Порченая кровь

Дмитрий и Елена Фомичевы
Право забвения

Солнечным июньским утром на перрон Ленинградского вокзала в Москве вышла молодая, хорошо одетая женщина. Она растерянно смотрела по сторонам и хмурилась.
– Оксана, я здесь. – Сквозь толпу к женщине, помахав рукой, шел высокий, атлетического сложения мужчина лет сорока. Обнял и чмокнул в щеку. – Надо ехать, мы уже опаздываем. – Он перехватил чемодан из ее рук. – Ну, как наши питерцы? Все подписали?
– Гена, подожди. Какие питерцы, что подписали?
Мужчина остановился.
– Ты шутишь? Ну-ка, показывай договора.
Женщина неуверенно протянула кожаную папку.
– Так, все в порядке, подписи на месте, – бормотал он, быстро листая документы.
– Гена, что это за поезд? Почему я здесь? Мы ведь только вчера вернулись из Испании и никаких встреч не планировали. Петю в колледж собирать хотели.
– Тебе сон приснился? В Испании мы были год назад. – Он сунул ей папку и опять взялся за чемодан.
– Какой год? Это было вчера, – тихо сказала женщина. Мужчина рассмеялся.
– Тебя «Питер-Фарм» напоил, что ли? Ну, поздравляю! Давай напомню, моя дорогая. Петька благополучно ходит в свой колледж, в Испании мы были год назад, а вчера ты подписала договора с «Питер-Фармом». Ну? Есть прояснение? – Он откровенно веселился.
– Гена, со мной что-то случилось, – серьезно проговорила женщина. – Я ничего и нигде не пила. Вчера мы с тобой и Петей вернулись из Испании, а сегодня меня разбудила проводница в поезде.
* * *
Павел Пичугин сидел за офисным столом и проверял накопившуюся почту. Процессор мощной рабочей станции чуть слышно гудел, анализируя данные о прослушке и интернет-активности объектов слежки за последние два дня. Участия человека почти не требовалось. Созданные Павлом программы просто выдавали через некоторое время требуемые данные. Он потянулся и зевнул. Хорошо! Осталось всего несколько рабочих дней, а потом – долгожданный отпуск с любимой девушкой. Тихий океан, пляжи, ну и, конечно, акваланги.
Его жизнь круто изменилась несколько лет назад, когда он – лейтенант ракетных войск, отслуживший положенные пять лет под Екатеринбургом, – решил поработать на себя и заняться давней страстью – программированием. И подался в Москву. Преодолев все превратности судьбы – препоны начальства, автокатастрофу на пути в столицу, больничную койку, – добрался-таки до первопрестольной, где стал программистом, перебивавшимся случайными подработками. И был в целом доволен. А потом на одном из семинаров познакомился с Лилианой.
Девушка из уважаемого рода Кумар решила пойти по стопам своего знаменитого родственника Тамира, одного из легендарных ласвегасов, работающего на самого Сантьягу. И добилась отменных результатов, войдя в число лучших программистов в «Тиградком». Она разглядела за скромной внешностью невысокого худощавого мужчины интеллект и недюжинные способности к их общей страсти – программированию. А потом обнаружилось, что у Павла имеется дар магии. И неожиданно для себя он оказался в Тайном Городе. Выросший практически без семьи, всю юность мыкавшийся по военным училищам, без близких друзей, Павел с головой ушел в новые для себя отношения и имел крайне серьезные намерения относительно девушки. Он впервые почувствовал, что судьба улыбается ему.
Отец Лилианы, многоуважаемый Сабир Кумар, был против появления в его семье чела, пусть даже и мага. Девушке прочили другого жениха, крутого бизнесмена, из «своих». Но молодые люди упрямо продолжали встречаться. Мнение отца стало меняться, когда Павел предложил ему выгодное дело – слежку с помощью своих программ за партнерами, которым Сабир не доверял. Теперь Пичугин, частный детектив, занимался в основном слежкой за деловыми махинациями шасов. Однако он не обольщался. Чтобы завоевать доверие будущего тестя и жениться на Лилиане, нужно стать лучшим. И не допускать ошибок.
На столе зазвонил телефон, на табло высветился номер Сабира Кумара.
– Добрый день. – Павел торопливо взял трубку.
– Паша, прими одного чела, – не здороваясь, заскрипел Сабир. – Он не знает о Тайном Городе, имей в виду. Там срочная проблема, постарайся ее решить, надо будет ехать в Питер. У меня доля в его бизнесе, не хочу рисковать деньгами.
Не дожидаясь ответа, Сабир положил трубку.
Стоп, какой Питер? А отпуск?! Павел решительно набрал номер шаса.
– Сабир, это может подождать пару недель?
– Чего?!
– Мы с Лилианой улетаем в отпуск, возможно, она забыла вам сказать…
– Сказала. Ну и что? Паша, дело срочное. Быстро реши и потом полетишь. Он скоро подъедет.
Здорово. Прямо злая Мачеха и Золушка. «Посади сто роз, пятьсот лилий и поедешь на бал». Когда все это кончится?! А что, если забрать Лилиану и сбежать? Нет, нельзя. Шас заявит навам о похищении любимой дочки. Дальше просто: генетический поиск и здравствуйте, гарки. До свиданья, неудобный жених.
Через десять минут в кабинет вошел мужчина в элегантном костюме. Представившись Геннадием, сел в кресло напротив.
– Сабир порекомендовал вас как профессионала, использующего некоторые нетрадиционные, но действенные методы сыска. Кроме того, нужна строгая конфиденциальность, дело не совсем обычное.
– Слушаю вас. – Павел кивнул.
– Моя жена потеряла память. При этом забыла события только последнего года. Полностью. Ни доктора, ни психологи не знают, почему так получилось и что делать. Один врач сказал, что это могут быть последствия применения неизвестных наркотиков. Хотя анализы крови ничего не выявили. Понимаете, мы достаточно успешные бизнесмены, и Оксана является совладельцем бизнеса. Потеря памяти произошла по возвращении из Питера. Она ездила заключать пару договоров с партнерами… Пока ничего страшного не произошло. В делах, я имею в виду. Счета, деньги, всё на месте. Но мы с Оксаной готовим крупную сделку. Там такая сумма… можно небольшое европейское государство купить. Сделка века. Должна быть заключена в самое ближайшее время. Я боюсь, что жену могли обработать конкуренты, у нас их достаточно. Вдруг они, допустим, прочитали в ее подкорке пароли от наших счетов? И ждут, когда после сделки все деньги будут переведены нам. Вы понимаете, что может произойти?
Он встал и прошелся по кабинету.
– Я хочу знать, что случилось с Оксаной в командировке. Сабир озвучил ваш гонорар, я с ним согласен и готов оплатить также все дополнительные расходы. Узнать правду для меня крайне важно. И как можно скорей.
Павел кивнул. Как можно скорей – ему тоже подходило!
– Присаживайтесь, – детектив раскрыл ежедневник, – мне нужно задать вам ряд вопросов…
* * *
Санкт-Петербург «обрадовал» Павла пасмурной погодой. Ветер гнал низкие тучи, моросил мелкий дождик, а температура соответствовала, скорее, началу весны, а никак не лету. Ощутимый контраст после солнечной и теплой Москвы. А какой контраст с тихоокеанским островом, где они должны были сейчас отдыхать с Лилианой! Девушка очень расстроилась, узнав о срочной поездке. Но подбадривала, как могла.
Съежившись в легком пиджаке, он ждал такси у вокзала и ругал себя, что не взял зонт и плащ. Назвав таксисту адрес, стал смотреть в окно на укутанный сырой дымкой город.
Заселиться решил в том же отеле, что и Оксана, – «Кортъярд Марриот Пушкин», посчитав это неплохой отправной точкой для отслеживания ее перемещений по городу. Расположение отеля несколько озадачило Павла. В стороне от центра и основных достопримечательностей, в глубине Коломны – не самого престижного района с дореволюционными, облупившимися зданиями и граффити на стенах. Странное место для солидного отеля. Но главное – неудобное для Оксаны. По словам Геннадия, она ездила в Питер только для сделки с «Питер-Фармом», который находился на Невском проспекте, рядом со множеством гостиниц, дорогих и не очень. Женщина могла позволить себе любую. Непонятно, зачем она поселилась именно здесь.
Закинув вещи в номер, Павел сразу направился к менеджеру отеля.
– Добрый день. – Постучав, он вошел в кабинет. – Я майор управления экономической безопасности, Павел Пичугин, провожу расследование в отношении вашей постоялицы – Оксаны Николаевой. Вот мое удостоверение и ордер от прокуратуры на проведение соответствующих мероприятий.
Менеджер внимательно изучил предъявленные документы и почтительно вернул их Павлу. Изготовлены в «ШасьПринт» – неотличимы от настоящих и пробиваются по базе, фирма гарантирует.
– Чем могу помочь?
– Мне нужно переговорить со всем персоналом отеля. Кто общался с этой женщиной, о чем; когда в последний раз видели. Также требуется доступ к вашей базе данных. Прямо сейчас.
Через полчаса у Павла было все, что нужно для работы: базы данных за несколько лет и видео с камер, а также конференц-зал для беседы с персоналом.
Почти весь день он провел, общаясь с работниками отеля. Информации получил немного. Обычная постоялица, провела в гостинице два дня, почти все время отсутствовала. Никаких странностей в поведении, никаких посетителей. За это время аналитическая программа на ноутбуке перелопатила базы данных, в том числе записи видеонаблюдения. И тоже ничего необычного: в отеле Оксана остановилась впервые, в девять утра уезжала на такси и часов в пять возвращалась. Оба дня – с половины шестого до семи – куда-то выходила. Пешком.
И вдруг Павел увидел в отчете аналитической программы еще одно имя, которое система посчитала, так сказать, «подозрительным», достойным внимания детектива: Михаил Орлов. Житель Тайного Города. Был в отеле три года назад.
Павел откинулся на спинку кресла. Он слышал об этом человеке. Достаточно известный наемник. На укороченных курсах для челов-магов престарелая фата, в качестве примера тесной связи челов с домом Людь, упоминала его команду, помогавшую людам в отражении атаки гиперборейцев. Что этот человек делал здесь три года назад? Имеет ли это отношение к Оксане Николаевой? «Ладно, пока просто запомним», – пробормотал детектив и закрыл ноутбук. За окнами лил дождь.
Весь следующий день Павел потратил на поездки по городу, отслеживая перемещения Оксаны. «Питер-Фарм» сообщил, что женщина два дня с десяти утра до четырех была у них, приезжала и уезжала на такси. Вела себя по-деловому, как всегда. Обсуждала и подписывала договора. Мужчины-директора клялись, что ничего особенного в ее поведении не было. Единственная женщина в правлении – главный бухгалтер фирмы – сказала, что будто бы Оксана в этот приезд была грустна, почти не улыбалась, не шутила. Может, это что-то и значит. А может, просто голова болела от питерских дождей.
Вечером он съездил на вокзал и пообщался с бригадой поезда, в котором возвращалась Оксана. И тоже ничего интересного: зашла одна, заказала чай и десерт в вагоне-ресторане, проводница никаких странностей не заметила. А с утра – да, долго не могла понять, где она и куда едет, была рассеянна.
Сидя поздно вечером у камина в безлюдном фойе отеля, Павел анализировал собранную информацию. На всякий случай просмотрел данные от врачей, обследовавших Оксану. Он немного разбирался в медицинских диагнозах и документах – еще до Москвы сам еле выбрался с больничной койки после страшной аварии. Пока выходило, что никто Оксану не похищал и наркотиками не пичкал. У похитителей просто не было времени на это. Подходящей возможностью была целая ночь в поезде. Но вагоны бизнес-класса были снабжены системой видеонаблюдения, и он ускоренно просмотрел запись. Никто посторонний в ее купе не входил и не выходил.
Значит, осталось проверить, куда женщина каждый день выходила вечером из отеля на полтора часа. Хотя за такое время с ней вряд ли могли что-то сделать. И тем не менее…
– Добрый вечер, это опять я. – Пичугин подошел к девушке на регистрации. – Скажите, судя по данным, Оксана по вечерам куда-то выходила с половины шестого до семи. Вы как раз дежурили в эти дни. Не припомните, она подходила, спрашивала дорогу куда-то? Или что-то еще?
Девушка задумалась. Покачала головой:
– Нет, точно не подходила. Может, она просто гуляла перед ужином?
– Возможно, – Павел улыбнулся, – только мрачновато у вас тут для прогулок, даже летом.
– Это вы напрасно. – Девушка вроде бы обиделась. – Просто нужно знать, что искать и куда смотреть. Можно найти много интересных мест.
– Извиняюсь, ваш разговор услышал… – К ним подошел охранник, до этого стоявший у дверей. – Вы всё о той женщине, которая память потеряла?
– Да – Павел кивнул. – Что-то вспомнили?
– Как раз вечером дело было, после пяти. Телефонный разговор слышал. Я на улице стоял, курил, она мимо шла. Кому-то говорила, что записана на сеанс массажа и скоро будет. Вроде бы опаздывала, боялась не успеть. Не знаю, пригодится вам, нет…
– Спасибо, это может оказаться важным, а в какую сторону пошла, видели?
– Да по Канонерской вперед. Каблучками цокала, спешила. Но машину не брала. Потом вроде налево свернула, на Английский.
Павел поднялся к себе в номер и стал размышлять. Странно, женщина могла себе позволить любой из элитных СПА-салонов в центре города, да и здесь в отеле был массажный кабинет. А она пошла в небольшой салон, расположенный в не самом престижном районе города. Свой мастер? Вряд ли. В Петербург Оксана наведывалась два-три раза в год, не чаще. Интересно, что на мобильном Оксаны (Геннадий дал на изучение) за эти двое суток не было никаких посторонних номеров, кроме «Питер-Фарма». Но их звонки он уже проверил, они случались, как правило, утром и днем. А после пяти ей никто не звонил, и она тоже. Может, охранник ошибается? Врет? Или Оксана звонила, а потом стерла звонок? Или кто-то стер?
Пичугин набрал в компьютере поиск ближайших к отелю СПА-салонов и массажных кабинетов. К его удивлению, в пределах десяти минут пешком оказалось целых три таких салона, а в пределах двадцати минут добавилось еще пять. Теперь ясен план действий на завтра – обойти все эти салоны и проверить, была ли там Оксана, а дальше решать, что делать.
Уже перед сном Павел сделал запрос в «Тиградком» о Михаиле Орлове. Удивился, что информации не так много, как можно было ожидать. Ни фотографий, ни особых подробностей. Маг, лидер достаточно успешной команды наемников. Основная деятельность группы: скрытые операции, взломы и добыча информации. Но не боялись браться и за силовые операции. Во время «Лунной фантазии» подписали контракт на силовую поддержку дружины домена Сокольники. Погибла вся группа, кроме Орлова. Получил тяжелые раны и лечился в Эрлийской обители. Люды выплатили ему всю сумму договора, посчитав контракт выполненным. Больше ни в каких операциях не участвовал. О дальнейшей судьбе не сообщалось. «Забрал деньги погибшей команды и отошел от дел? Нормальный герой», – хмыкнул детектив. Павел сверил даты. Это случилось три года назад. А спустя пару месяцев Орлов заселился в «Марриот».
* * *
На следующий день Пичугин шел по набережной канала Грибоедова. Погода приятно удивляла солнцем и теплом. Ему начал нравиться этот поначалу такой мрачный город. Мелькнула мысль прогуляться к Неве, посмотреть – вдруг на набережной лейтенанта Шмидта стоит окутанный мороком легендарный «Летучий Голландец» со своей упрямой командой, говорят, совсем недавно его тут видели. Но нет, конечно, не сейчас. Может, перед отъездом, когда дело будет завершено. Если будет. Он уже обошел семь из восьми салонов – безрезультатно.
Последним в списке был салон «Нарцисс», располагавшийся во дворе-колодце, недалеко от набережной. Павел почти дошел до нужного дома, когда внезапно у него возникло странное ощущение, словно мягкое прикосновение – будто внушаемое извне. Зазвонил мобильный. Это был Геннадий – спрашивал о результатах и просил по возможности ускориться. Павел занервничал – терпеть не мог, когда его торопят. Пообещал вечером отзвониться. Хоть бы в «Нарциссе» был толк. Детектив выключил мобильный и вошел в салон.
Через полчаса вышел и медленно пошел обратно, сунув руки в карманы. Сияло солнце, веял теплый ветер, шелестели тополя. Ничего. Ноль. Оксана здесь не появлялась.
Пора придумывать новую версию. Только откуда ее взять? Он опросил всех, кого мог, собрал всю информацию – и открытую, и закрытую для доступа. Пискнул телефон – пришло сообщение. Турфирма оповещала, что через сутки аннулирует их с Лилианой путевки. Павел выругался. «Ну, детектив, – спросил он себя, – что делать будем?»
И тут он опять почувствовал будто мягкое прикосновение – некое чувство извне. Там же, где в первый раз, чуть не доходя до «Нарцисса». Поднял голову – небольшой одноэтажный флигель с хромированной табличкой у единственной двери – «Евгения Доброва. Психологическое консультирование». Опрятное здание, ни граффити, ни грязных пятен и разводов, коими изобиловали другие дома во дворе. «Ничего особенного», – подумал он. И, словно эхо, чувство извне тоже мягко подтвердило: «Ничего особенного». Ничего особенного… Стоп. Ничего особенного?
Детектив во все глаза смотрел на табличку. Медленно расплылся в улыбке. Здравствуй, магия!
Вход был защищен довольно мощным «Ничего особенного». Арканом гипнотического действия, внушающего посторонним, что тут нет ничего интересного. Как же в таком случае фирма работает? Откуда берет клиентов? Ведь случайные прохожие не обратят внимания на это заведение. Хотя, если человек точно знает, куда идет, это его не остановит. Следовательно, контора работает только с постоянными клиентами и по записи. Получается, здесь кто-то из Тайного Города. Хотя зачем магу уезжать из Москвы? Ха, Михаил Орлов? Может ли отошедший от дел наемник с боевым прошлым опекать салон психологического консультирования? А что – открыл небольшой бизнес на деньги группы, проворачивает какие-нибудь темные делишки, повесил аркан на вход от посторонних и сидит, стрижет купоны. Чем не пенсия для наемника на покое. Может быть, да. А может, и нет. Главное – найти информацию об Оксане. Надо быстро решить это дело, вернуться в Москву и уехать в отпуск с Лилианой. Павел нажал кнопку звонка.
Детектив оказался в небольшой прихожей со стойкой регистрации, за которой сидела опрятная женщина средних лет.
– Добрый день. – Она вежливо улыбнулась. – Вы записаны на сеанс?
– Нет, я следователь из прокуратуры, – Павел предъявил удостоверение. – Хочу поговорить с владельцем фирмы.
– Да, конечно. – Женщина заметно напряглась и нажала кнопку интеркома. – Евгения Анатольевна, тут к вам из прокуратуры пришли.
Пока Павел ждал, пробежал глазами по списку предлагаемых услуг. Психологическое консультирование, различное количество часов по разной стоимости. Еще разные виды массажей – и здесь массаж! – среди которых выделялся непонятный ему холистический.
Внутренняя дверь открылась, и к нему подошла женщина лет тридцати. Среднего роста, с гибкой спортивной фигурой, русые волосы собраны в узел на макушке. Она внимательно и напряженно смотрела на Павла.
– Здравствуйте, покажите для начала ваше удостоверение. Я хозяйка салона, Евгения Доброва.
– Павел Пичугин, следователь прокуратуры. – Он продемонстрировал документы, женщина внимательно их изучила и, видимо, не нашла к чему придраться.
– Пройдемте в мой кабинет, там будет удобнее разговаривать. – Она махнула рукой в даль коридора, приглашая за собой.
– О чем вы хотели со мной переговорить? – сев за свой стол и кивнув гостю на кресло, спросила хозяйка.
– Я расследую ряд несчастных случаев. Клиенты посещали массажные салоны, возвращались домой и впадали в кому. К сожалению, как это у нас водится, все занимались самолечением и направлений ни у кого нет. Вот и приходится опрашивать ближайшие салоны, с целью выяснить, где побывали пострадавшие. Судя по прейскуранту, вы тоже проводите массаж?
Проговаривая подготовленную легенду, он тем временем провел магическое сканирование салона. Хозяйка магом не была, никаких артефактов и арканов, кроме входного, в салоне не ощущалось.
– Да, массаж у нас тоже есть, – Евгения говорила уверенно, даже с нажимом, – прописываем для некоторых клиентов. Но в нашем салоне несчастных случаев произойти не могло. Я сама и мои мастера имеем все необходимые сертификаты, работаем по лицензии.
– Женщина по имени Оксана Николаева была у вас когда-нибудь? – Павел внимательно смотрел на реакцию Евгении.
– О, я так не вспомню, у нас масса клиентов, – спокойно ответила она.
– А Михаил Орлов? – быстро спросил он.
Губы Евгении дрогнули, глаза расширились. Вот оно!
– Не помню, – пробормотала она, отводя взгляд. – Надо посмотреть в компьютере.
– Разрешите вместе с вами, – твердо произнес детектив. Через ее плечо смотрел, как проверяет она файлы.
– Нет, не было таких клиентов, как видите, – произнесла женщина через некоторое время.
– И все же позвольте переписать вашу базу данных и регистрационный журнал. – Павел вежливо улыбнулся. – Работа такая.
Евгения молча уступила место.
Устроившись, Пичугин подсоединил свой ноутбук к компьютеру и сделал вид, что копирует данные. На самом деле им лично написанная хакерская программа копировала все данные с винчестера. Но тут его поджидал очередной сюрприз. В углу экрана появился сначала желтый индикатор, затем красный. Это значило, что на компьютере стоит отличная охранная система, не дающая доступа ко всем данным. Теперь оставалось выяснить, кто лучший программист – Павел или его неизвестный оппонент, защитивший компьютер в обычной конторе лучше, чем в некоторых банках. А пауза между тем затянулась.
– Простите, а что такое холистический массаж? – Павел недовольно нахмурился, делая вид, что не понимает, почему два файла так долго копируются. – Никогда о таком не слышал.
– Это смесь массажа и приема у психотерапевта, – сдержанно ответила Евгения, – он полезен при переутомлениях, бессоннице, стрессе, сильных физических и эмоциональных нагрузках, при депрессии, состоянии страха. Через ощущения вашего тела мы влияем на состояние духа, возвращая его к гармонии. Вы не представляете, скольких мы вернули к нормальной жизни.
– Здорово. – Павел улыбнулся, на экране появился зеленый индикатор, защита взломана, данные скопированы. – Вы очень интересно рассказываете, даже самому захотелось попробовать.
– Давайте, я проведу для вас сеанс, – с готовностью отозвалась Евгения.
– Как-нибудь в другой раз. – Пичугин поднялся с кресла. – Спасибо за содействие.
Женщина проводила его до дверей. Выйдя на улицу, Павел зашел в арку и задумался. Странное место, аркан на входе и мощная защита на компьютере. А хозяйка не маг. Павел набросил на себя морок и уже невидимым вернулся во двор. Мало ли кто из окон заметит его действия. Он вскарабкался по новехонькой пожарной лестнице и, достав из сумки мини-камеру, закрепил ее на уровне второго этажа. Направил на вход в салон и накинул на нее «Ничего особенного», чтобы шпана не стащила. Теперь можно наблюдать из отеля, что здесь творится.
Павел решил незамедлительно просмотреть скопированные в салоне Евгении данные. Устроившись на одной из скамеек в густой зелени Юсуповского парка, он начал открывать файлы. И тут его ждал очередной сюрприз – больше половины папок с данными оказались битыми и содержали нечитаемые файлы. Может, поэтому так долго и скачивались? Хозяйка не видит, что у нее на компьютере вирус? Нахмурившись, Павел запустил аналитическую программу на поиск упоминаний об Оксане. Взглянув на результат, почти не удивился – в салоне Евгении Оксана оказалась чуть ли не постоянным клиентом.
Два сеанса холистического массажа три месяца назад. И два сеанса в последний приезд. После чего она потеряла память. И все эти данные содержались в файле, помеченном как копия. В основной базе – никаких упоминаний об Оксане. Выходит, Евгения хотела подсунуть ему пустышку. И только благодаря взлому он добрался до правдивой клиентской базы.
Внимание Павла привлекло еще одно упоминание об Оксане. В каталоге с непонятным обозначением из спецсимволов содержалось с десяток папок, в том числе и с ее именем.
И там же – папка «Михаил Орлов». М-да. Все-таки связан наемник с этим местом.
Данные в самих папках оказались испорчены, и понять, что там хранилось, было невозможно.
Ну, есть у Евгении отдельные папки с данными о некоторых клиентах, может, просто особые случаи. Это ничего не доказывает. А вот то, что его любовно написанная хакерская программа не смогла скачать данные с компьютера заштатного массажного салона, хотя ломала банковские сервера, защищенные технологиями Тайного Города, это уже странно. И то, сколько времени программа билась над этим компьютером, тоже объяснить сложно. Павел не сомневался, что подобрался близко к единственной зацепке, почему Оксана могла потерять память, но как к ней подступиться – было не ясно.
Взяв наугад несколько имен из названий странных папок, детектив задал поиск в «Тиградкоме». Одним из преимуществ подключения к этой системе была возможность работать с базами данных всего мира, что, вместе с аналитическими программами Павла, давало огромные возможности поиска информации о нужных людях. Если, конечно, они не являлись гражданами Тайного Города. Здесь этика компании работала отменно – выдавались только данные, одобренные самим гражданином.
Спустя десять минут компьютер сообщил о завершении поиска. Это оказались реальные люди. Биографии были разными, но всех объединяло одно – трагедия в жизни, посещение «Психологического консультирования Евгении Добровой» и потеря памяти по возвращении домой. И нигде никакого криминала, вещи не пропадали, собственность и счета оставались нетронутыми. Было ясно, что фирма Евгении Добровой имеет прямую причастность к загадочным потерям памяти. Осталось только выяснить, каким образом и с какой целью это делается.
По Михаилу Орлову никакой новой информации не добавилось. Он мог оказаться как клиентом, так и настоящим владельцем салона, а Евгения – только прикрытие. Тогда надо быть начеку – маг, выживший в схватке с гиперборейцами, может быть очень опасен. Все больше вопросов, но теперь хотя бы ясно, где их можно задать.
Павел достал из кармана визитку хозяйки салона, набрал номер.
– Психологические консультации. Здравствуйте. – В трубке прозвучал голос Евгении.
– Это следователь Пичугин, у меня появились новые вопросы.
– Какие? Хотите записаться на массаж? – Голос в трубке был веселым и бодрым, пожалуй, даже слишком для разговора со следователем.
– Нет, хотел бы встретиться и переговорить более детально о клиентах.
– Хорошо, но я сегодня не могу, срочные дела. Завтра в двенадцать устроит? – Тон стал серьезным.
– Договорились. – Павел повесил трубку и направился в отель.
Сидя вечером у камина, он просматривал собранную информацию и соображал. Что происходило с людьми в салоне Евгении? Ну, не гипнотизировала же она своих клиентов? Пичугин быстро задал поиск, можно ли добиться столь устойчивой потери памяти и забыть до нескольких лет жизни при помощи гипноза. Медицинские справочники говорили о том, что нет. И в Тайном Городе таких заклятий не знали. Немного подумав, Павел перевел на счет Эрлийской обители достаточно крупную сумму, заказал консультацию по теме магического влияния на память. Ответ пришел быстро, но обескуражил детектива. Эрлийцы вернули деньги с коротким комментарием: «Консультаций на эту тему не оказываем». Вопросов становилось все больше.
Утром Павел просмотрел в ускоренном режиме запись со своей камеры напротив салона. Евгения действительно после разговора с ним вскоре ушла и до утра не возвращалась. В течение дня подходили клиенты – видимо, работали другие мастера. С утра хозяйка пришла первой, потом приходили и уходили несколько клиентов. Последней к салону подошла стройная черноволосая девушка в темных очках. Спокойно осмотрела двор, но у Павла вдруг возникло чувство, что она смотрит прямо на него. Хотя видеть камеру под мороком девушка не могла. Больше никто не входил и не выходил. Павел закрыл ноутбук и отправился в салон.
На улице было свежо, но дождя не предвиделось. Павел подошел к дверям салона собранным, готовым ко всему. Войдя, он обнаружил Евгению за стойкой регистрации.
– Добрый день, – женщина поднялась и пожала ему руку, – вот приходится замещать сотрудницу. Пойдемте, обсудим ваши вопросы.
Евгения направилась по уже знакомому коридору, но пошли они не в кабинет, как думал Павел, а в одну из комнат для массажа. В центре располагался современный массажный стол, все стены задрапированы шторами пастельных тонов, мягко пахло благовониями. Была еще одна небольшая дверь, видимо, в душевую. У противоположной ко входу стены стояли столик и два кресла. В центре столика лежал небольшой хрустальный шар.
– Присаживайтесь. – Женщина указала на одно из кресел. Сама села в другое. – О чем вы хотели поговорить?
– На самом деле, Евгения, никаких несчастных случаев с комой не было. Я из управления экономической безопасности и расследую потерю памяти хозяйки одной крупной фирмы, Оксаны Николаевой. Мы предполагаем гипнотическое или наркотическое влияние, с целью доступа к счетам и к коммерческой информации. Судя по данным, полученным вчера из вашего компьютера, она здесь была, хотя вы отрицали этот факт. Давайте разбираться.
– Что ж, – помолчав, сказала Евгения, – попробуйте.
– Я установил, что некоторые клиенты салона, подобно Оксане, теряли память по возвращении домой, и хочу получить объяснения, как вы это делали и с какой целью?
– Павел, вы же взрослый и не глупый человек и не хуже меня знаете, что ни наркотиками, ни гипнозом нельзя вызвать амнезию, тем более спустя продолжительное время после воздействия. Они же все теряли память дома, как вы говорите? Я ведь не волшебница и не экстрасенс. Здесь все просто антураж, настраивающий человека на умиротворение и расслабление. – Она обвела комнату рукой. – Вот возьмите хотя бы этот шар. – Она поднялась, взяла со столика хрустальный шар и протянула его детективу. – Это просто кусок хрусталя, хоть и красивый.
Павел тоже машинально поднялся и протянул руки к шару, но за секунду до прикосновения он почувствовал слабый всплеск магической энергии. И вместо того чтобы взять шар, отдернул руки. Хрустальная сфера с громким стуком упала на пол и разбилась, вызвав неяркую вспышку.
– Леара! – завопила Евгения и оглянулась на дверь в душевую. Раздался треск, грохот, будто там ворочался кто-то крупный. Еще не осознав, что происходит, Павел направил на дверь левую руку и приготовил заклятье «Эльфийской стрелы». Кто бы там ни прятался, намерения вряд ли были мирные.
Когда дверь разлетелась в щепки, Пичугин, не думая, активировал заклятье. В проеме появилась существо, напоминающее девушку, если бы не трехпалые руки с острыми длинными когтями, шипастый хвост и рога, венчающие голову. «Моряна», – пронеслось в голове Павла. Она двигалась настолько быстро, что очертания казались смазанными. Напоровшись на «Эльфийскую стрелу», моряна резко остановилась и затрясла головой. Похоже, заклятие не причинило ей особого вреда, но, попав в голову, оглушило. Павел воспользовался этим коротким мгновением – правой рукой сорвал с пояса висевшее там в качестве талисмана «Око василиска» и швырнул в моряну. Достаточно дорогой артефакт ему подарила Лилиана, когда он открыл свою сыскную контору. Зачем программисту, занимавшемуся отслеживанием махинаций шасов, боевой артефакт против морян, девушка толком объяснить не могла. Но считала, что любой уважающий себя детектив должен его иметь. И вот пригодился.
К этому моменту моряна пришла в себя и бросилась вперед. Полыхнула яркая вспышка. Парализованная моряна, пролетев мимо успевшего отскочить детектива, впечаталась в стену. У Павла в руке появился черный навский кинжал. Еще одна счастливая случайность. Лилиана считала, что все детективы носят с собой упакованное в пуговицы оружие. Вот и пришлось потратить почти всю первую выручку на приобретение дорогой амуниции.
– Ни с места, или ей конец, – выкрикнул Павел, нацелив острие кинжала на Евгению.
– Ты убил ее?! – вскрикнула женщина, тяжело опершись рукой о стену. О бегстве или сопротивлении она, похоже, не думала.
– Нет, хотя очень хочется. – Павел чуть успокоился и принялся рыться в сумке левой рукой, все еще направляя кинжал на женщину. – Она парализована на время. На, скуй ей руки и пристегни к батарее. – Павел кинул Евгении наручники, которые наконец достал из сумки. Затем он извлек оттуда еще одни. – И себя тоже там пристегни.
Женщина подчинилась. Павел только сейчас удивился своим рефлексам – он впервые использовал боевую магию в деле и справился с моряной. А такое под силу не каждому магу. Но расслабляться было рано. Подошел к приходящей в себя моряне, приставил кинжал ей к горлу.
– Сбрасывай боевую шкуру, а не то продам твою голову эрлийцам.
Моряну окутала легкая дымка, в нос ударил аромат персиков, и спустя несколько секунд на полу лежала красивая обнаженная девушка с черными волосами. Как раз та странная посетительница в черных очках, пришедшая последней. Наручники автоматически сжались, отреагировав на уменьшение толщины запястья. Павел набросил на девушку простыню с массажного стола.
– Спасибо, – пробормотала. – Зачем ты пришел?
– Павел Пичугин, майор управления экономической безопасности, – он показал удостоверение, – выясняю, что вы тут с людьми творите. А ты кто?
Черноволосая удивленно вскинула брови, пристально глядя на Павла. Потом ухмыльнулась:
– Ладно. Я – Леара, черная моряна, подданная Зеленого Дома. Из Тайного Города, где широко используются «Эльфийские стрелы» и навские кинжалы.
– Что ж, – Павел помолчал, – я детектив, подданный Зеленого Дома, работаю на Сабира Кумара. – Пичугин убрал липовое удостоверение. – Что было в той сфере? – Он кивнул на осколки хрусталя.
– Ничего, – нагло ответила Леара, глядя на Павла. Он метнулся к моряне с кинжалом.
– Намерена шутить? – холодно спросил Павел, еще раз приставив оружие к ее горлу. – Ты не в том положении.
– Там было заклятие «Забвения», – чуть помедлив, ответила девушка.
– Нет такого, я проверил все базы.
– Значит, плохо проверил.
– Так. Видимо, голова тебе не очень нужна.
– Леара! – крикнула Евгения. – Не зли его! Ты зря рискуешь! Мы же не знаем… на что он способен.
– Это частная, запретная разработка, – нехотя ответила моряна. – Широкой публике неизвестная, считай, мы ее отрабатываем.
– На простых людях, – вставил Павел. – И много бы я забыл?
– Два года, – ответила Леара.
Павел ужаснулся – это время включало в себя и знакомство с Лилианой, и жизнь в Тайном Городе: все, что было в его жизни светлого и волшебного.
– Жестко, – проронил он. – А когда не вышло, решила меня порвать?
– Занервничала и сглупила, – пробормотала черноволосая, плотнее кутаясь в простыню.
– И кто же такой аркан изобрел? – спросил Павел. – Ни в жизнь не поверю, что ты. И подруга твоя не маг.
– Эрлиец один, – пробормотала Леара.
– И что ему помешало продать столь ценную разработку Великим домам? Да и Служба Утилизации от такого не откажется.
– Он и пытался продать Службе Утилизации, те даже заинтересовались. Аркан действует только на челов. Но потом пришел монах из Забытой Пустыни и запретил его использование, объявив, что это прямое магическое вмешательство в дела людей. Ссориться с ним никто не стал, и разработку прикрыли.
– Ну а вы-то как получили доступ к этому аркану, если он запрещен?
Женщины переглянулись и, дополняя друг друга, рассказали свою историю. Они дружили с юности, познакомились в Москве, в Университете. В студенческие годы были лучшими подругами, несмотря на то, что Евгения понятия не имела о Тайном Городе. Потом связь подруг на некоторое время прервалась.
Когда спустя пять лет Леара захотела повидать подругу, она с ужасом обнаружила ее в полусознательном состоянии в одной из больниц Петербурга с неизлечимой опухолью мозга. Вытащив ее в Тайный Город и заплатив эрлийцам немалые деньги за лечение, она спасла подругу. Но Евгения от перенесенных страданий и безысходности превратилась в тень себя прежней.
И тогда один из эрлийцев, занимавшийся лечением Евгении, предложил девушкам прибегнуть к его незарегистрированной разработке. Евгения согласилась. В итоге из ее памяти бесследно выпали два последних года. Леара все рассказала подруге, когда та пришла в себя. Но сами перенесенные страдания, память о них – исчезли навсегда.
Девушка вернулась в Петербург, решив посвятить себя помощи людям в решении психологических проблем, и открыла свой салон. Дела шли хорошо, многим она смогла помочь. Но иногда попадались клиенты вроде нее самой – пережившие трагедию, которая их изменила, выбив из нормальной жизни, превратив в замкнутых изгоев. Помочь им было невозможно, и тут Евгения вспомнила собственный опыт с добровольной потерей памяти. Обратилась к Леаре, и та наладила поставку артефактов с заклинанием – в виде хрустальных сфер. Евгения искала клиентов на различных форумах, в интернете. Приглашала для психологических консультаций, массажа, а потом – в редких случаях – предлагала магический ритуал.
Для каждого такого клиента – с его согласия – артефакт настраивался на нужный временной отрезок. Евгения помогала определять человеку, какой период нужно забыть. Далее пациент брал в руки хрустальный шар, срабатывала магия, и ненужные воспоминания покидали его навсегда. А дальше за дела бралась Леара. Под мороком она, в виде клиента, проходила в отель, потом съезжала и, забрав усыпленного клиента, под тем же мороком проносила его в поезд или самолет. Стирала из мобильных ненужные звонки. Затем, став невидимой, уходила. Клиент возвращался к полноценной жизни.
Да, почти всегда родственники затевали медицинские или детективные расследования, но они ни к чему не приводили. Отлично срабатывало «Ничего особенного» на входе – все человские проверки, которые добирались до салона, проходили мимо. Великолепно был защищен компьютер со всеми данными на случай, если вдруг «Ничего особенного» даст сбой.
Немалые деньги, что женщины получали за работу, шли на изготовление артефактов и в карман эрлийцу. Себе они оставляли немного. Павел был удивлен, просмотрев их внутренние финансовые отчеты.
На Оксану Евгения вышла почти год назад.
– Что за проблема была у нее? – осведомился Пичугин.
– Старо, как мир, – усмехнулась Леара. – Муж изменил, вот какая проблема. Он тебе не рассказал?
– Дальше, – потребовал Павел.
Оксана узнала, что Геннадий изменяет с ее лучшей подругой. Простить она не могла, хоть и пыталась. Оставить все как есть не позволяла гордость, хотя муж клялся, что больше это не повторится. Развод грозил долгими тяжбами и крахом бизнеса, а Оксана очень любила сына и не хотела, чтобы он рос без отца. А главное – любила мужа, несмотря на измену. Женщина буквально сжигала себя противоречиями. На одном из форумов начала общаться с Евгенией, та пригласила в Питер для консультирования и холистического массажа. А на месте, после пары сеансов, предложила эффективную магическую процедуру. Женщина, недолго думая, согласилась, чтобы забыть то, что узнала, и жить спокойно дальше с любимыми людьми.
– Рискованно, – заметил Павел. – А если ей кто-то напомнит об измене мужа? Снова стирать часть мозга? Что будет, если она «вспомнит все»? И ваш «массаж» в том числе?
Женщины переглянулись.
– Что будет с человеком, если он вспомнит все, – мы не знаем. Разработка экспериментальная.
– Оксана была в курсе?
– Да, она осознавала риск, – с нажимом ответила Евгения, – мы всё обсудили. Муж пообещал ей никогда не вспоминать эту историю. Подруга эмигрировала. А главное – Оксане было так плохо, что она хотела помощи немедленно. И мы эту помощь ей оказали.
– Какие умницы, – усмехнулся Павел. – А где доказательства, что все было именно так? Может, вы мне сказки рассказываете. Насколько вы действительно помогали людям? Неизвестно. Они были адекватны, соглашаясь на амнезию? Влияние на неокрепшую психику…
– У нас есть интервью всех клиентов перед процедурой, – перебила Евгения.
– И Оксаны?
– Да. Там она подробно объясняет, почему решилась. По сути, повторяет все мои слова.
«Это те битые файлы, что я не смог прочитать после прошлой встречи?» – подумал Павел.
– Отлично, где записи? – спросил он.
– Садись за компьютер, – устало предложила Евгения. – Пароль такой…
Павел быстро произвел все нужные манипуляции, переписал файлы на свой ноутбук и открыл интервью Оксаны. Через несколько минут выключил. Есть! Досмотреть можно в самолете. Дело решено. Оксана говорила абсолютно то же, что и Леара. Не врала моряна. Он посмотрел на часы и стал быстро собираться. Сегодня вечером он будет у Геннадия. А завтра они с Лилианой станут паковать чемоданы.
– Эй, детектив, а что с нами? – осведомилась моряна.
– Служба Утилизации решит, – отчеканил Павел, доставая телефон. – Извините, дамы, но другого выхода нет. Втихаря используете запретную разработку. Сильную. За большие деньги. Это раз. Эрлийцу тоже достанется, не переживайте. Меня чуть не лишили памяти, а потом едва не угрохали, что почти равноценно. Это два. Вполне достаточно. Информацию всю я им передам. А меня это дело больше не волнует.
Он начал набирать номер Службы на пути к дверям.
– Стой, мы тебе не все рассказали! – крикнула Леара.
– Не надо, – сказала Евгения подруге.
– Надо, – мрачно отозвалась Леара. – Поверь, Служба Утилизации – это очень плохо для нас. – И повернулась к Павлу: – Прошу, прежде чем звонить, посмотри еще одно интервью.
– Чье? Рассказ Оксаны я видел. Другие меня не волнуют.
– Интервью Михаила Орлова.
Павел остановился. Любопытно, конечно, что за птица, но не до такой степени, чтобы тратить сейчас драгоценное время.
– Он имеет отношение к Оксане?
– Нет.
– Всего доброго.
– К тебе имеет! – крикнула Леара в спину детектива.
– Ко мне? – Павел обернулся и с удивлением посмотрел на моряну. – Какое?
– Открой интервью и увидишь.
Павел нерешительно вернулся к столу. Может, они просто тянут время? Уехать, а посмотреть после отпуска? Ладно, дадим им шанс. Достал ноутбук, включил. Быстро нашел знакомую фамилию – Михаил Орлов. Ну что, друг, давай, удиви меня. Павел открыл файл. И оторопел.
Он смотрел сам на себя.
– Что за… – пробормотал детектив.
– Круто, Миша, да? – ухмыльнулась моряна, глядя на Павла.
«Михаил, объясните причину, по которой вы хотите забыть четыре года своей жизни», – спрашивала Евгения в интервью.
«Я потерял команду на последней операции, – тяжело заговорил Павел на экране. – Из-за собственной глупости и самоуверенности. Они были против заключения этого контракта, особенно Кира, моя девушка… Но я настоял. Переоценил наши силы и недооценил масштаб происходящего. Людь воспользовалась наемниками, чтобы сохранить своих, и мы оказались в самом пекле. Погибли все, кроме меня. И Кира тоже погибла. Виноват только я».
«Но вы же раздали все полученные деньги родственникам погибших, попросили у них прощения – разве это частично не искупает вину?»
«Нет, я просто обязан был это сделать, а как иначе? – удивился наемник. – Легче не стало. Дальше жить с таким грузом на совести не могу. Но и самоубийство не по мне».
«Понятно. Как-то пытались решить проблему? Обращались к другим психологам? Ходили в церковь?»
«Психологи не помогли. А церковь – не знаю. Может, и помогла бы. Но… не приучен я. То, что предложил эрлиец, подойдет лучше всего».
«Но после процедуры забудется и Тайный Город», – это уже голос Леары.
«Мне не нужен Тайный Город, тут слишком много интриг и крови, он отнял у меня самое дорогое. Я хочу забыть о нем и вернуться к той реальности, что знал».
«Пожизненной гарантии дать мы не можем, я уже говорила, – вкрадчиво напомнила моряна. – Что будет, если «вспомнить все», – неизвестно».
«А на что она, эта пожизненная гарантия?! Мне остро нужна помощь. Прямо сейчас».
«Хорошо, – сказала Евгения, – мы поможем. Из вашей памяти уйдут четыре последних года, как мы и договаривались. Вы очнетесь в областной больнице, после автокатастрофы на пути из Екатеринбурга в Москву. И начнете все заново, как вы и хотели».
«Все верно. Я готов».
Павел нажал клавишу на ноутбуке, запись остановилась. Обернулся к женщинам.
– Что это за бред? Видеомонтаж? – глухо спросил он.
– Просто часть вашей биографии, – ответила Евгения. – Нам очень жаль.
– Не может быть. Я не верю, – пробормотал Павел. И вдруг поднял голову и отчеканил: – Это невозможно, потому что в то время, когда была сделана запись, я лежал в коме – после аварии. Я проверял все документы, меня едва вытащили и уже не надеялись, что очнусь…
– Ты сам и придумал схему с комой, когда помогал сочинять алиби, – усмехнулась Леара. – Знал бы ты, сколько мне пришлось побегать, чтобы все выглядело естественно и задокументировано. Но с деньгами нет ничего невозможного. Плюс легкое магическое давление… Я внесла изменения в полицейские и медицинские базы данных. И даже проплатила свидетелей, которые тебе все подтвердили. Ну что? Доволен моей работой?
– Что с именами? Почему Михаил Орлов? – спросил он, помолчав.
– К нам ты пришел тогда как Михаил Орлов и сказал, что это твой псевдоним в Тайном Городе. Но попросил в документах алиби вернуть прежнее имя, истинное, – Павел Пичугин. Мы так и сделали.
«Мой псевдоним в Тайном Городе… Значит, пичуга захотела стать орлом, но не получилось», – с горечью подумал Павел.
Он молчал.
– Не веришь? Так давай, смотри дальше. – Леара явно наслаждалась ситуацией.
Детектив стукнул по клавишам, и интервью продолжилось. Все было именно так, как говорили женщины. Павел в шоке продолжал смотреть на свое изображение на мониторе. Выходит, многое в его жизни оказалось вымышленным. Аварии и комы не было. А был Тайный Город.
И кто он сейчас? Павел Пичугин или Михаил Орлов?
– Ну что, ты и теперь сдашь нас Службе Утилизации? Или Забытой Пустыни? – спросила моряна.
Павел не ответил. Вопрос, что делать с женщинами, отошел даже не на второй, а на третий план. Их расчет оказался верным. Теперь бы с собой разобраться.
– Вы хотели забыть Тайный Город, – тихо произнесла Евгения, понявшая его состояние. – Если хотите, можем повторить процедуру, на этот раз бесплатно.
– Это Михаил хотел все забыть. – Павел окинул женщин тяжелым взглядом. – Наверное, у него были причины. А мне память стирать не нужно. Я доволен своей жизнью.
– Можем заплатить за твое молчание. – Леара не оставляла попыток договориться, понимая, сколько правил они нарушили и что им за это светит.
– Нет, – Павел решительно поднялся и закрыл ноутбук, – мое расследование закончено. Никакие конкуренты бизнесу Геннадия и Оксаны не угрожают, о чем я и сообщу заказчику. Остальное пусть остается на вашей совести. Не мне вас судить. – Павел направился к выходу. Проходя мимо массажного стола, положил на него ключи от наручников и показал женщинам диктофон, прежде чем убрать в сумку. – Не делайте глупостей, иначе записи нашей беседы попадут куда надо.
– Эй, гений, как мы освободимся?! – крикнула вдогонку Леара, указав на их пристегнутые к батарее руки.
– Посидите пока так. На всякий случай. – Павел поморщился, вспомнив атаку моряны. – У Евгении телефон рядом, позвоните сотрудникам, наврите что-нибудь.
* * *
Павел Пичугин сидел в своем офисе и ждал, пока Геннадий просмотрит интервью жены. Наконец запись кончилась, мужчина тяжело вздохнул и мрачно уставился на детектива.
– Значит, никакой угрозы нашему бизнесу нет, амнезия была добровольной. – Он пробежался по завершающим строчкам письменного отчета, предоставленного Павлом. – Дайте мне координаты, я их засужу! – зло бросил мужчина.
– Не думаю, что получится. – Пичугин покачал головой. – Но вот шуму поднимется много, и всплывет ненужная информация. А это, несомненно, нанесет урон бизнесу.
– Думаю, вы правы, – чуть помолчав, сказал мужчина, – это действительно наше семейное дело. Надеюсь на ваше молчание.
– Разумеется, – ответил детектив.
– Что ж, спасибо за работу. – Геннадий поднялся, пожал руку Павлу. – Деньги вам переведут завтра утром. Всего хорошего.
Чуть позже состоялась беседа с Сабиром.
– Да, мой мальчик, – протянул шас после того, как Павел рассказал ему все. Почти все. – Кто же знал, что дело получится таким необычным. Ты ловко представил Геннадию амнезию следствием гипноза, и молодец, что не сдал девиц Службе Утилизации. А информацию добыл очень ценную. Надо подумать, как ее использовать. Честно сказать, я не ожидал, что ты сможешь одолеть что-то серьезное. Но, видимо, моя дочь лучше разбирается в вас, челах.
– Спасибо, Сабир. – Павел кивнул. – Я очень ценю ваше хорошее отношение. Но эрлийца и Евгению с моряной не стоит трогать. Они действительно помогали людям. И теперь знают, что я в курсе их тайны. Поэтому вряд ли продолжат деятельность: слишком рискованно. Даже если вы найдете их – а они, скорее всего, уже скрылись – и попытаетесь использовать, могут возникнуть проблемы с Забытой Пустынью. Оно вам надо? Проблем будет больше, чем денег.
Шас помолчал, обдумывая сказанное. И опять парень дело говорит. Сабир был удивлен непривычно спокойным и уверенным тоном Павла.
– Хорошо, возможно, ты прав, еще обсудим, – произнес шас. – Кстати, знаю, что ты пожертвовал отпуском из-за этого дела. Прими от меня небольшой подарок – вам с Лилькой.
С этими словами он выложил две путевки от фирмы «Неприятные ощущения» на остров в Карибском море.
– Хорошего отдыха. – Шас поднялся и направился к выходу.
* * *
Прозрачные морские волны мерно накатывали на гладкий песчаный берег и с ленивым шумом отбегали назад. Вечернее южное небо огромным куполом охватывало мир от края до края. Павел сидел на шезлонге, закутавшись в плед и вытянув ноги, смотрел на темнеющий сиреневый горизонт. Вдали мерцал огнями круизный лайнер.
Подошла Лилиана и села рядом на теплый песок, обняв колени Павла и глядя ему в глаза.
– Паша, расскажи наконец, что случилось, – тихо сказала шаса. – Ты всю дорогу спал или молчал, просматривая какие-то файлы. Я понимаю, устал, а питерское дело, наверное, оказалось совсем тяжелым, да? Ты в этот раз ничего не говоришь! Хорошо, пусть так. Но теперь все позади. Оглянись вокруг, мы на отдыхе! Вдвоем! Забудь все!
«Забудь все!» Правильно. Павел словно очнулся и взглянул на любимую. Стройная, гибкая, с густой копной черных, словно карибская ночь, волос. Блестящие карие глаза смотрели требовательно и нежно. Он знал и чувствовал – она любит его! И в который раз радостно удивился – как же ему повезло!
И он рассказал ей все. От начала до конца.
Лилиана слушала, не перебивая, а потом задала единственный вопрос:
– Ты вспомнил… ее?
Павел помолчал, будто еще раз прислушиваясь к себе, и ответил:
– Нет, Лиль. Ни Киру, ни ребят, ничего из… моего первого Тайного Города. Эрлиец знал свое дело. Аркан сработал на отлично, даже когда… напомнили. Просто почувствовал шок, потом грусть. Но это пройдет. Уже проходит.
Он чуть улыбнулся и ласково погладил ее по волосам. Лилиана тут же поймала его за руку, дернула и проворно села верхом ему на колени.
– В таком случае, детектив, у меня есть отличный план психотерапии, – лукаво улыбаясь, сообщила она. – Ночное купание, жареный краб с вином под звездами, а потом – как пойдет…
– Нет. «Как пойдет» – в первую очередь. Можно совместить с купанием. А ужин оставим на потом.
С этими словами Павел сбросил плед, вскочил на ноги и, легко закинув смеющуюся Лилиану на плечо, не торопясь направился к ласковым теплым волнам…
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий