Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Передовой отряд после проведенного теста на отбраковку составил тринадцать человек, включая Кольта, Дефлера и Рёмера. Самое смешное, но Завьялов проверку не прошел. Вася заверял, что лично подтянет Серегу, но по мне так даже лучше. Буду дергаться исключительно за свою безопасность.
Перекос в пользу дальников был значительным. Всего насчитывалось пять ребят с плазмоганами. Оно понятно, проклятое автоматическое наведение (надо себе тоже поставить со следующей прокачкой), работало на славу. Поэтому выработанная мной схема передвижения выглядела забавной, но когда-то ее надо было опробовать.
Начиналось все с того, что стрелки вставали в полный рост, направляя оружие в сторону предполагаемого противника. Ближники в этот момент перебегали шагов на двадцать тридцать, сильно наклоняя корпус вперед, чтобы не попасть под огонь занявших позицию товарищей. Достигнув цели, ребята с плазмоганами присаживались на колено, и настала пора уже двигаться нам. Все опять же совершалось быстрым шагом, не сводя прицела с объекта, коим сейчас выступал заброшенный форт. Получалось, что сначала дальники прикрывали ближников, а потом все делалось ровно наоборот.
Не самая идеальная тактика. Но это все, что с данным уровнем подготовки я мог им дать. Конечно, успешность построения и передвижения можно было оценивать только в хорошей драке, и она вот-вот уже должна была состояться.
Прозвучал очередной выстрел, и я выругался в передатчик, встроенный в шлем.
— Носорог, чтоб тебя, я же просил оставить несколько солдат нам.
— Это не я, сэр. Ребята пристрелялись.
— Прекратить огонь!
И Фронтир наполнился тишиной, которую изредка нарушало шуршание крохотных песчинок под ногами передвигающегося боевого отряда. Форт был уже совсем близко, и его наконец удалось рассмотреть получше. Из всех башен первой линии осталось лишь по одной в каждом углу, причем, учитывая их состояние, платформы могли рухнуть в любой миг. Центр укрепления был пробит насквозь, прямо до ДОТа. Лишь с дальней от нас стороны во второй линии виднелись целые укрепления.
Но интересовало меня не это. Прямо на входе в форт, в каких-то метрах ста двадцати на земле виднелось голое тело. И мне не надо было гадать, кому оно принадлежит.
— Сейчас мы должны войти в аггрорадиус форта, — подсказал мне Рёмер, — стрелки вот-вот откроют огонь.
— Отлично, тогда не растягиваемся далеко, ближникам приготовиться принять удар на себя. Носорог, слышишь меня?
— Так точно, сэр.
— Распределите с ребятами цели, чтобы, если я отдал приказ, вы их тотчас ликвидировали.
— Принято.
Нет, конечно, в ребятах своей группы я был уверен. Все-таки лучшие из лучших. Да и по количеству стрелков мы имели численное преимущество. На ближайшей башне сейчас осталось всего лишь три бойца. К тому же точность киборгов зависела от соответствующей прокачки ветки. К примеру, мои защитники этим похвастаться не могли, поэтому и били врагов лишь с относительно небольшого расстояния. Я надеялся, что местный девиант не сильно продвинулся в этом плане.
Фух! Взметнулся песок шагах в трех от одного из ближников. Следом прозвучали еще два выстрела, последний из которых оказался намного успешнее. Один из плазмомётчиков на мгновение застыл, ожидая самого худшего, но вскоре вернулся в строй.
— Стрелки, огонь, — скомандовал я, смотря на врагов через прицел бластера.
Грянул залп. Весьма удачный, учитывая, что после него двое защитников повалились на платформу. Могу поклясться, что я точно попал. В былые времена кое-кто был лучшим в лазерном тире. Противник успел сделать еще один выстрел, после чего присоединился к своим умершим друзьям.
— Медленно подходим. На противоположной башне семь человек.
— Восемь, — подсказал Носорог, — вам снизу не видно еще одного.
— Тем более.
Я заглушил передатчик, чтобы не засорять эфир, и повернулся к стоящему рядом Рёмеру.
— Они же не должны восстановиться?
— Думаю, нет. Игрок должен заново нанять их, а так как он…
«Зимородок» осекся, пристально посмотрев на меня.
— Продолжай, — сказал я на ходу, — так как он девиант.
— То сейчас явно не в состоянии объективно воспринимать реальность.
Когда мы оказались в восьмидесяти метрах от провала, в воздух вновь взмыли куски земли. Причем стреляли не все защитники форта, а лишь ближние. Видимо, аггрорадиус у каждого был свой, завязанный на конкретного киборга. В этот раз ближникам даже нервничать не пришлось. Я с удовольствием заметил, что дальники начали лучше пристреливаться.
— Носорог, посмотри по визору, входит ли тело хозяина форта в радиус поражения стрелков на остальных башнях?
— Только у двоих.
— Сними их.
Прозвучал сдвоенный выстрел, видимо, Амин уже занимался подготовкой достойной себе смены, после чего в шлеме прозвучал голос Носорога.
— Сделано.
Я махнул рукой, и мы стали приближаться. Чуть быстрее, явно не опасаясь защитников, стоящих на противоположных от нас башнях, но все же сохраняя строй. Необходимо вдолбить всем этим гражданским, что во Фронтире никогда нельзя расслабляться. Тогда у них есть возможность прожить чуть больше, чем одну вылазку.
Наконец ближники достигли первой линии или того места, где она должна была когда-то начинаться, и встали перед обнаженным телом. Пришлось выйти вперед и присесть рядом с девиантом. Бойцы чувствовали себя неловко. Дряхлый, лежащий задницей вверх, с высохшей морфонизирующей слизью, что превратилась в шелушащуюся корку. И самое ужасное — он был жив. Игрок дышал, хотя глаза его были закрыты, а тело недвижимо, а земля возле рта пропитана стекающей с губ слюной. Вот он, конец подобных мне.
Меня привел в чувство резкий толчок, произошедший одновременно с громким хлопком. Дыхание перебило, а самого отбросило на несколько шагов назад. Кто-то из ребят тут же подхватил меня и потащил в сторону, забухали бластеры, хотя криков я не слышал и общей паники не наблюдал.
Когда сфокусировалось зрение, я понял, что сижу, облокотившись на Рёмер, и жадно хватаю ртом воздух, как техник-подводник, вернувшийся из зараженных вод с кончившимся кислородом. Пощупал себя. Целый. Только защитные нити с левой стороны экзоскелета оплавлены, именно туда и пришелся удар.
— Кто? — Только и спросил я.
— Не кто, а что. Автоматическая пушка в ДОТе, — ответил Рёмер, — она работает по внутреннему периметру форта. Ничего, сейчас перегруппируемся и попробуем ее уничтожить. Надо чтобы плазмомётчики подобрались поближе. Против их оружия она не выстоит.
— Не надо, — я уже почти окончательно пришел в себя, — нет смысла. Мы узнали все, что хотели. У защитников есть аггрорадиус, скорее всего, как и у турелей. Вне зависимости от того, что случилось с хозяином укрепления, всегда работает автоматическая пушка в ДОТе.
— Если ее предварительно не разрушить, — кивнул Рёмер.
— Именно. Сам девиант будет умирать, судя по всему, от обезвоживания и возрождаться раз за разом. Вот только какой смысл в этом? Не проще ли вывести его из игры?
— Каким образом? Каждый игрок заключает контракт, который обязаны выполнять обе стороны. Думаю, каждый договор прослеживается сторонней юридической структурой на предмет выполнения соглашений. С приложением смерти игрока.
— Но это так трудоемко, постоянно возрождать игрока, использовать ресурсы и средства, — поднялся я на ноги.
— Ты пытаешься рассматривать ситуацию с точки зрения рационализации. Боюсь, тут все чуть сложнее. Цель оправдывает средства. Всегда и любые. Тем более что тут постоянное перерождение кучки девиантов? Капля в море. Я не знаю даже примерное восстановление биоников, думаю, не меньше нескольких сотен в день. А может и больше. Это можно сравнить с работой огромного производства с небольшим процентом выбраковки.
— Брак — это девианты?
— Естественно. Все знают, что они есть. Все знают, что с ними случается. К слову, количество людей с «девиантным искуплением пункта А» по сравнению с Первой Эпохой уменьшилось в десятки раз. Хотя, по моему мнению, девианты привлекают большое количество зрителей.
— Это чем же?
— Людские страдания и смерть всегда притягивали внимание человечества. Особенно если можно смотреть на них, не участвуя напрямую. Рим пал, а гладиаторы Колизея еще живы. Только называются по-другому…
— Сэр, идет десантный бой на укрепление девианта, — сказал наблюдавший за окрестностями Носорог.
— Ударка на уничтожение? — Удивился я.
— Скорее всего, на грабеж, уничтожать этот форт нет никакого резона.
— Тогда нам лучше убираться отсюда. Не хватало еще попасть на камеры.
— Да и закат скоро, — негромко сказал Рёмер, — тебе бы успеть в свой форт до проверки.
Мне не оставалось ничего, кроме как согласиться. Он прав, я и так загостил здесь.

 

Обратно я летел в тяжелом расположении духа. Может, сказалось лицезрение того существа, в которое превратился Семецкий, и которым мог оказаться я или прямое попадание в грудь от автоматической пушки ДОТа — мышцы, кстати, теперь неприятно ныли при каждом движении руки, но я меньше всего сейчас хотел общаться с людьми.
Благо, от совместной вылазки с моими пришлось отказаться. Засиделся я у «Зимородков», придется перенести обучение на завтра. Зато, с другой стороны, можно будет собрать всех членов фракции, а не выборочных. Единственный, кто обрадовался сдвигу обучения — Рамирес. Этот жук, была бы его воля, из форта вообще не вылезал.
Моя крепость встретила меня лучами заката, застывшими в бойницах башен-платформ, и мертвенной тишиной. Я с трудом вылез из покореженного экзоскелета, и он скрылся в одном из пазов ДОТа, по всей видимости, отправившись на восстановление. Ложемент вернул меня в обитель покоя, где моя рука тут же потянулась к аптечке за мазью. При рваных ранах она помогала, может, и при гематоме какой толк будет.
До заката, а вместе с тем и вечерней проверки, оставался один час три минуты. Я хотел еще немного посидеть в тишине, без конвертера и активатора, наслаждаясь хоть и болезненной, но настоящей реальностью, когда на основном экране появилась надпись: «Игрок Немезида просит разрешение для допуска на военный форт «Трансформаторная будка1». Что ж, так будет даже лучше. Я в любом случае хотел с ней поговорить, рассказать все.
Конвертер, как и активатор, отложил в сторону. Не сейчас. Отсутствие этих деталей она все равно не увидит благодаря игровому фильтру. А я хоть посмотрю на нее настоящую. Ложемент ушел наверх, что говорило лишь об одном — моя зазноба уже была в ДОТе. Не прошло и минуты, как ее мягкие пальцы погладили меня по щеке.
— Тебя не застанешь, — с легкой укоризной произнесла она.
— Я же все-таки Главнокомандующий, — улыбнулся ей.
А сам рассматривал, ловя каждое движение, каждую морщинку на ее лице. Нет, я не разочаровался, хотя ее истинный облик немного расходился с «виртуальным». Все та же высокая грудь, желающая освободиться от тесноты комбинезона, красивые черные волосы, лукавый, полный игривости взгляд. И даже легкими складками вокруг глаз, говорящими о том, что она часто щурится, можно было пренебречь, если бы не руки. Эти самые коварные женские предатели, выдающие возраст с потрохами. Киу была не младше меня, как мне думалось — примерно одного со мной возраста.
Однако в этот самый момент я вдруг понял, что на моем либидо это никак не отразилось. Скорее даже наоборот. Вид зрелой красивой женщины возбуждал. Мне казалось, будто я оказался впервые наедине с ней.
— Я тоже соскучилась, — расценила мой взгляд по-своему Киу, высвобождаясь из-под уже ставшего ненавистным мне комбинезона.
Активатор на ее руке был уменьшенной копией моего и не смотрелся такой громадной махиной. Немезида стояла передо мной обнаженная, покрытая легкими мурашками от прохлады командного пункта, желанная и какая-то земная. Ее полные груди медленно вздымались при каждом вздохе, в глазах читалось страстное возбуждение, а пухлые губки притягивали сильнее гравитрона последней модели. И кто я такой, чтобы этому противиться?
Уже позже, когда мы перешли на кровать, а Киу вытянулась как кошка, завернувшись в простыню, я вспомнил про конвертер и чертов активатор. Времени осталось немного и будет глупо провалить проверку из-за такой нелепости. Представляю, как мусорщики или некая специальная служба вваливается в мой форт, чтобы устранить ошибку системы, то есть меня. Представляю, что будет с Киу. Или она их попросту не увидит? Интересно, конечно, но проверять мы это точно не будем.
— Ты куда? — Капризно прикусил губки предмет моего сердца, явно намекая на продолжение.
— Быстро, посмотрю по мониторам, все ли в порядке, и вернусь. Минут пять, даже меньше.
— Смотри, я могу и уснуть, — серьезно погрозила мне пальцем.
Пришлось даже вернуться в кровать, но Киу игриво уклонилась, подставив спину. В итоге мой поцелуй пришелся в район лопаток. Девушка в моей кровати потянулась, выпутываясь из-под простыни, а я замер, как сбитый грузовым транспортером.
— Ну иди уже, иди, только быстрее, — повернула она ко мне голову.
— Иду, — чужим голосом, стараясь не смотреть на ее шею, ответил я.
Уже в командном пункте, напяливая на руку активатор, задумался. Может ли такое быть? Он была нейтралом, не принадлежала раньше ни к какой фракции, это я лично проверил, и вдруг такое. И я бы понял, будь там один шрам, но несколько. У самого основания шеи, там, где находился конвертер. В другом случае, ее бы отправили на перерождение. Но несколько чуть заметных рубцов на псевдокоже, которая затягивалась довольно быстро, говорили лишь об одном: Киу знала про реал. Потому что сама снимала конвертер.
Два дня с начала Третьей Эпохи
— Ты же управитель, так сделай что-нибудь.
Леонид Сергеевич удобно расположился в кресле, принявшем форму его внушительного, повидавшего все тяготы государственной службы тела. Чувствовал он себя тут хозяином положения, несмотря на то, что офис Управителя первого доминиона не подчинялся министерству труда и социальной защиты вообще, тем более какого-то второго доминиона. Но высокий и худой, как жердь, человечек в очках чувствовал себя неуютно. На этой встрече настояли очень влиятельные люди. И ему приходилось терпеть не только Леонида Сергеевича, но и его самодовольного сына.
— Я не могу подставить игрока, не могу усложнить ему жизнь. Здесь все очень строго и тщательно проверяется.
— Понимаешь, в чем дело. Этот засранец унизил моего сына. А потом еще ударил, видишь, скулу сломал…
Физиономия младшего-Меркулова и впрямь выглядела неважно. Будто по ней проехался шестиместный флайер дальнего следования. Управитель даже вдруг проникся уважением к этому впс-нику, не побоявшемуся как следует проучить зарвавшегося говнюка.
— …а потом сбежал. Думает, раз свалил в игру, так это ему с рук сойдет…
Управитель сдержал ухмылку. Даже министерские не знали всей подноготной программы по освоению ближайших условно пригодных для жизни планет. В этот момент он чувствовал себя стоящим выше этих лощеных выскочек в дорогих костюмах, ездящих на представительских флайерах с блатными номерами.
— …все, что я хочу, попросту восстановить справедливость. Только и всего.
— Закопать эту гниду! — Меркулов-младший не мог широко открывать рот, поэтому его фраза вышла зловещей, словно ее прошипела змея. За эту несдержанность он получил гневный взгляд от отца и вновь замолчал.
— Я вам еще раз повторяю, что не могу напрямую убить игрока или напакостить ему.
— Напрямую! — Ухватился Леонид Сергеевич за понравившееся ему слово, а Управитель про себя чертыхнулся. Вот знал же с кем разговаривает, понимал, что надо думать, прежде чем говоришь. — Но если мы сможем попросить кого-то из окружения этого… человека убить его. Он же не может умирать бесконечно, я слышал у девиантов это не проходит бесследно?
— Тут тоже не все так просто. Игрок может убить другого игрока лишь когда тот будет защищать свой форт. У вашего э… Андрея сейчас стоит защита новичка, которая дается каждому вновь прибывшему.
— Во-первых, ты меня не понял, — рассмеялся министр, — я не хочу его убить сразу. Это было бы просто и не доставило удовольствия ни мне, ни Игорю. Я хочу, чтобы он мучился. Чтобы смерть пришла в самый неожиданный момент, когда он ее не ожидал. Скажу больше, я даже хочу, чтобы он немного поднялся, расправил, так сказать крылья, а потом вдруг, — Меркулов противно засмеялся, — вот тогда я буду доволен.
— Но, как я говорил…
— Во-вторых, — отмахнулся Леонид Сергеевич, — я не поверю, что у вас нет возможности подстроить несчастный случай, — в какой-то момент Управителю даже показалось, что министр знает о конвертерах, — он может быть убит, когда летит в кантон. В-третьих, ты так и не услышал, как сильно я хочу отблагодарить тебя, если ты мне поможешь. Это будет очень, — Меркулов нарисовал несколько цифр на настольном мониторе, — очень, очень, очень внушительная сумма.
Управитель нервно сглотнул выделившуюся слюну, увидев количество нулей. Попросту назвать это предложение щедрым не поворачивался язык. В жизни бывали моменты, когда отворачиваться от представлявшегося шанса было бы глупо. Потому что второго такого могло не наступить. И это был именно такой случай.
— Какой именно человек вам нужен? — Спросил Управитель.
— Ну вот это уже другой разговор. Он должен быть из окружения этого… Андрея, — имя обидчика Меркулов произнес с явной неохотой, — чтобы тот ему доверял. Оттого все будет больнее… Еще, желательно, чтобы это была девушка. Да, именно девушка. С его пассией мы разобрались ловко, — министр гоготнул, — надавили через родных, и она бросила его перед самым погружением. Ходила потом, пыталась вернуть деньги, однако уже поздно. Он ее ненавидит. Но понимаешь в чем дело, ударили недостаточно больно.
— Я понял. Вам нужна девушка. Из его окружения.
— Или потенциального окружения. Которая может с ним сойтись. Понимаешь о чем я?
— У нас есть карта ID Ревякина. Мы проведем подробный псиохологический анализ и подберем подходящую кандидатуру. Чтобы она привлекала его. Но только один вопрос.
— Говори, — милостиво махнул рукой Меркулов.
— Как заставить нужного игрока совершить убийство? Я повторюсь, что могу все проанализировать и предоставить информацию. Но у меня нет методов воздействия…
— А вот насчет этого не волнуйся, — перебил Управителя Леонид Сергеевич, — каждый человек — это своего рода замок, что на первый взгляд закрыт. К нему нужно лишь подобрать нужный ключ. И будь уверен, я этим мастерством владею в совершенстве.
Настоящее время
Если бы мой организм был не бионическим, а самым что ни на есть обычным, то давно бы уже стал сдавать — появилась дрожь в коленях, замедлилась речь, стали появляться провалы в памяти. Так же я лишь устал. Невыносимо, смертельно устал, и все мои желания сводились лишь к одному — забыться на несколько часов.
Но заснуть рядом с незнакомым человеком, от которого я не знал, чего ожидать, я не могу. Да, Киу теперь стала для меня девушкой, с которой мне довелось провести несколько хороших ночей, но истинных мотивов ее я не знал. Она имела понятие об общем положении дел, понимала, что происходит вокруг, выходила в реал, но мне не сказала ни слова. Почему? Конечно, проще всего было бы поговорить с ней. Но теперь я не доверял Киу. Хотя теперь я понял, что могу полагаться только на себя, ну и разве что еще на одного человека, проверенного временем и жизнью.
— Я полетела, — наспех оделась с утра Немезида и поцеловала меня. Я проявил всю свою волю, чтобы ответить ей тем же, а не отвернуться, — до скорого.
— Пока, — получилось выдавить из себя некую гримасу вместо улыбки, хорошо, что Киу ее не заметила.
Конвертер рисовал ее красивой молодой женщиной с крепким, дышащим страстью телом, но она меня больше не привлекала. Больше всего сейчас интересовало — кто за ней стоит? В случайность того, что она обнаружила конвертер, сама извлекла его, точнее, раз за разом извлекала, я не верил. По-всякому выходило, что за ней были определенные силы. Фракция, а скорее даже Альянс. Для чего все это? Как шпион она была мелковата, да и «Шиншиллы» представлялись сомнительной целью. Пару недель назад нас попросту не было, а она жила здесь.
Вопросы, вопросы, вопросы. Они роились в моей голове, подобно десантируемым с орбиты ботам, но ответов я не находил. Нет, мой измученный малым количеством отдыха мозг выдавал варианты один бредовее другого. Но если я сейчас, именно в таком состоянии, их отметал, значит, они не стоили выеденного яйца.
Я включил в душе холодную воду и стоял под косыми струями, пока тело не стало сводить от судорог. Щеки горели, легкие жадно хватали воздух, кожа полностью покрылась мурашками, зато в голове хоть немного прояснилось. Нет, искомые ответы не пришли, зато появилась мудрая мысль — что, если решение не находится прямо сейчас, то нужно попросту отвлечься на повседневные заботы, и оно придет само.
Первое, что я отметил на карте — отсутствие глобальных изменений в нашем дистрикте. С «Волками» ничего не случилось. Альянс вполне себе здравствовал, разбив две фракции Киллера и Эймса на шесть крохотных объединений, по 5–6 человек в каждой. Многочисленных «фермеров», занимающихся исключительно выращиванием органики, выработкой синтетических углеводов и прочего балласта я в расчет не брал. Они разлетятся после первого мощного удара. Интересовало другое — почему этого самого удара не последовало?
Отдалил карту и стал рассматривать, что же происходит у «Хамелеонов» и увиденное меня довольно сильно напрягло. Бегали торговые транспортеры в кантоны, высылались подкрепления подчиненным, но не было видно ни одной красной линии, обозначающей идущую атаку. Творилось что-то непонятное. Что ж, настала пора узнать подробности у моего засланного казачка.
На экране высветилось знамя вызываемого игрока — две красные линии, расположенные по диагонали на светло-зеленом фоне. И надо сказать, лицезрел я их довольно долго. А когда уже собрался сбрасывать соединение, появилась заспанная физиономия Катода. Судя по знакам отличия, времени он зря не терял, взяв звание генерал-лейтенанта. Когда только успел?
— Доброе утро, Геймор.
— О, Форт, привет, — Катод выглядел обрадованным, как человек внезапно нашедший банковскую карту с балансом в сотню единиц. Правда, за прошедшее время я относился со скепсисом к любому проявлению эмоций, и Киу веру в людей явно не укрепила.
— Как твои дела?
— Нормально. Дисциплина тут, конечно, жуткая. Но ничего, жить можно.
Я чуть сощурился от этого «жить можно», как пациент, которому удалили зубной нерв, однако ничего не ответил.
— Что нового у «Хамелеонов»?
— Да ничего, дали приказ восстанавливать армии. А нам с братом, спрашивается, чего восстанавливать? Мы и не воевали толком.
— Хм, восстанавливать… А как же «Волки»? Я думал, Майра хочеть забрать все их кантоны.
— Так с ними заключено перемирие. Еще вчера, нам по Альянсу объявили.
Я не сдержался и скрипнул зубами. Катод заметил это невольное проявление эмоций и продолжил уже более осторожно.
— Думал, ты знал. У вас же с Майрой вроде хорошие отношения.
— Отношения с женщиной — это как реактор со сломанной системой охлаждения. Никогда не знаешь, когда рванет.
— О… — только и произнес Катод.
— Геймор, в следующий раз, если узнаешь какую-то ценную информацию вроде этой, набирай меня сразу, не стесняйся.
Я старался говорить спокойным ровным голосом, но собеседник уловил мгновенно изменившуюся интонацию.
— Форт, конечно, я просто не думал… Чуть что, сразу сообщу.
— Хорошо, — я позволил себе улыбнуться. В конце концов, Катод и вправду ни в чем не виноват. И информация, которую я узнал, еще может быть ценной. — Тогда до скорого, иди, досыпай.
— Пока, — улыбнулся в ответ Геймор.
А вот когда видеосвязь завершилась, я не стал сдерживать себя и ударил со всей силы по панели кулаком. Твою ж мать, почему все неприятности проявились в одно время? У меня нестабильный Альянс, только что принявший тридцать «серых» душ, необученная в реале группа зачистки и игрок во фракции, скрывающий свою осведомленность о колонизации. Мне понадобилось около десяти минут, чтобы успокоиться, после чего я сел в кресло и набрал человека, в котором пока еще не сомневался.
— Привет, Форт, ну чего тебе не спится в такую рань?
— Потому что мы, Леха, в полной заднице. Собирай всю верхушку Альянса. Всех лидеров фракций и их офицеров. Предстоит серьезный разговор.
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий