Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Мы стояли и смотрели на Твердыню. Множество октоподов сновали вдоль стен, формируя некую слизь, которой обмазывали укрепления. Субстанция достаточно быстро окислялась и затвердевала, становясь новой частью Твердыни. Таким образом, тонкие стены пришельцев утолщались.
— По всей видимости, октоподы у них занимаются возведением построек и обслуживанием Матки, — предположил Шихуанди.
— Вот почему «осьминоги» остались в прошлой Норе, — догадался я, — Матка умерла, и они не знали, чем им заниматься.
— А остальные почему ушли? — Спросил Рамирес.
— Так это как раз легко объясняется. Они воины. И если им некого защищать в этой Норе, то они будут искать другую.
— Это и было тем, что мы назвали «волной», — кивнул Франциско.
— Переход всех боеспособных тварей из одной Норы в другую, — заключил я.
— Это можно назвать чем угодно, но не переходом, — покачал головой Кайри. — Переход — нечто организованное, а тут же скорее уместно употребить слово бегство. Словно они опасались за свою жизнь.
— Ты прав, — пришлось мне согласиться, — они рванули через форты напрямую, будто промедление было подобно смерти. И в то же время пренебрегли жизнью своих собратьев.
— Ну так их там было несколько тысяч, — заметил Лёха, — по большей части количеством и взяли.
— Самое интересное, у нас есть начальная точка, то есть брошенная Нора, разрушенные форты на пути инопланетян. Это тоже точки.
— Ну и что? — Спросил Рамирес.
— Боюсь предположить, но что-то мне подсказывает, что Андрей хочет найти вторую Нору, — задумчиво предположил Шихуанди.
— Форт, ты серьезно, что ли? — эмоционально всплеснул руками Леха. — Сунуться под землю к этим тварям?!
— Кто говорил, что надо спускаться в Нору? Для начала нужно ее найти, а потом уже будем думать, что с ней делать. Если уж предстоит жить по соседству с инопланетянами, то нужно знать о них все.
— Андрей прав, — сказал Франциско, — praemonitus praemunitus.
— Это еще че за тарабарщина? — Нахмурился Леха.
— Один из вымерших языков. Означает: предупрежден — значит вооружен.
— А с этими что делать? — Спросил Шари, указывая на Твердыню.
— Дай мне винтовку, — вместо ответа сказал я.
Вообще выглядели мы, наверное, весьма странно. Пятеро людей посреди пустынного Фронтира, ближайший форт был в нескольких километрах, сгрудились вокруг флайеров и обсуждают как им дальше жить. Самые ближайшие мои соклановцы, не считая Шари, с которыми успел поговорить и все показать. К Шихуанди отправился первым — в его мудрости и уме совсем не сомневался, после навестил исполнительного и вечно сосредоточенного Кайри, а перед Рамиресом задумался. С одной стороны, Леша первый, кого я здесь встретил. Он ввел меня в курс дела, познакомил с людьми, что стали основой для фракции, а впоследствии и всего Альянса. Но вот эта его горячность, нежелание анализировать, соотносить… В общем, эта его молодость могла сыграть дурную шутку.
И все же Рамирес был верным. Как Альянсу, так и мне. Он мог возмутиться моими словами, но не думал оспаривать приказы. Даже если не понимал их, сжимал зубы и через не могу делал. Потому я решил, что все же он, а не Рина или Чойч станет моим спутником для разведки Твердыни. А впоследствии, может быть, и главным скаутом уже всего Альянса.
Шари выставил треногу, установил на нее винтовку и знаком показал мне, что все готово. Я лег на сухую пыльную землю, откинул визор шлема и посмотрел в оптику.
— Двести девяносто три метра, — сказал вслух, — кто из них там самый прыткий?
— Самые быстрые инфлинги, — ответил Шихуанди на правах самого опытного, — это видно даже через конвертер. Они что-то вроде легкой пехоты. Смертоносные, крайне опасные в ближнем бою. Но и убить их достаточно легко. На наше счастье, здесь их не видно.
— Ши, давай без этой занимательной уфологии, — буркнул я, — из тех, кто там есть, кто самый быстрый?
— Чешуйчатые. Роговицы, которые у них вроде наших стрелков, крайне медленные. Мне даже кажется, что их попросту перемещают.
— А что про глумов? Насколько они проворны?
— По скорости, может, быстрее человека раза в два. Их главная особенность та самая чешуя, за которую они и получили прозвище. Это своего рода броня, очень неплохая. Не чета, конечно, нашим экзоскелетам, но…
— Ши, потом расскажешь. А еще лучше запишешь, с упоминанием характеристик инопланетян и как их лучше убивать, а я разошлю по Альянсу… Значит, двигаются они быстро, хоть и недостаточно. То есть, до нас будут добираться не меньше тридцати секунд, если будут…
— Форт, ты чего задумал? — Спросил Леха.
— Хочу провести один небольшой эксперимент: «что будет с Твердыней, если убить Матку».
— Почему мне это не нравится? — Услышал я, как начинает шуметь за спиной плазмоган Лехи, переведенный в боевой режим.
— Оружие убери. Вступать в бой не будем. В случае чего отступим. Держитесь около своих флайеров. Шари, а ты будь возле меня.
Я посмотрел на колышущееся посреди Твердыни нечто. Без глаз, ушей, конечностей. Просто безобразный кусок мяса, пульсирующий точно человеческое сердце, вокруг которого сгрудились глумы и роговицы. Кстати, предположение Ши оказалось правдой, так как именно сейчас два глума тащили жука-дальнобойника на свежеотстроенную стену. Меня передернуло. Все движения глумов на удивление напоминали человеческие. Будто они долгое время подсматривали за нами, постепенно копируя каждый шаг. Более того, их издали можно принять за людей. Вот уже ближе начинаешь разглядывать отвратительную чешую, что покрывает их тело. Будем надеяться, что Ши окажется прав, и бегают они медленнее, чем мы летаем.
Я даже не понял, куда угодил первым выстрелом. Но попал, однозначно. Матка тревожно колыхнулась, не издав ни звука (да и чем бы она смогла это сделать?), но вот все инопланетяне в Твердыне застыли. Они словно напряглись в ожидании следующего приказа. А вот я ждать не собирался. Взял чуть выше. Непонятно, умеет ли эта тварь восстанавливаться. Вдруг и правда обладает какой-нибудь удивительной регенерацией.
Сдавил зубы от боли в плече. Только теперь вспомнил, что у Шари на экзоскелете есть защитная вставка, как раз под размер приклада. А мне приходилось терпеть. Даже бионическое тело не успевало ликвидировать гематому. Но ничего, тот, кто прошел учебку под предводительством Шрама, выдержит и не такое.
Третий выстрел оказался последним. Потому что вокруг все стало происходить со стремительной скоростью. Закричал что-то нечленораздельное Рамирес, призывно положил руку на плечо Шари, но самое главное — пришли в движение глумы. Как мне думалось, Матка как-то общалась со своими подданными и передала сигнал, что ей угрожает опасность. Другой вопрос, как она поняла, откуда стреляют? Или как раз чешуйчатые «просканировали» округу, а кроме нашей группы здесь никого не было, передали информацию Царице, и уже она отдала приказ?
Так или иначе, но в нашу сторону мчались все глумы. Не так уж и много для Твердыни второго уровня, семь-восемь десятков. Но для пятерых игроков это было более чем достаточно. Я не стал дожидаться, чем может закончиться схватка. Проворно вскочил, помог поднять винтовку и водрузил ее на Дорана, после чего побежал к флайеру.
И просчитался. Чешуйчатые были намного быстрее, чем предполагал Ши. Какие-то двести метров они преодолели за секунд девять. С какой же скоростью тогда двигаются инфлинги? Остальные, казалось, ждали только меня. Рамирес нетерпеливо подгазовывал, когда как другие попросту повернули головы в мою сторону. Еще мгновение, и сначала я срываюсь с места, а следом уже все остальные.
Сердце перестало бешено стучать только когда расстояние между группой и пытающимися преследовать нас глумами превысило метров триста. Дальнейшая погоня не имела смысла. Возможно, чешуйчатые поняли это, потому что развернулись и, не сбавляя скорости, помчались обратно.
— Всем стоять!
Я развернул свой флайер и активировал визор на шлеме. Вот инопланетяне достигли Твердыни, но не заняли оборонительную позицию, а, подхватив жуков-дальников, последовали дальше. Только теперь снизив темп, чтобы не отставать от сородичей, тащивших роговиц и защищая октоподов, нелепо передвигающих щупальцами по сухой земле. Хотя даже сейчас они двигались со скоростью, превышающей километров десять-пятнадцать в час.
— Отступают? — Спросил Ши.
— Или это ловушка, — предположил Рамирес. Вся эта реальность ему жутко не нравилась. Держу пари, он бы и дальше предпочел оставаться во власти конвертера.
— Не похоже на ловушку. Скорее всего, и правда отступают. К Норе.
— Какого х…? — Перешел Леха на наречие второго доминиона. Надо будет поговорить с ним, чтобы унял свою тягу к ненормативной лексике. Или ругаться на всеобщем, чтобы все понимали.
— Матка мертва, — пояснил Кайри, — им некого больше охранять, поэтому и находиться здесь нецелесообразно. Даже октоподов забрали.
— Скорее всего, их основной дом недалеко и «осьминоги» переключились на другую Матку.
— Надеюсь, в Норе их не накажут за провал задания, — сказал Шари с таким серьезным лицом, что я не понял, шутит он или нет.
— Давайте потихонечку к Твердыне. Осмотрим ее. Я даже не знаю, что делают в таких случаях с пустыми укреплениями инопланетян?
— Думаю, вряд ли мы это узнаем, — ответил Ши.
— Тогда нам точно надо исследовать Твердыню.
Как ни странно, возражений не последовало. Молчал даже словоохотливый на возражения Рамирес. Мы летели на бреющем полете — так флайеры расходовали минимальное количество энергии, да и нашей скорости было вполне достаточно. Никто не торопился, давая возможность глумам отойти как можно дальше. Уже находясь в метрах пятидесяти до укрепления инопланетян, мы облетели его вокруг, рассматривая содержимое на предмет вероятной засады. Но к великому облегчению Рамиреса, его параноидальные предположения не оправдались.
Что можно было сказать по первым впечатлениям? Твердыня была недостроена. С восточной стороны, видимо, откуда инопланетяне ждали нападения в последнюю очередь, октоподы еще не приступали к возведению стены. Посредине огромной яркой красной массой с розовыми прожилками и вытекшей из нее желтоватой жижей разлагалась Матка. Я думал, что не может быть ничего ужаснее ее пульсации в активном состоянии, но я ошибался. Мертвая она стала еще кошмарнее.
Я видел останки ее Старшей Сестры, если так можно было сказать. Но в Норе было темно, и Царица предстала придавленная грудой камней. А здесь, под лучами местной звезды, мертвое сердце Твердыни озарилось во всей красе.
— Меня сейчас вырвет, — признался Рамирес.
— Тогда наклонись пониже, чтобы не заблевать экзокостюм, — сказал я и вошел внутрь укрепления инопланетян.
Я держался, хотя Лёха был прав. И дело даже не в отвратительной, чуждой человеческому глазу бесформенной массе — здесь воняло. Смердело так, что и сравнения никакого не подобрать. Лично я никогда не сталкивался с таким крепким отвратным запахом.
— Боюсь, что Матка может быть токсична, — сказал подошедший Ши.
— Нам-то что, мы бионики. Токсины для нас — детские игрушки.
— Все не могу еще привыкнуть к новой информации, — ответил Франциско.
Я тем временем, превозмогая омерзение, аккуратно прошелся вдоль стены. Выглядела она внушительно. Непонятная субстанция, которую выделяли октоподы, уже затвердела, став почти крепче камня. Я прошел еще дальше и с удивлением для себя обнаружил лестницу, ведущую на маленькую башенку. Причем выполнена она была не совсем топорно: ровные ступени, расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга. И не скажешь, что это работа рук, то есть щупалец «осьминогов».
— Стены до сих пор обладают определенной эластичностью, — несколько раз ударил Ши по укреплению.
— Леха, у тебя плазмоган. Шмальни-ка вот сюда.
Мы отошли в сторону, стараясь не наступать на мерзкую жижу, в которую превратилась Матка. Казалось, ее тело превращается в подобие лужи, растекаясь во все стороны.
Рамирес с бледным лицом, на котором была выражена целая гамма чувств (от омерзения до тошноты), подошел к нам и направил оружие на стену. По моим прикидкам, плазмоган должен был пробить созданную преграду. Толщина здесь не такая большая, как, к примеру, у башен. И я оказался прав. После выстрела Леши в стене осталась зиять внушительных размеров дыра. Пробраться через нее, конечно, не представлялось возможным, но все хорошо рассмотреть — запросто.
А вот потом случилось странное. Стена ожила. С краев дыры неуверенно потянулись тоненькие нити, которые соединялись между собой, образуя более мощное соединение. С каждой минутой их становилось все больше, пока наконец брешь не была заделана.
— Это что такое было? — Повернулся ко мне ошарашенный Леха.
— Нечто вроде регенерации. Признаться, не думал, что вещество, из которого состоит «Твердыня», «живое». Так, все, стреляйте по стенам! Посмотрим, какой предел восстановления у этого укрепления.
Кроме Лехи плазмоган был только у Кайри, поэтому в первую очередь с невероятной активностью приступили к делу эти двое. Убойная сила наших с Ши бластеров оказалась значительно ниже, хотя чего тут удивляться? Это оружие было рассчитано на дальнее расстояние и отличалось повышенной точностью. Тогда как плазмоганы хорошо били вплотную, но становились абсолютно бесполезны уже на расстоянии в сотню метров. Кстати, единственным человеком, который не участвовал в общем веселье, был Шари. Здесь его снайперка оказалась практически бесполезна.
Спустя два магазина, когда я уже начал думать, что наше занятие лишь бесполезный перевод патронов, начали происходить заметные изменения. Ближайшая ко мне дыра стала затягиваться медленнее. А после образования нескольких крупных отверстий в стене и вовсе перестала.
— Прекратить огонь! — Крикнул я. И стал рассматривать отверстие рядом.
Два тоненьких жгутика тревожно тянулись друг к другу, не в силах сплестись воедино. Но попыток не прекращали. Я осторожно попытался потрогать ниточку стены. Та отпрянула прочь, будто почувствовав во мне чужого, врага. Того, кто причинил ей вред. Но стоило отвести руку прочь, как два жгутика снова ожили.
— Давайте подытожим, что мы узнали сегодня, — смотрел я заворожено на умирающую стену.
— А тебе мало того, что у них форт восстанавливается? — С ошалелыми глазами повернулся ко мне Рамирес.
— Все-таки не форт, а Твердыня. Хотя да, это, во-первых.
— Андрей, если тебе не сложно, давай будем рассуждать чуть подальше от этого места, — предложил Кайри.
Я кивнул, и мы отошли в сторону от зловонного укрепления с мертвой Царицей. Рамирес все еще озирался, стараясь не упускать Твердыню из виду, словно ожидая чего-то плохого, а другие лишь облегченно выдохнули. Точнее вдохнули.
— Итак, во-первых, октоподы у инопланетян — обслуживающий персонал, — решил я подвести итог, — они строят Твердыни и, скорее всего, Логова. Еще обслуживают Цариц. Во-вторых, сами укрепления делают из какого-то странного вещества, что выделяют «осьминоги».
— Живого вещества, — сказал Рамирес с таким нажимом, будто я был в этом виноват.
— Да, можно сказать, что оно живое. Частицы стен восстанавливают общую структуру и чувствуют приближение врага. И судя по всему, у них есть определенный запас прочности, выйдя за который они теряют эту способность. Дальше… Это предположение, но мне кажется, что Матка каким-то образом сканирует окружающую местность.
— Почему ты так решил? — Спросил Доран.
— Она поняла, откуда был произведен выстрел и направила сюда глумов.
— Это, кстати, в-четвертых, — заметил Ши, — Матка общается со своими подданными. И исходя из того, что у Царицы нет рта, скорее всего, телепатически.
— Ничего удивительного. Как-то же они должны управлять всем этим. Крохотные Матки завязаны на главную Царицу, назовем ее Хозяйкой Норы.
— А она? — Вдруг задал одновременно простой и сложный вопрос Рамирес.
— А она… Хм, не задумывался над этим. Если отталкиваться от бывшей экосистемы Земли, которую мы все изучали в школе, то над ними действительно должна быть Главная Царица.
— И интересно будет, что случится, если мы убьем ее? — Задал вопрос Кайри, хотя было видно, он скорее размышляет вслух.
— Конец колонизации, — предположил Леха.
— А как было раньше? — Спросил я у Ши.
— Под конец эпохи эти твари просто пропадали. Вроде как заканчивались.
— То есть все идет до полной зачистки.
— Выходит, что так, — согласился Франциско.
— Еще, в-пятых. Один я заметил, что глумы очень уж…
— Похожи на нас, — сказал вслух Ши.
— Да, движениями, размером, формой, если бы не эта чешуя, то их можно было бы принять за людей… Ну хорошо, не людей, — заметил я недовольный взгляд Лехи, — гуманоидов.
— Я задумывался над этим, — сказал Франциско, — даже считал это логичным, что у инопланетян тоже своего рода форты, похожие на нас структуры войск. А теперь мне кажется, что они… просто копируют нас.
— Чего? — Протянул Рамирес.
— Посудите сами. У них есть обслуживающий персонал для построек, как и наши роботы. Легкая пехота, стрелки, тяжелая пехота. Твердыни, которые они строят по образу и подобию наших.
— У них нет лишь нейтронных пушек, — задумчиво сказал Кайри.
— Единственного высокотехнологичного оружия. Может только поэтому мы пока и побеждаем.
Меня слишком резануло это «пока». Но в словах Ши был смысл. Сам Рёмер признавался, что во Второй Эпохе глумы были не такие сильные, не с такой мощной защитой, как теперь. Что означало лишь одно — инопланетяне адаптируются к нам. Да, они отступают, лишаются мест обитания, но становятся все сильнее. Парадокс.
— Что ж, пока мы узнали более чем достаточно. Давайте собираться, лично мне здесь как-то не особо комфортно.
— Давно пора, — взбодрился Леха, подходя к флайеру. — Форт, конечно, это круто, реальность и все такое, но по мне ее лучше потреблять в малых дозах. Надеюсь, подобные вылазки будут не часто.
— Надейся, — усмехнулся я, залезая в флайер. У меня на этот счет мнение было ровно противоположное.

 

Самое интересное, процесс надевания активатора и установки конвертера перестал вызывать у меня неприятные эмоции. Скорее наоборот. Это стало своего рода показателем, что ты вернулся домой. Когда снимаешь тяжелый бронекостюм и накидываешь на ноги мягкие полиуретановые тапки, что продают бабки на углу небоскребов. Игра перестала восприниматься как некая фальшивая реальность, пытающаяся скрыть настоящий мир. Скорее это была вторая, отфильтрованная, действительность. Чуть приукрашенная и видоизмененная. Но оба мира были неразрывно соединены, хотя я намеревался отделить второй от первого. Вот только пока не знал, как это сделать.
Система принесла мне самый неожиданный сюрприз, который могла, в виде отчета об уничтожении Твердыни второго уровня. Выглядел он примерно так.
Нападающий.
Мародеры 0/0.
Стрелки 0/0.
Пехотинцы 0/0.
Гвардейцы 0/0.
Нейтронные пушки 0/0.
Герой 1/1.

 

Защищающийся.
Октоподы???/???
Контемплаторы???/???
Глумы???/???
Выходило интересное кино. Получалось, что я уничтожил Твердыню одним лишь героем, за которого система приняла меня, никого не убив. Матка не в счет, ее игра почему-то не воспринимала за противника. Самое главное даже не битый отчет, который выдавал лишь сухую информацию и ошибку вместо видеозаписи (понятно, что никакого видео не было, потому что не отправлялись войска на Твердыню, в связи с чем коптеры с камерой не активировались), за все это дело мне дали Славу. Целых 42 тысячи.
Самое смешное, на моем счету было уже две Твердыни. Но ни одну я не уничтожил так, как это должно быть в игре. С первой попросту повезло, на нее упал метеорит перед самым подходом войск, высланных с кантона. Во втором я самым читерским и наглым образом убил Матку. Что ж, теперь к цифрам.
Помнится, за первое инопланетное укрепление мне дали двенадцать тысяч, за второе уже сорок две. Нет, тут не действовала система премиального вознаграждения — убей двух глумов вместо одного и получи синтколу в подарок. Обе Твердыни были второго уровня, просто на первую я отправлял войска с кантона, потому опыт разделился на всех обитателей моей маленькой, но гордой области. Во-втором случае система решила, что ударка была одиночная, в виде пустого отряда из одного героя. Именно этому храброму парню и досталась вся честь и хвала. Забавно. Зато у меня было необходимое количество очков для повышения в звании.
Вами получено звание Капитан третьего класса (степень 2).
Вами получено звание Капитан третьего класса (степень 1).
Вами получено звание Капитан второго класса (степень 6).
Что ж, так же шесть шагов до капитана первого класса, только в отличие от предыдущего звания, каждая ступенька стоит теперь 20 тысяч Славы. Всего сто, чтобы повыситься окончательно. Мда уж.
Зато в исследованиях стали доступны гвардейцы. Те самые ближники, что и мои пехотинцы, только у них чуть лучше броня и скорость. И соответственно, появились два здания в ветке Промышленности — производства улучшенных бластеров и брони. Что интересно, это оружие и обмундирование подходило только гвардейцам, у пехотинцев оно было другим. Ну да ладно, открывать все это дело я все равно пока не собирался.
Мой взгляд был устремлен к восьмому слоту Обороны, после которой открывалась Контратака. Думаю, два робота, готовых располовинить каждого обидчика при защите форта, лишней не будут. К тому же укрепления достраиваются, да и Интердикт не вечен. Скоро придется открываться. Потому Оборона и только Оборона.
Поставил еще одно здание по производству эрзац-белков. Вообще надо максимально застроить всю территорию. Ресурсы тоже надо добывать. То, что будет оставаться, вложу в кантон. А то там и так все постройки нулевые или близко к этому. К слову, из недавнего, поставил Институт изучения наноплексигласа, а он всего лишь второго уровня. И то, повысил его не я, а Рамирес. Непорядок. С другой стороны, для прокачки промышленных зданий в кантоне требовалась еда, а для хозяйственных — ресурсы. У меня же все излишки продуктов «сжигались» повышенным рационом.
Ну что ж, тут вроде все.
Внимание, идет переход в режим защиты.
Через конвертер экзоскелет выглядел просто невероятно внушительно. Огромных размеров махина, напоминающая боевого робота. Все же создатели конвертера явно мужчины, это нам свойственно все чрезмерно преувеличивать. Неужели бы что-то изменилось, если бы все видели реальное состояние защиты? Вряд ли. Но все же создали каких-то ужасных полуроботов, в которых надо было влезать. Ладно, главное не это.
Достигнуто звание Капитан второго класса. Получена 1 боевая единица.
И опять изображение бластера и брони. Я невольно задумался. У меня тип экзоскелета Ходячая крепость, в реальности это выражается лишь в улучшенной защите, которая не влияет на подвижность. Кстати, а вдруг квалификации каким-то образом можно применить в реальной жизни? Хотя нет, вспомнить хотя бы «Дезориентацию» и «Скалу», в реальности это применить практически невозможно. Тогда что по итогу?
У меня улучшенный экзоскелет по сравнению с теми же «Зимородками», но вот оружие нулевое. Самый стандартный бластер, без улучшений. А винтовка нужна, очень сильно. Тогда решено.
1. Добавление сбалансированной автоматики в систему наведения бластера.
Готово, я взял оружие в руки. В игре ничего не изменилось, интересно, а как в реале? Как происходит замена и улучшение винтовки? У них где-то здесь мастерская или попросту все виды винтовок от нубских до самых навороченных. Нет, скорее уж первое, слишком нерационально все это здесь держать.
Вышел осмотреть возводящиеся башни. Первая линия уже была полностью застроена, словно и не было здесь бреши после прохода инопланетян, а вот во второй лишь по платформе с каждой стороны. Оставалось еще одна — по две с каждой стороны, плюс силовые поля между ними, по главной дороге к ДОТу. Углы за первой линией заняты генераторами. Дня три-четыре, одним словом, включая третью линию. С другой стороны, уже завтра «Волки» перестанут существовать. А «Медведи» после нашей зачистки даже не пытались селиться на Север. Да и попросту некуда. Так что можно будет снять Интердикт с меня, чтобы не сливать Святость фракции.
Планшет запиликал неожиданно даже для меня самого. Вообще до оговоренного сроком Рёмера оставалось три часа, мои все были под Интердиктом и заняты делом — забивали ударки, группа «реала», скорее всего, принимала душ и собиралась мыслями с тем, что увидела. Это я, все еще неумытый, первым делом рванул к конвертеру, а потом к пульту управления.
Так кому же я понадобился?
Изображения не было, зато голос я узнал сразу. Эймс, лидер «Сребреноликих», тот самый, что выспрашивал все и узнавал вплоть до мельчайших деталей.
— Андрей, добрый день.
— Добрый, — сказал я, хотя внутренне недоумевал, чего же ему понадобилось.
— Я хотел бы поговорить по поводу вашего с Рёмером предложения.
— Слушаю, — сказал я, все еще не понимая, чего ему надо конкретно от меня. Вроде, все обговорили.
— Скажем так, в моей фракции, как и во всем Альянсе, к «Зимородкам» относятся с некоторым предубеждением. И переходить под контроль Рёмера многие не хотят.
Я нервно сглотнул подступивший к горлу комок. Именно среди «Сребреноликих» была большая часть топов «Волков». Тех, кто должен был вскоре стать «Зимородками». Если, конечно, они согласятся на выдвинутые условия.
— И? — Меня хватило лишь на это.
— Мы с явным интересом следили за твоей фракцией, а потом уже Альянсом. Вскоре ты со своими людьми сможешь стать силой, с которой будут считаться. Поэтому я и мои люди хотели бы присоединиться к тебе.
— Но самые сильные игроки должны уйти к «Зимородкам», — небо высохло, и язык с трудом двигался во рту.
— Мы выйдем в нейтралы. Посидим там пару дней, подождем, пока остальные «Волки» примут соглашение. А потом уже постепенно, один за другим перейдем под твое крыло. Ну что скажешь?
— Теперь мне надо подумать, — нерешительно сказал я. Даже десять игроков «Сребреноликих» по силе сопоставимы со всем моим Альянсом. Конечно, Чойч сейчас бы стал спорить, но так и есть. Если бы не война с «Хамелеонами», они нас задавили. — Я позвоню через час.
И отключился. Неужели пришло время проверить и меня на вшивость? С одной стороны, сильное усиление Альянса, которое вело к дальнейшей независимости, с другой — союзник. Необходимо было принимать очень серьезное решение, и для начала я решил все-таки сходить в душ.
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий