Наследник старого рода

ГЛАВА 11

Я проснулся оттого, что яркий солнечный лучик, проникнув сквозь небольшую щель в задернутых шторах, попал мне в лицо. Поморщившись, перевернулся на живот и, обняв подушку, попробовал снова уснуть.
— Дзынь! — громко упало что-то на кухне, после чего послышались сдавленные ругательства хозяйки дома — Марыси. Повторная попытка уснуть успехов не принесла.
«Так, надо вставать на тренировку, — принял я решение, — а то сейчас придет мой персональный тиран и начнет водные процедуры. К тому же, раз Марыся уже на кухне, времени у меня осталось не так и много».
Повернувшись на спину, я посмотрел на часы и удивленно замер.
«Двенадцатый час?! Двенадцатый?! Ничего себе, как долго я сплю! И меня что, никто не разбудил? Даже Феофан со своей водой? Что вообще происходит?»
Неожиданно плечо, правую руку и живот пронзила резкая острая боль.
— Мм… — сдавленно замычал я от неожиданности, безуспешно пытаясь унять очень неприятные ощущения в теле и гадая над причинами их внезапного появления.
Резкая боль прошла так же внезапно, как и появилась, дав мне возможность разобраться, в чем же, собственно говоря, дело.
Быстрый взгляд на предплечье позволил отметить наличие очень тонкого «старого» шрама, сильно выделяющегося на слегка загоревшей коже.
«Не помню такого!» — шокированно рассматривал я отметину.
Такой же след, к моему величайшему удивлению, был обнаружен и на болевшем плече. А вот живот покрывала целая сеточка шрамов самого разнообразного вида.
«Что происходит?» — удивленно подумал я.
Глыба льда в моем внутреннем мире отозвалась вспышкой холода. Яркая боль вспыхнула повторно, позволив мне вспомнить подробности получения столь необычных отметин. Мое умное подсознание скрыло от меня целый день, позволив не переживать о произошедшем и нормально отдохнуть.
«А может, все дело в моем „холоде“? Что, если он не в первый раз прячет от меня реальность и скрывает куда больше, чем хотелось бы?»
По спине пробежали мурашки, а мысли вернулись к вчерашнему дню.
Как назло, в мой первый поход по пустошам нам «повезло» столкнуться с довольно большой группой человекоподобных демонов…
Помню, как, реагируя на смертельную опасность, мое тело начало пылать изнутри, наполнившись большим количеством духовной энергии, а «холод» из моего внутреннего мира начал искать выход во внешний и невидимыми волнами расходиться вокруг меня.
Я помотал головой, отгоняя яркое воспоминание.
«Что это еще за глюки? Судя по всему, мне в кровь попало большое количество адреналина, и сознание принялось генерировать непонятные ощущения и галлюцинации. Или я просто надышался какой-то травкой в пустошах и она так на меня подействовала? А что, вполне вероятно, там же много всего необычного».
Воспоминания вернули меня в схватку, в самую гущу сражения с демонами. Я резал, резал и резал податливую плоть врагов… Используя шики-чо, поражал серьезных и весьма массивных соперников… Уходил от ударов вражеского оружия и магии… Ставил защиту и атаковал в ответ…
Но после определенного момента мои воспоминания словно смазались. Помнил только, как пот застилал лицо, как враги падали от моих ударов один за другим, как с помощью сабли и шики-чо я сеял смерть, как кожаные перчатки не позволяли потным и мокрым от крови рукам выпустить рукоять оружия.
Потом вспомнил, как один из демонов ранил мою руку… второй, следом за ним, плечо… как я разорвал их с помощью своей духовной энергии и продолжил сражение…
Последнее воспоминание было о том, как в животе разгорелся океан боли и я упал, а ворвавшийся в круг противников Феофан буквально располосовал тварей на куски.
Видимо, у него действительно очень высокий воинский ранг…
«Хм, интересно, а почему вместо глубоких неприятных ран остались только тонкие и, как кажется, многолетние шрамы? — думал, я вставая с кровати и одеваясь. — Меня лечили каким-то видом заживляющих зелий? А психосоматическая боль, возникающая на месте бывших ран, как раз является следствием невероятно быстрой регенерации и проявляется на психологическом уровне из-за того, что раненый организм еще не привык к невероятно быстрому восстановлению и генерирует импульсы боли из поврежденного места? Что ж, вполне вероятно».
Умывшись и почистив зубы, я, вполне себе бодрый и довольный, пришел на кухню и уселся за стол. Там меня ждали горячая рисовая каша с запеченной курочкой и большой стакан молока.
Видимо, Марыся услышала, что я умываюсь, и поставила все на стол.
Каша, как и вся еда хозяйки дома, была невероятно вкусной. Я набросился на нее с видом изголодавшегося папуаса и тут же попросил добавки. Вторую тарелку ел медленно, можно сказать, смаковал, однако аппетит портили постоянные вздохи и ахи пожилой женщины и ее жалостливые взгляды в мою сторону.
— Ну как ты, Иванушка? — все же решилась спросить она и присела на стул рядом.
— Спасибо за беспокойство, чувствую себя просто отлично, особенно после такого вкусного завтрака, — пожав плечами, ответил я и спросил: — А может, вы знаете, где Феофан? Я удивлен, что он не разбудил меня на тренировку.
— На какую еще тренировку! — воскликнула женщина. — Ты же вчера из пустошей вернулся! Весь в крови! Весь! Я же твоему дуболому помыть тебя помогла да в кровать уложить! А он хотел просто положить в одежде, и все! Интересно было бы посмотреть, в каком бы ты состоянии проснулся! А ты тут им интересуешься! И про тренировки вспоминаешь! Тебе отдыхать надо!
Марыся была явно разгорячена. Ну а что сделаешь, против природы не попрешь. Она женщина, а я выгляжу как ребенок. Материнский инстинкт выступает во всей красе. У нее же внуки моего возраста. Понятно, что она переживает. Надо этим воспользоваться и задать пару вопросов.
— А когда меня принесли, ран много было? — уточнил у нее. — Ну, когда вы меня от крови отмывали.
— Так… — на некоторое время она замерла, вспоминая. — Так вроде ни одной и не было.
«Ага, значит, старик обработал меня своим зельем еще в пустошах. Видимо, средство достаточно действенное, раз заживление пошло так быстро».
— Ну зачем тогда на Феофана ругаться? Ран у меня не было, просто перетрудился.
— Ага, перетрудился… — скривилась она. — Как после ваших утренних тренировок, когда ты чуть живой возвращаешься!
— Тяжело в учении, легко в бою! — высказал я известную истину, но ответа не дождался, женщина погрузилась в свои мысли.
— Но как же так? — спросила она саму себя. — Ведь вся одежда была порвана и в крови! И пятна такие специфические. Неужели зелья?
— Это была не моя кровь, — решил не расстраивать ее. — Так что не надо сильно переживать. Я просто очень устал, вот и отключился во время дороги. А про какие зелья вы говорили?
— Про целебные, — ответила женщина. — Но они стоят очень больших денег.
— Нет, никаких зелий я точно не пил.
Марыся прищурилась и внимательно посмотрела на меня, но так ничего и не сказала.
— Так где Феофан? Давно уехал?
— Он мне не отчитывается, — отрезала женщина и, нахмурившись, продолжила: — Ему самому жить надоело, так он и тебя угробить в пустошах хочет. Негодяй!
— Мы же вроде как закончили говорить об этом? — устало произнес я. — Поверьте, если бы я сам не захотел туда идти, то и не пошел бы. К тому же Феофан очень опытный воин, с ним я чувствую себя в безопасности.
В подтверждение этих слов вспомнилось, как он легко и непринужденно раскидал наседающую на меня толпу демонов.
«Он действительно очень сильный воин. Хотя иногда и кажется тем еще индивидом, однако свой профессионализм он доказал. Ведь какой бы у него ни был характер, но мою спину прикроет не задумываясь и, как показывает практика, вытянет из всех неприятностей. У него ведь даже зелье специальное было припасено! Подготовился заранее, а это очень важно! Значит, он действительно обо мне печется, и ходить с ним в пустоши можно и даже нужно. Мне его способ обучения вполне понятен. Поставь перед человеком невыполнимую задачу, и он добьется максимального результата…»
Машинально создал на ладони «вихрь силы» и тут же погасил его. Все получилось легко и непринужденно, и при этом не потребовалось большого количества духовной энергии. Вчера я такого еще не умел, а сейчас выдаю, даже не напрягаясь.
Хотя все же вру, немного напрягаюсь. Себе признаться можно. Но прогресс в любом случае очень большой.
В груди после использования техники слабо защемило, совсем чуть-чуть заболела рука. Словно я дал ей нагрузку, а перед этим сильно переработал. А ведь, судя по всему, так и есть. Вчера я очень хорошо поработал с шики-чо, сделал большой шаг вперед, а сегодня попытался использовать эту энергию. Так не пойдет, моей духовной системе необходимо восстановиться.
Не надо думать, что один нормальный поступок наставника в пустошах позволил мне полностью ему довериться, это не так. Ему как минимум еще несколько раз придется доказывать, что я могу на него рассчитывать.
Хотя, как мне кажется, после еще пары таких смертельно опасных походов в пустошь, где нужно полноценно выкладываться, я стану достаточно сильным, чтобы перестать опасаться за свою жизнь.
— Кстати, — прервала Марыся мои размышления. — Вот, это тебе. — Она протянула купюру в десять талеров. — Твой кровопийца сказал, чтобы ты сегодня ничем не занимался, а просто отдыхал.
«Не много, но и не совсем мало, — философски подумал я, кладя купюру в карман. — Как минимум на несколько мороженых должно хватить».
Покончив с едой, решил погулять в городе. Давно хотел это сделать…
Неспешно выйдя на улицу, пошел в сторону ближайшего продуктового магазина. Бывать в нем мне еще не приходилось, но, где он находится, я знал отлично. Ведь во время тренировок мы с Феофаном не раз пробегали мимо. Кстати, эти пробежки позволили мне изучить наш район вдоль и поперек.
В магазине мне встретилась довольно привлекательная женщина средних лет, подозрительно покосившаяся на незнакомого мальчишку, но так и не оторвавшаяся от своего гаджета. Она временами тихо хихикала и мечтательно улыбалась.
«Сто процентов с каким-то кавалером переписывается!» — подумалось мне.
Я с нескрываемым любопытством не особо спеша изучил весь предлагаемый ассортимент товаров, поинтересовался ценами и решил для начала взять себе одно мороженое.
Есть особо не хотелось, Марыся постаралась на славу, но почему бы не порадовать себя чем-нибудь вкусным? Тем более что жарко, самое то для холодного лакомства.
Проходя мимо автобусной остановки, повстречал небольшую компанию детей примерно моего возраста, которые, судя по их разговорам, намеревались прямо сейчас ехать в городской парк.
«О! А ведь это отличная идея! Почему бы и мне не прибиться к ним и не погулять?!»
Я постоял недалеко от компании, в теньке высокого дуба, зашел в тот же автобус, что и они, предварительно запомнив его номер — ведь возвращаться я буду один.
Дети, четыре парня и пять девочек, с интересом косились в мою сторону, видимо, узнали утреннего бегуна, однако подойти так и не решились. И слава Спасителю! Вообще не представляю, о чем можно говорить с детьми, и с ужасом жду того времени, когда каникулы закончатся и я пойду учиться в школу.
Ехали мы недолго, и уже через пятнадцать минут я оказался в большом, заполненном людьми парке аттракционов. Тут были и колесо обозрения, и всевозможные горки, и комнаты ужаса, и тир, и еще много-много чего интересного.
Как и в нашем мире, продавались попкорн, сладкая кукуруза, мороженое и какие-то другие специфические виды сладостей, что-то вроде сладкого картофеля, посыпанного пудрой. А вот сладкой ваты, к сожалению, я так и не нашел, хотя ее как раз очень хотелось попробовать.
Я побывал везде, осмотрел все закоулки большого парка, после чего с удовлетворенным видом уселся на одну из пустых лавочек и принялся наблюдать за проходящими людьми.
Находясь в эпицентре радости и веселья, глядя на счастливые лица проходящих мимо людей, я как никогда остро понимал, что один в этом мире…
Вспомнилось, как на Земле я со своей семьей точно так же гулял по паркам и беззаботно веселился.
Я помотал головой.
«Надо гнать от себя деструктивные мысли. Нечего размышлять над тем, чего не можешь изменить, лучше думать о том, что ты предпримешь дальше! Все у меня будет хорошо, как и у моей семьи».
Рядом со мной на лавочку села маленькая девочка лет пяти в ярком розовом платьице и такого же цвета сандаликах, длинных белых гетрах на ногах и с пышными бантами в густых русых волосах. Девочка с интересом рассматривала проходящих мимо людей, веселящуюся ребятню и изредка косилась в мою сторону.
— Привет! А почему ты скучаешь? Где твои друзья?! — услышал я ее заинтересованный голос с очень хорошим для ребенка такого возраста произношением.
Расстраивать ее молчанием не хотелось, поэтому я все же ответил:
— Я не скучаю, просто гуляю один, мне так нравится. А почему ты одна? Где твои родители? Ты потерялась?
Однако, к моему безмерному удивлению, приправленному щепоткой смущения и неловкости, девочке ответил кто-то другой. Осмотревшись по сторонам, я с удивлением заметил незнакомого мальчишку. Непонятно каким образом оказалось, что он сидит на той же лавочке.
«Ничего не понимаю! Готов поклясться, что еще несколько секунд назад здесь никого не было! Как ему удалось настолько бесшумно пройти мимо? И почему я ничего не заметил?»
Мальчишка был примерно моего возраста. Он имел правильные черты лица, короткую прическу и был одет в свободные темно-синие одежды, покрой которых напоминал мой черный костюм наследника боярского рода. Его лицо было несколько растерянным, он с удивлением смотрел на девочку.
— Ты что, видишь меня?! — наконец спросил мальчишка.
— Конечно, вижу, — чуть повернув голову набок, сказала она.
На секунду мне показалось, что она смотрит на паренька как на больного, и я непроизвольно усмехнулся.
Парень перевел шокированный взгляд на меня:
— Может, и ты тоже меня видишь?!
— Конечно, вижу, — словами девочки ответил я и, засмеявшись, заинтересованно спросил: — А что с тобой не так?
— Вы не должны меня видеть! — мотнув головой, уверенно сказал он, схватился за амулет на груди и что-то проверил. — Точно, не должны!
— Я тебя разочарую, тебя отлично видно, — улыбнулся я. Парень меня заинтриговал.
«Неужели у него есть амулет невидимости или что-то подобное?»
— Ах вот ты где?! — услышали мы мужской голос.
Сосед побелел и замер, а девочка улыбнулась.
К лавочке подошел крепкий подтянутый мужчина и подхватил русоволосую девчушку на руки.
— Я же просил никуда от меня не отходить, — несколько напряженным голосом пожурил он. — А если бы с тобой что-то случилось?
— Но папа! — возмущенно пискнула девочка. — С тобой скучно! А так я познакомилась с мальчиками!
Мужчина внимательно посмотрел на лавочку, сфокусировал взгляд на мне и словно не заметил соседа.
— Прощайся с мальчиком и пойдем гулять, там мама нас уже заждалась, — сказал он, кивнув в мою сторону.
— Пока, Иван, пока, Годимир!
Я и парень рядом пораженно посмотрели на девочку.
«Мы же не называли ей своих имен! Я — точно! Как она узнала?»
— Ох и выдумщица же ты! — сказал мужчина. — Тут же только один мальчик, дай Годимираты пока еще не видела. Он сейчас дома, ты с ним позже познакомишься.
Они отошли немного в сторону, и я перестал их слышать.
— Тебя Иваном зовут? — тут же спросил парень.
— Да, — все еще не отойдя от шока, ответил я.
— Годимир, — ответил он и протянул руку.
— Как она узнала наши имена? — спросил удивленно. — Ведь я ей точно не представлялся.
— Я ей тоже не представлялся, — помотал головой Годимир и задумчиво добавил: — Но ее отца я несколько раз видел, он знаком с моим. И если она все же убедит его, что ей ничего не показалось, меня ждут неприятности.
— Тогда давай пересядем на другую лавочку или просто прогуляемся, — предложил я. — А то, если честно, немного скучновато.
Парень меня заинтриговал. Хотелось узнать, кто он, откуда у него такой артефакт и почему он им пользуется. Ну и, конечно, хотелось пролить свет на личность девочки. Это было основное желание. Как-никак, а вместе с именем она могла узнать и мою фамилию. И ее слова обо мне могли иметь более страшные последствия, чем грозившие Годимиру.
— Пошли, — кивнул он.
— Так что за артефакт на твоей груди? — словно бы между делом спросил я.
Парень тут же положил на него руку, после чего, несколько мгновений подумав, произнес:
— Это амулет отвода глаз, он не позволяет меня заметить. Точнее, не позволял до этого дня. Кроме тебя и той девочки, меня никто никогда не видел.
— Ого! Амулет отвода глаз! Оказывается, и такие бывают? А как ты думаешь, почему мы тебя заметили? Может, он разрядился? И перестал тебя скрывать?
— С чего бы?! — возмутился Годимир. — Да ты знаешь, сколько он стоит?! В нем же блок самоподзарядки есть! Я в нем уже давно гуляю! И меня еще никто ни разу не увидел!
— А почему бы тебе просто не погулять? — уточнил я. — Без него? Что-то мешает?
— Мм… — протянул он и признался: — Видишьли, меня не отпускают гулять одного, только с большим сопровождением, а разве это отдых?
— Понятно? А тот мужчина, — решил уточнить я. — Ты знаешь, как его зовут?
Мальчишка на некоторое время задумался, после чего ответил:
— Это Артем Кузнецов, какой-то давний друг отца, я видел его всего пару раз и, если честно, не знал, что у него есть дочь.
— Кузнецов, — произнес я, запоминая фамилию.
«Надо будет рассказать Феофану о необычной девочке, которая непонятно каким образом узнала мое имя. Это может быть очень важно».
— А этот Кузнецов, случайно, не маркиз? — вспомнил я представителей этой фамилии среди «серебряных» родов империи. Признаться, прежний Иван не думал, что знания по геральдике могут когда-нибудь пригодиться.
— Он, — кивнул парень и с подозрением посмотрел на меня. — А ты откуда знаешь?
— Учусь хорошо, — неопределенно ответил ему, и это было правдой. В свое время Ивану пришлось заучить гербы и фамилии всех благородных домов империи и некоторые зарубежные.
— Ну-ну, — покачал головой парень.
Когда мы проходили мимо лотков с мороженым, Годимир тоскливо посмотрел на них и как-то печально вздохнул.
— Мороженое будешь? — спросил я мальчишку, доставая деньги.
— А? Что? — удивился он, глядя на меня.
— Я говорю, что мороженое хочу взять, и если ты не против, то и тебя угощу, одному есть как-то невесело.
— Ты хочешь купить мне мороженое? — насторожился он.
— Всего лишь хочу угостить, — поправил его.
— И ты ничего за это у меня не попросишь?
— Нет, конечно, — ответил, слегка покривив душой. Парень был как-то связан с девочкой из влиятельного рода и сам явно не так прост, как могло показаться на первый взгляд, поэтому я был бы не против познакомиться с ним поближе. Ведь он, скорее всего, представитель влиятельного рода. Даже шапочное знакомство лучше, чем ничего. Да и жалко его. Такой вздох тоскливый.
— Ну, если так, то я бы съел шоколадное, — как-то смущенно протянул он.
Под вкусное мороженое общение пошло намного веселей.
Годимир рассказал, что у него есть тупой старший брат и вредная младшая сестра, что он много тренируется и уже имеет ранг воина второй ступени, даже признался, что уже начал чувствовать духовную энергию, но это пока секрет. Я похвалил его за прогресс, рассказал, что и сам занимаюсь с наставником и что, по его словам, ощутить духовную энергию в нашем возрасте может только сильный боец с большим потенциалом.
Эта неумелая лесть, которая на самом деле являлась правдой, еще больше расположила ко мне мальчишку.
К тому времени мы уже сидели на траве недалеко от одной из главных дорожек и Годимир с упоением рассказывал, что очень скоро догонит по силам старшего брата и просто набьет ему морду. За то, что тот постоянно придирается и дерется.
Именно в этот момент к нам нетрезвой походкой начали приближаться двое парней.
«Это же те самые молодые охотники, над которыми глумился Феофан на таможенном посту», — понял я и поморщился. Слишком поздно они попались мне на глаза.
— Ну, привет! — нетрезвым голосом сказал один из них, садясь на корточки передо мной, и угрожающе спросил: — А чего это ты тут один скучаешь?
— Наставника жду, — ответил я, надеясь, что это их от меня отвадит. Все же одно дело — приставать к мальчишке, и совсем другое — к взрослому мужчине, который имеет высокий ранг.
— Не ври, мальчишка, — сказал мне один из них, усмехнувшись. — Твоего учителя здесь нет и не было, а вот ты тут один уже давно ходишь.
Годимир продолжал сидеть рядом со мной и с интересом следил за происходящим.
— Что вам надо? — спросил я, вставая с места и готовясь принять боевую стойку.
— Поговорить, — хмыкнул один из них. — Твой старик оскорбил нас, если бы не наш учитель, ему было бы очень больно.
— Я поражен вашей самоуверенностью, но я тут при чем?
— При том, что твоего учителя тут нет, а вот ты есть, а за оскорбления надо платить. И платить кровью!
— Вы адекватные? — поморщившись, уточнил я, расстроившись из-за того, что мне нельзя сегодня особо напрягаться. — Совсем, что ли, мозги набок съехал и? Два здоровенных мужика и будете бить ребенка? Вам не стыдно? Вы же воины! К тому же, если у вас есть вопросы к моему учителю, можете задать их лично ему, но никак не мне.
Попытка воззвать к совести парней ни к чему не привела, они лишь сильнее разозлились.
«Ну что же, если сегодня я с ними подерусь, то Феофану придется запретить мне прогулки в город. Что ни поход — то драка, что ни день — то приключение!»
— Так не хочется с вами драться, — произнес я, когда парни сделали несколько шагов ко мне. — Но, видимо, придется.
— Я помогу, — сказал Годимир, вставая в стойку.
К моему удивлению, они его даже не услышали.
В это время к нам подошли еще два их нетрезвых товарища. Дело запахло жареным. Однако по воле случая эти оказались как раз адекватными, извинились передо мной и увели своих друзей. Невероятная удача!
— И откуда берутся такие неадекваты? — риторически спросил я.
— Не знаю, — покачал головой Годимир. — Но мой брат на них очень похож.
— Тогда тебе здорово не повезло, — улыбнулся я.
— Это точно, — подтвердил мальчишка и посмотрел на часы. — Мне уже надо идти, — разочарованно произнес он.
— Пошли, я проведу тебя к выходу из парка, а потом и сам поеду домой. Чувствую, что могу попасться этим идиотам еще раз и тогда так просто не отверчусь.
— Когда планируешь выбраться сюда еще раз? — как бы между делом спросил Годимир.
— Думаю периодически заходить сюда по выходным, — сказал ему. — Так что, надеюсь, мы еще встретимся.
— Я тоже, — признался он.
Крепко пожав друг другу руки, мы разошлись.
Возвращаясь домой, я с интересом размышлял, представителем какого рода он может быть.

 

— Так, говоришь, она назвала тебя Иваном, но ты ей своего имени не называл? — задумчиво почесывая голову, спросил наставник.
Я кивнул.
— Это нехорошо, — протянул он. — В таком случае никак не могу понять, как ей это удалось, хотя… — Мужчина задумался. — Может, все же так проявляется ее родовая магия? В мире ведь всякое бывает…
— Родовая магия? — переспросил я.
— Да, — подтвердил он. — Считается, что это уникальная способность старых родов к определенному виду магии. Род огневых, к примеру, имеет предрасположенность к огненной магии. Если кому-то для освоения простейших огненных заклинаний надо хорошенько попотеть, то у них такая способность проявляется сама собой. Твои Темниковы могут каким-то образом влиять на «тьму», управляют тенями и ночью становятся сильнее. Их возможностей сам лично не видел, но слухи ходят. Есть еще род Голиковых — их сила в том, что они могут ставить самые сильные в империи «щиты». Думаю, ты понимаешь, кто именно защищает императора и его семью?
В общем, к чему я веду, у каждого старого рода есть своя способность, может быть одна, а может быть и больше. Этого доподлинно никто не знает. Так что я не исключаю возможности того, что у Кузнецовых могли быть уникальные родовые дары и один из них каким-то образом позволил девочке узнать тебя. Хотя, конечно, главная их способность заключается в умении управлять металлами.
— Так, значит, и у меня должна быть родовая магия? — заинтересовался я.
— Да, — подтвердил мои догадки Феофан. — Думаю, она как-то связана со «льдом» и «холодом».
«Так вот что значит ледяная глыба в моем внутреннем мире! — подумал я. — Это подсознательная визуализация моего дара… Хм… Так, может, и непроглядная тьма во внутреннем мире появляется не просто так?»
— Верно, но раз существует даже небольшая вероятность подобного, думаю, нам надо как-то подстраховаться. Что делать-то будем?
— А ничего, — пожал плечами наставник. — Я попробую разузнать, на какое время Кузнецовы приехали в Моршанск, и до этого ты не будешь выбираться в город, нечего рисковать.
Я нахмурился. В этом запрете на самом деле не было ничего плохого, но мне хотелось бы продолжить знакомство с моим новым другом. Ведь когда я верну себе родовое имя, мне понадобятся союзники, и то, что мы познакомились задолго до этого события, окажется очень ценным.
Мысль была совершенно неожиданной. Ведь изначально, только попав в этот мир, я не воспринимал себя настоящим Морозовым, только его заменой. Но прошло некоторое время, и я начал задумываться о том времени, когда подрасту и смогу вернуть себе родовое имя. Пока только задумывался над такой возможностью. Интересно, что же будет дальше?
«М-да… когда я вновь стану Морозовым, у меня сразу объявится большое количество врагов и недоброжелателей, которые будут постоянно пробовать меня на зуб», — неожиданно спокойно подумал я.
Привычного желания спрятаться в собственную раковину и не отсвечивать уже не было, напротив, появилось стремление стать настолько сильным, чтобы уметь вбивать мерзкие слова в глотки своих недоброжелателей, желательно вместе с зубами.
Я криво улыбнулся.
Интересно, в этом виноват наш поход в пустоши или то, что я осознал, что действительно могу подняться на определенный уровень? Ведь, черт возьми, я сам, лично, уничтожал демонов! А значит, под присмотром наставника я с каждым днем буду становиться все сильнее и сильнее. Мне все по плечу!
— Кстати, — заметил Феофан. — Я уже начал подбирать тебе нормальную школу и нашел пару перспективных вариантов, правда, есть одно большое «но»: для того чтобы там учиться, нужны очень большие деньги.
— Это значит, что нам придется хорошенько распотрошить пустоши? — уточнил я.
— Именно, — кивнул мужчина. — Мы не можем позволить себе экономить на твоем образовании. Ведь дома твоим обучением занимались хорошие специалисты, которые заложили определенную базу. Мы не должны опускаться ниже их уровня, в будущем тебе это очень пригодится.
— Значит, нужно увеличить количество походов в пустошь, — сказал я то, что он хотел услышать.
А почему бы и нет? Ведь наши цели полностью совпадают. Феофан получает достойные деньги для моего обучения и много практики для ученика, я же просто с каждым днем становлюсь сильнее…

 

Георгий Темников сидел в уютном мягком кресле, пил молодое красное вино, смотрел на горящий в камине огонь и размышлял.
Мысли его уже на протяжении нескольких недель были печальными и несколько тревожными…
О чем можно говорить, если за небольшой промежуток времени произошло сразу несколько ужасных событий! На его дом напали, в огне сгорел младший брат и погиб дед.
Страшно осознавать, что все это произошло с представителями княжеского рода в собственном поместье, и совершенно непонятно, кто способен провернуть такое…
Самой же большой неожиданностью для молодого человека стало то, что его отец — глава рода — во время нападения находился дома и не почувствовал проникновения на территорию посторонних.
Это было действительно очень и очень странно. Ведь глава рода на своей земле становится на несколько рангов сильнее и могущественнее, чем за ее пределами. Дома, как говорится, и стены помогают, и это вовсе не пустые слова.
Официальное заявление о том, что отца отравили и он чудом выжил, тоже несколько смущало. Да, в последнее время он выглядел не очень, но это скорее связано не с отравлением редким ядом, а с чересчур активным злоупотреблением алкоголем и различными психотропами. Георгий мысленно выругался.
Да, он не верил официальной версии. Напротив, от этого дела очень сильно «смердело», и молодой человек пытался понять, что именно не так. Кое-какие мысли у него подспудно появились. Ведь на вопрос, как именно яд попал к родителю, ему так никто и не ответил, сослались на коварного слугу деда.
«Ну-ну, — усмехнулся парень. — Они бы еще заявили, что именно он всех и убил».
После смерти мамы жизнь Георгия стала довольно тяжелой. Отец, который и раньше не баловал его и остальных детей своим особым вниманием, после этой трагедии и вовсе перестал ими интересоваться и перегрузил заботы на слуг и учителей. Даже Георгий, наследник рода, мог рассчитывать всего лишь на один-два персональных урока в месяц.
Именно из-за этого молодой человек не питал особо теплых чувств к предку, которого, казалось, вообще перестало беспокоить происходящее в семье и обществе. Он только и делал, что прожигал деньги и постоянно отдыхал.
Когда парень осознал, что особой надежды на отца, бывшего представителя «золотой молодежи», нет, он начал активно учиться и готовился к тому, чтобы взять контроль над активами рода. Отцу ведь на это было наплевать, поэтому парень не сомневался, что у него все получится. Однако, как это всегда происходит, в какой-то момент все кардинальным образом изменилось.
Неожиданно у отца появилось несколько молоденьких фавориток из младших родов, а после, к большому удивлению окружающих, он взял и просто-напросто женился на одной из них!
«Нет, ну понятно, — в гневе рассуждал парень, — захотелось старику молодого мяса. Это давно уже не осуждается высшим светом, к тому же он официальный вдовец. Но вот зачем брать одну из фавориток… в жены?!»
Георгий в очередной раз разозлился.
Не только потому, что новая жена отца оказалась совсем не дурой и активно интриговала, используя все имеющиеся в ее распоряжении ресурсы, но и потому, что бизнес рода, которым он планировал заниматься сам, был передан для управления ей.
Именно из-за нее молодой человек уже долгое время не жил в поместье, предпочитая собственный дом в столице.
Тьма за его спиной словно сгустилась, приобрела плотность и нависла над его плечами, как гигантский плащ.
— Нет. Пока не время, — сказал он себе. — Пока не время. Но как же хочется…
Мысли перескочили на недавний разговор с отцом.
По его словам все активы Морозовых перешли к Георгию как к следующему наследнику, ведь и дед, и Иван мертвы. И теперь он, Георгий, должен поделиться, соединив счета родов.
Именно после этих слов мысли парня стали еще более тревожными.
Он повторно изучил все материалы, касающиеся нападения на поместье, и понял, что смерти выгодны только одному человеку — его отцу.
Погибшие брат и дед открывали доступ к деньгам рода Морозовых, а смерть всех людей Галины (нападающие не пожалели даже служанок) серьезно ограничивала возможности молодой супруги. Ведь конкретно людей Темниковых было убито в тот вечер очень мало.
«Или… напротив… — неожиданно подумал парень. — Смерть всех людей Галины — это ответ отца на устранение младшего сына и тестя… Интересная мысль».
Как бы то ни было, но делиться деньгами Георгий не хотел и искал возможности избежать участи дойной коровы.
Может, выйти из рода? Но какой в этом смысл, если он не сможет стать полноценным Морозовым? Его родовые дары тесно связаны с родом Темниковых, и если он лишится магической поддержки рода, то станет самым обычным слабым магом. А ему это надо? Совершено точно нет…
Идей, как не дать отцу завладеть деньгами Морозовых, не было.
Стук в дверь прервал размышления.
— Войдите, — властно сказал молодой мужчина.
В комнату вошел Сергей Дьяченко — новый начальник службы безопасности рода, и склонил голову, приветствуя наследника.
Парень нахмурился.
— Что вы хотели? — вежливо спросил он.
Мужчин уже успели представить друг другу, поэтому лишних расшаркиваний не понадобилось.
— Георгий Егорович, у меня для вас серьезная информация.
«Что за игру ты затеял? Или это все твоя хозяйка?» — подумал молодой мужчина, внимательно всматриваясь в лицо мужчины.
По его информации, новый начальник СБ рода был доверенным лицом супруги отца.
— Присаживайтесь, — показал он на соседнее кресло. Сергей занял предложенное место.
— Вина? — предложил Георгий.
— Нет, спасибо, — ответил мужчина и продолжил: — Я зашел всего на пару минут, потому как посчитал, что имеющиеся у меня сведения для вас очень важны.
— Говорите.
— Дело в том, — задумчиво произнес мужчина, — что мне удалось выяснить: на месте тела вашего брата находился обгоревший труп другого ребенка.
— Что? — ошарашенно спросил наследник. — Вы в этом уверены?
— Более чем, — кивнул мужчина. — Вот результаты экспертизы.
В его руке, словно по волшебству, появился лист бумаги, который он протянул Георгию.
— До назначения на должность начальника СБ я был обычным оперативником и лично проверял эти данные, поэтому могу гарантировать их подлинность.
Прочитав документ, парень вернул его Сергею.
— Почему мой отец не знает об этом? — вперил он жесткий взгляд в мужчину.
— Он знает, — не показал признаков волнения Сергей, однако при этом несколько побелел. — Он утверждает, что, несмотря на подмену тела, точно знает: Иван мертв.
— Хм… — Георгий задумался и несколько расслабился. — Это очень интересная информация. Что-то еще?
— Пока нет, но если мне станет что-то известно, я обязательно вам скажу.
— Почему? — просто спросил у него молодой человек.
— Потому что я давал присягу вашему роду, — правильно понял смысл его вопроса мужчина. — А наследник рода и сам род — это, как ни крути, одно и то же. К тому же я надеюсь, что вы не забудете мою скромную помощь. Пусть я пока еще молод и, признаюсь, совершенно случайно оказался на этой должности, но постараюсь доказать вам, что меня назначили на нее не зря. Я профессионал, который способен решать самые разные задачи и достигать поставленной цели.
Сергей ушел, а Геннадий задумчиво произнес:
— Что за игру ты затеял, отец?

 

Сергей шел в свой кабинет, переводил дух и мысленно улыбался.
Все прошло так, как надо, он дал наследнику рычаг давления на себя. Позволил Георгию считать, что тот знает слабость Сергея и теперь имеет некоторую власть над ним. Такой понятный и предсказуемый начальник СБ очень удобен и полезен. Им можно управлять и манипулировать, с ним не хочется расставаться и менять на нового, неизвестного и совершенно непонятного. Так что, как считал эсбэшник, теперь его позиции в роду еще более укрепились.
Единственное, что смущало, это громадная тень, которая трепетала над плечами наследника и словно хотела наброситься на Сергея, когда молодой человек злился. Это было очень страшно, хоть он и старался не подавать вида.
«Вот что значит старый род! Свои родовые дары и возможность колдовать без жезла… Тем не менее… — через некоторое время подумал он. — Контакты с наследником налажены, остается только медленно и ненавязчиво их укреплять. Цель на сегодняшний день почти выполнена, теперь необходимо зайти к князю!»
Назад: ГЛАВА 10
Дальше: ГЛАВА 12
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий