Возрождение ковчегов

Глава 13. Коэффициент помех (Майра Джексон)

«Ищунья добралась до Кати-комнаты», – обрадованно подумала Майра, когда Маяк вспыхнул: новость пришла в виде калейдоскопа образов, обрывков мыслей и потока эмоций напрямую из разума Ищуньи. Правда, когда лифт рванул вниз, унося ее на мили в глубь земли, в Седьмой ковчег, связь оборвалась.
Радостного настроения как не бывало.
– Ной, в чем дело? – спросила Майра, не открывая глаз. Она пыталась сохранять сосредоточенность и ясность разума… и все без толку. Сердце заколотилось, ладони вспотели, и от этого стало только хуже.
– Сигнал от носителя из Седьмого теряется, – констатировал очевидное Ной. – Соотношение сигнал – помехи – один к одному.
Майра хотела восстановить связь с Ищуньей, уняв поток собственных мыслей, эмоций и страхов, но ниточка оборвалась окончательно.
– Сигнал потерян, – доложил Ной.
– Ищунья… прости, – расстроенно произнесла Майра, открыв глаза, которые щипало от слез. Ищунья осталась одна и мчалась навстречу опасностям.
«Не теряй веры, моя дорогая, – пробился сквозь туман отчаяния голос Дивинуса. – Не носитель выбирает Маяк, а Маяк и его будущий хозяин выбирают друг друга. Ищунья стала носителем не случайно. Ей суждено вывести свой народ из тьмы».
В комнате управления материализовалась голограмма профессора Дивинуса. Для настоящей его багряная мантия выглядела слишком уж безупречно. Так ведь она и не настоящая, напомнила себе Майра.
Дивинус прочел ее мысли – через тот же Маяк.
– Так лучше? – спросил он, когда его одежда замерцала и, пропав на миг, вернулась, но уже с большой дырой на левом рукаве и пятном неизвестно от чего на отвороте. – Я очень ценю твои отзывы: мы все еще доводим проекцию до ума.
– Да, доводим, – согласился Ной. – Профессор, я ведь тоже приношу пользу?
– Ну разумеется, дружище. Без тебя ничего этого не было бы.
– Благодарю, профессор, – ответил довольный Ной.
Слушая этот обмен добродушными шпильками, Майра улыбнулась. А потом ощутила сильную боль в коленях: она сидела в позе, которую профессор назвал лотосом, – скрестив ноги и опустив ладони на колени. Профессор сказал, что с древних времен люди принимали эту позу, когда медитировали, правда, за несколько часов сидения в ней ноги совершенно затекли. Морщась, Майра выпрямила их.
– О Оракул, ну почему так тяжело?
Дивинус подошел, шурша мантией.
– Моя дорогая, не будь строга к себе. Ты пытаешься поддерживать связь одновременно с двумя неопытными носителями, от которых тебя отделяют тысячи миль. Ты ведь не думала, что будет легко?
– Уж попроще, чем есть, – вздохнув, призналась она. – Это даже хуже, чем готовиться к выпускному экзамену подмастерья. Хуже пыток патрульных. Мысли постоянно блуждают, колени и спина зверски болят, а от сидения в неподвижной позе хочется выть или рвать на себе волосы. – Она принялась разминать ноющие икры. – Или и то и другое.
Дивинус рассмеялся:
– Ну, хоть чувство юмора ты не утратила.
– Это слабое утешение, когда на твоих плечах лежит судьба свободного мира, профессор, – саркастично заметила Майра и с хрустом в шее запрокинула голову.
– Моя дорогая, хочешь отдохнуть? – озабоченно поинтересовался Дивинус, и его проекция мигнула. – Может, подкрепишься или прогуляешься по залам?
– Могу прислать роботов с пайком, – предложил Ной.
Прогуляться, размять сведенные мускулы и позволить мыслям свободно блуждать? Звучит соблазнительно, подумала Майра. К тому же прогулки среди криокапсул успокаивали.
Однако поддаться искушению не позволило упрямство.
– Нет, я попытаюсь еще раз.
Майра, стараясь забыть о боли в коленях, заставила себя скрестить ноги. Дивинус хотел было возразить, но уступил:
– Одна попытка, моя дорогая, а потом я буду вынужден настаивать на отдыхе. Договорились?
– Договорились, – нетерпеливо ответила Майра.
– Закрой глаза, моя дорогая, – мягко направлял ее профессор. – Очисти разум, ощути пульсацию Маяка, поймай потоки, пронизывающие тело и соединяющие тебя с носителями.
Следуя инструкциям, Майра погрузилась в себя. Как только разум успокоился и вихрь мыслей и чувств стих, она потянулась к Ищунье, заново попыталась отыскать ее сигнал, но в ответ – лишь белый шум. Майра сосредоточилась на Аэро, и, когда их разумы соединились, ее захлестнули эмоции.
«Аэро, ты слышишь меня?» – мысленно позвала она.
Аэро от неожиданности слегка испугался: «Никак не привыкну к этим вторжениям в мысли. Уже скучаю, хочу видеть тебя вживую. Бестелесный голос – совсем не то».
«Я тоже скучаю», – мысленно ответила Майра, наслаждаясь мгновениями связи. Глазами Аэро она видела ярко освещенную приборную панель катера и россыпь огней в черной пустоте за бортом – другие планеты и звезды. А еще она чувствовала ремни, перетягивающие грудь Аэро.
«Есть новости?» – спросила Майра.
Искра вопроса промелькнула между Маяками, и Аэро ответил: «Я активировал маскирующее устройство катера – со Второго ковчега мое приближение заметить не должны. Пока не зайду в ангар. Орден оружейников согласился помочь, но то, о чем я просил их, не использовали вот уже семьсот лет».
«Думаешь, сработает?» – Как Майра ни старалась не допустить тревогу в мысли, капелька ее все же просочилась, и Аэро уловил этот страх.
«Не важно, что я думаю, – ответил он. Сигнал понемногу слабел. – План уже в действии, и нам остается надеяться на лучшее…»
Сигнал пропал окончательно.
Еще мгновение назад Майра с Аэро делили мысли и чувства, словно те рождались в одном сердце и разуме, но вот связь пропала. Майра осторожно открыла глаза и увидела, что сидит одна посреди комнаты управления. Шея затекла, ноги онемели, а сердце щемило от тревоги. Майра понимала, что Аэро летит навстречу опасности.
Ошибка будет стоить ему жизни: Виник без колебаний убьет его.
* * *
Майра шла извилистыми коридорами Первого ковчега, пытаясь унять беспокойные мысли. Обогнула очередной поворот. Хотелось задержаться среди криокапсул – эти машины напоминали об Инженерной, а там она всегда чувствовала себя как дома. Механизмы в золотистых корпусах внушали покой.
Однако тут же в голове раздался голос: «Ты обещала отдохнуть, моя дорогая».
– Профессор, я просто прогуляться решила, – уклончиво ответила Майра.
«Чем ты слабее, чем меньше отдыхаешь, тем больше опасность. Тебе нужно восстановить силы. Коммандеру Драккену не терпится тебя использовать».
Зная, что спорить бесполезно, Майра сдалась:
– Ну хорошо.
И правда, веки налились свинцовой тяжестью. Майра развернулась и пошла к себе. Роботы тем временем подсуетились, прибрав в комнате и оставив пайки в тюбиках, а заодно – стопочки свежей одежды и полотенец на ящике в изножье кровати. Майра выдавила в рот клейкую питательную массу, которая противно липла к небу, а затем забралась под одеяло. Полупрозрачный полог колыхался, тревожимый потоками прохладного воздуха из вентиляции.
Как Майра ни заставляла себя уснуть, сон не шел. Она ворочалась в кровати, чувствуя, как впиваются в мозг иголочки тревожных мыслей. Как там Ищунья? Благополучно ли спустилась в Седьмой ковчег? Встретилась ли со своими? И как там Аэро? Проник ли на борт Второго?
Разум кишел вопросами, и ответить на них Майра могла лишь одним способом. Не давая себе опомниться, она села на кровати и приняла позу лотоса. Закрыла глаза и направила мысли в Маяк – ища других носителей.
«Аэро… – звала Майра. – Ищунья…»
Однако на призыв откликнулся кое-кто иной.
Вокруг раскинулся мир сна. Майра только успела сориентироваться – увидеть размытые границы этого мира, слякоть под ногами и ползущие по небу обсидиановые облака, – как на нее, выпростав, точно кинжалы, щупальца, накинулся Темный. Маяк слабо полыхнул изумрудным огнем. У Майры не было сил защищаться, и она выбрала единственный доступный прием: побежала.
Несмотря на усталость, неслась она резво. Ноги, правда, скользили, а Темный нагонял, как облако ядовитого газа. Еще чуть-чуть – и накроет…
Майра прибавила ходу и поскользнулась на льду. Обернулась и увидела, как ее накрывает пеленой черного тумана. Вскочила, невзирая на боль в ободранных коленях, и снова побежала, затормозив только у размытого края мира, чуть не провалившись в зияющую по ту сторону бездну.
Она оказалась в ловушке.
Майра обернулась, затравленно дыша. Тьма перед ней клубилась, словно тучи – в преддверии неистовой бури, а потом выстрелила в Майру щупальцами-кинжалами – одно угодило в плечо. Майра скривилась от боли, а из раны, окрашивая сорочку в багрянец, потекла кровь. Майра упала и забилась в конвульсиях…
А потом проснулась.
Подождала, пока глаза привыкнут к яркому свету. Потолочные панели сияли, имитируя полуденное солнце.
– Это сон… всего лишь сон, – шептала, успокаивая себя, Майра. Лоб покрылся испариной. – Драккен мне ничего не сделает. Здесь я в безопасности…
Она умолкла, не договорив, когда заметила кровь на одеяле – багровые пятна, которые ни с чем не спутаешь. Майра резко села и коснулась плеча, поморщившись от боли. Увидев кровь на сорочке, испугалась еще сильнее. Оттянула ворот и обнаружила на плече глубокую рану – именно там, где ее пронзило щупальце тьмы.
Майра открыла рот, но, перепуганная, не смогла даже закричать.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий