Наследник старого рода

ГЛАВА 8

Удар, удар, еще удар…
Работа с шики-чо у меня шла просто превосходно… С каждым днем я все лучше чувствовал духовную энергию…
Во время нанесения очередного удара усилием воли закрутил поток энергии, выходящей из моей ладони, вокруг своей оси.
Концентрация шики-чо в ограниченной точке пространства была настолько плотной, что она стала видима даже обычному человеческому глазу. Проявившись вспышкой ярко-голубого цвета, энергия буквально на секунду зависла в воздухе, после чего бесследно исчезла, будто ее никогда и не было.
В какой-то момент я поднял руку ладонью вверх и, поддерживая равномерную скорость спирали, стал любоваться необычным, удивительно красивым светом.
Кстати, наставник просветил меня во время заключительной части нашего увлекательного путешествия к пустошам.
На самом деле я не первый человек, который догадался закрутить силу в спираль — это слишком простое действие для воина, способного ощущать духовную энергию. Я бы невероятно удивился, если бы было по-другому.
Что же в таком случае могло меня радовать?
Мою душу грел факт, что я сам, без подсказки наставника, по наитию, интуитивно понял, что духовной энергией можно управлять. Что она годится не только для использования в качестве грубой силы, но и в качестве чего-то другого…
Чего? Пока не знал. Но после произошедшего на тренировочной площадке в доме Ибрагима понял, что изучение духовной энергии — это мой путь к силе, свободе и независимости. Только освоив это невероятно перспективное направление боевых искусств, я смогу быть спокоен за собственную жизнь и безопасность. Главное при этом не забывать работать головой и помнить, что мастерством всегда можно добиться большего, чем грубой силой.
Мне очень хотелось заниматься и развиваться, даже во время обычных ударов руки зудели от желания что-нибудь попробовать. Тот же самый «вихрь», к примеру. Но я понимал, что в машине этого делать точно не стоит. Ведь мои тела (физическое и духовное) еще не синхронизировались, и у меня явно ничего не получится. А даже если и получится, я просто-напросто разнесу наш новый внедорожник в хлам, поэтому пришлось перемещаться во внутренний мир.
Именно там во время очередного эксперимента я подумал, что, вероятно, Феофан не случайно обмолвился о моих успехах в самостоятельном освоении простейшей боевой техники. Думаю, этим он хотел подвигнуть меня на новые самостоятельные тренировки. Ведь ничто так не мотивирует деятельность, как достигнутые успехи.
Старый манипулятор. Хотя на самом деле его не в чем винить, он просто делает свою работу, пытается вырастить из меня достойного человека, по своим понятиям достойного, конечно, но все же.
К тому же я ему из-за этих слов даже немного благодарен. Ведь в пути я не сидел с понурой головой, не пялился на проплывающие за окном пейзажи нового мира, а, напротив, был занят интересным и увлекательным делом.
Надеюсь, что жажда познания и экспериментов, которая сейчас бурлила в моей крови, останется со мной еще долго и не выветрится через какое-то время.
И пусть на начальном этапе знакомства с духовной энергией я вместо полноценной техники изобрел банальный, заезженный всеми «велосипед». Но родившееся во мне в тот момент начальное понимание шики-чо открыло широкий горизонт для самостоятельного развития и проверки новых идей.
Кстати, как оказалось, придуманная мной техника имеет вполне официальное общеизвестное название «простейший вихрь силы», или просто «вихрь силы».
Так себе название, если честно. Мне бы хотелось назвать ее более поэтично и грозно, я бы даже сказал, как-нибудь эпично.
Такое желание во мне, скорее всего, вызывают просмотренные в юности десятки старых китайских фильмов по боевым искусствам. С невероятно сильными и ловкими мастерами, эпичными сражениями и извечными вопросами на тему «чье кун-фу круче».
В общем, от нечего делать или, лучше сказать, смеха ради я придумал два своих названия техники, но пока не определился, какое из них звучит круче: «Божественный вихрь истинного света, карающий нечестивцев» или «Низвергающийся поток бесчисленной мощи, уничтожающий зло и несправедливость».
Придуманные названия техник действительно веселили, поэтому, когда я возвращался в реальный мир, чтобы поболтать с наставником, и вспоминал их, весело улыбался, после чего замечал настороженные взгляды Феофана.
На вопрос: «Почему ты постоянно лыбишься, как дебил?» — мне пришлось ответить, что вспоминаю ошарашенное лицо парня, державшего меня на прицеле в машине.
После чего и Феофан позволил себе понятливо улыбнуться.
Однако, как бы там ни было, по законам всемирной несправедливости в каждой бочке отборного сладкого меда всегда найдется маленькая, но невероятно вонючая ложка дегтя, которая все будет портить.
В моем случае роль этой ложки выполняла моя неспособность умело дозировать количество используемой энергии в реальном мире.
Попросту говоря, при ударе шики-чо я непроизвольно тратил всю имеющуюся у меня в запасе силу и оставался ни с чем. Мне не удавалось ограничить количество используемой энергии.
Пусть такой удар и являлся стопроцентно смертельным для почти любого противника, однако, несмотря на это, он все так же оставался одним-единственным. Как сказал наставник, опасному противнику вполне хватит и в десять раз меньшего количества духовной энергии, значит, у меня должно выйти как минимум пять ударов. Чтобы уж наверняка.
Однако, несмотря на желание, сделать это пока не удавалось. У меня как был в активе один удар, так и остался.
Поэтому именно над развитием своего духовного и физического тела я, можно сказать, целыми днями и работал. Благо Феофану эту неделю было как-то не до меня.
Его хватало только на то, чтобы заниматься мной рано утром и поздно вечером. А в перерывах он рыскал по городу и решал какие-то свои неимоверно важные проблемы, о которых не распространялся. Единственное, о чем он соизволил сказать, так это о том, что ищет нам подходящее жилье. Не все же время по гостиницам ездить.
Свое отсутствие в течение дня наставник решил компенсировать еще более активными утренними и вечерними тренировками (хотя казалось, куда уж больше). После них я возвращался или пьяной походкой раненого, но самоотверженного тюленя или и вовсе на плече у Феофана. Справедливости ради стоит отметить, что последнее произошло всего один раз.
Кроме того, чтобы я откровенно не сачковал, он мне давал самостоятельные задания по отработке освоенных мной воинских техник. Будто я сам этим не занимался. Постоянно, по несколько раз в день, тренировал те же «глаза волка». Уже наметились некоторые положительные изменения, чему я был очень рад.
Еще мне удалось понять, как отдыхать после медитации. Полчаса в позе лотоса — и вот я уже чувствовал себя более-менее бодрым. По крайней мере мог самостоятельно передвигаться…
Закончив тренировку во внутреннем мире, я вышел из медитации, собираясь продолжить тренировку в реальности.
«Надеюсь, сегодня у меня получится разделить энергию хотя бы на два удара!» — подумал я.
Однако сделать это не удалось. Боевое настроение сбила компания разновозрастных мальчишек, которая расположилась в нескольких метрах от меня.
— Зашевелился, зашевелился! — услышал я тихие перешептывания и мысленно выругался.
Полностью осознавая всю опасность тренировки неофита духовной энергии в замкнутом пространстве, решил заниматься этим на открытом воздухе.
Обход близлежащих к отелю территорий позволил обнаружить недалеко от него небольшой уютный сквер.
Тут, кстати, тоже имелась спортивная площадка с турниками и другими уличными тренажерами, на которых всегда занималось несколько человек.
«Воркаут», — вспомнил я название земной субкультуры, пропагандирующей занятия на гимнастических снарядах.
Похожие площадки оборудовали во многих местах на Земле, однако в этом мире они находились буквально на каждом шагу.
Явно видна политика государства, направленная на пропаганду самосовершенствования и занятий спортом. Империи нужны подготовленные воины, которые будут защищать ее интересы и от демонов, и от агрессивных действий других стран. И, конечно, даже дураку понятно, что готовить воина из тренированного молодого человека легче и дешевле, чем из нетренированного.
В этом же сквере находилась детская площадка, на которой резвилось большое количество малышни. Видимо, мальчишки были оттуда.
— Видишь, зашевелился! Гони конфеты! Гони! Ты проиграл! Сейчас в морду дам! — послышались голоса заговорившей в унисон малышни.
«Черт, а мной тут, оказывается, заинтересовались, — подумал я и тут же встал с земли. — Такое пристальное внимание мне точно не нужно. Поэтому лучше сваливать в темпе вальса. А то еще окружат и вопросы начнут задавать. Мол: „Кто ты? Что тут делаешь? Зачем замираешь в непонятных позах? Кого знаешь? Ты что, крутой?“ Ну и так далее. Нет… мне такого не надо».
К тому же у меня самого недавно были дети, и я отлично знал, что они не очень любят тех, кто сильно выделяется или как-то отличается от них в лучшую или худшую сторону.
Да и, признаться, в случае непредвиденных обстоятельств драться мне совершенно не хотелось. Бить детей — как-то совсем неправильно, пусть я и сам сейчас в теле ребенка.
Хотя, конечно, бывают и исключения. Те три урода на заправке взбучку полностью заслужили, и я уверен, она пойдет им на пользу.
Отойдя подальше от мальчишек, устроился рядом с двумя тренирующимися крепкими мужчинами в военных штанах цвета хаки.
— Они что, к тебе пристают?! — как-то очень громко и грозно спросил один и в упор уставился на шумную компанию.
Мальчишки, услышав его, тут же разбежались.
— Нет, просто мне здесь намного комфортней заниматься, чем там, — ответил я.
— Ну-ну, — понимающе кивнул мужчина. — Тогда, конечно, занимайся.
Благодарно кивнув — все же он разогнал мешающих мне ребят, — я отошел на свободную от снарядов и людей круглую площадку и принялся отрабатывать боевые комплексы.
Отдавшись инстинктам, с удовольствием молотил воздух, прыгал, уходил от ударов. Настроившись на рабочую волну, вновь сконцентрировался, так же как и после выхода из медитации. С таким настроем начал пробовать очень медленно направлять духовную энергию в руку…
— Чертово демоново отродье! — крепко сжимая кулаки от ярости, буквально прорычал после того, как мне в очередной раз не удалось ограничить количество растраченной при ударе энергии.
Хорошо еще, что поблизости никого не оказалось и удар ушел в никуда.
— Теперь я тебе верю, — услышал я несколько обалдевший голос и обернулся.
Занимавшиеся рядом мужчины с явным удивлением рассматривали меня, как некоего диковинного зверька.
— Ты кто такой?! — тут же спросил один из них. — Кто твой учитель?!
— Это не важно, — хмуро бросил ему.
— Очень даже важно, — ответили мне. — Ведь его нужно проинформировать, что его ученик очень старательный, но чересчур несдержанный.
— Вот именно, — подхватил второй. — Как твое имя?
Говорить про себя не хотелось, да и про Феофана тоже. Но что-то этим воякам ответить надо было, отвлечь как-нибудь, а то еще на самом деле надерут уши и под предлогом воспитания молодежи заставят отвести к наставнику, чтобы познакомиться с выдающимся учителем детей. Я еще потом виноват буду. А Феофан на тренировке оторвется. Не, такого нам не надо.
— Ну?! — грозно нахмурился мужчина. — Твое имя?!
— Скоро сами узнаете, — сказал я им и, развернувшись, ушел. К моей радости, задерживать меня не стали, вероятно, из-за того, что в парке было много людей. Ну и хорошо.
Вернувшись в номер, обнаружил там развалившегося на диване учителя, смотревшего новости и пожиравшего огромный бутерброд.
— А что это ты так рано? — тут же спросил он меня. — Мне казалось, ты будешь больше времени заниматься. Решил пофилонить?
— Нет, просто в сквере на меня обратили внимание местные мальчишки, а мужчины начали спрашивать, кто мой учитель. Еле от них ушел.
— А-а-а, — понятливо протянул Феофан. — В следующий раз повторяй заученную легенду. Я уже сходил в местные организации и подтвердил свой воинский ранг. Кстати, чего это ты такой кислый? Снова не получилось?
Я тяжело вздохнул.
— Плохо, — нахмурился он. — Я планирую скорый поход в пустоши, а ты совершенно не хочешь прогрессировать!
— Я! Не хочу?! Да я жилы рву! Особенно после твоих лекций про человекоподобных демонов! — возмутился в ответ.
— Что-то этого не видно, — еще больше разозлил меня Феофан. — Я тебе целую неделю дал, а результата нет! Вот и весь разговор!
Хотел было возмутиться, еще раз сказать, что тренируюсь старательно, но не успел. Феофану были неинтересны мои жалкие оправдания.
— А что у тебя со «взглядом волка»? — спросил он. — С ним, надеюсь, вопросов и проблем нет? Или тоже ничего не получается?
Вместо ответа я просто использовал технику, осмотрел комнату обостренным в несколько раз зрением и деактивировал ее.
Глаза привычно зачесались, однако я не дал волю рукам, что нередко делал при самостоятельной отработке.
— Ну, хоть с этим проблем нет, — чуть подобревшим голосом произнес наставник и заметил: — Даже не морщишься после деактивации.
Я промолчал.
— А если будешь тренироваться в том же духе, — продолжил мастер, — то скоро вообще перестанешь чувствовать какой-либо дискомфорт.
С этим я не мог не согласиться, ведь так оно, по сути, и происходило. Если сравнить первую активацию техники и последнюю, разница просто колоссальная, глаза болят в несколько раз меньше.
«Видимо, адаптируюсь помаленьку».
— У меня для тебя хорошие новости, — не дождавшись ответа, сказал Феофан. — Мне кажется, я нашел идеально подходящее нам место.
— Было бы здорово, — произнес я и признался: — А то тут мне уже порядком поднадоело.
— Это еще почему? — удивился Феофан. — Хорошие номера, телевизор, душ, вкусная еда, все условия, что не так?
— Много лишних глаз, — ответил ему. — Смотрят, спрашивают: «Кто? Откуда? Почему ходишь один? Куда уехал твой дед? Долго ли вы еще тут будете?» — и так далее по списку.
— Любопытные какие, — нахмурился мужчина и добавил: — Если все будет хорошо, то сегодня-завтра съедем.
Осматривать наш потенциальный дом мы поехали вместе. Не знаю, каким чудом, но мне все же удалось заставить наставника взять меня с собой. Хотя он до последнего твердил, что неучей с собой брать не будет и что мне надо больше тренироваться.
Ехали мы, к моему удивлению, довольно долго.
— А мне казалось, город гораздо меньше, — признался я.
— Это потому, что ты спал всю дорогу, а в городе только иногда открывал глаза, осматривался и продолжал спать. А так Моршанск довольно большой город.
— Тогда вообще ничего не понимаю, — признался я. — Какой смысл строить многолюдный город вблизи невероятно опасной пустоши? И почему гражданские люди отсюда не переселяются?
— Ну, ты и вопрос задал, — покачал головой мужчина, но все же попробовал ответить: — Изначально, как ты понимаешь, вокруг пустоши никаких поселений, особенно городов, быть не могло. Все подчистую уничтожили демоны: люди были убиты, города и села разрушены или сожжены…
Когда определили границы пустоши, что сделать довольнолегко (позже ты узнаешь, почему), император отрядил воинские части обустроить вокруг нее форпосты, организовать разведку и патрули и не допустить полчища демонов в возрождаемое после бойни государство.
Для более эффективной обороны приняли решение о строительстве защитной стены и военных городков. Понятное дело, что для содержания такого большого количества войск на границе необходимо очень много средств.
Особенно остро встал вопрос продовольствия. Ведь его надо долго везти, и не факт, что во время пути оно не испортится. Поэтому требовалось эту проблему срочно решать и селить там крестьян, которые станут возделывать землю и кормить армию. Однако как это сделать? Просто приказать? Так если человек работать не хочет, толку от этого не будет, он еще и сбежит из такого «хорошего» места.
А ведь нужен был результат, чтобы люди реально работали, получали деньги за свой труд и радовались, что им разрешили тут жить. Может, еще кому-то присоветуют переселяться.
Короче говоря, император пообещал всем желающим перебраться в новое место большой надел земли, телегу, коня, инструменты и корову, а еще освободил от налогов на ближайшие тридцать лет.
Людям, конечно, было откровенно страшно ехать. Вытеснить демонов со своей земли, обрадоваться миру, а после этого самостоятельно переселяться под бок к тварям?
Однако освобождение от налогов, большой надел и полученное имущество многим могли помочь наладить новую жизнь, к тому же земля у пустошей отдохнувшая — дает много урожая.
В сторону пустошей направились первые караваны, а потом подтянулись мастеровые и другие городские жители. Начали расти города.
Уже позже, когда алхимики поставили на поток изготовление полезных эликсиров и снадобий из ингредиентов пустошей, сюда повалили любители легкой наживы и разного рода авантюристы, которые стали ходить по ту сторону забора и сокращать поголовье демонов, ну ил и их сокращали, — усмехнулся в конце рассказа Феофан.
Тем временем мы проехали центр и въехали в большой частный сектор с добротными красивыми кирпичными домами с крышами, покрытыми красной черепицей.
— Неплохой район, — заметил я, с интересом осматриваясь вокруг.
Из слов Феофана я заключил, что наши средства ограничены и ничего, кроме паршивой квартирки, мы с ним позволить себе не можем. Однако если он решится на покупку одного из этих домов, я против не буду.
— Да, действительно, неплохой, — согласился наставник.
Вдали показалась стена, говорившая, что мы подъехали к краю города.
— Мы что, будем жить недалеко от стены? — решил уточнить я.
— А что тут такого? — вопросом на вопрос ответил наставник. — Тут люди веками живут, и ничего с ними не происходит. К тому же тут довольно близко до пустоши, куда ни глянь, одни плюсы.
Машина остановилась возле невысокого кирпичного забора с синими воротами и крепким одноэтажным домом за ним.
Ворота открылись, и на пороге показалась приземистая, очень плотная бабка лет шестидесяти пяти. Уже довольно старенькая, но, судя по горящему взору и румяным щекам, все еще полная сил и энергии.
Она была одета в белую льняную рубаху с какими-то вышивками на воротнике и рукавах, пышную цветастую юбку до земли, кожаную коричневую жилетку и красного цвета платок. Последний аксессуар был завязан очень необычно. Узел не снизу, под подбородком, как я привык, а сверху. Концы платка задорно торчали надолбом пожилой хозяйки. Похожее я видел в советской экранизации гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки».
В руках бабушки была увесистая самодельная трость, на которую она опиралась.
— Кто такие? — совершенно не старческим, звонким голосом спросила она и грозно прищурилась.
— Будущие жильцы, — бодро отрапортовал Феофан. — Это я вам звонил.
Хозяйка дома осмотрела его, затем меня, кинула взгляд на дорогую машину и ласково улыбнулась.
— Ой. Гости дорогие, что ж вы не заходите?! — необычайно добрым голосом произнесла она.
— Спасибо, — поблагодарил мастер и вошел во двор, я шмыгнул следом за ним.
С первого взгляда показалось, что дом добротный, со второго — тоже.
Аккуратно подогнанные друг к другу кирпичи, красивая черепица, во дворе ровная плитка с орнаментом, несколько плодовых деревьев. Все говорило о хозяйственности владельцев.
— Место для машины есть, — оглядевшись, довольно произнес наставник. — А что в доме?
Пока я вместе с Феофаном осматривал возможное место жительства, бабушка с удивительной для своего возраста и комплекции сноровкой взобралась на небольшое крыльцо, открыла дверь и приглашающе махнула рукой.
«Сойдет», — мысленно прокомментировал я, увидев недорогой, недавно сделанный ремонт.
В доме обнаружились полноценный туалет и душ, кухня с электроплитой и три комнаты.
«Класс!» — незаметно от бабки показал я Феофану и вышел, чтобы еще раз осмотреться.
Пусть решает вопрос с жильем, вижу, ему тут тоже нравится.
На улице возле машины обнаружил трех бабок.
Они сидели на не замеченной ранее лавочке и возмущенно переговаривались.
— Опять людей обдурит…
— Прощелыга…
— Как таких земля носит…
Я насторожился.
«Что значит — обдурит?»
Бабушка с Феофаном вышли во двор и неспешно пошли в мою сторону, я открыл калитку рядом с воротами.
— Здравствуйте! — поздоровался с бабушками.
По своему опыту знал, что с такими представительницами частных секторов лучше дружить, а не то пойдет о тебе нехорошая молва по всему району, не отмоешься.
— Здрасьте, — через некоторое время ответили бабки.
— А что это вы, жить тут, что ль, собрались? — противным голосом осведомилась одна из них.
Подозревая, что с домом что-то нечисто, а наставник уже на улице, я, для того чтобы привлечь его внимание, громко сказал:
— Дом очень хороший! Думаю, мы могли бы здесь жить.
Феофан выбрался на улицу и, заметив бабок, тоже поздоровался.
Увидев его, они сразу заулыбались.
«Еще бы, — мысленно обхохатывался я. — Такой взрослый, крепкий, одинокий (даром что старые и слепые, а взгляды бросали цепкие) пожилой мужчина. Такого надо захомутать. Борщи ему варить, и чтобы он домашними делами занимался: дрова колол или огород копал».
Следом за Феофаном на улицу выбралась хозяйка и тут же удостоилась презрительных взглядов.
— А чтой-то ты, Марыся, людей обманываешь, а?! — с ходу пошла в наступление одна из бабок.
— А чтой-то это я обманываю! — возмутилась наша провожатая.
— А то, что дом можно снять за пятьдесят талеров! А ты за сто пятьдесят предлагаешь! — сказала ей вторая.
— Какой это дом? — с негодованием ответила Марыся. — Твой свинарник, что ли?! Так его и за двадцать можно снять!
— Свинарник?! — возмутилась ответчица.
— А что еще?! — нагло посмотрела на нее Марыся. — Если там свиньи живут?!
Отойдя в сторону, я спрятался за Феофана. Ну их на фиг, этих бабок, еще драться начнут! Жизнь меня к такому не готовила!
Склока тем временем продолжалась. Подошли новые персонажи, услышавшие крики перебранки.
Меня откровенно радовала наша новая знакомая, она без зазрения совести успевала облить помоями каждую из своих оппоненток и делала это так ловко, что все окружающие просто ухохатывались.
— Ну-ка, тихо! — рявкнул Феофан, когда ему надоело это шоу. — Развели балаган! Кто тут еще дома сдает? И за сколько?!
— А чего это ты, милок, решил от меня уйти? — удивленно посмотрела на него Марыся.
— Шумно тут у тебя, — поморщился он. — И по сравнению с остальными берешь дорого.
— Сто сорок талеров, и заселяйся хоть сейчас.
— Сто тридцать, и плачу сразу за полгода, — парировал Феофан.
— Сто тридцать пять, и за три месяца.
— Идет, — чуть подумав, ответил наставник, после чего обратился к окружающим: — Концертокончен, господари и господарыни, просьба расходиться по домам.
Назад: ГЛАВА 7
Дальше: ГЛАВА 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий