Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

— Я рад, что вы приняли наше предложение, — Рёмер говорил негромко, размеренно, точно взвешивая каждое слово, — но хочу отметить, что некоторые игроки ушли в нейтралы. Что вы на это скажете, Эймс?
— Я озвучил своим все условия, — развел руками лидер «Сребреноликих», — и получилось следующее. Ряд игроков отказался вступать в созданную вами коалицию, но и находиться дальше в «Волках», тем самым подвергая свои форты и кантоны опасности, не захотел. Потому они ушли в нейтралы, нарушив свою клятву Альянсу 3. К сожалению, за них я не могу нести никакой ответственности.
Врал Эймс с таким спокойствием и отрешенностью, что не разговаривай я с ним не так давно, принял бы все за чистую монету. Рассчитал он все мастерски, этого не отнять. Вывел самых сильных и рейтинговых игроков в нейтралы, чтобы они не достались Рёмеру. А тех, кто по параметрам не проходил к «Зимородкам», оставил во фракции. Сам он, кстати, тоже высоким званием похвастаться не мог. Но судя по всему, с исследованиями у него все в порядке — как и с военными, так и с производственными. Ведь покупку очков никто не отменял.
Вот и получалось, что, по логике, он выполнил все условия и вместе с тем окажется там, где хотел, в «Шиншиллах», а после подтянет нейтралов. Существовал риск, что на бывших «Волков» будут охотиться «Хамелеоны». Такая практика существовала еще со времен Античности — добей убегающего, чтобы завтра он не взял в руки меч, в нашем случае бластер, и не вернулся. Правда, тут в дело вступало несколько НО.
Первое: как я понял, у топов-нейтралов хватит Святости, чтобы сидеть под Интердиктом не одну неделю, пока все устаканится. Второе: вступление в наш Альянс после вроде как приведет к конфликту между «Шиншиллами» и «Хамелеонами». Однако он и так будет довольно скоро. И не будь за нами «Замородков», то Альянсу 9 объявили бы войну, захватили северные кантоны и забрали целиком весь дистрикт. Третье: топы-нейтралы не просто сохранят свои форты с войсками, но и все кантоны. Пусть они пока не прокачанные, но лиха беда начало. То есть подкопят ударки за небольшую передышку в войне взамен слива по Святости.
— Хорошо, тогда я хотел бы огласить список тех, кто переходит ко мне в Альянс, — сказал Рёмер, — один человек войдет непосредственно в мой клан, а девятнадцать — во вновь созданную фракцию, главой которой будет мой человек, Кольт, — я усмехнулся. Знакомые все лица. Думаю, этот старик не даст развернуться бывшим «Волкам» и будет держать их в узде, — итак, Квислинг, Бронебой, Крушитель…
Список тоже был составлен заранее и согласован. Рёмер отнесся ко мне со всем уважением, скажу больше, перечень бойцов, которые должны были перейти ко мне, мы тоже обсуждали вместе. Для этого, кстати, пришлось перебросить людей Нагибатора и его самого из фракции Самара к «Малышам» Рины. Как говорилось, на время.
— Надеюсь, вопросов нет? — Закончил Рёмер.
— Нет, — ответил за всех Кислинг.
— Тогда тебе слово, Андрей.
— Да, спасибо. Я ознакомился с предоставленными кандидатами. Желающих намного больше, чем мы по определенным причинам можем принять, — все эти реверансы были почти пустые, потому что все офицеры и лидеры фракций так или иначе войдут в наши фракции. Точнее, почти все. Но все же давали понять, что к новым членам Альянса относятся с уважением, и они лучшие из лучших второго разлива. Первый забрал Рёмер, — один из моих игроков станет во главе новой фракции. Его ник Кайри. Так что прошу любить и жаловать. Туда пойдет девятнадцать бойцов. Его место в моем клане займет Филби из «Джаггернаутов». Десять игроков переходят под командование игрока Чойч. Теперь подробнее по никам.
Самого сильного среди них — Филби — я предусмотрительно забрал себе. Крепкий середняк достался Самару, который воспринял новую должность спокойно и пообещал сделать все, чтобы не подвести меня. Ну а Чойч получил уже все остальное. Тех, которых жалко было отсеять, но и боевые качества которых еще вызывали определенные вопросы. Думаю, за несколько дней станет ясно, что с ними делать — сливать или продолжать мучиться вместе.
— Вот и все, — закончил я, — если у кого-то есть вопросы, то я их выслушаю.
— Тут какая-то ошибка, — хмуро ответил Эймс, глядя исподлобья. Похоже, начал подозревать, что для него все складывается не лучшим образом, — ни меня, ни моих людей нет ни в одном списке.
— Точнее в списке Андрея, — заметил Рёмер, — к «Зимородкам» вы не хотели идти сознательно. Прошу прощения у остальных, для полноты картины надо объяснить, что же тут происходит. Лидер фракции «Сребреноликих» Эймс в обход всех договоренностей решил сохранить свою фракцию в полном составе. Для этого вел переговоры за моей спиной с Андреем, чтобы перевести всех топов в нейтралы, а после уже объединиться в «Шиншиллах». К его сожалению, Андрей знает, что такое честь и совесть. Он сразу связался со мной, и мы довели эту игру до конца. Поэтому сейчас Эймс и удивлен, что так все обернулось.
— Вот ты и мудак, конечно, — рассмеялся без пяти минут мой боец Филби.
Дальнейших оскорблений Эймс решил избежать, попросту выйдя из конференции. Несколько человек высказали еще ряд неодобрительных замечаний в сторону бывшего товарища, после чего заговорил Рёмер.
— Это хороший пример того, что случается с человеком, думающим о себе в превосходной степени. И прекрасный образец того, что будет с тем, кто укусит кормящую его руку. Отныне Эймс и все его игроки, бывшие вчера во фракции, становятся врагами Альянса «Зимородки». Без разницы, под каким бы цветом они не оказались.
Это было уже лишним. На всеобщей карте, что я открыл заранее на дополнительном мониторе, отображались владения «Волков». В мгновение ока все нейтралы из «Среброликих» снова вступили во фракцию, которая выделялась серым цветом. Из Альянса они не вышли. Представляю, как Эймс будет доказывать Киллеру после возрождения, что только он и остался верен Главнокомандующему, тогда как другие его предали.
— Если нет больше вопросов, то приглашения разосланы. Дальнейшие приказы получите от лидеров фракций.
На этом конференция была закончена. Судя по меняющемуся цвету на карте, переходили «Волки» неторопливо, я бы даже сказал, излишне медленно. Однако уже можно было сказать о неотвратимости разрушения Альянса 3. Как явления его уже не существовало. Да, осталась самая мощная фракция — «Сребреноликие». Сюда прибавим еще Киллера. Немного тех, кого не взяли или кто сам не пошел. В итоге полсотни игроков против трех Альянсов. Думаю, Майра разовьет бурную деятельность, чтобы добить то, что не добито и захватить то, что не захвачено. Кстати, помянешь черта, вот и он.
— Отгадай, кто мне звонит.
— Майра, кто же еще, — не стал удивлять меня непроницательностью Рёмер.
— Ты со мной или мне наедине с ней поговорить?
Не то чтобы я опасался главу Альянса 10, рано или поздно мы столкнулись бы лбами. Это только в сказках соседи живут в мире. Наличие общей границы всегда приводило и будет приводить к различного рода конфликтам. Другой вопрос, во что они могут вылиться. Я оставаться в роли терпеливого и сговорчивого добряка не собирался. Такие войны не выигрывают.
— Нет, не отключай меня. Все равно рано или поздно это бы произошло.
Я понял, что он хотел сказать. Эта планета хоть и достаточно большая (не по сравнению с Землей, конечно, а в целом), но Главнокомандующие всегда на виду. И если двум Альянсам до поры до времени удавалось делать вид, что они не замечают друг друга, то рано или поздно это бы закончилось. В нашем случае получилось, что рано.
— Андрей, объясни мне, что тут… — Начала Майра с напором, но тут же заметила Рёмера, и ее глаза блеснули сталью. — Я сразу поняла, чья это идея. Не можешь допустить, чтобы я укрепилась в этом дистрикте?
А вот тут мне даже обидно стало. Я, конечно, не Рёмер, не супер тактик и стратег в квадрате, но кое-что тоже умею. И вот так, запросто отбрасывать меня в сторону — это, как минимум, не очень красиво. Вслух, конечно, ничего не сказал. Самолюбие было задето не сильно, тем более если хочет вешать всех собак на Рёмера, то сколько угодно.
— Это все? — Спокойно сказал «Зимородок».
— Не все! Ваши действия неправомерны. Если вы принимаете наших врагов, то это является проявлением агрессии в нашу сторону.
— Это объявление войны? — С недоумением имбицила спросил Рёмер.
— Нет!.. — Не разжимая зубов ответила Майра. — Но это не правомочно. Нельзя принимать чужих врагов.
— А теперь послушай. Ряд игроков из «Волков» обратились ко мне и Андрею с просьбой принять их к себе. Не все игроки, а лишь часть. С нами разговаривал не лично Киллер, а лишь люди, не согласные с его формой правления. Как ты могла заметить, Альянс 3 еще существует, и тебе есть с кем воевать.
— Но…
— Я не договорил, — довольно жестко оборвал ее Рёмер, — мне нет дела до твоих интересов в дистрикте, «Зимородки» лишь помогают союзному Альянсу, как с точки зрения дипломатии, так и военной поддержки.
— Такое ощущение, что это ты хочешь объявить мне войну, — холодно ответила Майра.
— Даже не думал. Более того, у нас один общий враг — «Волки», — тут он, конечно, слукавил. Признавать врагом агонизирующую коалицию ребят, которые просто не знают, куда сбежать, это сильно, — жаль, если ты считаешь по-другому. Что до перехода тех, кто изъявил желание это сделать, — подобное касается лишь двух Альянсов — «Зимородков» и «Шиншилл».
— Так нельзя! — Закричала глава «Хамелеонов». — Ты сам знаешь правила!
— Вот именно, что это лишь правила, а не свод законов. Они меняются, потому что такова жизнь. В ней нет ничего постоянного, и нам лишь приходиться приспосабливаться к новым условиям.
— Это произвол, — гневно заметила Майра, — я этого так не оставлю… А ты, Андрей, прислушайся к своему новому другу. Он прав в одном, все меняется. И Рёмер именно тот, кто быстро ко всему приспосабливается. Как только ты перестанешь быть ему нужен, то тут же станешь расходным материалом.
Изображение главы «Хамелеонов» сменилось темным экраном. Ну что-то она меня действительно за дурака последнего принимает. Неужели я не понимаю элементарных вещей? Я с Рёмером пока ему нужен. И поделился он со мной всем (хотя не факт, что всем), и защищает не только меня, а весь Альянс только по одной простой причине. Я ему нужен. Как говорил дед, так сошлись звезды. Получилось, что я самый подходящий кандидат для боевой группы Рёмера. Вот и воспользовался благоприятным стечением обстоятельств. Понятно, что все довольно скоро может измениться. Но Майра очень ошибается, если думает, что я этого не понимаю.
Но одновременно с этим, именно сейчас я был неразрывно связан с «Зимородками». Мы смотрели в одну сторону, занимались общим делом. Скажу больше, я хотел как можно крепче связать эти два Альянса, потому что данное положение дел меня более чем устраивало.
— Эмоциональный разговор, — со свойственным ему хладнокровием заметил «Зимородок».
— Как думаешь, что значит ее фраза по поводу того, что она этого так не оставит?
— Вариантов, как известно, масса. А как поступит Майра, посмотрим. Хорошо, что у меня есть свои люди практически во всех Альянсах.
Я чуть не открыл рот спросить про свой, но вовремя сдержался. Будь у него здесь свой агент, то что, Рёмер сдаст его с потрохами? Вряд ли. Тем более сейчас, когда к нам вливается куча бывших «Волков». Завербовать сломанного войной середняка плевое дело. Надо будет сказать Кайри и Рине, чтобы они внимательнее были со всеми. Хотя уж кто-кто, а мои ближайшие соратники сами все это знают.
— Ты чего подвис?
— Да все Майра из головы не выходит, — соврал я.
— Решай проблемы по мере их поступления. Не бойся, у меня в «Хамелеонах» пара людей есть, так что информация будет.
— Ну хорошо.
— Ты когда к нам прилетишь?
— Могу сегодня.
После той вылазки в пустую Нору я отнекивался от обучения людей Рёмера уж слишком долго. Больше не получится. Но свой резон у меня был. Все та же полезность. Как только боевая группа «Зимородков» достигнет своего пика, то, что будет со мной? Вопрос надо было решать, а не надеяться на милость Рёмера. Все же Майра была права. Мой союзник весьма опасный и опытный в дипломатических делах тип. Пока летим на стареньком флайере над решеткой поребрика, то все нормально, но как только начнем терять высоту, то «Зимородок» вытолкнет меня прочь без сожаления. Хотя чего это я? Может, и посокрушается, вот только мне от этого легче не станет.
— Куда лететь?
— Игрок Носорог, третий форт. Он под Интердиктом, ID сейчас скину. Из укреплений там только башни-платформы по периметру, соединенные стенами. То есть остроена лишь первая линия, остальное все он разобрал. Форт используется как тренировочный полигон. Ни бластерами, ни плазмоганами, ни крупнокалиберными винтовками стены и башни не пробьешь…
— Поэтому вы ничем не рискуете, — понял я.
— Да, именно. Тогда я часа через два созываю всех на тренировку.
— Добро, — кивнул я, — постараюсь быть пораньше.
И отключился. Однако ненадолго, тут же создав новую конференцию. В нее вошел так называемый ближний круг, а если проще — все те, кто был при разведке Твердыни.
— Слушайте внимательно, времени не так много. Ши, ты сейчас летишь к Чойчу и рассказываешь ему все о конвертере. С наглядными примерами, все ясно?
— Да. Только Чойчу?
— Скольким людям ты можешь доверить свою жизнь во фракции?
— Девяносто-шестьдесят-девяносто, Флэш и Бирмингему.
— Тогда им тоже. Рамирес, ты к Рине, хотя стой. Отставить Рину, у нее сейчас с новенькими возни будет выше крыши. К ней залетишь, как будет свободное время. Она наш человек и должна все знать, но не сейчас. Давай к Пронто, это новенький который, потом к Зверюге и Леорику.
— А к Роберту?
— Роберту? — Не сразу понял я, кого он имеет в виду.
— Ну Энигма. Мы с ним постоянно общаемся. Нормальный парень, все для Альянса делает.
Действительно, как я мог про него забыть? Или все-таки сидело внутри нечто, из-за чего и не назвал. С другой стороны, людей у меня и так всего ничего. Не посвящать же во все тайны новеньких «волчат»?
— Если успеешь, то до Энигмы. Шари, ты к Пилипо, потом к Баруну и Пенте. Последние хоть и раздолбаи, но наши. Десять раз могли бы уже перебежать, но все с нами.
— Мне, соответственно, к Катане и Немезиде? — Спросил Кайри.
— Не сегодня, — покачал головой я. В отношении первого у меня были сомнения, а Киу новый дивный мир хотел открыть сам. Тем более были у индуса дела поважнее, — занимайся новообразованной фракцией. У тебя очень мало времени, чтобы организовать там порядок и строжайшую дисциплину. Да и военный опыт у тебя вроде есть.
— Полицейский, — вдруг разоткровенничался Самар, чего с ним никогда не случалось.
— Так, оказывается, мы с тобой почти коллеги.
— Да брось, ты всего лишь впс-ник, — ответил Кайри. И лишь спустя секунд десять, глядя в смеющиеся нагловатые глаза индуса, я понял, что это шутка. Ну надо же, от кого от кого, а от него не ожидал.
— Ну будет, — сказал я, улыбаясь, и изо всех сил сдерживаясь, чтобы не заржать в полный голос, — через шесть часов сбор у моего второго форта. Там вторая линия с двух сторон совсем не построена. Здесь и будем тренироваться.

 

Все же их было не пятьдесят человек, а сорок семь, включая Рёмера. Самые верные сторонники Главнокомандующего «Зимородков», однако не самые опытные в военном деле. Это я понял с самого начала.
— Все перевели оружие с боевого режима в безопасный! — Крикнул я вместо приветствия, одновременно пожимая руку сначала Рёмеру, потом Сереге, Дефлеру и Кольту. Остальным знакомцам попросту кивнул.
И только когда на всех видах оружия загорелся красный прямоугольник, говорящий, что предохранитель находится в нужном положении, я уже стал рассматривать сам замок. Как и говорил Рёмер — пустой внутри, не считая возвышавшегося по центру ДОТа. Изначально в первой линии обороны с одной из сторон теснилось девять больших башен — восемь платформ с умещающимися на каждой двадцатью пятью стрелками и одной поменьше. Конечно, перфекционист во мне рвал волосы, глядя на выбивающуюся из общего благолепного вида башенку. Поставили ее с краю, и в этом тоже был определенный замысел.
Атака обычно шла всегда по центру с любой из четырех сторон. Существовало понятие «сбивать углы», что означало — намеренно слить ударку, разбомбив не больше двух-трех платформ, и добраться до генераторов силовых полей. Все понятно — уничтожишь их — меньше людей потеряешь при лобовой атаке. Вот только по мне, лучше стаймить дополнительную ударку после нейтронных пушек и уже послать их вторыми, чтобы они активировали все силовые поля, а третьей или четвертой уже дойти до ДОТа.
В любом случае, я примерно наметил план действий.
— Разделитесь на ближников и дальников. С плазмоганами влево, с бластерами вправо.
— Прошу прощения, сэр, — обратился ко мне невзрачный мужичок лет сорока. Плюгавенький, худенький, загорелый, — а что делать снайперам?
— Молиться.
— Простите?
— Эх, ладно, сколько вас там.
— Четверо, сэр, — жестом он показал на своих соратников по несчастью.
— Ждите меня около ДОТа. Как закончу, приду к вам… Ну что, разделились?! Замечательно! Кольт, Дефлер, идите сюда.
Я подождал, когда Бальян и Владимир подойдут близко, и уже начал рассказывать им, как мы будем жить. Про себя я решил, Кольт будет наставником у ближников, а Дефлер у дальников. Не потому, что они были лучшие из лучших. Просто я их знал, это раз. Среди всех бойцов группы разведки они проявили себя с наилучшей стороны. Это два. Да и попросту нравились мне эти «Зимородки»: один матерый, с колоссальным опытом и крепкими нервами, другой сообразительный, ответственный и готовый всему учиться. Казалось, они идеально дополняли друг друга. Это три.
— Главное, что надо сделать, отсеять, кто хорошо обращается с оружием от полных нулей. Первым хватит часа занятий в день, а вот вторых надо будет гонять долго и упорно. Пока по общему уровню подготовки они не станут выделяться.
— Андрей, у меня нет никакого опыта. Да и в оружии я не сказать чтобы очень хорошо разбираюсь, — смущенно сказал Дефлер.
— Азы покажу, до остального сами дойдете. Ясно?
Два синхронных кивка.
— Первая семерка ближников, ко мне! — Крикнул я.
Глядя, как толпа зашумела, отстаивая право быть первым, пришлось добавить еще пару вводных.
— И дисциплину подтяните. Чтобы подобного гвалта не было. Чтобы эти бараны не в кучах болтались, а стояли в шеренгах. Ну где там первая семерка?!
От общей группы отделилось нужное количество игроков, которые быстро подбежали к нам.
— Сразу несколько замечаний. При беге плазмоганы держать перед собой двумя руками. Пальцы на рукояти, а не на спусковом крючке. Это сейчас они у вас на предохранителе. В бою времени переводить с безопасного режима в боевой у вас может не быть. Учитывая, с какой ловкостью и природной грациозностью вы бежали, несколько бойцов были бы уже мертвы. Причем от случайного дружественного огня.
Говорил я спокойно, не распекая, а скорее констатируя. И слушали меня не только стрелки, что стояли дальше, но даже снайперы у ДОТа. Более того, ловили каждое слово, единственно что не конспектируя.
— Ладно, теперь непосредственно к стрельбе. Перед вами семь башен, по одной на каждого. Распределите себе по одной и встаньте перед выбранной. Живее!.. Отлично, цель такая, вы должны попасть из плазмогана в центр своей башни. Стреляем одновременно, чтобы вы не натворили дел. Вопросы?
— Мы не должны подойти ближе? — Спросил худой русоволосый паренек. — Я слышал, у плазмоганов невысокая точность.
— Молодец, именно так, — я обернулся к Кольту, незаметно указав на пацана, и Бальян кивнул, мол, запомню его, — плазмоганы — самое мощное оружие, какое есть у… колонистов. Если не брать в расчет нейтронные пушки. Главный недостаток — низкая точность. Эффективно вести огонь можно метров с нескольких десятков метров. Чем ближе вы к противнику, тем продуктивность будет выше. Занимайте позицию, огонь по команде.
Игроки послушно потрусили вперед, приближаясь к башням. Я же остался позади, вместе с Кольтом и Дефлером. Мне не хотелось рисковать своей ценной шкуркой, находясь рядом с нубами, которые оружие держат первый раз в жизни. Нет, в игре они, конечно, стреляли. Но я даже не был уверен, попадали ли вообще в цель. Наверное, конвертер тешил самолюбие, говоря, что славные игроки уничтожили сотни жизней, но вряд ли это было правдой.
— Приготовиться к стрельбе! — И подумав, что вряд ли они знакомы с тем, что надо сделать, добавил. — Перевести оружие с безопасного режима в боевой!
Раздались щелчки и послышался шум мгновенно нагревающейся плазмы. Семь стволов уставились вперед, тревожно качаясь и как бы говоря мне, тут бы вообще в цель попасть. Я с некоторым удовольствием отметил, что Русому досталась угловая башенка. Та, что была меньше, чем остальные платформы.
— По команде делаем одиночный выстрел. Огонь!
Вышло красиво, почти синхронно и довольно отвратительно с точки зрения меткости. Из семи только четыре попросту попали в башню, а из этого квартета только двое куда-то ближе к центру. И Русый был в этой паре.
— Огонь! — Крикнул я снова.
Второй выстрел ничего решительно не изменил. Один из ранее промахнувшихся попал в башню, да только в самый край. Заключительный лишь подтвердил всю правильность отбора.
— Мда, — негромко сказал я, но так, чтобы слышали все, — перевести оружие с боевого режима в безопасный! Кольт, по сути, это твой отряд, тебе и решать, как ты его будешь формировать.
— Лучших сначала выберу отдельно, чтобы была команда, с которой можно выходить во Фронтир прямо сейчас, а остальных начну гонять, пока не подтянутся до основного уровня.
— Логично. Тогда командуй.
— Вы вдвое, к ДОТу, остальные к общей группе.
— Бальян, командуй дальше, вырабатывай в себе лидера.
— Следующая семерка к рубежу!
— Ну вот и отлично, теперь нам тут делать нечего, сам разберется. Пошли, Василий, к твоим.
Бравых ребят с бластерами у противоположной стены было меньше ближников, восемнадцать человек. Простая психология — плазмоган выглядел намного внушительнее и обладал чудовищной разрушительной силой. Правда, игрокам никто не говорил при начальном выборе оружия, что придется беседовать с врагами тет-а-тет.
— Семь человек ко мне, — встал я от первой линии на расстоянии пятидесяти метров. Вот тут заминок не возникло. У дальников оказалось существенное преимущество перед ближниками, они были вторыми и учились на ошибках своих соклановцев, — выбираем себе башню и встаем каждый напротив нее. Быстрее, быстрее, глумы ждать не будут, когда вы выстроитесь!.. Отлично, — от греха я все же отошел за спину игроков, — условие такое же, как и у предыдущей группы, попасть в центр. Перевести оружие в боевой режим!.. Огонь!
И тут настала пора удивляться. Потому что попали все. Пусть не всегда в центр, но каждая из башен немного пострадала от бластерных выстрелов.
— Ничего себе, — выдавил я.
— Автоматическое наведение, — пожал плечами Дефлер, — определяешь цель, и система тебе подсказывает оптимальный момент для выстрела. Не всегда это работает, — указал Вася на двух бойцов с краю, мазнувших по краю башен.
— В любом случае, тебе проще. Давай так же, подбери самых стоящих в ту группу, с которой можно будет выходить наружу. Остальных гоняй. Нам еще надо будет отработать несколько совместных тактик.
— Понял, — кивнул Дефлер.
— Ну командуй тогда, ребята волнуются. У них еще два выстрела.
А сам пошел к самому сладкому и одновременно сложному: той четверке снайперов, мявшихся возле ДОТа. Все происходившее здесь их касалось ровно в той же степени, как бравого космодесантника занимает адаптация оранжерейной пшеницы на орбитальной станции. Потому и напряжены они были больше.
— За мной, — только и сказала я.
Мы прошли на северо-западную угловую башню, потому что неподалеку от нее находилось как раз то, что было нужно мне. Нейтральный полуразрушенный форт. Защитников там было всего ничего — человек тридцать, да и то, расположены они на угловых башнях, что говорило об одном — расставили их давно и больше не обновляли. Даже турели и те разрушили. С хозяином этого форта явно случилось что-то нехорошее.
— Задача такая, снять дозорного. Будете отстреливаться до тех пор, пока не попадете или не кончатся патроны. Давайте, кто первый?
Вышел тот самый несуразный мужичок, который и просил за всех снайперов. Винтовка у него была интересная: более легкая, чем у Шари, но с какими-то незнакомыми мне прибамбасами. Он с видом, будто всю жизнь только тем и занимался, что стрелял из подобного оружия с башен-платформ, улегся на холодный металл, откинул визор и прилип к прицелу.
— Кого из них снимать, сэр?
Вот ведь, еще выделывается. Я активировал визор, чтобы посмотреть, куда он попадет, а сам сказал, стараясь скрыть усмешку.
— Не принципиально.
Прошло, наверное, секунды три-четыре, после чего раздался выстрел, я изумленно открыл рот, а защитник, заработав крохотную прореху в голове, упал с башни.
— Ты кто такой?
— Амин Пехливи, игровой ник Носорог.
— Я не про то, ты кто вообще такой?
— В прошлом сержант Иранской Армии. Прошу прощения, часть назвать не могу.
— Иранской? — Удивился я тому, что он назвал потерявшую свой статус республику, а не доминион.
— Именно.
— И сколько же тебе лет?
— Шестьдесят три.
— Чем занимался раньше.
— Был снайпером в разведывательной роте.
Так, и это Рёмер мне говорил, что ни у кого тут опыта нет? Либо он плохо знает о своих игроках, что вряд ли, либо попросту водит за нос. Другого объяснения нет. Носорог, будто понявший ход моих мыслей, отчитался.
— Главнокомандующий предлагал мне попробовать себя в роли наставника скаутов, но я отказался. У меня нет опыта командования. Я обычно всегда работал один или в группе из нескольких человек, таких же снайперов, как сам.
— Ну вот тогда будешь натаскивать снайперов, — облегченно вздохнул я. Во-первых, теперь не надо заниматься чуждым мне делом, потому что снайпер из меня еще тот. Этому надо учиться годами, да к тому же иметь некоторую предрасположенность. Во-вторых, в очередной раз приписываемое мною Рёмеру коварство не оправдалось, — значит, ты хозяин этого форта?
— Да, сэр.
— Можно без этой солдафонщины. Просто Форт или Андрей.
— Хорошо, Андрей.
— Соответственно, знаешь, что творится в округе?
— Да, конечно.
— Чей это форт мы расстреливаем?
— Его ник Семецкий. Звали Юра. Мы общались с ним немного, держали нейтралитет.
— И что с ним случилось?
— Его несколько раз убили в конце Второй Эпохи, вот он, видимо, и спекся. Он был девиант.
Как только он произнес последние слова, в моей голове сам собой родился план. И непонятно, что было тому причиной — проверить функционирование форта в реальном режиме или посмотреть на того самого девианта, что вышел из игры не по своей воле.
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий