Фортификатор 2

Книга: Фортификатор 2
Назад: Глава 20
На главную: Предисловие

Глава 21

Разведывательных групп, хотя если быть точнее, отрядов-приманок было сформировано три. Первая, возглавляемая Чойчем, пошла напрямую, в лоб. По нашим прикидкам, он должен был привести первую волну. А две остальные, что обойдут Нору, начнут оттягивать остальные силы и «возить» их по Фронтиру, чтобы «чужие» не напали всей своей ордой одновременно.
— Флауэр, не зевай! — Крикнул Рёмер своему подчиненному, стоявшему с плазмоганом у Матки.
Царица была явно недовольна появлением людей в своей вотчине и в спешном порядке пыталась оказать хоть какое-то сопротивление. Вот и сейчас она раскрыла свое чрево, и исторгла осклизлое, слабо шевелящееся нечто, в котором лишь смутно можно было угадать глума. Чешуи как таковой у него еще не было, лишь розовая, еще не огрубевшая кожа. Существо слепо шарило вокруг, пытаясь хоть за что-то ухватиться и выбраться из плаценты.
Флауэр, который с легкой подачи Рёмера стал специалистом по внеземным формам жизни, деловито подошел к глуму и несколько раз ударил того по голове, пока тварь не перестала шевелиться. Потом оттащил подальше к разрушенной северной стене, где покоились останки, а точнее ошметки восьми собратьев «чешуйчатого», и уже там два раза выстрелил.
Приказ «Зимородка» был предельно четким — вблизи Матки оружие не использовать. Чтобы с ней ненароком ничего не случилось. Мы, кстати, не были уверены, что постоянные «роды» не нанесут ей вреда. У Царицы должен существовать определенный ресурс на появление новых «детей». Поэтому и делать надо было все предельно быстро.
— Вроде, летят! — Крикнул находящийся наверху Доран, которого отрядили наблюдателем по причине самого лучшего визора в нашей команде.
Присевшие на колено, чтобы их не стало видно со стен, киборги даже ухом не повели, а вот игроки оживились. Ближники во главе с Кольтом не стали подниматься наверх. Они заняли позиции у разрушенной стены, готовые к обходу «тварей» и активировали плазмоганы. Стрелки стали подниматься наверх, где уже почти все было забито. Некоторые даже так и остались на «ступенях», как я понял, они станут прикрывать наших ближников в случае прорыва.
— Пропусти, — коротко сказал Рёмер одному из сидящих киборгов.
Я шел за «Зимородком», продираясь через игроков и «ботов», стараясь в этой толчее не упустить главнокомандующего из виду. Наконец мы поднялись на самую верхотуру. Твердыня уже не дергалась под ногами и не пульсировала, прекратив сопротивляться. Может, не могла представить, против кого ей вести себя более агрессивно, все же народу тут было порядочно, а может уже значительно ослабла. Второй вариант мне совсем не нравился, но я старался об этом не думать.
— Стрелять по команде, — громко сказал Рёмер, и сержант повторил его приказ, — Матка определена как часть Твердыни. По ней вести огонь не будут, — объяснил мне «Зимородок», — а вот все остальные, приблизившиеся на расстояние выстрела — враги. Но и тут до моей команды ничего не произойдет.
— Ты как это сделал?
— Путем проб и ошибок. Потом расскажу. Тварей, вроде, не особо много.
Я хмыкнул, но ничего ему не ответил. «Не особо» заполняло собой все больше пространства. Настроил визор на определение количества и окинул взглядом раскинувшуюся каменистую равнину — 689 объектов. Выкидываем отсюда десяток — группу разведки, что и спровоцировала погоню, остается 679. Нас чуть больше, плюс мы в укреплении, должны выстоять.
Чойч с отрядом двигался не сказать чтобы быстро. На такой неровной поверхности низколетящие одноместные флайеры разгонять было опасно. К тому же «чужие» не должны потерять объект из виду. В противном случае они развернутся и их придется вытаскивать заново. При этом разведчиков неотступно преследовала небольшая группа быстрых тварей в шестьдесят три особи. Они не только не отставали, но и постепенно сокращали расстояние. Хорошо, что Чойч опытный и хладнокровный боец. Другой бы, наверное, психанул и прибавил газу.
— Инфлинги, — будто прочитал мои мысли Рёмер.
Но я уже и сам настроил приближение на визоре. Так и есть. Этих уродцев трудно с кем-нибудь перепутать: выпученные, навыкате глаза, несуразное длинное тело, которое при каждом движении будто сотрясается, осклизлая, в странных струпьях кожа, острые как плазморезаки когти. Самые быстрые существа из «чужих». Их стремительность и смертоносная атака компенсировалась слабой защитой. На которую я, как и, наверное, большинство ближников, очень рассчитывали.
Я спрятался за выступающим «парапетом» и постарался унять бешено колотящееся сердце. Шум приближающегося воинства теперь становился все явственнее. Земля гудела и стонала от сотен шагов, Твердыня чуть подрагивала, точно почувствовав соплеменников, игроки напряженно молчали, тревожно отводя взгляд; одни лишь киборги оставались безучастными ко всему.
Прогудели мимо флайеры, и шум работающих двигателей тут же сменило нечто вроде улюлюканья. Со стороны разрушенной северной стены показались удаляющиеся летательные аппараты, преследуемые инфлингами. Теперь, на более близком расстоянии, эти твари выглядели намного отвратительнее.
Несколько игроков недоуменно завертели головами, то рассматривая промчавшихся «чужих», то ища Рёмера, будто ожидая от него объяснений. Но я знал, все идет по плану. Смысла уничтожать быстрый авангард, тем более такой малочисленный, не было. Тогда бы все войска, если к «чужим» применимо такое слово, узнали о настоящем положении дел в Твердыне. И так происходило нечто странное — колышащаяся Матка вдруг затихла и теперь совсем не двигалась. Ох, не к добру все это.
Основные силы подошли секунд через сорок. Я с удовольствием для себя заметил, что роговиц среди преследующих нет. Что вполне логично. Сами они передвигались достаточно медленно, а нести их, тем самым снижая общий темп, никто не захотел. В этом были как плюсы, так и минусы. Из положительного — нас никто не будет обстреливать, из отрицательного — дальники могут оказаться в Норе.
Собственно, и сейчас расслабляться было еще рано. Все несущиеся к нам, точнее мимо нас, особи являлись глумами. Только самыми странными, которых я видел. Некоторые были рослые, с идеально ровным антрацитовыми чешуйками, переливающимися на солнце, другие щуплые, намного ниже и с красноватыми пятнами на боках. Глядя на этих «лишайных» я предположил, а больше мне ничего не оставалось, что первые, скорее всего, уже полностью сформированные особи, а вторые только недавно появившиеся на этой грешной планете. Если все так, то у последних и защита будет намного хуже…
Рёмер, застывший как статуя «Ликвидатора зараженной земли» у Министерства Труда второго доминиона, вдруг будто проснулся. Он встал во весь рост, вскидывая переведенный в боевой режим бластер, и рявкнул.
— Огонь!
Первыми на призыв командира откликнулись киборги, явно только этого приказа и ожидавшие. Мощный залп бластеров вначале явно смутил глумов. Замешательство было недолгим, всего в несколько секунд, и стоило инопланетянам не меньше сотни жизней. Но вот могучий рывок, последовавший за этим, дал понять — глумы сдаваться не собираются.
Мощная волна, напоминавшая мне ту, когда я умер, врезалась в Твердыню, заставляя ее содрогнуться. Твари лезли друг по другу, все больше и больше накатывая, и вот уже первые «чешуйчатые» оказались на подступах к башням.
— Кольт, половину своих сюда! Дальники, к лестницам! — Закричал «Зимородок».
Уже сейчас стало понятно, что все пошло не так, как задумывалось. Рёмер организовывал оборону исходя из человеческой манеры ведения боя и тех нападений инопланетян, что нам показывали через конвертеры. А вот глумы при всей своей антропологической схожести сейчас людей напоминали меньше всего. Скорее они были частью большого единого целого, что может пожертвовать рядовыми членами ради выполнения своей главной миссии. «Чешуйчатые» умирали с чудовищной скоростью, расстрелянные бластерами или погребенные под телами своих же товарищей. Но они были все ближе и ближе.
Я оглянулся назад, постепенно отступая к лестнице. Кольт, наплевав на возраст и уповая на свое бионическое тело, рвался наверх. А между тем инфлинги, бросившие бесполезную погоню за флайерами, развернулись и неслись в нашу сторону.
— Кольт! Восточная стена! — Старался перекричать звуки боя Рёмер.
Я повернул голову и попятился, вскидывая бластер. Глумы прорвались. На площадке орудовало семеро «чешуйчатых» и к ним сейчас должны были присоединиться новые собратья. Хорошо хоть, что игроков там было немного — большей частью киборги. Однако скорость, с которой защитники отступали, вовсе не радовала. Я снял глума с бледно розовыми чешуйками и сделал два шага назад. Помочь по мере сил — это сколько угодно, но меньше всего я сейчас хотел погибать.
Грянули мощные выстрелы плазмоганов. Это Кольт с самыми прыткими ближниками все же добежал до башни. С десяток глумов разметало на части, а раненых поспешили добить стрелки. Но новых тварей явно не беспокоила судьба собратьев, и у меня создавалось впечатление, что мы попросту не выстоим.
— Нужны еще люди! — Крикнул я Кольту.
— Там идут инфлинги! — Не поворачиваясь, проорал Бальян.
— Не отобьемся от этих, на инфлингов будет уже плевать!
Кольт отмолчался. Как ни силен был мой авторитет, но непосредственным командиром у него был Рёмер. Где он, кстати, черт его дери?
Я заозирался, выискивая главнокомандующего «Зимородков» и застонал в приступе бессильной злобы. «Ремер» лежал на каменных ступенях среди мертвых киборгов в двадцати метрах от меня, смертельно раненый глумами, что прорвались с противоположной стороны. Там еще не было все потеряно, по-прежнему шел бой, но я понимал одно — нельзя сейчас дать ему умереть!
— «Шиншиллы» за мной!
Я прыгнул с места метров на пять, спасибо экзоскелету, и почти в упор снес голову антрацитовому «чешуйчатому». Следующего ударил прикладом так, что тот улетел вниз и, надеюсь, умер. Еще один был отброшен могучим пинком, усиленным сервоприводами. Судя по тому, как он обмяк, тоже не жилец. А вот и перезарядка бластера прошла.
Я прорывался вперед сквозь тьму глумов, наполненный яростью и взбудораженный адреналином. В какой-то миг рядом со мной оказался бледный Пронто, отбивавшийся от врагов хоть не так уверенно, но все же успешно. Еще чуть позже в толпу «чешуйчатых» врезался Пилипо, расшвыряв их, как кегли. Он тут же поплатился за это, пронзенный острыми конечностями, но свое дело сделал — пятеро глумов больше не встали.
Немногочисленные «Шиншиллы» стягивались на мой призыв. И мы уже худо-бедно смогли организовать нечто вроде контратаки. Я не знал и не видел, что происходит позади. Внизу затрещали плазмоганы — это означало, что инфлинги добрались до форта. Надеюсь, с ними расправятся быстро — все же броня у тех никакая, а от помощи наверху никто не откажется.
— Не дайте этим уродам приблизиться к нам! — Закричал я, добравшись до Рёмера.
Все не так уж плохо. Взгляд у «Зимородка» осмысленный, он даже попытался выдавить нечто вроде улыбки, а вот рана плохая, рваная. Глум разворотил весь бок. Это еще хорошо, что крови не так много. Хотя… я посмотрел на растекшуюся под Рёмером липкую бурую лужу.
— Как только ранили, экзоскелет что-то сам вколол.
— Хорошо, когда костюм умнее хозяина, — зло буркнул я, схватив «Зимородка» за грудки и оттаскивая на безопасное расстояние.
Эх, сейчас бы как раз с него экзоскелет снять, чтобы полегче было. Но как бы рану не задеть. Да и попросту времени нет. Придется напрягаться. Думаю, моя бионическая спина вкупе с силовым каркасом выдержат. А то, что я был зол на Рёмера, легко объяснялось — надо же так подставиться.
— Не думал, что будешь геройствовать, — негромко сказал «Зимородок».
Вот ведь, нашел время поговорить.
— Причем тут геройство? — Все еще злился я. — Как только ты умрешь, атака признается неудачной, и киборги отправятся обратно. Им ведь плевать на то, что игроки погибнут.
— А… — только и протянул Рёмер.
Жалко разочаровывать людей, показывая свою истинную натуру, но он хотя бы замолчал. Протащив еще метра три, я положил его у парапета, взял в руки бластер и теперь уже наконец огляделся.
Ближники внизу справились. Причем без потерь. Теперь они спешили наверх, к Кольту. Ему, впрочем, помощь и не была особо нужна. Мощный атакующий поток стал иссякать. На площадке появлялось не по десятку глумов за раз, как раньше, а всего двое-трое. Их благополучно сносили плазмоганами, а ближайшие стрелки работали по целям за пределами Твердыни.
— Туда! — Схватил я пробежавшего мимо ближника, разворачивая его в сторону своих людей. — Кольт справится!
Тупое секундное замешательство, во время которого игрок оглядел сначала меня, потом Рёмера, произвел короткий мыслительный процесс и, кивнув, помчался на помощь «Шиншиллам». Я завернул еще несколько ближников, и теперь уничтожители инфлингов уже все направились к моим ребятам.
Внизу слышался затихающий рев двигателей — Чойч с отрядом въехали на территорию Твердыни и спешили вступить в бой, который уже затихал.
— Как ты? — Спросил я наконец Рёмера.
— Не жилец, — откровенно признался он, — экзоскелет вколол обезболивающее и каким-то образом снизил потерю крови, но…
Вместо слов приложил к ране ладонь и показал ее мне, влажную, обагренную горячей кровью.
— Сходили, б…дь, в Нору, — не выдержал я.
— Форт! Там на горизонте еще флайеры! — Крикнул Шари.
— Твою же мать.
Звук сражения постепенно затихал. Теперь удавалось распознать крики игроков, изредка прерываемые выстрелами, и стоны умирающих тварей.
— Рёмер, держись. Ты нам нужен!
— Хорошо, — кивнул Зимородок.
— Чойч! — Увидел я бодро поднимающегося по лестнице индейца. — Иди сюда! Сиди возле Рёмера, не дай ему отключиться. Бей по щекам, если хочешь.
Я поднялся, рассматривая вторую приближающуюся волну. Тревога немного отступила — «чужих» было не так много, чуть больше двухсот. Та же самая схема, что и у предыдущей атаки — впереди инфлинги преследуют флайеры, за ними глумы. И расстояние уже не такое большое, через пару минут будут здесь.
— Кольт! Кольт!
Я распихиваю локтями застывших киборгов и прорываюсь к командиру ближников.
— Надо всех твоих людей выставить вон там, — указываю на одну из стен.
— Зачем?
— Отряд стрелков займет позицию вплотную к восточной стене. С инфлингами они справятся, а как только подойдут на нужное расстояние глумы, сверху ударите вы.
— А Рёмер? — Задал единственный вопрос Бальян.
— Смертельно ранен.
Кольт раздумывал всего секунды три, которые мне показались целой вечностью. Но наконец он тряхнул своей головой.
— Хорошо… Эй, быстро собираемся и занимаем позиции вон там, — махнул ближник рукой своим, — и не высовывайтесь лишний раз.
Я рванул обратно к Рёмеру, оставленному на попечение Чойча.
— Плохой, — резюмировал индеец, — часа не протянет.
— За этот час от нас может ничего не остаться. У групп разведки выключена связь, чтобы нас не засекли вдали от фортов, и они не знают, что тут стряслось. Будут вести «волны» к нам.
— Да, неважный получился поход к Норе, — откликнулся Рёмер. Было видно, что говорить ему тяжело, кадык будто проводили по наждаку при каждом слове, а язык стал сухим.
— Хрен с этой Норой, — сплюнул я, — живыми бы выбраться. Рёмер, прикажи киборгам занять позицию снаружи у восточной стены.
К моему облегчению, «Зимородок» не размышлял так долго, как Кольт. Вместо этого он позвал сержанта по внутренней связи (бонус, которым мог пользоваться только командир отряда) и отдал приказ. Мы напоминали сейчас офицеров космического корабля, только я был капитаном, а Рёмер — помощником, дублирующим приказы машинному отделению.
— Все? — Спросил «Зимородок», как только мы разобрались с расположением киборгов.
— Почти. Сколько нас?
Мой вопрос снова передали сержанту.
— Триста семьдесят три юнита.
— И игроков убили около двадцати. Хорошо…
Встал, настроив визор. Флайеры уже стали крупнее. Черт, лишь бы заметили.
— Шари, это чья группа?
— Минуту.
Дорану потребовалось всего пару мгновений, чтобы определить эмблему игрока, который мчался впереди.
— Три капли. Этот, как его, русский пацан.
— Дефлер. Замечательно. Он у нас парень сообразительный.
Владимир, предводитель стрелков у «Зимородков», чуть погодя лишь подтвердил мои слова. Он коротко вскинул руку и изменил направление, устремившись к выстроившимся возле стены киборгам. Инфлингам не оставалось ничего кроме как последовать за ним. Более того, Дефлер взял даже правее, видимо, догадавшись, что внизу, у Твердыни, не игроки. Поэтому, когда киборги открыли огонь, группа разведки уже была в безопасности.
По Фронтиру прокатился ужасающий вой. Быстроногие «твари» орали, как резанные, падая или умирая, а следовавшие на удалении «глумы» вторили им. И даже вроде стали двигаться быстрее. Вот же черт!
— Форт, там сплошь «элитники», — отозвался Шари.
— В смысле?
— Чешуя у них почти черная, будто закаленная.
— Эти твари с Твердыни, что повыше, — подал голос Чойч, — сорвались, когда мы атаковали защитников Норы.
— Значит, в Норе не такие уж крутые «чужие». Ладно, готовьтесь. Огонь не открывать, пока не подойдут вплотную!
Я вдруг поймал себя на мысли, что среди защитников Твердыни стало уж очень тихо. Никто не переговаривается между собой, все лишь смотрят то на меня, то на лежащего неподалеку Рёмера и ловят каждое слово. Порадоваться бы, да некогда, «волна» тварей уже вот-вот накроет киборгов. Быстро перехожу к восточной стене, где собраны теперь почти все игроки, лишь десятка Чойча охраняет Рёмера.
Я и не ждал особенных успехов в рукопашном сражении от стрелков, но когда две сотни глумов начали резать стоящих внизу юнитов со скоростью два человека в секунду, нервы сдали.
— Огонь!
Твари среагировали уже на звук голоса, попытавшись поднять головы, а когда сверху их стали щедро поливать горячей плазмой, многие пытались оставить в покое киборгов и сменить цель. Но теперь успех был на нашей стороне. Первым залпом мы уничтожили почти половину атакующих. Не последнюю роль здесь сыграли именно ближники, потому что плазмоганы на таком расстоянии просто убойное оружие. Да и многочисленные стрелки тоже не отбывали номер.
Наверх взобралась лишь пара десятков глумов, все же сказалось малое количество в «волне». Убили двоих игроков — вполне неплохой размен для такой партии. Я оглядел поле боя, теперь подход стен был почти завален трупами, как нашими, так и «чужими».
— Рёмер, теперь надо встать у западной стены. А то они по телам заберутся наверх.
«Зимородок» уже совсем обессиленный, побелевшими губами отдал приказ, после чего внимательно посмотрел на меня.
— Сто семьдесят четыре юнита осталось. Там, похоже, было жарко.
— Скоро тут везде будет жарко.
Перегнал игроков на западную стену, в том числе вторую группу разведчиков. И по ходу понял, что силы уже оставляют меня. Адреналиновый всплеск прошел, и резко накатила усталость. Экзоскелет казался громоздким и неудобным, бластер потяжелел в руках, в висках застучало. Я присел рядом с Рёмером и прикрыл глаза.
Над Твердыней царил смрад. Запахи сгоревшего жира, подпаленной кожи, опорожнившихся кишечников и отдающих чем-то горьким внутренностей чужих заполняли легкие. Я видел, как несколько ребят из «Зимородков» самозабвенно блевали с верхотуры башен, корчась от подступающих спазмов. Остальные держались. Собственно, запах смерти, ничем не отличающийся от земного. Чуть другой, со своими нотками и особенностями, но такой же давящий.
— Форт, последний отряд, — прозвучал над головой голос Шари.
Я, борясь с одеревеневшими мышцами, поднялся на ноги и врубил визор. Черт! Триста пятьдесят шесть юнитов, откидываем десяток разведчиков и лучше не становится. Самое мерзкое — инфлингов почти нет, только глумы.
— Всем приготовиться!
Звук собственного голоса и «оживающие» игроки вдруг придают сил. Хорошо, лишь бы пережить эту атаку, а потом можно и обратно, в уже ставший родным форт. Поперлись, идиоты, разрушать Нору! Слов нет.
— Фооорт… — тянет Доран.
— Чего?
— Они летят не туда.
Я оцениваю обстановку за считанные секунды. Не знаю, кто ведет эту группу, но он полный дебил. Игрок направил свой флайер к восточной стороне, проигнорировав гору трупов и выставленных на западе киборгов. Последние не успеют передислоцироваться, и тогда нас ждет полная…
— Носорог!
— Я здесь!
Нахожу глазами снайпера. Чуть потрепан, правая щека рассечена и залита кровью, но живой. Замечательно.
— Сними этого героя.
— Э, в смысле Эльта? Убить?
— Да, пока он не убил всех нас. Шари, ты выцеливай крайнего с восточной стороны. Не поменяют направление, стреляй в него.
Несомненно, приказ стрелять по своим ужасен. По крайней мере, я наблюдаю несколько неодобрительных взглядов. Но плевать, главное, что Носорог припал к винтовке. Оглушительный выстрел, и командира разведчиков откидывает назад. Скауты явно удивлены, вот их флайеры разошлись в сторону, пропуская летающий аппарат командира, и вновь сомкнулись в цепь.
Выстрел у Шари получается чуть хуже. Он попал в бак, тем самым подорвав флайер, но все же своей цели достиг. У кого-то из разведчиков впереди сдали нервы, и он повернул правее, а уже все остальные за ним.
— Всем приготовиться!
Глумы налетели на киборгов, сминая сопротивление последних. Оставалось лишь качать головой и ужасаться, надеясь не столкнуться с этими тварями «в поле». Рвалась плоть, хлестала кровь, кричали от боли юниты. В этом плане они были вполне себе люди. Но я ожидал, когда вся волна окажется под стенами Твердыни, потому не жалел киборгов. И вот, наконец, момент настал.
— Огонь!
Первый залп плазмоганов превратил и защитников, и нападающих в кошмарное месиво. Некий фарш из обугленных человеческих конечностей, покрытых разорванной черной чешуей и плавающих в вязкой темно-бурой реке. Зрелище неимоверное, произведшее на нас больший эффект, чем на глумов.
— Огонь! Огонь! Не спать!
Я кричал, глядя как «чешуйчатые» проворно взбираются друг по другу. Вот уже закричали справа — там два десятка тварей прорвались сквозь ряды дальников. Троих убили, нескольких мощными ударами сбросили вниз. Поглядел внимательнее, вроде, живые. Приказ отдавать не пришлось, четверо ближников неподалеку уже прорывались к врагу.
— Они обходят! По центру прут!
Кто кричал, я так и не понял. Лишь развернулся и успел выстрелить в черную мерзкую голову, что высунулась из-за стены. Аккурат напротив группы индейца.
— Чойч! Уходи!
Секундное замешательство и уже шестеро глумов оказываются на парапете, а в отряде «Вепря» всего один ближник. Он успел выстрелить, разворотив три черных тела, после чего получил острой конечностью в живот, как раз между сочленениям экзозащиты. Остальные ждали перезарядки. В ближнем бою при превосходящем количестве бластеры с их охлаждением показывали малый эффект. И я понял, что их сомнут.
— Стрелки, разворачивайтесь! Прорыв по центру! По центру!
Теперь на краях стены работают лишь плазмометчики, все остальные развернулись в сторону прорыва. Краем глаза замечаю, как захлопываются крышки ботов, и те отчаливают. Так, значит, Рёмер мертв. Впрочем, как Чойч и большая часть его отряда. «Вепри» бились успешно, сомкнув ряды и не подпуская тварей близко, отчего у нас появилось дополнительное время для обстрела. А когда развернулись ближники, закончив с глумами внизу, стало понятно, что мы выстоим.
Взобравшихся на Твердыню «чешуйчатых» было не больше сорока, однако и нас потрепали изрядно. Глумы теперь огромными прыжками бросались на игроков, не всегда ласково встречаемые разогретой плазмой. Одного из таких я огрел прикладом, однако позволил твари скользнуть конечностью по боку. Ничего страшного, основной удар пришелся на твароновые нити, но все же почувствовал, как что-то горячее течет по ноге.
Отвлекаюсь как раз не вовремя, очередной «прыгун» сбивает с ног, и я падаю с башни. Если бы не экзоскелет и бионическое тело, думаю, перелом позвоночника был обеспечен. А так лишь потемнело в глазах и заломило спину. Рядом что-то шмякнулось, яросто то ли шипя, то ли треща. Звук странный, не присущий человеческому миру.
С усилием удалось сфокусировать зрение и понять — это глум. Может даже атаковавший меня. Еще живой, но уже точно не опасный — нижней части тела просто не было. Понятное дело, нарвался на плазмометчика. Я с трудом перевернулся, чуть не заорав от боли, подогнул ноги под себя, встал на колени и уже потом, опираясь на руки, поднялся. Медленно подошел к отлетевшему бластеру и позволил глуму больше не страдать.
Бой постепенно затихал. Все же мы выстояли. Из почти двух сотен игроков осталось не больше семидесяти. Из пятисот киборгов — никого. Из двух главнокомандующих — один. Так себе статистика для удачной вылазки.
— Кто? Кто?! — Услышал я голос позади.
Развернулся и увидел членов последней разведывательной группы. Пара лиц знакомые, а остальные нет. Видимо, выведены во «Фронтир» совсем недавно.
— Кто стрелял, мрази?!
Говорящего парня можно было даже назвать красивым — высокий, широкоплечий, со светлыми волосами. Вот только орет как потерпевший, чем портит о себе впечатление.
— Чего вопишь? — Поинтересовался Носорог. — Я стрелял.
— Амин, ты ох…, что ли? — Не думал сдерживать себя парень. Его спутники были такого же мнения. Не хватало тут еще междоусобицы.
— Хватит. Я приказал.
— Ты!
Злость буквально переполняла парня. Хорошо, что молодой, а то удар бы хватил. Но вот резвость, с которой он направился ко мне, очень не понравилась.
— Только попробуй, Руни! — Крикнул кто-то сверху. — Лично отправлю на перерождение! Форт нас спас, а вы чуть не убили.
Голос принадлежал Кольту, который направил плазмоган в нашу сторону. Кстати, не только он решил припугнуть зарвавшуюся молодежь, большинство «Зимородков» сделали то же самое. О «Шиншиллах» и говорить не приходилось. Они уже готовы были рвать наглецов на части, как только недавно это делали с киборгами глумы. Я лишь про себя заметил, что начни Кольт сейчас стрелять, то в силу особенности оружия, отсюда своими ногами ни я, ни этот пацан не уйдем.
— Ребята, вы чего. Мы же вместе, — растерялся Руни.
— Вот и не страдай херней, — сплюнул Кольт, опуская плазмоген, — Андрей, что теперь?
— Убираемся отсюда, пока еще на каких-нибудь тварей не наткнулись.
Ко мне подошел Пронто, готовый взять под руку, но я отстранился. До кучи «припаркованных» флайеров меньше километра, ничего, доковыляю.
— Подожди, — сказал я ему, отойдя на несколько шагов.
Развернулся, оглядел поле боя и несколько раз выстрелил в Матку. Больше она не нужна.
— Вот теперь пошли.
И раненое, побитое и еле уцелевшее войско побрело к спрятанным невдалеке флайерам, чтобы вернуться в свои форты.

 

— Рамирес, свяжись с Риной. Надо накрыть Интердиктом Зверюгу, Шари, Катану, Энигму, Пилипо, Баркена, Ирбиса и Алгарея.
— Твою мать, почти всех… Что у вас там было?
— Бойня там была, — ответил ему и отключился.
Я уже собрался уходить. Пыльный, грязный, пахнущий смертью и кровью, но обратил внимание на входящее текстовое сообщение.
«Я согласна. Майра».
Удовольствие, радость? Я прислушался к себе и понял, что не испытываю практически ничего. Лишь чудовищное опустошение. Прошел в душ, включил его и стал с ужасом смотреть, как решетчатый пол покрылся темным слоем грязи.
Что мы поняли? При равном соотношении сил мы сильнее «чужих», но незначительно. Сегодня убили больше тысячи тварей, потеряли почти семь сотен бойцов. Конечно, нельзя сравнивать киборгов и игроков. Прокачанный геймер намного сильнее, но все же. Неправильно выбрали тактику, недооценили врага. Зато теперь лично я знаю, как можно разрушить Нору. Хотя бы примерно представляю. Что ж, надо лишь подождать двенадцать часов и связаться с Рёмером.
Едва голова коснулась подушки, как я провалился в сон. Тревожный, граничащий с кошмаром, где до меня пытались добраться какие-то твари, но все же это был сон. Я часто вздрагивал, просыпался и тут же забывался снова. Где-то вдалеке зазвучал сигнал атаки, так похожий на тот, что я поставил при оповещении. Так!..
Я сел на кровати, еще не придя в себя. Сигнал никуда не делся. Рванул в командный пункт с бешено стучащим сердцем, не понимая, каким образом на меня можно напасть? Ведь у меня… Твою мать, кончился Интердикт, а Рамиреса я не просил его повесить, да и сам забыл. После сообщения Майры совсем расслабился. А теперь… 20 ударок, последняя с героем. В тайм. От «Лисов».
Я все еще не понимал, что происходит. Какого черта соседи вдруг резко решили атаковать меня? Да, у нас было определенное недопонимание, но оно не стоит того, чтобы пойти в открытую конфронтацию против «Зимородков». Вот через шесть часов Рёмер вернется и им не поздоровится. В чем логика?
Интердикт повесил на четыре часа уже по привычке, понимая, что от таймированных ударок защитить себя уже никак не смогу. Да и откуда зайдут войска, не знаю. Итак, у меня чуть больше двух часов и единственный форт. Надо что-то решать.
Я набрал единственного человека, который бы мне мог объяснить, что происходит — главнокомандующего «Лис».
— Доброе утро, Шалах.
— Доброе, — усмехнулся в ответ собеседник.
Выглядел он презабавно — маленького роста, с курчавыми волосами, торчащими из ушей и носа, маленькими заплывшими глазками, но вместе с тем как раз смеяться над ним не хотелось. Чувствовалась опасность, исходившая от этого человека.
— А что тут у вас происходит? На меня нападают.
— Дистрикт твой хочу забрать. Ты слабый, я сильный. Сильный должен все забрать.
Да, всеобщий язык ему еще подтягивать. Я постарался сделать морду кирпичом и слушать дальше. Благо, Шалах все еще хотел просветить меня относительно своих мотивов.
— Люди говорят, ты плохой правитель. Убирать тебя надо.
— И что за люди?
«Лис» благодушно застучал пальцами по панели, и мне пришло два ника с линком на них: Гризли, Барбара.
Нажал на каждого — чудес не бывает, оба в «Лисах». Да, понятно, кто напел Шалаху.
— Не боишься Рёмера? — Стал играть я в открытую. — У нас пакт с ним.
— Рёмер, — рассмеялся Шалах, — нет больше твоего Рёмера. И «Зимородки» не помогут.
— Ну раз так, тогда до скорого, — растерянно ответил я, заканчивая разговор.
Что за муть он несёт? Что значит нет Рёмера? Я забил в поисковике ник своего союзника и внутри похолодело.
Никнейм введен неправильно. Такого игрока не существует.
Дрожащими руками стал прокручивать карту. Вот кантон «Зимородка», где еще вчера был форт Рёмера. А теперь его там нет. Да и сам кантон нейтральный, как и дистрикт. Что происходит? Я выбрал первого, кто пришел в голову и набрал.
— Серёга, привет. Что с Рёмером?
— Не знаю, Андрей, тут все на ушах. Его форты исчезли. Точнее… Через конвертер их не видно, а во Фронтире есть. Только ненадолго все это.
— В смысле?
— Их уже роботы разбирают.
— Твою ж… На вас никто не нападает?
— Пока нет. Альянс сохранился, просто перекинулось звание главнокомандующего.
— А вот на нас напали. «Лисы».
— Андрей, я поговорю с нашими, но тут все сложно. Вряд ли в ближайшее время «Зимородки» чем помогут. Через час назначено собрание офицеров, после него нам и скажут, что к чему.
— Я понял.
Накинул комбинезон и поднялся наружу, проветрить мозги. Местная звезда еще не взошла, в полумраке царила приятная свежесть. Вражеские войска, что разрушат мой форт, отнимут кантон и дистрикт еще далеко. Вокруг тишь да благодать. Я несколько раз вдохнул прохладный воздух полной грудью и постепенно успокоился. Мысли стали упорядочиваться и искать лазейки из текущего положения. Как там шутил мой дед: «Даже если тебя съели, у тебя два выхода». Первый — отдать форт и лишиться всего, что имел. А второй?
Второй, вроде, есть. Главное, успеть вовремя. Я еще раз вдохнул, понимая, что ближайшая пара часов пройдет в душном командном пункте, и отправился будить свой Альянс.

 

Конец
Назад: Глава 20
На главную: Предисловие
Показать оглавление

Комментариев: 0

Оставить комментарий