в ближайшую пещеру.
Она пустила в ход зубы и когти, сумела отбиться и хотела уже дать деру, но тут услышала за спиной жалобные выкрики:
– Сил… пощади нас!
– Помоги, Ищунья… Прошу, помоги!
Обернувшись, Ищунья увидела пять немощных созданий, сбившихся в кучу: осунувшиеся лица, распухшие животы. Она глазам своим не поверила: силы голодали!
– Мы есть хотим, Ищунья… – взвыла крупная самка, покрытая черным мехом, и перекатилась на спину, показывая живот: ребра торчали под кожей, как прутья. – Прошу, помоги…
Ищунья с изумлением взирала на них. Вот ведь поворот.
– Рубака, что случилось? – спросила Ищунья, узнав самку.
Та жалобно сморщилась.
– Хилы… победили… когда умер Крушила. Перестали приносить дань… выкинули нас из замка. Завалили вход. Мы хотели отбить жилище… но их там слишком много…
– Почему вы не охотитесь? – спросила Ищунья. – В тоннелях крыслы и жуклы.
Рубака нахмурилась:
– Пробовали… Крыслы быстрые, юркие. Жуклы кусаются, в зубах яд. – Она показала изувеченную руку: из множества укусов сочился гной. Некоторые жуклы и правда были ядовиты.
– Силы разучились охотиться, – презрительно фыркнула Ищунья. – Ваша стая сидела в тронном зале, объедалась подношениями. Ленилась, жирела. Вы немощны… Теперь знаете, каково это – голодать.
Она развернулась, чтобы уйти, но Рубака успела схватить ее за ногу.
– О Ищунья, Сильнейшая из силов… прошу, не уходи! – взмолилась она, крепче стискивая ногу Ищуньи. Ее глаза горели отчаянием. – Ищунья вернула свет в Темноту под Землей. Ищунья вернулась спасти нас.
Ищунья медлила. Она почувствовала, как Джаред обращается к ней: «Ты должна помочь им. Силы не отличаются от хилов. Мы – один народ, и нам надо собрать армию. Силы умеют сражаться и нужны нам».
Джаред говорил правду. Ищунья открыла рюкзак и, достав из него несколько крыслов, швырнула их силам.
– Ешьте… – Едва она успела это сказать, как силы накинулись на тушки. Завязалась драка.
– Тихо, – взревела Ищунья, разнимая силов.
Когда они закончили есть, начисто обглодав косточки крыслов, Ищунья заговорила снова. Силы исхудали, но мускулы вернутся, нужны только еда и упражнения.
– Есть еще живые силы, Рубака?
Та кивнула:
– Да… очень много… голодают в тоннелях.
– Вы признаете меня Сильнейшей из силов? – спросила Ищунья, поднимая руку. Силов залило изумрудным сиянием.
– Да… да! – ответила Рубака и сделала жест остальным.
Все склонились перед Ищуньей и нараспев произнесли:
– Мы поклоняемся Свету во Тьме. Да не угаснет Свет, пока мы живы…
– Нужна твоя помощь, Рубака, – сказала Ищунья и жестом велела остальным встать. – Я вернулась, чтобы вывести наш народ к свету. Ты должна собрать силов и привести их к Двери в Стене. Знаешь, где она?
– Да… Дверь в Стене… Рубака знает.
– Тогда ступай, – велела Ищунья. – Ищи своих. Встретимся на месте.
Она уже хотела уйти, но Рубака снова ее остановила. Свет Маяка, преломляясь, отражался в ее больших круглых глазах.
– Куда ты, сил?
– В Агартху, – ответила Ищунья, подтягивая лямки рюкзака. – Искать хилов. Они нам тоже нужны.
– Осторожнее. Хилы… хитрые, опасные.
* * *
Ищунья неслась по тоннелям, но и о предупреждении Рубаки не забывала. Ходы ветвились и изгибались, но она точно помнила путь. Ноги и руки сами несли ее вперед, она ни разу не оступилась и не поскользнулась. Наконец выбежала в гигантскую пещеру: впереди над бездной протянулся каменный мост, а по ту сторону стоял город Агартха. Лишенный света Маяка, он погрузился во тьму.
Ищунья побежала по мосту, ощущая, как веет со дна впадины гнилью и разложением. Она вспомнила, как бросилась с моста Пейдж – пожертвовав собой, чтобы не замедлять отряд. И хотя Ищунья Пейдж недолюбливала – чувство это было взаимным, – внутри у нее все сжалось.
«Бедная маленькая хилячка…» – подумала Ищунья, проходя в городские ворота. Ладони и ступни ее коснулись булыжной мостовой. Она пронеслась между обветшалых домов, мимо журчащего фонтана. Остановилась попить воды и побежала дальше в узкий переулок. Тот заканчивался в сотне футов от замка.
Парадная дверь стояла открытая, однако сам проход хилы завалили камнями, чтобы внутрь не проникли силы. Воспользоваться им возможности не было.
Ищунья прислушалась: из замка доносились приглушенные голоса, а значит, должен был быть черный ход. Она обежала замок и увидела в голой стене борозды. По ним-то хилы и забирались внутрь: худые и проворные, они были прирожденными стенолазами.
«Умно», – похвалила про себя Ищунья.
Цепляясь острыми когтями за выемки в камне, она полезла вверх. Ухватилась за подоконник и забралась внутрь. Спрыгнула на середину тронного зала. Сияние Маяка выхватило из мрака просторный свод и сотни крохотных, ростом с ребенка, фигурок.
Стая в первый момент удивленно воззрилась на Ищу-нью. Потом зарычала, защелкала зубами.
Хилы окружили Ищунью, вооруженные заостренными на манер копий и ножей костями. Хил в ветхой мантии, сидевший на троне, встал и притенил глаза ладонью.
– Ищунья… – прорычал Корнерой, сощурив глаза в узкие щелки. – Вернулась.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий