Порченая кровь

Вадим Панов и другие
Порченая кровь

Илья Поляков
Мастер Но

Я шел по улице столицы Российской Федерации и чуть не плакал. Опять отказ! День невезенья во всей красе. Ну почему мой шеф так любит паровозы? Ну отчего эту модель привезли именно сегодня?? Ну зачем ему потребовался мой отчет???
Начиналось все буднично. Утро, кофе, вызов с распечаткой к начальству.
В кабинете я не придал значения черной коробке на столе шефа с надписью: «Микро-Метакит». Название потом выучил, а поначалу вообще не разглядел. Мало ли чего он себе на стол ставит. Год назад модель кукурузника притащил и назвал богатырем. Ладно. Отдал ему отчет. Сижу, выслушиваю его комментарии. Шефу не понравилось, что текст без абзацев. Ему говоришь про проценты, а он все про стиль талдычит. Я не выдержал, подошел ближе. Как рукой по коробке той попал – ума не приложу. Коробка кувырк на край стола, перевесилась и бах на пол. А из нее паровоз – бум! У шефа глаза – ах! Я сначала не понял почему, но когда он ценник обозначил – сам едва не расплавился.
Потому что столько тысяч я за квартал зарабатываю.
В лучшем случае.
Но это – я, а тут – модель паровозика для детской железной дороги.
Шеф еще много чего говорил, но я слушал невнимательно, потому что в ушах звенели названные цифры, изредка перемежающиеся с убийственными комментариями.
В общем, я оказался на улице. Нет, не выгнали. Пока. Шеф дал время на ремонт до утра, потому что паровозик, как выяснилось, должен был стать подарком некой важной персоне, и вручать его планировалось завтра днем.
Если выкручусь – останусь на своем месте, правда, заполучив кличку Растяпа.
А остаться хотелось.
Для начала кинулся за помощью к «Гуглу», который выдал кучу ссылок на московских специалистов по моделям, но как только я произносил название «Микро-Метакит», у них тут же находились важные дела. По совету очередного специалиста я съездил в магазин на Неглинке. Там посочувствовали, но сказали, что купить новую модель – невозможно. Фирма делает по пятьдесят паровозиков каждой серии, и все они расписаны заранее. Затем мне предложили заняться спортом: отправиться в «Олимпийский», где располагался еще один магазин моделей. Вышел на улицу, огляделся, махнул рукой, призывая такси, и рядом затормозил рокочущий мотором мотоцикл. Ну прямо «Харлей Дэвидсон» пришел на помощь. За рулем восседал накачанный, густо татуированный коротышка в красной бандане, черной кожанке, грубых штанах и еще более грубых ботинках.
– Куда спешишь, чел? – Его глазки ощупали коробку с паровозом.
– В «Олимпийский»!
Мне было все равно на чем. Главное, быстро. А вот с этим возникли проблемы. Байкер достал фляжку и приложился к ней. Я посмотрел на дорогу. Остальные участники движения старательно объезжали нас на приличном расстоянии. Владелец красной банданы приподнял фляжку надо ртом и вытряс из нее последние капли.
– Зараза! Касций недолил!
– Что? – не понял я.
– На турнир собрался?
– Ага! – Главное в подобном разговоре – уверенность в голосе.
– Две сотни до входа!
– Две сотни?
– Или пузырь вискаря.
Мысленно прикинул путь в метро, а также прочие варианты. Вдруг до меня дошло. Я ведь ни разу в жизни не катался на «Харлее». Даже пассажиром.
– Поехали!
И оказался прав. «Харлей» – это вещь!
* * *
Мотоцикл орлом взлетел по ступеням к главному входу. Охрана даже честь не успела отдать, как мы миновали широко открытые двери. Остановились только, едва не задавив пухленького лысого мужичка в фиолетовом пиджаке с желтыми полосками, серебряных штанах и рубиновом галстуке.
– Шестеренка! – заорал толстячок. – Ты что творишь?!
– Ты мне не долил, Касций! – Байкер вытащил фляжку и направился к обидчику.
И тут раздался веселый голосок:
– Касичка! Что это за обезьянка?
Я поднял взгляд. Грудь!!! Еще выше. О! Бывают же такие красавицы. К Касцию подошла настоящая Венера Милосская. Именно такой образ рисовало обычно мое воображение.
– Дорогая! – Касций обнял Венеру так, что чуть не утонул в декольте стильного сиреневого платья. – Это Шестеренка. Он хочет принять участие в турнире. – Касций взмахнул рукой, украшенной разноцветными перстнями. – Славемир! Проводи Шапку на ринг!
Появившийся после этих слов персонаж спокойно взял байкера в одну руку, байк в другую и удалился внутрь комплекса. Размеры Славемира позволили это сделать без особого напряжения. Вопли обладателя красной банданы ни на кого впечатления не производили. Тем более что в открытые двери уже завозили громадную платформу. На платформе лежал Йети: такой здоровущий медведь с почти человеческим лицом. Его сразу же обступили разнообразно одетые люди. Одни носили вполне современные костюмы и платья. Другие же будто пришли из рыцарских романов или былин. Камзолы, широкие пояса, на одном вообще кольчуга. Стоящая рядом с платформой светловолосая женщина в зеленом платье гордо произнесла:
– Хочу представить новую модель боевого голема: «Медвежуть»! «Лунатика» с герданами в один узел завязывает!
– Ничего! Моя «Утренняя звезда» и не из таких мозги вышибает!
Рыжеволосый здоровяк хвастливо взмахнул гирей с шипами. На шипах сверкали свежей краской какие-то ошметки. Или это не краска?
– Сперва пробейся в финал! – Светловолосая гордо отвернулась от рыжего.
Платформа поехала дальше. Я перевел дух. И тут ко мне обратилась спутница Касция:
– А что у вас за черненькая коробочка? Это упакованный голем Темного двора?
– Это модель паровоза, – ответил я, расплываясь в улыбке.
– Паровоза?! Поставите его против «Лунатика»? Или «Тумбочки»?
Ее грудь производила такое впечатление, что мне было без разницы против кого. Касций это понял мгновенно.
– Не боитесь его сломать? – спросил он, внимательно разглядывая надпись на коробке.
– Он и так уже сломан, – пришлось вернуться на землю. – Мне нужно его починить. Сказали, что в «Олимпийском» могут помочь.
– А кто сказал?
– Продавец в магазине на Неглинной.
– Славемир, проверь, пожалуйста, его билетик!
* * *
Пришлось дважды обежать вокруг этого здоровенного спорткомплекса, прежде чем я увидел нужный подъезд. Но все тщетно. В очередном магазине игрушек только подтвердили диагноз: паровозику конец. В морг – значит в морг.
Я стоял и смотрел на бесконечное количество корабликов, самолетиков, солдатиков, красок, кисточек, трубочек и прочего модельного барахла. Прежняя жизнь заканчивалась… С завтрашнего дня придется начинать все заново… Рядом с магазином, в каком-то закутке, отоварился литровой бутылкой виски – нужно было расплатиться с Шестеренкой. А когда вышел из магазина, около меня нарисовался кудрявый темноволосый паренек в светло-коричневой куртке. У него дергалось левое веко, и говорил он, слегка заикаясь.
– В-вам нужно починить паровоз «Микро-Метакит»?
– Да! – Я чуть не взорвался. Мне показалось, что он издевается. Уж больно странно улыбался и подмигивал. – Ты это можешь?
– Н-нет. Но я знаю мастера.
– Что? – В непроглядной темноте забрезжил свет.
– В-вот его в-визитка.
Паренек протянул мне белую карточку, на которой был напечатан номер мобильного телефона, мелкими буквами слово «Кумар», а большими – «Мастер НО».
– Мастер НО? – Я не понял юмора.
– В-вот! – Он показал на ближайшую витрину с игрушками.
Там стояла большая коробка с вагончиками. На ней, сразу за названием «ПИКО», красовались эти самые две буквы – «НО». И на соседней коробке, и на следующей. Как раньше их не замечал? Спасен!!!
– Т-только не откладывайте со звонком. Он р-редко б-бывает в городе.
– Спасибо!!! – Теперь паренек вызывал у меня самые теплые чувства. – Чем…
– Д-до свидания! – Паренек развернулся и углубился в лабиринт стеллажей с игрушками для взрослых. Это если смотреть на их цену.
Что же касается Мастера НО, то он, как показалось, ждал моего звонка: ответил практически сразу, внимательно, не перебивая, выслушал мой сбивчивый рассказ, сообщил, что без проблем починит паровозик и гонорар запросил весьма разумный. Я согласился мгновенно. Вышел из «Олимпийского», на ходу прикидывая маршрут, и почти сразу услышал рев мотора: двери подъезда распахнулись, и из спорткомплекса вылетел памятный байкер на «Харлее». Он просвистел мимо, ткнулся передним колесом в асфальт и совершил эффектный кувырок вперед через руль. Я машинально сделал к нему пару шагов. Жертва турнира лежал лицом вниз, картинно раскинув руки. Во всю спину байкера белел магнезией отпечаток медвежьей лапы. Умер?! Нет!!! Коротышка в красной бандане резво вскочил на ноги.
– Чел! Ты мне должен! – Его грязный палец указывал мне в лицо.
С мечтой напиться пришлось проститься. Паровоз важнее бухла. Но поскольку в прошлый раз он на литр виски не наездил, мы договорились об увеличении километража.
* * *
Отдельно стоящее здание во Втором Амбулаторном проезде мы отыскали довольно быстро, после чего я полегчал на кило с лишним и стал пешеходом. Владелец «Харлея» укатил, заправляясь виски прямо на ходу, оставалось найти Мастера НО.
У здания оказалось два торцевых входа. Ближний функционировал исправно. Там был отдел доставки, склад бумажных полотенец, нотариус и туристическое агентство. Дверь во втором торце производила впечатление закрытой навсегда. Табличка у звонка с улыбающимся малышом в подгузнике изрядно выцвела. Но я все равно позвонил и подергал ручку, после чего ее открыл носатый брюнет в плотном белом халате без пуговиц. На шее брюнета висела веревка с какой-то штуковиной, то ли фонариком, то ли свистком.
– Чем могу быть полезен? – поинтересовался он.
– Мне нужен Мастер НО, – сказал я.
– Это вы мне звонили о паровозе «Микро-Метакит»?
– Да. – Я показал коробку.
Мастер посторонился, сделав приглашающий жест. Я прошел через небольшой тамбур в неярко освещенное помещение. Это точно была мастерская, и очень продвинутая. Вдоль стен шли полки с инструментами, приборами, запчастями. У дальней стены угадывались столы со станками, но в темноте их было сложно разглядеть. Единственная горящая лампа освещала журнальный столик и два кожаных кресла с высокими спинками. На столике стояли чайник, чашка и несколько игрушек. Вернее, моделей.
– Прошу садиться!
Мастер поставил на стол еще одну чашку и наполнил их из чайника.
– У меня перерыв, – пояснил черноволосый, – присоединяйтесь.
Он взял свою чашку и с явным удовольствием отхлебнул. Чай оказался ароматным и бодрящим, и настроение мое пошло на плюс. Даже рассмотрел модели на столе. Армейский джип и трактор были в отдалении, окрашены темновато и поэтому не впечатлили. А вот модель футуристического истребителя стояла рядом с чайником и была суперской. Проработана в мельчайших деталях. Пушки, закрылки, сопла двигателей… Казалось, еще чуть-чуть, и он взлетит.
– Деньги заготовили? – Вопрос Мастера НО вернул меня в реальность.
– Вот! – Я достал купюры.
– Отдадите после ремонта. – Он кивнул: – Так что вам удалось сохранить?
Модели и чайный сервиз перекочевали в угол комнаты. Теперь все внимание мастера заняла жертва моей неуклюжести. Он надел белые перчатки, достал из кармана лупу с фонариком и тщательно осмотрел паровозик.
– Срочный ремонт осуществляется в присутствии заказчика. Кстати, не хотите посильно поучаствовать? А то до утра мне не управиться. Заодно скажите об этом шефу. Может, даже подружитесь на почве моделирования.
– Хорошо-хорошо, Мастер НО! Начинайте уж…
– Не беспокойтесь, начну. Только запомните! Правильнее говорить: Мастер Аш-Ноль.
– А что значит Аш-Ноль?
– Это значит уменьшение в восемьдесят семь раз!
Он взял в руку висевший на груди свисток, поднес его к губам и дунул. Из кресла полезли ремни и мгновенно меня оплели так, что не пошевелиться. На голову опустился глухой шлем, и я провалился во тьму.
* * *
Сознание вернулось резко.
Так. Лежу на каком-то покрывале. На руках серые перчатки. Одет в синий комбинезон. Что за бред! Вокруг зеленый пол с белыми линиями, а в двух шагах паровозик. Нет. Паровоз! Нет. ПАРОВОЗИЩЕ!!! В натуральную величину. Черный, длинный, колеса выше меня. Разве что не гудит. А рядом с ним какие-то станки, ящики с инструментом, банки с красками. Я разглядел цифры на кабине паровоза: «08 1001». Это был тот самый паровоз, который я принес!
И вдруг, откуда-то сверху, громыхнул недовольный голос:
– Чего разлегся?! Вставай – и за работу!
Я посмотрел вверх.
– Ааа!
Мастер! Нет – великан! Морда вполнеба. В руке свисток. Как он таким стал? Где я? Что со мной? А в следующий момент сообразил:
– Вы меня уменьшили?!
– Масштаб аш-ноль – это один к восьмидесяти семи, – подтвердил Мастер.
– Вы!!!
– Я обещал, что к утру паровоз будет починен, – напомнил Мастер. – А ты добровольно согласился мне в этом помочь. Так что приступай, иначе завтра подаришь шефу заявление по собственному и расписку на полную стоимость модели.
Мастер НО открыл прозрачную крышку коробки, в которой я оказался, и опустил огромную видеопанель, в которой я опознал свой мобильник.
– Готов?
– Ну…
– Приступай!
На мобильнике появилась первая схема и наставления, что я должен сделать, чтобы привести стоящий передо мной паровоз в соответствие с ней.
– Руками работать приходилось?
– Почему раньше не спросили? – огрызнулся я.
– Значит, справишься, – резюмировал Мастер. – Это хорошо.
Я работал, как сумасшедший. Советы Мастера НО были ценны, иногда он помогал с особо крупными деталями, но основную работу я делал сам! Вынимал мятые поручни. Гнул латунь. Вытачивал на станках сломанные крепления. Ковал подножки. Паял, шкурил, шлифовал. Грунтовал, красил, счищал наплывы, перекрашивал, пока Мастер НО не попал в цвет. Хорошо еще, краска у него оказалась быстросохнущей. Минута обработки феном – и все!
Время летело незаметно. За стенами мастерской темнота ночи наверняка уже сменилась серым рассветом, перед глазами крутились патроны станков и сопла аэрографа, но сил было предостаточно! Даже удивительно.
«Это все чай, – в какой-то момент сообразил я. – Наверняка чай!»
Мастер НО руками в перчатках вытащил из коробки итог трудов. Придирчиво осмотрел через большие очки.
– Порядок!
Поднес ко рту свисток, и в глазах у меня опять потемнело.
* * *
Я очнулся в том же кресле, в котором пил чай.
– Выспались? – Мастер НО довольно улыбался. – Принимайте работу.
На столе стояла открытая коробка и лежали белые перчатки. Рядом замер «08 1001» в масштабе 1:87. Я надел перчатки и осмотрел паровозик. Даже без лупы был виден результат моих трудов. Вернее, не виден. Бесконечное количество проволочных проводочков, поручней и прочей мишуры было на месте. Дышла-мышла-кривошипы и колеса – хоть куда! Я убрал модель в коробку и тщательно закрыл.
– Мой гонорар, – напомнил Мастер НО.
– Да-да.
Заготовленная сумма легла на стол. В углу кто-то потянулся. На свет вышел еще один черноволосый и вдобавок очень высокий человек. Черные брюки, черный пиджак поверх черной водолазки. Неудивительно, что я его не заметил. В руке – тот самый истребитель, что привлек мое внимание перед ремонтом. Он сразу обратился к Мастеру:
– Видишь, Кумар, все получилось! А ты: «Нужны мозги! Нужны мозги!» Куда их в микроголема засунуть?
– Двоюродный племянник моего хорошего знакомого стал заикой после десяти минут проверки твоего интерфейса.
– У твоего двоюродного знакомого слишком пылкое воображение для племянника!
– Он собирается выставить счет за психолога! А ты, Полга, об этом не беспокоишься?
– Пусть представит справку, что раньше никогда не заикался!
– А он представит!
– За подписью отца Динамуса? Да ладно! Лучше заплати ему за то, что нашел себе хорошую замену. – Полга усмехнулся – Сегодня ты имеешь и положительный результат теста, и деньги.
– Учись! Это тебе не перья у Дурсона выдергивать. Это коммерция!
– Что? – До меня дошел смысл сказанного. – Вы сделали из меня подопытного за мои же деньги?
Полга смерил меня любопытным взглядом, погладил истребитель и сказал:
– Жаль только, что не удалось проверить, как голем управляет самолетом.
Я схватил коробку с паровозиком и пулей вылетел из мастерской на улицу.
* * *
Шефа дождался у дверей кабинета. Еще бы. Ведь до офиса добрался за час до начала рабочего дня, чем напугал охрану здания. Шеф увидел мою гордую улыбку и чуть не упал.
– Починил?!
Я не менее гордо кивнул и был приглашен в кабинет на демонстрацию.
Шеф с лупой буквально излазил все закоулки миниатюрного локомотива.
– Как тебе это удалось? – Он наконец убрал модель в коробку.
– Мне порекомендовали хорошего мастера.
– Интересно, он в самолетах разбирается? А то у меня уже год «Илья Муромец» разбитый лежит.
Я протянул белую карточку с номером телефона.
– Мастер Аш-Ноль. Только не откладывайте со звонком. Он редко бывает в городе.
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий