Наследник старого рода

ГЛАВА 10

Утро перед походом было теплым и безмятежным. Встал я рано.
«Кажется, у меня уже начала вырабатываться привычка просыпаться в пять утра», — подумал, широко зевая.
Одевался я очень медленно, но, к своему удивлению, не дождался постоянно поднимающего меня утром Феофана. Который, кстати, так и не утратил глупого желания разбудить меня с помощью любовно приносимого с собой стакана воды.
Сбор необходимых в пустоши вещей мы завершили еще вчера вечером, чтобы не заниматься этим утром. Мои вещи легко уместились в небольшой рюкзак, оставалось только положить туда еду из холодильника, и можно будет выступать.
Времени для того, чтобы хорошенько перекусить и подготовиться, было предостаточно. Поэтому я смог позволить себе легкую расслабленность и не спешить.
Заедая завтрак творогом с малиновым вареньем, посмотрел на стол, где лежал подаренный мне мастером клинок.
Моим оружием была небольшая шестидесятисантиметровая сабля. Для не посвященных в оружейную тему людей поясню — это очень острый изогнутый меч с утолщенным острием (для более тяжелых, мощных ударов), широкой гардой (для защиты рук от повреждений) и удобной асимметричной рукоятью, изогнутой в обратную от клинка сторону и оканчивающейся железным навершием (которым так удобно ткнуть противника в висок).
Необходимость именно такого оружия Феофан обосновал его большей практичностью по сравнению с обычным мечом.
Во-первых, сабля — нетяжелое оружие для подготовленного человека.
Во-вторых, ее искривленный клинок имеет большее режущее воздействие, чем меч.
В-третьих, из-за кривизны клинка наносящийся саблей прямой удар становится тянущим и вместе с тем режущим, что оказывает поражающее воздействие на противника.
В-четвертых, мне так велел наставник, и не дело всяким глупым ученикам задавать неуместные вопросы.
В-пятых, стиль Феофана «Стальной листопад смерти» основывается как раз на рубяще-режущих ударах. И сам наставник тоже предпочитает саблю, хотя с детства обучал меня владению разными видами оружия.
Два последних дня я носил саблю не снимая, даже бегал с ней утром. Делал я это для того, чтобы привыкнуть к весу и форме оружия и чтобы на подсознательном уровне воспринимать его как нечто совершенно естественное.
Помня о недопустимости переутомления, я проводил легкие тренировки, отрабатывая знакомые Ивану комплексы, и пытался прочувствовать непривычное именно для меня оружие.
Если изначально я несколько переживал из-за длительного перерыва в работе с холодным оружием, то после тренировки успокоился.
Каждый элемент знакомых Ивану комплексов получался у меня сначала удовлетворительно, затем хорошо, а потом просто великолепно.
Сабля ощущалась как продолжение руки. Знаю, звучит высокопарно, но так оно и было. Словно выученные мной до этого комплексы были задуманы именно для человека, сражающегося этим оружием.
Заигравшись с новой игрушкой, я представлял, как на меня мчится толпа злобных демонов, и, совершенно не напрягаясь, выполнял довольно сложные связки ударов, рубя полчища врагов направо и налево. В какой-то момент я начал чувствовать жар, расходящийся из нижней части живота по всему телу. Казалось, у меня открылось второе дыхание, я даже стал слышать резкие и довольно громкие звуки рассекаемого саблей воздуха.
Именно из-за этих звуков я и был обнаружен Феофаном, который напомнил, что запретил мне серьезные тренировки перед походом в пустошь.
— Какие еще серьезные тренировки? — уточнил я и в тот момент понял, что моя рубаха пропитана липким неприятным потом…
В целом оружие, подаренное наставником, оказалось отличным, хорошо ложилось в руку, и я был невероятно доволен тем, что с саблей в руках не похож на деревянного Буратино.
Однако все же признаюсь, у меня возникло небольшое психологическое напряжение…
Мысль о том, что придется куда-то самостоятельно идти, чтобы заниматься убийствами, была для меня какой-то иррациональной.
Мне даже не верилось, что это происходит именно со мной и что, вместо того чтобы отказаться от массовых убийств, я к ним очень даже старательно готовлюсь.
Вторая мысль, вызвавшая дискомфорт, была о том, что к данному путешествию в пустошь я пока не готов…
Феофан в моем возрасте и с меньшими навыками ходил туда убивать демонов? Флаг ему в руки и барабан на шею! Молодец! Что сказать?! Но, как мне казалось, лично я к охоте на демонов пока еще морально не подготовлен. Да и не только морально, физически тоже.
Успехи в освоении духовной энергии были, я наконец смог использовать шики-чо три раза, прежде чем энергия заканчивалась, однако все же понимал, что этого очень и очень мало для полноценного сражения. Необходим был хотя бы месяц полноценных тренировок, но достучаться до упертого наставника я так и не смог.
Моя попытка обратиться к нему закончилась полнейшим фиаско. Почему-то вместо древнего, невероятно мудрого мастера боевых искусств, который обязан молча выслушать сомнения своего единственного ученика и выдать в ответ что-то умное и вдохновляющее, мне достался постоянно раздающий подзатыльники маразматичный, упертый пожилой деспот, не желающий даже выслушивать разумные мысли.
Поэтому, получив хорошую взбучку, я понял, что от похода не отвертеться, и продолжил легкие самостоятельные тренировки.
На самом деле была еще одна причина, по которой я немного злился на наставника…
Ну вот, казалось бы, ты опытный мужик, который прям точно решил, что потянет ученика в пустоши и что его оружием будет имеющаяся у тебя сабля. Ну так почему ты не выдал ее раньше? Чтобы он хотя бы к ней немного привык? И потренировался?
Так нет, блин! Он выдал мне ее за два дня до похода. За что ему огромное спасибо! Хотя возможна ситуация и похуже, он же мог дать мне ее непосредственно перед выходом…
В чем его проблема? Это он меня таким образом думать учит? Или что? Мол, обо всем надо заботиться самостоятельно, и если сам о себе не позаботишься, то никто не позаботится? Так, что ли? Даже и не знаю.
Переодевшись в заранее подготовленную одежду, отправился на улицу. В прихожей посмотрел в зеркало.
«Красавец!» — подумал я.
Из зеркала на меня смотрел черноволосый голубоглазый ребенок десяти-двенадцати лет с правильными чертами лица.
Парень был одет в камуфляжные штаны и китель типа «березка», в кепку такой же расцветки и берцы на высокой подошве. На его руках были кожаные перчатки с обрезанными пальцами. От них я, кстати, хотел отказаться, но Феофан пояснил, что оружие может вылететь из потных ладоней, а перчатки помогут не допустить этого.
Из-за правого плеча парня бойко выглядывала деревянная рукоять сабли с металлическим навершием.
На левом бедре крепились дополнительное оружие и одновременно рабочий инструмент — боевой тактический нож с довольно приятными для мужского глаза формами.
Матовый цвет лезвия, листовидная форма клинка, серповидная впадина на режущей грани, удобные гарда и рукоять. Такие я видел только в фильмах со Шварценеггером и на показательных выступлениях спецназа. Короче, очень занимательная игрушка!
— Красавец! Просто красавец! — прервав мои мысли, не преминул поддеть меня Феофан, заметив, что я оценивающе смотрю на себя в зеркало. — Все девки твои будут, точно тебе говорю, только не забудь рюкзак на спину нацепить.
— Спасибо! Буду иметь в виду, — уверенно произнес я и, подхватив рюкзак, вышел на улицу.
«Если ему покажется, что подколка удалась, то он будет повторять ее снова и снова».
— Флягу не забудь! — крикнул Феофан, чтобы оставить последнее слово за собой.
— Она у меня с собой, — не дав ему это сделать, крикнул в ответ.
— Тогда не забудь саблю на пояс перевесить! Понторез! А то даже сесть в машину нормально не сможешь!
Я глубоко вздохнул, признавая его правоту, и принялся расстегивать ножны. Ведь, к сожалению, с саблей за спиной особо не покувыркаешься, а ведь так круто смотрится, как в фильмах!
Машина уже стояла на улице, возле нее находилась ожидающая нас баба Марыся. Она сложила ладони перед собой и истово читала молитвы, что-то беззвучно шепча.
Феофан вышел на улицу вслед за мной и, закрыв калитку, занял водительское место.
— Спасибо за молитвы, Марыся, — как-то тепло сказал он ей и добавил: — Будем вечером.
Машина рванула вперед, а я наблюдал в зеркало заднего вида за смотревшей нам вслед пожилой женщиной и подошедшим к ней шатающейся походкой дедом Тарасом.
«Вот молодец! На часах шесть утра, а он уже выпил! Профессионал!»

 

Я почему-то считал, что попасть на территорию пустоши при необходимости может любой желающий. Что днем ворота «на ту сторону» открываются, и можно спокойно идти. Однако, изучив информацию в местном аналоге Интернета, в очередной раз осознал, что жизнь, как всегда, оказывается намного сложнее, чем мы думаем.
Оказалось, что проход на «земли демонов» открыт только через специальные таможенные посты.
В принципе верно. Государство всегда стремится держать все под своим контролем. А тут и опасное место, и одновременно с этим невероятно прибыльное. Ведь с различных субъектов, желающих зарабатывать в пустоши, всегда можно взять налог, а это, судя по полученной в Интернете информации, очень большие деньги. Некоторые государства, не имеющие большого количества полезных ископаемых и других способов пополнить бюджет, вполне уверенно осваивают пустоши…
Жаль только, что наставник очень редко дает телефон, и то только на полчаса в день, а то у меня было бы намного больше информации для анализа ситуации в империи и мире. Надеюсь, когда закончатся летние каникулы и я пойду в школу, ситуация кардинально изменится. Ведь мне как минимум необходимо будет иметь с собой телефон для связи…
Таможенный пост представлял собой довольно большой комплекс зданий, вплотную примыкающих к защитной стене и образующий с ней одно целое. Его основные задачи заключались в том, чтобы осуществлять установленный порядок посещения пустоши и не допускать проникновения демонов на территорию города. Ведь, надеюсь, никто же не забыл, что некоторые виды этих тварей могут становиться невидимыми? Ну и сами демоны порой собираются в большие отряды и штурмуют стены, если их своевременно не выкашивать.
Мы подъехали к таможенному посту и оставили автомобиль на довольно большой стоянке. Что удивительно, припаркованных машин было довольно много.
— Интересно, — произнес наставник и, проведя рукой по невероятно грязному капоту ближайшего легкового автомобиля, глубокомысленно добавил: — Не жилец.
После этого мы направились в сторону поста. Нас пропустили без лишних вопросов.
Большое помещение, в котором мы оказались, походило на зал ожидания железнодорожного вокзала. Аккуратно, в ряд, были выставлены крепкие лавки с высокими спинками. Под потолком висели большие экраны с общей информацией, а вдоль одной из стен виднелись привычного вида билетные кассы, у которых в данный момент никого не было.
Именно туда мы и направились.
— Паспорта, — скучным и усталым голосом произнесла миловидная девушка-кассир, даже не взглянув на нас.
Феофан сунул руку в нагрудный карман и достал требующиеся документы.
По его словам, наши паспорта хоть по факту и были фальшивыми, юридически таковыми не являлись, так как оформлялись согласно всем необходимым требованиям.
— Елизаров Феофан Гаврилович и Мороз Иван Егорович, — прочитала девушка, вбивая данные из паспортов в компьютер. — Цель посещения пустоши?
— Туризм, — совершенно спокойно ответил наставник.
Девушка подняла голову от компьютера и скептически на него посмотрела.
— Ну а какая еще может быть цель? — спросил Феофан.
— Охота или собирательство, к примеру, — подсказала девушка.
— Пишите и то и другое.
— На какой срок убываете?
— До двух суток.
— А мы разве не на один день собрались? — тихо уточнил я.
— На один, но почему бы не иметь еще одни сутки про запас, вдруг мы захотим задержаться? — так же тихо ответил Феофан. — В таком случае не обманем девушку.
«Что-то мне не нравятся твои мысли, — нахмурился я. — Одного дня для первого раза вполне достаточно».
— Платить будете сейчас или после возвращения?
— Давайте сейчас.
— В таком случае с вас четыре талера.
Взяв деньги, девушка выдала чек и пояснила:
— Здесь написан номер, присвоенный вашему отряду, когда услышите объявление по громкоговорителю, знайте, что подошла ваша очередь.
— Документы остаются у вас? — уточнил Феофан по поводу паспортов.
— Да, — кивнула девушка. — Согласно двадцать третьему указу Совета империи для предотвращения фактов потери или повреждения документов паспорта убывающих в пустошь должны оставаться у регистратора. Их вернут сразу после возвращения.
— Понятно, — задумчиво произнес наставник и, поблагодарив, занял одну из лавочек. Я сел рядом.
Появилось время немного осмотреться. В зале ожидания одновременно находилось сразу несколько отрядов охотников, дожидающихся своей очереди.
Самый многочисленный из них, в котором насчитывалось около десяти человек, расположился невдалеке от нас. Он состоял из молодых парней, которые откровенно скучали в ожидании своей очереди, поэтому не знали, чем бы себя занять. Не стоит сомневаться, что, как только мы вошли в холл, их внимание сразу переключилось на нас.
Стоит отметить, что наставник был одет точно так же, как и я. Такой же китель (только с закатанными по локоть рукавами), такие же штаны, берцы и кожаные перчатки с обрезанными пальцами, такая же кепка. На его поясе так же была закреплена сабля, конечно, больше моей.
— О! Глянь! Близнецы подошли, — сказал кто-то из парней. — Только один вырос, а второй нет.
— Ага! И во всем новом, — добавил еще один. — Первый раз идут, видимо!
— Салабоны, — презрительно добавил третий.
Четвертый комментировать ничего не стал и обратился к нам:
— Эй, дедуля, а вы куда такие красивые собрались?
— В туристический поход, что ли?! — добавил еще один, и компания весело засмеялась.
— Можно и так сказать, — спокойно ответил наставник, откидываясь на спинку кресла. Хотя мне казалось, что в этой ситуации он может вспылить.
«Посмотрим, что будет дальше».
— Так это вы не в то место идете! — заметил еще один. — Вам нужно на стоянку, а не в пустошь.
— А нам, напротив, нравятся именно походы в пустошь, — ответил учитель. — С расчлененкой, убийствами демонов и прочей кровавой вакханалией. Да, Иван?
Голос мастера был совершенно спокойным, даже, я бы сказал, чуточку приветливым, но от него исходила такая волна продирающей жути, что все присутствующие в зале как-то подобрались.
Показались несколько таможенников с автоматами в руках. Парни как-то неискренне засмеялись, осознав, что по глупости наехали не на того человека.
— А, ну ясно, — как-то тихо выдавил один из них.
— Доброе утро! — бодро поздоровался с Феофаном худой молодой мужчина лет тридцати.
Он был коротко острижен, гладко выбрит и имел явно военную выправку, однако, судя по форме, в таможне не служил.
— Доброе! — ответил наставник, оценил протянутую руку и пожал ее.
— Сергей Поливода, — представился мужчина.
— Феофан Елизаров, — ответил наставник.
— А что это вы моих мальчишек прессуете? — с легким укором спросил Поливода, кивнув в сторону притихшего отряда.
— Разве «паутина страха» уже считается чем-то серьезным? — приподняв бровь, уточнил Феофан.
— Для кого как, — уклончиво ответил мужчина. — Для кого-то нет, а для кого-то более чем.
— В таком случае им нужно больше заниматься самосовершенствованием, а не коротать время, цепляясь к незнакомцам с глупыми вопросами и советами.
— Спасибо, — поблагодарил мужчина. — Я учту этот совет на наших следующих занятиях.
— Отряды семь и восемь, просьба подойти к точке выхода, — донеслось из динамиков.
— Это нам, — сказал мужчина Феофану и добавил: — Прошу простить моих ребят за несдержанность. Молодые и горячие, сами должны понимать.
«Ага, таможня подсуетилась и не хочет конфликта, поэтому выпускает молодежь пораньше».
— Понимаю, — ответил наставник. — Когда человек чего-то боится, он старается заглушить свой страх наигранным весельем и пытается казаться намного более уверенным, чем это есть на самом деле.
Молодежь, услышав слова Феофана, явно разозлилась, однако почему-то ни один не решился сказать ни слова. Видимо, «паутина страха» действительно серьезная техника.
«Надо будет обязательно попросить Феофана, чтобы он меня научил!» — подумал я.
— Да, слабовата нынче молодежь, — проворчал наставник, когда отряд охотников вышел из зала. — Если бы пошли без «ветерана», погибли бы стопроцентно.
Минут через двадцать пришла наша очередь выдвигаться в пустошь.
Мы зашли в небольшое помещение с высокими потолками и толстыми стенами. Нас встретили стволы торчащих из бойниц пулеметов. Стало немного не по себе, благо что они были направлены в сторону массивной двери.
Дверь, ведущая в пустошь, открылась.
«Ну, с Богом!» — подумал я и решительно пошел вперед.
— Действительно пустошь, — произнес, глядя на заросшую травой землю, простирающуюся к горизонту, и недоуменно спросил: — И что, она такая вот вся? Кроме травы, и нет больше ничего?
— Нет, это всего лишь оптическая иллюзия, — объяснил ситуацию Феофан. — Где-то через километр ты увидишь, как мираж рассеивается и появляются сначала зеленые пятна, а потом лес.
Мы неспешно двинулись вперед, внимательно оглядываясь по сторонам, ведь со слов Феофана я знал, что нападение демонов может произойти и возле стены.
Наставник оказался прав, через некоторое время мираж наполнился расплывчатыми зелеными пятнами, которые в итоге оказались высокими лиственными деревьями.
— Видишь следы? — Феофан указал на широкую дорогу, ведущую в лес. — Это следы тех отрядов, которые ушли раньше нас. Они пошли по главной дороге и вряд ли встретят что-нибудь интересное. Мы же сделаем по-другому, пройдем пару километров вдоль опушки, и только потом направимся вглубь леса. Думаю, нам может попасться что-то очень редкое.
Некоторое время шли молча, а потом я все же решился задать несколько вопросов.
— Наставник, а почему в пустошах не используют лошадей? — В контексте нашего пешего передвижения этот вопрос меня действительно заинтересовал, даже странно, что я задумался об этом только сейчас, видимо, совсем «затренировался». — Пусть автомобили здесь не могут функционировать, но почему никто не использует лошадей? Это же маневренность и скорость передвижения.
— По многим причинам, — лениво отмахнувшись от летящей мошки, произнес мастер. — Но главная заключается в том, что на коней очень легко воздействовать различными видами магии, вызывая у них панику и ужас, отчего животные теряют голову и с пеной у рта несутся куда глаза глядят. Знаешь, что в таком случае ожидает наездника?
— Вариантов немного. Или серьезные травмы, или смерть.
— Все верно. Если только наездник не окажется опытным воином и не покинет седло раньше. Ведь на самом деле скачка на испуганном коне — это очень сложное занятие. Ты пытаешься всеми возможными способами удержаться на несущемся во весь отпор и ничего не замечающем вокруг животном. В этот момент тебе совсем не до разглядывания окружающего пространства, а испуганный конь вполне может вынести тебя на врага.
Говоря это, наставник как-то ссутулился и словно ушел в себя. Складывалось впечатление, что подобное пришлось пережить кому-то из его близких или ему самому.
Я некоторое время помолчал, не решаясь прервать его невеселые воспоминания, после чего спросил:
— А почему никто не додумался надеть на коня специальный амулет, который защищал бы его сознание от подобного вида воздействий? Ведь наверняка же есть такие?
— И без тебя додумались, — усмехнулся мужчина, скосив на меня взгляд. — Но, к большому сожалению, такие амулеты пока очень неэффективны. Они слабы, могут держаться от силы минут пять, а потом эффект защиты пропадает. Да и, по правде говоря, стоимость таких амулетов невероятно высока. Его и на человека иной раз повесить жаль, а тут всего лишь лошадь.
— Печально… — разочарованно произнес я, ведь надежды передвигаться по пустоши не на своих двоих были безжалостно уничтожены. — Думаю, если получится удешевить их производство, мы сможем путешествовать с комфортом.
— Не думаю, — не согласился со мной Феофан. — Я ведь сказал, что это главная причина, а есть же еще и второстепенные.
Я молчал, ожидая продолжения рассказа, однако вместо ответа учитель задал вопрос:
— Напомни-ка мне, из чего демоны черпают свою силу? Что помогает им развиваться?
— Ну, — задумался я, — они становятся сильнее после убийства живых существ и при ритуальных мучениях жертвы. Данные действия позволяют им эволюционировать. Но, — заметил тут же, — про это ты мне еще не говорил. Я почерпнул данную информацию из Сети.
— Еще бы, — усмехнулся наставник, — если бы было по-другому, то ты бы никогда не получил телефон. Ученик, который не может самостоятельно найти ответы на простейшие вопросы, просто бесполезен.
— А зачем мне тогда такой ленивый наставник? — возмутился я. — Если вместо ответов он вручает мне телефон. И то всего на полчаса в день!
— Ответ на сложный вопрос, найденный самостоятельно, ты запомнишь на долгое время, а тот, что будет подан тебе на блюдечке, забудешь через пару дней.
— Это не так, — возмутился я. — Ты же мне много про демонов рассказывал, спроси что-нибудь, и я тебе отвечу.
— Я рад, что ты не совсем безнадежен, — не желая развивать эту тему, произнес учитель. — Но тогда ответь на другой вопрос. Что будет с конем, если его поймают демоны?
— Сначала они будут его долго мучить, после чего убьют.
— Именно, — с каким-то ожесточением в голосе сказал Феофан. — Конь, особенно если он боевой, — это сильный и яростный зверь, в котором жгут тугих мышц, много крови и мяса. Из него можно выжать очень много энергии. Пусть это не разумное существо, он не дает такой мощи, как человек, но и он сгодится для качественного усиления.
От представившейся в воображении картины мучений мне даже немного поплохело. Желание находиться в пустоши стало еще меньше, но раз мы уже здесь, то назад дороги нет.
К тому же я поставил себе первоочередную цель — стать сильнее, чтобы в будущем иметь возможность защитить себя как от человека, так и от демона. А сделать это можно, только глядя в глаза собственному страху — то есть идти в пустошь и сражаться. Даже несмотря на возможность попасть в плен. В ином случае придется всю жизнь быть слабым и подстраиваться под окружающих, а мне этого совершенно не хотелось…
Разговор сам собой затих. Через некоторое время Феофан остановился.
— Контроль, — бросил он.
По этой команде я активировал «глаза волка» и внимательно осмотрел окрестности. Все было спокойно.
— Чисто, — доложил я и, деактивировав технику, принялся яростно моргать, желая избавиться от неприятного ощущения в глазах.
Наставник кивнул, подтверждая мою оценку местности.
Еще перед походом он тщательно проинструктировал меня по поводу подаваемых им команд и моих действий в пустоши, поэтому никаких лишних вопросов не возникло.
Вдоль опушки мы шли довольно долго, пока наставник наконец не решил свернуть в одном, только ему известном месте. В чем заключалась разница между конкретно этим участком леса и сотнями таких же, я так и не понял. Лес совершенно ничем не отличался от того, вдоль которого мы шли.
Движение среди деревьев оказалось для меня более интересным. Мы очень часто натыкались на какие-то кусты, травы и грибы. Феофан давал краткое описание и рассказывал, в каких зельях их можно использовать и сколько они стоят. Пока ничего действительно стоящего нам не попадалось, поэтому мы приняли решение ничего не брать.
Временами Феофан командовал: «Контроль!» — заставляя меня постоянно выполнять несложную, но с каждым разом все более и более болезненную технику.
Мы очень долго шли по потенциально опасной территории, но, к моему удивлению, пока не встретили ни одного демона.
— Вот это подарок — неожиданно сказал Феофан и скомандовал: «Контроль!»
«Чисто!» — хотел было сказать я после осмотра, но, проанализировав поведение наставника, решил еще раз осмотреться.
«Ага! Вот оно!» — подумал, заметив в небольшой впадине справа от нас кустик с десятком ягод. При обычном зрении они совершенно не выделялись, и я бы вряд ли обратил на них внимание, однако при использовании техники «глаза волка» можно было отчетливо заметить исходящий от них яркий свет.
— Там какое-то странное растение, — доложил наставнику, указывая направление.
— Все верно, про него я и говорил, — доставая нож из чехла, произнес он. — Нам сегодня невероятно повезло, мы нашли снежный цесс.
— И в чем же заключается наша удача?
— Ну хотя бы в том, что растение попадается крайне редко, поэтому стоит довольно дорого. Его ягоды даже в сыром виде являются сильным стимулятором духовной энергии.
Феофан достал небольшую пластмассовую банку, показал мне, как правильно срезать ярко-белые ягоды, чтобы они не растеряли своих ценных свойств, и предложил закончить с остальным. Когда я справился, он забрал емкость, и мы продолжили движение.
— А почему ягоды цесса светились? — спросил я.
— А ты еще не понял? — приподнял брови наставник.
— Предполагаю, что они накапливают духовную энергию.
— Если сам знаешь ответ на свой вопрос, зачем лишний раз досаждать учителю? Привыкай думать, перед тем как что-то спрашивать, — прочитал очередную нотацию Феофан.
Я хотел было возразить, что ответы наставника, в отличие от моих домыслов, несут реальную правдивую информацию, но вдруг почувствовал, что чей-то холодный взгляд с предвкушением смотрит на мою незащищенную шею.
Техника «волчьего глаза» сработала сама по себе, и я заметил недалеко от нас трех замерших в неподвижности пилки — тех самых невысоких зеленых демонов.
— Контроль. Десять часов, — сказал Феофану, не меняя интонации, и в этот момент один из демонов, сорвавшись с места, рванул в мою сторону.
Он был маленький, быстрый и невероятно ловкий.
«Мне надо работать намного лучше, чем обычно, чтобы справиться с ним!» — четко понял я.
Мое тело словно обожгло изнутри горячим пышущим огнем.
Подождав, пока противник приблизится, нанес стремительный удар, оставив длинную глубокую рану на груди и плече отскочившего в последний момент демона.
Из его раны тут же прыснула красная горячая кровь, он неожиданно громко вскрикнул.
«Так ты у нас, оказывается, тоже остро чувствуешь боль? — неожиданно кровожадно подумал я. — Иди сюда!»
Однако долго наслаждаться первыми успехами в скоротечном бою не удалось. Так как еще один демон метнул в меня «огненный шар».
«Ого-го!» — подумал я, отклонился в сторону от опасности и тут же подпрыгнул вверх, уходя от удара когтистой лапы ближайшего демона.
Резкий удар саблей снизу вверх — и мой первый противник лишился руки, следующее движение — и его голова отлетела в сторону.
Тем временем в мою сторону на когтистых, как у летучей мыши, крыльях полетел еще один пилки, который в полете создал пару «огненных шаров» и бросил в нашу с Феофаном сторону.
Нож, словно сам собой, прыгнул в руку, после чего полетел точно в цель. Демон сложил крылья, уходя в сторону, получил мощнейший удар ногой от Феофана и, кувыркаясь, упал на землю.
Быстрое движение саблей — и второй демон оказался обезглавленным.
Несколько раз внимательно осмотрелся по сторонам.
Больше никого.
Во время повторного осмотра обнаружил возле Феофана тела еще трех мелких демонов.
— Ну что, с боевым крещением! — с улыбкой посмотрел на меня наставник.
— Спасибо, — кивнул, подбирая с земли брошенный в крылатого пилки нож.
— Не за что, чисти саблю, и начнем самое интересное.
Я сглотнул. То, что предстояло сделать дальше, было, вероятно, еще более сложным, чем просто убийство.
— Пока занимаемся оружием, напомни-ка мне, на какие группы делятся человекоподобные низшие демоны?
— Они делятся на три группы, — начал отвечать я. — Первая — бесхвостые. Самые слабые и глупые представители своих видов. Действуют только на инстинктах, не особо сообразительны, можно сказать, дикие. Вторая группа — хвостатые демоны. Это бывшие бесхвостые, которые выросли в силе и стали умнее. Они, в отличие от первой группы, могут пользоваться оружием и более сообразительны. Третья группа — крылатые. Самые опасные среди демонов, так как они довольно умны и могут использовать магию.
— А летать тоже все могут? — уточнил наставник.
— Нет, полноценно летать могут только пилки, все остальные передвигаются по земле. Их легко отличить от своих собратьев по так называемому плащу за спиной.
— Ну, что-то ты все же запоминаешь, — принял ответ Феофан. — Атеперь пошли, посмотришь на оружие хвостатых пилки.
Оружием оказалось небольшое цельнометаллическое копье, которое сейчас торчало из ствола ближайшего дерева.
«Если оно так вошло, то с какой силой он его кинул?» — невольно задумался я, делая зарубку в памяти — необходимо более внимательно относиться даже к кажущимся слабыми пилки.
Кстати, в этот момент я начал ощущать, как стихает горячка боя и меня начинает немного трясти.
Феофан положил в ряд пять демонов и принялся разделывать первого, попутно объясняя, что особо в них ценится на рынке.
Когда он начал потрошить первое тело, показывая, где что находится, мне резко поплохело. Отойдя немного в сторону, я распрощался со вкусным утренним завтраком.
Во время процесса обучения я отходил в сторону еще два раза, даже тогда, когда в желудке осталась одна желчь.
После третьей разделанной наставником туши за дело взялся я. Это было намного тяжелее, чем наблюдать со стороны, особенно если учесть, что мертвое тело еще до конца не остыло.
У этих демонов мы взяли сердца, почки, кончики хвостов и определенные места крыльев. После чего аккуратно сложили все в специальные коробочки из рюкзака наставника.
Закончив с грязным делом, я вымыл руки и еще раз предпринял попытку очистить желудок.
Следующий час прошел словно в тумане. Я механически передвигал ноги и ничего не видел вокруг, хотя Феофан постоянно командовал «контроль».
После долгих размышлений я пришел к выводу, что о произошедшем не следует беспокоиться. Необходимо воспринимать это как опыт, без которого просто не обойтись. Это позволило прийти в себя и продолжить дальнейшее изучение пустоши.
Через некоторое время нам попалась еще одна небольшая группа пилки, которые предпочли отступить, а позже вернулись в компании трех хвостатых людов — средних по величине демонов.
«Хорошо хоть не носортулы!» — подумал я.
С этими ребятами пришлось серьезно повозиться, и то, если бы не Феофан, думаю, на одного самоуверенного наследника старого рода стало бы меньше.
Почему самоуверенного, спросите вы?
Потому что, встретившись с очередным противником, я опять ощутил в себе жар. Мои движения стали намного быстрее, я почувствовал, что могу в любой момент воспользоваться определенным количеством необходимой мне духовной энергии. Поэтому совместную атаку одного люда и пилки встретил полностью уверенным в себе.
Легко увернувшись от медленно летящего «огненного шара», отклонил удар меча люда и рубанул противника по ноге. Полминуты танцев с саблей — и мой высокий противник замертво упал на землю, а крылатый пилки, получив удар по касательной, в испуге улетел.
Именно в этот момент я заметил направленный в мою сторону удар от еще одного демона и выставил перед собой саблю. Мощный удар буквально снес меня в сторону.
Не знаю как, но в последний момент я каким-то чудом смог сконцентрировать перед собой большое количество духовной энергии, преобразуя ее в своего рода защиту. Думаю, именно это меня и спасло.
Поднявшись с земли, ускорился и прошел под поднятой рукой демона, после чего нанес удар шики-чо в бок.
Осмотрелся — больше живых демонов вокруг не было.
— Ты упустил одного пилки, — тут же начал критиковать меня Феофан. — Скоро он вернется с подкреплением. Так что надо срочно уходить.
— Было бы удивительно, если бы он не сумел сбежать, — огрызнулся я в ответ. — Ведь с моим опытом нахождения в пустоши я должен был это предвидеть! — После чего добавил: — А вот мой очень опытный наставник чуть не позволил одному из противников меня убить! Это как называется?! Да если бы не случайно сработавшая техника, я бы мог получить серьезную травму.
— Это, мой малоопытный ученик, был обычный духовный «шит»! Обычно он применяется воинами в случае смертельной опасности, ведь техники шики-чо в основном создаются разумом и силой твоего духа. Тебе срочно понадобилась защита, и ты смог ее создать. Можешь поблагодарить учителя за то, что он подстраховывал тебя в этот момент. Ты теперь являешься обладателем первой защитной техники.
«Он что, совсем с ума сошел?! — зло подумал я. — Подставлять меня под удар меча ради какой-то техники?! Уверен, что смог бы меня спасти или подстраховать? От такого?!»
Я был невероятно зол и почувствовал, как от меня разошлась волна холодной энергии.
Наставник изменился в лице.
— Так, Иван, успокойся, — сказал он, поднимая руки. — Мы не в том месте, где можно устраивать детские истерики.
Моя рука легла на нож.
Бешенство, охватившее меня, было каким-то потусторонним.
— Да как ты смеешь рисковать моей жизнью?! — потусторонним голосом произнеся и неожиданно для себя добавил: — Моей! Наследника рода Морозовых!
Мысль о том, что ссориться в таком опасном месте с гарантом собственной безопасности очень глупо, меня конечно же посетила, но я про нее тут же забыл. Ведь, как оказалось, именно Феофан представлял для меня основную опасность.
От накативших негативных эмоций стало немного трясти. Хотелось рвать и метать. Разорвать всех на своем пути.
Внутри поднялась волна обжигающего жара.
«Внутри — огонь, снаружи — холод», — подумал я.
В этот момент среди деревьев замелькали первые представители довольно большого отряда различных спешащих к нам демонов.
Легкая улыбка мелькнула на лице Феофана.
— Тудух-тудух! — услышал я и подпрыгнул вверх, пропуская под собой огромную секиру.
«Носортул!» — понял тут же.
Следом за первой секирой последовала вторая, однако наставник перехватил ее за конец ручки, хитро крутанувшись, добавил ей импульс и отправил в обратную сторону.
«Отрыжка демона! — выругался я. Несмотря на обуревавшие меня эмоции, я еще мог кое-как соображать. — Там же целое войско, теперь Феофану будет явно не до меня и защиты. Придется выкручиваться самому».
— Ну, конец вам, черти! — рявкнул я, ощущая, что больше нет сил сдерживать эмоции, и рванул в бой, чтобы выплеснуть скопившийся во мне горяче-холодный коктейль.
Назад: ГЛАВА 9
Дальше: ГЛАВА 11
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий