Наследник старого рода

ГЛАВА 12

— Впереди группа, пятеро пилки, — доложил я Феофану и, достав саблю, сорвался с места.
Эта ситуация уже не раз была нами отработана, потому никаких дополнительных команд я не ждал, все делал по привычному сценарию.
«Глаза волка» позволили мне отслеживать невидимых замерших противников и устремляться прямо к ним, не дожидаясь, пока демоны сделают свой ход.
Осознав, что их рассекретили, мелкие твари сорвались с места и стремительно помчались в мою сторону.
Тело уже давно было насыщено духовной энергией, что позволило мне слегка уйти в сторону, пропуская мимо летящее копье.
Молниеносное круговое движение саблей, и еще одно копье, изменив курс, пролетело в нескольких сантиметрах от моего лица.
«Сразу два хвостатых, большая редкость!»
Быстро достигнув ближайшего демона, я привычным движением снес ему голову. Второго подловил в воздухе, не оставив тому шансов. А вот от яростных атак третьего и четвертого пришлось уходить. Их когти на руках только выглядят несерьезно, но на самом деле легко впиваются в тело и вырывают куски мяса. К тому же именно эти два пилки были хвостатыми, поэтому действовали довольно слаженно и умело.
Последний демон зашел мне за спину и попытался нанизать на копье.
Его встретил удар рукояти в висок, после чего покрытое кровью лезвие сабли поразило прыгнувшего в мою сторону пилки. Добил потерявшего ориентацию в пространстве демона с копьем и бросил в спину последнего пилки нож.
«Врешь, не уйдешь!»
Пять быстрых прыжков вперед — и пятый противник умер.
Оглянулся по сторонам, ища новую угрозу.
Все чисто. А ведь уже бывало такое, что после одной группы демонов, которая являлась приманкой, приходилось сражаться с еще одной, более многочисленной и сильной.
Вытащил свой нож из спины трупа и принялся за привычное дело — разделку демонических туш.
Это занятие уже давно не вызывало у меня желания опорожнить желудок, я бы даже сказал, что дело стало привычным. Хотя, казалось бы, к такому вообще нельзя привыкнуть.
У последнего демона на талии обнаружился кожаный ремень с болтающимся на нем кошелем.
«Хм, такого я еще не встречал, лучше самому не лезть, а позвать наставника, мало ли что это…»
— Что тут у тебя? — спросил учитель, рассматривая кошель. — Интересно.
Разрезав ремень, он подержал руку над кошелем, после чего спокойно его открыл.
— Кристалл Баазиса, — удовлетворенно произнес, показывая мне большой фиолетово-красный камень.
— Пять тысяч талеров? — присвистнул я, вспомнив прайс. — Неплохо, но еще более удивительно, что он оказался у обычных пилки.
— Это просто невероятная удача, — кивнул наставник. — Действительно, интересно, как он мог у них оказаться. Заканчивай, и пойдем дальше, — скомандовал Феофан, продолжая изучать камень, и добавил: — Большой и чистый, думаю, даже тысяч на шесть потянет.
Я пожал плечами.
С чем с чем, а вот с камнями я за этот месяц пока как-то не сталкивался, этот первый. Однако любопытствовать не хотел, приедем домой, и посмотрю его в спокойной обстановке…
Наш сегодняшний поход начинался не с привычного таможенного поста. А если говорить начистоту, так он не начинался уже неделю.
Все дело в том, что с нашей помощью на том участке местности здорово проредили демонов, да и другие группы охотников тоже старались, поэтому мы решили сделать умнее и отъехать далеко за город, там имелась еще одна таможня. Мы оказались правы, с этой стороны попадалось ну очень много демонов. Именно поэтому сегодня мы преодолели довольно приличное расстояние и прошли в этот участок пустоши.
В течение следующего часа нам пришлось сразиться еще с тремя группами тварей. Один раз Феофану даже пришлось достать саблю и отбиться от насевшего пилки.
— Что-то тут их как-то очень много, — удивленно заметил я, прикончив последнего люда.
После прошлого участка пустоши столь большое количество противников было непривычным.
— Не знаю, — пожал плечами наставник. — У меня пока не хватает данных для анализа, может их тут всегда так много?
Мы пошли по лесу и услышали голоса радостных демонов, произносящих заклинания.
— Будь очень осторожен, не нравятся мне эти звуки, — произнес Феофан, и мы быстро направились в ту сторону.
Через некоторое время нам открылся довольно интересный вид. На большой поляне от дюжины демонов яростно отбивался малочисленный отряд людей.
— Ранят, не убивают, — нахмурился наставник, глядя на два тела в центре отряда из трех защитников, которые из последних сил отбивали удары тварей с помощью «щитов» и магии.
Огненные и воздушные вспышки мелькали одна задругой, однако они не доставляли демонам особых неприятностей, так, шкуры в некоторых местах портили, но не более.
— Разберись с ними, — жестко скомандовал Феофан.
Скинув рюкзак, я бросился вперед, концентрируя в теле духовную энергию.
Боялся ли я такого большого количества противников? Совсем нет. Как показала практика, моих сил хватало на то, чтобы справиться как минимум с половиной. Если же их не хватит, в дело вступит Феофан. За этот месяц он уже четырежды выносил меня с поля боя в те моменты, когда казалось, что шансов нет, поэтому доверие к наставнику было колоссальное.
Демоны меня конечно же заметили, однако всерьез не восприняли. За что, конечно, тут же поплатились.
Кинувшийся на меня первым хвостатый люд средних размеров получил скользящий удар кончиком сабли по шее.
Стоящий ко мне спиной хвостатый носортул узнал, что значит получить «вихрь силы» в спину и, орошая пространство кровью, завалился на землю, придавив своей тушей мелкого крылатого пилки.
Пригнувшись и пропустив над своей головой меч, сбил ударом ноги еще одного пилки и всадил нож под ребро пытавшемуся повторить удар мечом демону.
«Минус три!»
Отскок в сторону, кувырок, еще кувырок, и вот я уже в недосягаемости для ударов ближайших противников.
Некоторые из демонов побежали в мою сторону, забыв о защищающемся отряде.
Накопил в теле побольше духовной энергии и помчался на них, слегка касаясь ставших неповоротливыми людов.
Легкие касания на деле оказались не такими уж безобидными. Фонтанирующая кровью четверка демонов не даст соврать.
Духовный «щит», выставленный передо мной, остановил удар джеракса — высокого и очень худого демона с красной кожей и рожицей клоуна.
Мой ответный удар саблей даже не поранил его, поэтому с помощью шики-чо я отбросил противника в сторону.
«Черт, его кожа очень прочная! Надо бить с большей силой!» — с этим видом демонов я сталкивался впервые, поэтому и вышел небольшой казус.
Отрезал голову ближайшему пилки и ушел в сторону от целого роя магических стрел, посланных в меня крепким крылатым людом.
«Черт, а ведь с таким я тоже пока не встречался!»
Неожиданно мир вокруг словно перевернулся и начал кружиться.
«Иллюзия!» — понял я и подбавил энергии в технику «глаза волка».
С противниками, владеющими таким типом магии, мне еще сталкиваться не доводилось, поэтому отбежал в сторону, пытаясь разорвать дистанцию.
«Сегодня какой-то день открытий!»
Накладывающий иллюзии демон походил на большую прямоходящую летучую мышь.
«Ночной охотник! — вспомнил я название, вычитанное в Сети. — Очень редкий товарищ!»
Оскалив огромные клыки, он зашипел и попытался накинуть на меня еще несколько иллюзий, выглядевших как сгустки темного дыма.
Отбиваясь от парочки наседавших демонов, я помчался к «иллюзионисту», который держался чуть в стороне от общей свалки и явно беспокоился за свою жизнь. Духовной энергии оставалось мало, поэтому я понимал, что надо как можно быстрее справиться с этим монстром, иначе он воздействует на меня иллюзией, и все пропало.
На ходу убил еще одного люда и пилки. Противников осталось всего пятеро, однако двое из них маги, а все остальные сплотили свои силы против меня.
Надежды на спасенный отряд не было, они молча наблюдали за происходящим.
«Уроды! Спасай таких!»
В какой-то момент я оказался возле ночного охотника, и демон тут же расправил свои огромные двухметровые крылья, от чего я, признаться, немного оторопел. Подходить к нему ближе расхотелось: а вдруг он накроет меня ими?
Демон оскалился, сделал шаг вперед, однако в следующее мгновение его голова отделилась от туловища.
Феофан решил вступить в битву.
Остальных демонов я зачистил сам. Потеряв предводителя, они растерялись, чем я и воспользовался.
Убив последнего демона, того самого крылатого люда, без сил опустился на землю.
Сердце бешено колотилось, пот заливал глаза, легкие горели, а конечности словно налились свинцом. Сил не было от слова «совсем».
Феофан лично обходил всех демонов и беззастенчиво добивал выживших.
Молодые ребята из спасенного отряда перевязывали своих раненых товарищей и с интересом смотрели на нас.
— Попей, — протянул мне Феофан флягу с водой.
Сделав несколько больших глотков, я почувствовал, как силы начали медленно возвращаться.
Этот отвар, к моему глубокому удивлению, делала Марыся. По каким-то своим семейным рецептам. Он действительно помогал быстро восстанавливать силы после сложного боя.
Я встал, неприязненно посмотрел на даже не попытавшихся помочь мне парней и девушек в дорогих одеждах, и принялся задело.
— Кто вы?! И почему помешали нашей охоте?! — невероятно заносчивым голосом спросил один из парней с жезлом в руках.
Он был высок, смазлив, но лицо портило презрительное выражение. На его пальцах красовалось несколько перстней, а из-под шеи выглядывала золотая цепочка.
«Павлин!»
— Это вместо «спасибо»? — хмуро спросил его. — Мне почему-то показалось, что вам нужна помощь. Охотились не вы, а на вас!
— Мы бы и сами справились! — тоном, не терпящим возражения, произнес Павлин. — Так что можете оставить нашу добычу и идти!
— Да неужели?! — хмыкнул Феофан и обратился ко мне, протягивая нож и ставя рядом рюкзаки. — Начинай.
Я без лишних разговоров кивнул, так как уже и сам собирался этим заняться.
— Что он должен начинать?! — напрягся парень и поднял жезл, пытаясь защититься.
Наверняка вспомнил, кто только что убил большинство демонов.
Я хмыкнул. Меня опасались, и это было приятное ощущение, ведь на самом деле я стал чертовски опасен. Хотя именно сейчас, в данный момент, оказался невероятно слаб. Убить-то демонов я убил, однако сил у меня не осталось, растратил все, до донышка.
Хорошо, что рядом был такой человек, как Феофан, который мог защитить и прикрыть, если на пути попадется ночной охотник.
Достав из рюкзака несколько пакетов, я быстро и умело принялся разделывать ближайшие туши.
— Это наша добыча! — сказал парень. — Отойдите немедленно.
Феофан расхохотался.
«Чего ему неймется? — не понял я. — Или на него так подействовал страх смерти? Очень испугался, когда понял, что скоро умрет, и теперь пытается казаться крутым, чтобы восстановить самооценку? Скорее всего».
— Когда мы заметили, что на вас наступают, двое из отряда уже были ранены, трое еще кое-как держались на ногах, но конец был близок, ведь даже втроем вы не смогли убить ни одного демона.
— Они напали внезапно! — воскликнул парень. — На нас наложили иллюзию! Если бы не это, мы бы их легко победили!
Я даже не обернулся на этого идиота. Что он хочет показать? Чего добиться? Кому и что доказать?! Мы-то с Феофаном все видели. Да и вообще, наезжать на людей, которые только что расправились с большой группой демонов, не очень-то умно. Совсем страх потерял? Или его успокаивает то, что один из нас ребенок, а второй старик?
Его товарищи что-то пытались шипеть Павлину, но тот их словно не слышал.
Я достал сердце и почки ближайшего демона и пошел к следующему.
Паренье жезлом пожелтел и через некоторое время принялся освобождать желудок. Его компания тоже побелела, и одна из девушек повторила данное действо.
«Слюнтяи, пошли в пустоши одни, без поддержки, асами вида крови боятся! И о чем только думали? Наверняка о приключениях!»
Пока ребята приходили в себя, я успел обработать еще четыре туши.
Феофан показал, что ценного можно взять с джеракса и крылатого люда, после чего мы вместе перешли к «летучей мыши».
— Ночной охотник, — произнес наставник, — очень-очень редкий зверь. Больше всего ценятся его крылья и кожа, по три тысячи за одно крыло точно получим. Так что это пока наш самый удачный поход.
— Я знаю, кто это, читал про него в Сети.
— Хм, оказывается, и от этих телефонов можно ждать чего-то путного.
Феофан не очень жаловал новое, как и большинство стариков, хотя на первый взгляд по нему не скажешь.
Пока мы разбирались с трофеями, отряд студентов иди даже школьников принял решение возвращаться к таможенному посту, только почему-то пошли они совсем в другую сторону.
— Спорим, они скоро вернутся? — усмехнулся Феофан.
— Часто с такими сталкивался? — уточнил я.
— Да постоянно, приедут мальчишки и девчонки из благородных семей на каникулы после учебы в магической школе и решат проверить себя в пустошах. С малыми группами демонов справятся легко, все же магия — штука опасная, а вот с таким большим отрядом, какой им попался, уже нет. Хотя… были бы они опытней, я бы поставил именно на них.
— То есть ты считаешь, что маги намного опасней воинов?
— Так все считают, — ответил наставник. — Да так, по сути, и есть. Средний маг всегда сильнее пятерки средних воинов. Другое дело, что сильный воин может стать вровень с сильным магом. Только вот сильных воинов очень мало, а сильных магов довольно много.
— Мне показалось или ты воздействовал на них какой-то техникой?
— Молодец, заметил, — кивнул наставник. — Легкий аналог «вуали страха». Они вернутся и попросят, чтобы мы провели их до таможенного поста, на этом можно дополнительно заработать.
— Мне кажется, что после столкновения с таким чудовищем, — я указал на ночного охотника, — очень неуютно путешествовать по пустошам и без всяких «вуалей страха».
Тем более если ты к этому совершенно не готов.
Наставник оказался прав, через некоторое время незадачливый отряд вышел из леса и направился к нам.
— Эй, старик! — сказал Павлин. — Мы предлагаем вам войти в нашу группу!
Я, не предполагавший подобного, от неожиданности засмеялся.
«Ни при каких обстоятельствах не хочет терять лицо! Вот это молодец!»
— Да неужели?! — невероятно едким тоном произнес Феофан и, добавив издевки в голос, продолжил: — Это очень лестное предложение, но мы, пожалуй, откажемся.
— Но… — несколько растерялся парень. — Нас же больше!
Создавалось такое впечатление, что он не понимал причин нашего отказа, словно сделал нам шикарное предложение, а мы почему-то не захотели его принять.
— Ага! — кивнул наставник. — И вы все вместе не в состоянии справиться с тем, с чем легко разобрался мой десятилетний ученик.
— Десятилетний?! — возмутился парень, словно я сейчас лично и персонально его оскорбил.
Я улыбнулся.
Мне, признаться, стало очень лестно, что Феофан сказал именно так. Ведь он очень редко меня хвалил. Если не ругал, это уже значило немало, а тут еще и похвала. Я, конечно, понимал, что таким образом он давит на молодежь, но улыбка словно приклеилась на лицо. Ведь я и правда хорошо поработал.
— Вот именно! — ухмыльнулся Феофан и добавил: — Поэтому нам совершенно не нужен такой балласт, как вы. А если хотите войти в наш отряд, то будьте готовы заплатить деньги! Мы благотворительностью не занимаемся.
— Заплатить?! — возмутился парень.
— Именно!
— Пять тысяч талеров, — подсказал я Феофану.
— Да… — подтвердил он и закашлялся.
«Кажется, это очень большие деньги!»
— Пять тысяч?! — возмутился Павлин.
— За каждого, — добавил я, — или ты считаешь, что твоя жизнь стоит дешевле?! Благородный человек как-никак! Неужели ценишь себя столь дешево!
— Что?! — взорвался парень. — Я стою намного больше чем пять тысяч!
— Вот именно! — улыбнулся я, поймав его на гордости. — Себя надо уважать!
— Вообще-то пять тысяч — это как-то многовато! — сказал один из парней. — Стандартный договор о сопровождении стоит около трехсот талеров, не больше.
— А у нас нестандартный, — ухмыльнулся я. — Мне пришлось попотеть, чтобы спасти ваши жизни, а вместо «спасибо» я получил какой-то наезд. К тому же без нас вы точно не сможете вернуться назад. Мы всего за час столкнулись с десятью большими группами демонов, — немного приврал я. — Как думаете, вы справитесь с таким же количеством, если пойдете одни? Да и вообще, вы даже не ориентируетесь на местности, непонятно почему пошли в противоположную сторону от поста.
— Я же говорила! — шикнула на друзей одна издевушек.
— В общем, думайте! — добавил я, и мы с наставником продолжили наше кровавое дело.
Закончив с разделкой и сборами, мы приготовились возвращаться домой, и ребята все же решили к нам подойти.
— Двадцать тысяч за пятерых, — сказал Павлин, — и мы согласны на ваше сопровождение.
— Двадцать пять, — отрезал я.
— Ты ничего не решаешь! — зло рявкнул он на меня. — Я говорю с твоим стариком!
— Тридцать тысяч, — улыбнулся Феофан. — Или можешь принять предложение Ивана.
— Мы согласны с предложением Ивана, — быстро сказала подошедшая девушка, понимая, что из-за ее друга цены могут подскочить еще выше.
— Хорошо, — улыбнулся я и достал из кармана сложенный листок и ручку. — В таком случае подпишем договор!
Листок в моем кармане нашелся совершенно не случайно. На нем мы отмечали примерные характеристики пустоши в этом участке. Тропы, поляны, редкие растения. С одной стороны он был исписан мелким убористым почерком, а вот со второй совершенно чист.
Я быстро написал, что каждый подписавшийся обязуется выплатить Феофану Елизарову по пять тысяч талеров, и предложил компании расписаться.
— Мы бояре! — возмутился Павлин нашим недоверием. — У нас слово железное! — Однако свою подпись все же поставил.
— А мы серьезные люди, — сказал я, — и понимаем, что бумага — это документ, которым можно доказать свои слова.
Наше возвращение на таможенный пост вышло весьма фееричным, что, признаться, очень не понравилось Феофану, который не очень-то хотел привлекать внимание.
Но как его не привлечь, если мы вернулись с огромной добычей и привели детей из боярских родов, родители которых уже отправили на поиски в пустоши несколько отрядов, состоящих из своих людей, и ждали результатов.
Больше всего мне понравилась реакция старшего родственника Павлина, который очень красноречиво на него посмотрел, после того как Феофан показал таможенникам свернутую кожу с крыльев ночного охотника.
Стоит ли говорить, что мальчишка вжал голову в плечи?
— Жди в машине, — сказал Феофан, когда мы положили рюкзаки в багажник, и забрал у меня расписку. — Пойду пообщаюсь с родителями этих оболтусов и попробую получить честно заработанный гонорар.

 

Как правило, зубная боль считается самой неприятной из всех видов боли, которые в принципе может испытывать человек. Однако мне кажется, что в тот момент я ощущал что-то намного худшее…
Все дело в том, что ранним солнечным утром я обнаружил во дворе нашего дома одного очень неприятного и заносчивого молодого человека лет так пятнадцати.
Все верно, вы совершенно правы. Моя душевная боль была вызвана лицезрением высокомерно задравшего свой детский подбородок Павлина.
— Чего кривишься? — спросил Феофан, выходя следом за мной на крыльцо.
Наставник был одет в черные спортивные штаны, простую синюю майку и резиновые сланцы на босу ногу. В руках он держал большую глиняную чашку, исходящую густым паром с приятным ароматом свежезаваренного травяного настоя.
Этот запах был мне знаком, я узнал его во время нашего непродолжительного совместного проживания с наставником. Иногда, после особо удачной охоты в пустошах, Феофан со своим новым товарищем — дедом Тарасом — хорошенько так выпивали. После обильного застолья многоопытный Феофан предпочитал лечиться собственноручно заваренным настоем, за что не раз слышал насмешки от употребляющего традиционный рассол Тараса. Но следует отметить, что этот напиток доказал свою высокую эффективность, от мужчины не пахло перегаром, да и чувствовал он себя великолепно. Ни тебе головной боли, ни других «радостей» после обильного возлияния. В общем, полезная штука.
Несмотря на то что вчера у нас был самый удачный поход, Феофану так и не удалось выпить со своим другом и поговорить за жизнь, вместо этого ему пришлось праздновать счастливое спасение «родных кровиночек» с какими-то непонятными людьми.
— Когнитивный диссонанс, — коротко пояснил я свои ощущения.
В свое время мне довелось, увидеть это выражение на новостном портале Моршанска и выяснить, что же оно здесь означает. Оказалось, что смыслы этого выражения в обоих мирах совпадают, поэтому я, совершенно не стесняясь, его употреблял.
Наставник вопросительно приподнял бровь.
— Он не вписывается в здешний экстерьер, — пояснил я. — Выглядит так же инородно, как дед Тарас в поместье боярского рода.
— Тебе надо заканчивать с посиделками в Интернете, — прищурившись, бросил Феофан и сделал большой глоток. — Лазишь везде по Сети, словечки непонятные запоминаешь, лучше бы личное время на полезные дела тратил. Вот я в твое время…
— Это надо для учебы, — прерывая нотацию старика, сказал я.
Если бы я его не прервал, то, скорее всего, мы бы услышали душещипательную историю о том, как у Феофана в свое время не было телефонов, что вместо всяких сетей он все свое время посвящал тренировкам. Он мог говорить достаточно долго, и если Павлина мне жалко не было, то себя хотелось от этого уберечь.
Так легко и непринужденно заткнуть Феофана мне удалось только потому, что учебу, в каком бы виде она ни проходила, он уважал, и поэтому сам выдавал мне гаджеты для самостоятельной подготовки к школе. Все же, к моему глубочайшему разочарованию, скоро должен был начаться учебный год, и находиться среди отстающих мне крайне не хотелось.
— Ты прав, — через некоторое время произнес мастер. — Мальчишка одет не для тренировки — во все белое, да и лишнего золота на нем как-то многовато, но, думаю, после нашего первого занятия он поймет, что именно ему надо изменить.
— После ПЕРВОГО? — зацепился я за слово.
«То есть его появление здесь не случайно, и Феофан, судя по всему, собрался проводить с ним какие-то занятия? Что за неудачный день?! Ведь нет никакого желания терпеть такого неприятного типа. Это, конечно, не такое уж тяжелое занятие, но слушать постоянные упреки и дурацкие заявление совершенно не хочется».
— Ты назвал меня «мальчишка»? — вскинул голову Павлин. — Старик, мне кажется, ты забываешь, кто платит тебе деньги и с кем ты говоришь!
— Да, — кивнул Феофан, отвечая на мой вопрос и старательно игнорируя раскрасневшегося подростка. — Их родные посчитали, что сумма, заявленная в твоей расписке, достаточно велика, но мне удалось их убедить, что если они заплатят всего в два раза больше, нарушители спокойствия быстро поймут, что пустошь — это очень плохая идея. И в следующий раз будут думать, прежде чем совершить нечто подобное.
Я уважительно покачал головой. Феофан не только решил вопрос с долгом, но на ровном месте смог заработать громадные деньги. А всего-то и надо — устроить «золотым деткам» несколько тяжелых тренировок, вывести в пустошь на охоту и заставить их разделать пару десятков трупов демонов. На выходе получим совершенно других людей, которые обязательно осознают, что порой у их поступков есть последствия. Открытым оставался только вопрос с послушанием: вдруг «золотые детки» откажутся выполнять те или иные команды Феофана? Что в таком случае он будет делать? Мне уже интересно.
Эти вопросы я адресовал мужчине.
— Обижаешь, Иван, — усмехнулся наставник. — Стандартный ученический контракт на две недели. Теперь они в моей полной власти.
— За две недели их особо ничему не научишь, — усомнился я в эффективности столь краткосрочного курса. — Тут хотя бы месяц нужен.
— Им и этого хватит, — не согласился со мной мастер.
— Почему мне никто не отвечает?! — вспыхнул Павлин. — Мой отец заплатил тебе деньги, будь добр, объяснись.
Феофан недобро усмехнулся:
— Мальчик мой, ты верно заметил, что заплатил мне твой отец, а не ты. Это раз. Во-вторых, тебе никто не отвечает, потому как ты для меня никто, полный ноль. — Феофан криво улыбнулся. — Всего лишь самонадеянный дурак, которому захотелось популярности в школе, и он не придумал ничего лучшего, как направиться в смертельно опасные пустоши. И мало того, что ты сам захотел убиться, так еще и друзей привлек к этому делу. Идиот!
— Да как… да как! — возмущенно воскликнул парень.
— Да так! — прервал его наставник. — Все, что я сейчас сказал, правда! И ты это знаешь! Но еще больше я тебя презираю за то, что, побродив по пустошам всего два часа, вы банально потерялись, не знали, куда идти, и, что еще хуже, так и не убили ни одного демона! Жалкие неудачники и нытики! Именно по причине своей полной некомпетентности ты для меня никто — полный ноль! А вот он, — наставник ткнул в меня пальцем, — настоящий воин. Лучше вас всех! Смог победить большую часть ваших противников один! И жалкие трусы ему даже не помогли!
Я думал, что парень не выдержит и кинется на Феофана. Однако он сдержался и с ненавистью посмотрел на меня, словно это я виноват в его бедах.
«Интересно, а зачем Феофан его на меня натравливает?»
Послышался звук подъезжающей машины.
— Что это за халупа? — услышал я недовольный женский голос. — Мы точно сюда приехали?
Калитка открылась, и во двор зашли две уже знакомые мне девушки. Они, в отличие от Павлина, знали, куда идут, поэтому были одеты в обтягивающие спортивные костюмы.
Феофан хмыкнул и пошел переодеваться, оставив меня наедине с тройкой золотой молодежи.
— Стасик! — взвизгнула одна из девушек, налетев на Павлина.
Так вот как его зовут!
Павлин приосанился и с превосходством поглядел в мою сторону. Мол, смотри, какие девушки на меня вешаются!
Вторая вела себя более корректно, поздоровалась и встала чуть в стороне.
Я хмуро наблюдал за обнимающимися индивидами, которые в жизни не заработали ни копейки, жили на средства семьи и осуждали чужое жилье, причем вполне добротное.
Через несколько минут подъехало еще несколько машин, и все детишки оказались в сборе.
Наконец из дома вышел наставник.
— Итак, мои молодые ученики, — добродушно начал он. — Познакомимся с вами еще раз. Меня зовут Феофан, я ваш невольный учитель на две недели. Моя цель — научить вас выживать в пустошах. База у вас есть, поэтому считаю, что много времени это у нас не займет. Какие у кого возникли вопросы?
Ответом ему было снисходительное молчание.
— Отлично, — словно не замечая этого, продолжил он. — Где ваше оружие?
— Старик, — снисходительно произнес Стас, выдержав небольшую паузу. — Давай-ка без строгих ноток в голосе. Поверь, мы видели людей намного страшней тебя, и они точно не были жителями разваливающейся хибары. Так что ты сильно голову не поднимай. Спас нас вчера, и молодец, деньги тебе за это заплатили. Так что сиди себе в огороде, корми свиней, только нас не трогай.
Парни и девушки согласно закивали.
— Вот именно, — стервозным тоном добавила та, что бросилась на Павлина. — Нечего тут строить из себя непонятно кого. Мы представители боярских родов, а не чернь, как ты!
Вчерашний страх неминуемой гибели бесследно исчез, будто его никогда и не было. Вместо благодарности за спасение жизней высокомерные ребята облили нас презрением только за проживание в этом доме. Может, мы и сами в этом виноваты, ведь потребовали с них деньги за спасение, но все равно с их стороны было неразумно кичиться своим происхождением.
Правда, не все так реагировали. Вторая девушка, кажется, ее звали Ксения, и низкий худой парень были не совсем согласны с мнением своих друзей, после фразы о боярских родах они едва заметно нахмурились, но ничего не сказали.
— В мое время представителям боярских родов не требовалось говорить, кто они есть, это и так было понятно, — сказал Феофан и покосился на меня. Я кивнул.
«Урок усвоил, таким мелочным и высокомерным человечишкой точно не буду… Противно».
— Да я тебя! — вспыхнула девушка и тут же быстро сделала два шага назад, как весь их отряд.
Вы знаете, что такое «жажда крови»? Я имею в виду то самое пресловутое желание, исходящее от человека, который невероятно сильно жаждет крови и убийств?
Лично мне всегда казалось, что такая способность — обычная выдумка. К тому же наставник уже не раз демонстрировал одну из самых сложных техник в его арсенале — «вуаль страха», и я считал, что другие инструменты ему не нужны. Однако сейчас чувствовал, что от него исходила именно «жажда крови»…
Четкое желание убивать… которое подсознательно ощущали все мы…
Даже мне вдруг показалось, что наставник меня убьет. Просто и без затей оторвет голову, ведь он очень силен. На это его силы точно должно хватить…
Что почувствовали ставшие в боевые стойки и мгновенно побелевшие ребята, я не знаю, но они начали формировать каркасы заклинаний. Следом во двор ворвалась охрана с пистолетами и жезлами наперевес.
Не обращая внимания на приготовившихся к бою воинов, Феофан сделал несколько шагов вперед.
— Вы еще считаете, что можете со мной пререкаться? — тихо уточнил он у группы и, не дождавшись ответа, задал вопрос охране: — Зачем пришли?
— Чтобы вы не поубивали их, витязь, — поклонился один из охранников с жезлом.
«Витязь? Так он им представился? Теперь понятно, почему деток отдали ему на обучение, но лично я знаю, что на самом деле ранг Феофана — богатырь. Думаю, если бы он сказал окружающим подобное, город стоял бы на ушах. И так местная администрация в шоке от того, что у них под боком живет свободный витязь. А вообще странное поведение для наставника… Мы же вроде скрываемся! Или уже нет?!»
— Постараюсь не поубивать, — осклабился Феофан и бросил охране: — А теперь покиньте территорию дома или я за себя не отвечаю.
— Значит, так, ребятишки, — сказал он, ослабляя исходившую от него «жажду крови», когда мы остались одни. — Сейчас устроим небольшую пробежку, после чего я посмотрю, что вы умеете, и решу, как нам быть дальше. Вопросы?
Вопросов у медленно приходящих в себя ребят не было.
— Тогда вперед, за своим оружием, и будьте готовы к бегу.
Когда все вышли во двор, он обратился ко мне:
— Бежим следующим образом. Ты впереди, я сзади, слабаки посередине. Темп выше среднего. За двадцать седьмым домом начнешь медленно ускоряться и направишься в сторону пятых ворот. За воротами беги к поляне, там и потренируемся.
— Думаешь, они после этого представления будут тебя слушаться?
— Нет, — ухмыльнулся наставник. — Их хватит ненадолго, но уже через некоторое время ты выбьешь из них пыль, а я добавлю. Этого на некоторое время хватит.
— Я еще не дрался с магами, — напряженно заметил ему.
— А крылатые демоны? — удивился наставник. — Вчера ты убил такого люда. Его уровень примерно такой же, как у них. Старайся не подставляться, в крайнем случае используй духовный «щит».
— Понял, — кивнул я.
«Хитрый наставник! Помимо очевидных плюсов данного соглашения, смог бесплатно заполучить для меня не очень магически сильных спарринг-партнеров. Теперь я буду знать, что мне могут противопоставить маги. Вот кто настоящий автюк!»
Бег дался ребятам легко, видимо, они уделяли спорту достаточное внимание. Павлин каким-то образом шел в лидерах и держался сразу за мной. Пару раз он пытался «случайно» наступить мне на пятку, наверняка не простил слов Феофана. Но я вовремя ощущал его намерения и всякий раз быстрее перебирал ногами, откидывал их назад и несколько раз «случайно» попадал крепкими пятками берцов ему по голеням. Отчего он сдавленно ахал, ругался и с явной злостью пытался повторить свою подлость.
— Не стоит подбегать настолько близко, — непременно комментировал я ситуацию. — Могу случайно тебя поранить.
Когда мне это надоело, я намекнул, что за такие шутки он может получить удар ножнами сабли сверху вниз по самому дорогому для любого мужчины месту.
Смазанное движение саблей в непосредственной близости от Стаса наглядно продемонстрировало, что его детородный орган находится в опасности. После этого парень наконец перестал маяться ерундой.
Выбежав за пределы города, мы двигались вперед еще несколько километров, после чего свернули в лес. Там находилась довольно большая поляна, оборудованная кем-то под полигон, с несколькими любовно вкопанными лавочками по периметру.
Нам повезло, сегодня это место было свободно.
— Пару минут на разминку, и будем начинать, — произнес Феофан, когда мы перешли на шаг. — Посмотрим, что вы умеете.
Золотая молодежь, конечно, даже не думала прислушиваться к его словам. Они принялись обсуждать ненормального деда и его странного ученика.
— Закончили, — скомандовал Феофан. — Стали в одну шеренгу.
Детки поморщились, но что-то похожее изобразили.
— Ты, — ткнул наставник пальцем в рослого крепкого парня, — почему ты вчера сражался мечом, а сейчас стоишь с жезлом?
— Потому что жезл перерубили, — насупился он. — Пришлось брать меч раненого демона и защищаться.
— Они, оказывается, даже кого-то ранили. — усмехнулся старик, посмотрев на меня. — Всем отрядом! Герои!
— Да я… — попытался было что-то сказать парень, но Феофан его прервал:
— Да ты ни на что не годный слабак, который позволил демону уничтожить твое основное оружие!
Тот попытался что-то сказать, но наставник его прервал:
— Считаешь, что не слабак?
— Не слабак! — не задумываясь, рявкнул парень.
— Ну, проверим, — скептически осмотрел его Феофан. — Ты и Иван на середину.
Подходя к своему месту, я начал накачивать себя духовной энергией.
— Я должен сражаться против ребенка? — к чести парня, произнес он. — Да еще и воина? Не слишком ли у нас разные уровни и ранги? Это бесчестно.
— Ха-ха, ну посмотрим. — Феофан резко рявкнул: — Начали!
Увернувшись от полетевшего в мою сторону неизвестного заклинания, я быстро приблизился к сопернику и, подловив на выдохе, четко пробил ему в «солнышко».
Тело, напитанное духовной энергией, стало в несколько раз крепче, сильнее и быстрее, поэтому не ожидавший от ребенка такой прыти и силы противник, отлетев назад, замер, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.
«Вот странно, ведь видел же вчера, кто убил почти всех демонов, почему же не воспринял меня всерьез?»
— Действительно, очень разные уровни, — едко заметил наставник.
Девушки подбежали к лежащему на земле товарищу и стали оказывать помощь.
— Следующий, — указал Феофан на низкого щуплого парня.
После начала боя маг принялся быстро обстреливать меня заклинаниями, не давая приблизиться на расстояние удара и надеясь быстро закончить схватку, что ему не особо удавалось, ведь я не так прост. Резко ускорюсь, сделаю несколько быстрых прыжков в разные стороны и наконец, приблизившись, нанесу удар, разбивающий едва видную голубоватую пленку.
«Щит!» — понял я. Следующий удар с использованием большего количества духовной энергии стал для противника последним в этом поединке.
— Этот чуточку получше, — почесал голову Феофан. — Следующий.
Павлин на самом деле оказался не так плох, как я о нем думал. Он максимально быстро закидывал меня заклинаниями, а в какой-то момент неожиданно использовал и масштабное заклинание. Высокий прыжок с использованием шики-чо и духовный «щит воли», брошенный под ноги, позволил мне выйти за пределы площади поражения.
Разочарованный неудачей противник не успел перейти в защиту и, получив несколько болезненных ударов, упал на землю.
Я был в недоумении.
«Ничего не понимаю! Ведь маги сильнее и опаснее воинов! Почему мне так легко удается с ними справляться?! Такое ощущение, что они не знают, чего ожидать от владеющего духовной энергией противника или не могут поверить, что мне удалось ей овладеть?»
— Дам вам небольшой шанс, — сказал Феофан оставшимся. — Две против его одного.
Разозленные расправой над своими друзьями девушки выглядели угрожающе. Они стали в боевые стойки, выставили перед собой жезлы и, не дождавшись команды «к бою», начали забрасывать меня огромным количеством заклинаний. Положа руку на сердце, должен отметить, что в магическом плане девушки оказались немного сильнее парней. К тому же они были очень ловкими и быстрыми, что помогало уходить от некоторых моих ударов.
Несколько раз мне не удавалось уйти от их заклинаний, но меня отлично защищал духовный «щит», который с каждым принятым заклинанием становился совершеннее и совершеннее, а в последний раз мне удалось отразить сразу два удара.
— Попался! — закричал пришедший в себя Павлин, и мою ногу, провалившуюся в яму, со всех сторон сковало землей.
«Урод! Третьим влез?! — раздраженно подумал я. — Что делать-то?»
Духовный щит не смог защитить от всего, и я получил небольшой ожог левой руки.
Тихо вскрикнув от неожиданной и сильной боли, которая активировала мою мозговую деятельность, направил в ногу «вихрь силы», с помощью которого освободил конечность из земляного плена и смог покинуть линию огня.
Резко ускорившись, встал между девушками и повторил прием, примененный на полигоне Ибрагима. Бросившиеся в мою сторону противницы не ожидали такой подлости и начали с криками тереть глаза, в которые попали пыль, грязь и другой мусор.
После чего мне удалось легко справиться с соперниками.
Когда мусор и пыль осели, я уже безмятежно стоял за спиной Феофана.
Однако эта внешняя безмятежность давалась мне тяжело, в руке пульсировал очаг неприятнейшей боли, а внутри неприятно ныло из-за перегрузки системы духовной энергии, я выкладывался до конца второй день подряд, а это неправильно.
Феофан выглядел довольным. Еще бы! Ведь я оказался более состоятельным, чем окончившие школу представители боярских родов, а это, пожалуй, первая отличная оценка его преподавательской деятельности.
— Печальное зрелище, — сказал учитель, поморщившись. — Теперь вы видите реальный уровень своих умений. Надеюсь, мне больше не придется слушать пререкания и вступать в ненужные споры.
Назад: ГЛАВА 11
Дальше: ГЛАВА 13
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий